Шри Ганапати Сатчидананда Свамиджи Датта Даршанам. Неисчерпаемые истории о Даттатрее ом



бет1/17
Дата21.06.2016
өлшемі1.14 Mb.
#151702
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Шри Ганапати

Сатчидананда Свамиджи

Датта Даршанам.

Неисчерпаемые истории о Даттатрее.

ом

Шри Ганешая намаха

Шри Сарасвати намаха

Шри Падавалабха Нарасимха Сарасвати

Шри Гуру Даттатрея намаха

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дорогие друзья, открыв эту книгу, мы пускаемся в удивительное путешествие — путешествие к неизведанным уголкам нашей души! В те глубины сознания, где находится ответ на главный вопрос нашей жизни: кто Я?

В этих простых историях Шри Гуру Даттатрея Гана-пати Сатчитананда Свамиджи раскрывает принцип мироздания, рассказывает о высшем долге, чести и достоинстве, знании, любви и настоящей дружбе. Он дает возможность подумать и незаметно подводит к месту, где находится ответ. Читая эти страницы, становишься участником тех далеких событий, где слово, идущее из глубины души праведного человека, может остановить ход солнца, а другое слово любящей жены — воскресить из мертвых. Что это, чудо? Или какой-то неизвестный нам закон? И кто этот закон сможет поддержать? Несомненно, Даттатрея! И все эти истории связаны с ним!

Датта — тот, кто отдал себя. Трея — Три, Тринити, Троица (Брахма, Вишну и Махешвара). Это сам изначальный Нараяна, пришедший на землю как первый Учитель. Он дал возможность Индре победить асуров, проверив стойкость его веры и преданности, а Прахладе Махарадже даровал окончательное высшее знание. Выступив в роли Гуру Парашурамы и Картавирьяарджуны, Датта помог им исполнить свой долг и одарил их знанием Высшего Я. Поистине неисчерпаемы истории о Дат-татрее! И эта книга — прекрасная возможность узнать Его. Эта книга есть Его Даршан, Его милость, обращенная к нам. Перед читающим и перечитывающим эти истории несомненно откроется дверь Высшей йоги — Любви Даттатреи

Наслаждаясь этим нектаром свободы, начинаешь понимать, как прекрасна жизнь и сколько неизведанного и удивительного ожидает нас на ослепительных вершинах духа!
Шри Гуру Датта
С преданностью и любовью

к Шри Ганапати Сатчидананде Свамиджи,

давшему возможность проявить

наши лучшие качества.



Уттама, Гаятри, Алексей
ПРЕДИСЛОВИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ

Когда Божественное совершает самкальпу*, она рано или поздно реализуется. Для Божественного нет непреодолимых препятствий. Когда Парама Пуджа Шри Сва-миджи-Даттатрея в 1984 году совершил самкальпу об издании английского перевода его “Датта даршанам” ради его преданных, говорящих по-английски, все поняли, что исполнение его желания предрешено. Но, за исключением самого Садгуру, никто не знал, что на это уйдет так много времени.

Почему Садгуру Пуджа Шри Свамиджи избрал для этой задачи меня, игнорируя недовольство видных ученых, готовых выполнить любое задание по одному лишь его кивку, до сих пор недоступно моему ограниченному пониманию. Я воспринимаю это как знак его безграничной любви ко мне, скромному севаку*.

Хорошо известно, что Даттатрея подвергает своих преданных серьезным проверкам, прежде чем окончательно благословить их. И разве может Садгуру Шри Свамиджи, являющийся воплощением Датты, действовать иначе? Много препятствий встает на пути. Однажды работа остановилась. Это был удобный момент для Садгуру, чтобы сменить переводчика, если он того желал. Но он не стал этого делать. И хотя внешне он был разочарован медленным темпом, он выразил твердое желание, чтобы работа была полностью выполнена мной одним. Если это не знак безграничного сострадания Садгуру Пуджа Свамиджи, то чем еще это можно назвать?

Только благодаря его милости все препятствия были преодолены и работа была выполнена полностью. Выражаю здесь свою признательность и благодарность за добровольную помощь, оказанную мне шри В.Венката-рамаяхом, профессором английского языка и молчаливым преданным Садгуру Пуджа Шри Свамиджи, и моим гуру-бхай шри Ч.С.Радхакришна, личным помощником Садгуру. Кумари Гаятри из Бангалора, верная преданная Садгуру, была полезна в подготовке окончательного варианта рукописи.

Я горячо молю Садгуру Пуджа Шри Свамиджи пролить на них ливень его безграничной милости.

Благословляя меня на работу по переводу на английский “Шри Датта даршанам”, Гурудева Шри Свамиджи предписал мне отказаться от пышного стиля повествования и не стремиться к литературному приукрашиванию. Он наставлял меня постоянно помнить, что книга должна быть понятна студентам, только что зачисленным в высшее учебное заведение. Я стремился все время точно следовать его предписаниям.

Я призываю читателя помнить, что эта книга не является первоисточником. Вернее, это перевод с перевода. Следовательно, я не претендую на его непогрешимость.

Я смиренно кланяюсь Гурудеве Парама Пуджа Шри Свамиджи, милостиво благословившему меня этим служением, приношу ему вечную благодарность и молюсь, чтобы он продолжал быть моим пристанищем под умиротворяющей сенью зонта его неизменного сострадания.

С чувством выполненного долга я с величайшей почтительностью и смирением приношу рукопись к божественным стопам Садгуру.



Шри Гуру Датта

М. Кришна Мурти

ВСТУПЛЕНИЕ

Четырехликий Брахма, рожденный из лотосопо-добного пупка Шри Нараяны, начал творение миров, предписанное Ведами, и, поддерживая очередность творения, как в предшествующей кальпе*, он создал четырнадцать лок* и бесчисленные множества живых существ. Помня, что он должен создать человеческую расу — главу и венец всего творения, в ком манас* — главное владение, он начал с манаса шришти*.

Маричи, Атри, Ангирас, Васиштха и другие из Саптариши* были сыновьями Брахмы, рожденными силой мысли. Кроме них еще несколько других великих душ были рождены силой мысли. Также несколько сыновей родились из его конечностей. Из его тени был рожден Праджапати Кардама, величайший среди тапасви*.

Когда он продолжил творение во всех направлениях, этот нескончаемый процесс показался ему утомительным и скучным. Тогда перед ним появилась Мать Шрути* и преподала ему принцип творения через слияние мужского и женского. Впоследствии это пришлось ему по душе и он продолжил процесс творения, который мог не только продолжаться сам, но также мог расти и расширяться и быть в гармонии с дхармой* главы семьи.

Как первый шаг в этом виде творения из правой части его тела появился мужчина, названный Сваямбхува Ману, а из левой — женщина, названная Шатарупа. У этой первой пары родились два сына, Прияврата и Уттанапада, и три дочери, названные Акути, Девахути и Прашути.

Когда дочери достигли совершеннолетия, перед Сваямбхува Ману встала важная и трудная задача — найти для них подходящих мужей. Он отдал свою старшую дочь, Акути, замуж за Ручи, аскета, одного из рожденных разумом сыновей Брахмы. Однако замужество второй дочери, Девахути, оказалось значительно более трудным делом. Очень сложно было выбрать для нее подходящего мужа, так как она была второй вовсе не по красоте, характеру и мудрости. В конце концов, посоветовавшись с Брахмой, он решил, что великий Кардама Праджапати — хороший муж для Девахути. Однако в то время Кардама Праджапати был поглощен суровой аскезой в Сид-дхашраме. Тогда, направляемый Брахмой, Ману взял свою дочь туда и выдал ее замуж за Кардама Праджапати и вернулся. С непревзойденной преданностью Девахути служила своему мужу, который был погружен в глубокий тапас* в течение многих тысяч лет. Она охраняла его, подобно веку, хранящему глаз. Однажды Кардама Праджапати, очень обрадованный несравненной чистотой и преданным служением своей жены, был охвачен состраданием. Он предугадал ее чувства и сразу создал силой воли чудесные бхаваны*, толпу слуг и небесную виману*. Он сам принял девять различных форм и развлекался с ней, все время оставаясь непривязанным.

У этой добродетельной четы родились девять дочерей: Кала, Анасуя, Шраддха, Хавирбхува, Гати, Крия, Вриджья, Чити, Кхьяти. Десятым был их единственный сын Капила, воплощение Шримана Маха-вишну.

Создание Брахмой человеческих родов продолжалось непрерывно. Оно преодолевало все препятствия и границы.

Но вскоре, прикрываясь грихастха-дхармой*, люди увлеклись чувственными удовольствиями и вульгарными наслаждениями. Они игнорировали необходимость созерцания и забыли о Душе.

Брахма глубоко страдал, видя это, и в результате размышлений пришел к заключению, что единственным решением этой проблемы будет воплощение Спасителя, обладающего безмерной нравственной и духовной силой.

Немедленно он сыграл свадьбу Анасуи, женщины великой добродетели, второй дочери Кардама Праджапати, со своим собственным, рожденным разумом, вторым сыном, махариши Атри, несравненным брах-маджняни*. А затем он поручил Атри помогать ему в работе над Творением согласно грихастха-дхарме.

Атри и Анасуя составили превосходную пару и провели много тысяч великолепных лет как муж и жена. Их супружеская жизнь, наполненная тапасом, была безупречной, необыкновенной, непревзойденной и незапятнанной вожделением.

Сколь восхитителен был их тапас!

Силой своего тапаса махариши Атри мог воспринимать откровение пятой мандалы из ветви Ригве-ды, относящейся к Шакалье*. Эта часть Вед, содержащая молитву к Агнилинге и тему Амарендры, обладает силой даровать счастье как здесь, так и в ином мире.

Однажды в крита-югу*, когда распространились несчастье и болезни и мир живущих существ разрушался, именно этот великодушный махариши достиг видения Аюрведы*.

В другой раз, когда люди почувствовали, что “Дхарма-шастра”, составленная Ману, стала непонятной, Атри сам написал смрити* словами красивыми, ясными и легкими для понимания. А когда во время войны между демонами и божествами демоны захватили Солнце и Луну, ввергнув таким образом весь мир в абсолютную тьму, именно благородный Атри, взволнованный мольбами богов, сам принял форму Солнца и Луны, озаряя мир.

Так, он совершил множество великих дел для процветания мира.

Не сравнятся различные чудеса, совершенные Анасуей, с ее достойным подражания целомудрием и искренней преданностью своему мужу.

Однажды, когда из-за палящей жары Ганга пересохла, Анасуя по просьбе муни* вернула реку обратно к жизни. Кроме того, когда Ганга утратила свою чистоту и почернела от прикосновения грешников, Анасуя разбрызгала воду из своего камандалу* и мгновенно очистила воды Ганги. Она совершила много подобных великих дел.

Так благородная чета Атри и Анасуи провела тысячи лет, живя идеальной супружеской жизнью. Но приказ Брахмы помогать ему в акте творения оставался невыполненным. Это делало чету очень несчастной.

Задача, однако, была нелегкой. Тогда махариши Атри, сопровождаемый своей женой, пошел к берегам реки Нирвиндья и, сидя в соответствующем месте на вершине горы Рикши, начал очень суровый тапас.

Стоя на одной ноге в гарудасане*, контролируя дыхание согласно правилам пранаямы* и питаясь воздухом, он погрузился в нирвикальпа-самадхи* на сто лет.

Так как во время тапаса он вышел за пределы трипути*, что невозможно выполнить для других, группы девариши громко и ликующе кричали: “Атри, Атри, Атри!”* Действительно, совершенно заслуженное имя.

Пока ее муж был занят строгим тапасом, Анасуя, идеальная жена, тоже добровольно приняла подобные обеты. Она неусыпно охраняла его тапас, чтобы никакие препятствия не могли помешать лучшему из лучших. Достижения Атри вызвали удивление во всех мирах.

Благодаря уникальной пранаяме, практикуемой махариши, в его теле возник мощный огонь. Этот огонь изливался из его брахма капаларандхры* в виде мощного пламени с цветным дымом. Моментально это пламя распространилось сквозь три мира и начало поглощать их.

Тогда, видя силу тапаса Атри, Тринити*, ответственные за поддержание и защиту мира, почувствовали себя очень счастливыми. Три бога появились перед ним в сопровождении сонмов подчиненных божеств.

Трехцветный блеск Тринити озарил ум Атри подобно вспышке молнии. Муни был испуган всепроникающим светом, непереносимым для глаз разума, и задрожал. С трудом восстановив самообладание, он вышел из самадхи. Едва открыв глаза, он увидел перед собой Брахму, сидящего на лебеде, Вишну на орле Гаруде и Махешвару* на быке Нанди, сверкающих красным, черным и белым сиянием и с ласковыми улыбками на их лицах, излучающих милосердие. Со слезами радости на глазах махариши простерся на земле перед ними. Задыхаясь от чувств, прерывающимся голосом он превозносил Тринити. Он сказал: “О Махешвара, простираюсь перед тобой, воплощением Истины. Ты свободен от качеств. Ты — только свидетель. Силой майи*, состоящей из трех гун — саттвы*, раджаса* и тамаса*, Ты принимаешь три формы: Брахмы, Вишну и Махешвары, чтобы поддержать своих преданных, и в тех формах — твое искусство создания, поддержания и разрушения миров. О изначальный Пуруша*, склоняюсь к Тебе, который выше имен и форм и бесподобен. Жаждущий потомства, я созерцал Тебя в твоей простой форме. О Господь, как Ты сострадателен! Ты выказал мне свое благоволение в трех великолепных божественных формах, непостижимых для таких простых душ, как мы, и пришел, чтобы угодить мне. Как я счастлив, О Тринити, преклоняюсь пред тобою. О Брахма, Вишну и Махешвара, простираюсь перед вами!”

Трое, довольные преданностью и стойкостью ма-хариши, сказали: “О Муниндра*, у тебя благородная душа, поэтому твое желание также благородно. Оно не будет бесплодным. Хотя конечная реальность одна и только одна и лишена свойств, ты размышлял о ней с помощью трех гун. Когда лишенное гун наделяется гунами, оно не становится составным, но лишь принимает три формы. Мы родимся у тебя с нашими соответствующими аспектами. О Муниндра, с горячей преданностью ты всего себя отдаешь нам. В знак нашей любви к тебе и признания силы твоего тапаса мы отдаем себя тебе. Твое желание будет полностью выполнено ребенком, который родится у тебя. Да будет тебе благо”.

Пообещав выполнить просьбу, Тринити исчезли. В этот момент красивый мальчик, само воплощение очарования, появился перед благословенной парой.

У мальчика было три лица и шесть рук. Он носил питамбару* на поясе. Прекрасные локоны украшали его голову. На шее он носил божественное ожерелье, а на запястьях — золотые браслеты. Все три мира озаряли его лицо. Вокруг него струился необычайный блеск, который мог открыть внутреннее зрение каждого существа.

Увидев мальчика, супруги пришли в восторг. Их сердца преисполнились благодарностью, их преданность еще больше возросла.

Мальчик обратился к ним, раскрыв объятия: “Мать, Отец”, и чувства родительской любви, скрытые в глубинах их сердец, были пробуждены. Но их преданность была больше чем привязанность. Мальчик восхитительно и невинно улыбнулся чете, колеблющейся между привязанностью и преданностью, и сказал: “О Мать, о Отец, я понимаю ваши чувства. Я также полон желания обрести счастье родиться как ваш сын и радовать вас своими детскими шалостями. Я — Датта*. Подождите немного — и я дам себя вам”. Пожелав им блага еще раз, мальчик исчез.

Таким образом, достигнув своей цели, праведная чета, исполнившись радостью, вернулась в свое уединенное жилище около Дандакараньи и там, окруженная учениками, жила счастливо в обычной строгости.

Однажды к ним пришел девариши Нарада* и тысячью способами восхвалял величие Атри и Анасуи. Он предложил Анасуе приготовить немного бенгальского грама*, который принес с собой. Как ни старалась, Анасуя не могла приготовить горох, крупа не разваривалась, как будто была из железа. Но когда она использовала свою силу воли, горох стал мягким и ароматным. Нарада почувствовал истинное счастье и ушел.

Прошло немного времени.

Однажды днем, когда махариши Атри пошел к реке купаться, три юных мудреца пришли в ашрам как гости. Они казались очень уставшими, так как проделали большой путь под жарким солнцем.

Анасуя, строгая последовательница предписания “Абхьягато сваям Вишну” (“Гость — сам Вишну”), с нежной любовью глядела на них. Она попросила их остаться в ашраме на обед.

Без колебания они сказали, что строго соблюдают некие особые правила поведения и что, если она обещает полностью подчиниться им, они примут ее гостеприимство. Любящая Анасуя согласилась. Она расстелила листья и подала еду. Гости уже собрались есть, но перед этим объявили свое условие. Если Анасуя не разденется перед тем, как подать воду для упошаны*, они не позволят ей произнести “Амрита-масту”*. “Таков наш обычай”, — сказали они. Ана-суя была ошеломлена и даже онемела. Она пришла в смятение. Перед ней встала дилемма. Она желала знать, следует ли ей послушаться этих голодных гостей, благословенных аскетов, или выпроводить их из дома как грешников, которые сохраняли верность столь нечестивым обычаям.

Но не было времени думать. Они уже стали сердиться и собирались вставать.

Быстро и без какого-либо усилия она сосредоточилась на своем муже и немедленно, подобно молнии, вспыхнула мысль.

Анасуя брызнула водой с кончиков своих пальцев на головы этих молодых мудрецов. В следующий момент все трое стали грудными младенцами! При этом, молоко наполнило грудь Анасуи. Она ощутила также прилив огромной материнской любви.

Анасуя была вне себя от радости и забыла о себе. Она взяла трех детей на руки, ласкала их и накормила молоком из своей груди. Затем положила всех в колыбели и, напевая колыбельную, убаюкала их.

Вернувшись с реки, махариши Атри очень обрадовался, увидев неожиданно приобретенное потомство. Все муни и их жены, жившие в ашраме, очень удивились при виде этих великолепных малышей. Они превозносили величие Анасуи.

Наслаждаясь шалостями этих детей, праведная чета не замечала проходящего времени. Дети были для них всем. Только в ласках и играх с ними был сейчас их тапас.

Так прошло некоторое время. Их счастье не знало границ.

Однако однажды неожиданно в ашрам пришли Лакшми, Парвати и Сарасвати. Праведные супруги чувствовали себя счастливыми и, предложив богиням арогхья и падью*, поклонились им. Но они были немного озадачены, увидев признаки беспокойства на лицах своих божественных гостей.

После того как формальности были выполнены, три Матери Мира со смирением и слезами стали умолять Анасую вернуть им их мужей.

Анасуя не могла понять, в чем дело. Ее рассудок помутился в этой странной и неожиданной ситуации. Она немного пришла в себя и спросила, в чем причина их страданий. Три богини рассказали ей свою историю.

После успешного тапаса праведной четы на Рик-шадри слава о ней, особенно о добродетели Анасуи, распространилась во всех трех мирах. Однажды муни Нарада предстал перед тремя богинями и восхвалял величие исполнения Анасуей долга жены, которой, как он сказал, не было равных.

Восхваление Анасуи, простой смертной, породило у трех богинь зависть. Поэтому, чтобы унизить ее, они изготовили большое количество бенгальского грама из железа и послали ей через Нараду. Когда Анасуя без особых усилий полностью преуспела в приготовлении гороха, три богини потеряли покой. Их унижение казалось невыносимым.

Они не могли более терпеть этого и задумали привлечь своих мужей, для того чтобы подвергнуть целомудрие Анасуи более трудной проверке. Именно их мужья пришли к Анасуе в облике юных мудрецов, а сейчас, став детьми, громко лепечут и катаются в пыли у ее хижины.

Три младенца, играющие на коленях у Анасуи, действительно были их мужьями, которых три богини хотели получить обратно. Анасуя была удивлена. Между собой все мудрецы восхваляли удивительную силу Анасуи, которая превратила Тринити в младенцев. Махариши Атри стоял ошеломленный.

Расстаться с детьми, которые были им дороже жизни, было для супругов все равно что вырвать свое собственное сердце. Но при виде убитых горем лиц трех богинь Анасуя, руководствуясь чувством справедливости, мыслью о благе трех миров, подавила свои материнские чувства и вернула детям их настоящие формы. Потом она отдала их обратно трем богиням.

Небесные существа были очень обрадованы удивительным событием и пролили на чету дождь из цветов, восхваляя их.

Несмотря на то что с потерей детей в сердце Анасуи образовалась пустота, установившаяся практика аскетизма Анасуи и Атри продолжилась, как обычно.

Много времени прошло. Есть ли рана, которую время не может вылечить? Постепенно печаль в сердцах этой праведной четы ослабела. Обряды и ритуалы совершались ими беспрепятственно.


ПРИМЕЧАНИЯ:

Самкальпа — воля, желание; божественная воля; воля Бога, проявляющаяся в решениях человека.

Севак — от “сева”, работа, безвозмездно совершаемая по благословению гуру.

Кальпа — День Брахмы, период, состоящий из тысячи юг, составляющий продолжительность существования мира.

Четырнадцать локв число четырнадцати лок входят семь верхних миров: Бху, Бхува, Сва, Махаха, Джанаха, Тапаха и Сатья, а также семь нижних миров: Атала, Сутала, Витала, Талатала, Расатала, Патала, Махатала.

Манас — разум.

Манаса шриштитворение посредством воли.

Саптариши — семь мудрецов.

Тапасви — тот, кто занят тапасом, или аскезой.

Мать Шрути — Ведамата,Мать вед.

Дхарма (санскр.) — 1) вечный моральный закон (аналог абсолюта); 2) нравственно-социальное установление для “правильной жизни” (долг); в последнем смысле каждый человек имеет свою дхарму.

Тапас (санскр., жар, пыл) — 1) космический жар, одно из важнейших понятий в древних учениях. Считалось, что из тапаса произошли ночь, океан, истина, законы и другие основополагающие понятия. 2) Суровая аскеза как изнурение или сжигание плоти; подвижничество.

Бхаваныдворцы.

Вимана — летательный аппарат; в манускрипте “Вайманика-шастра” описаны принципы устройства и управления этими воздушными колесницами. Виманы отличались особой прочностью, были способны вращаться вокруг своей оси, изменять свои размеры и форму в полете, двигаться с большой скоростью, перелетать из одной страны в другую и из одного мира в другой и т.д.

Грихастха-дхарма (санскр., долг домохозяина) — уложение, определяющее обязанности женатого домохозяина (грихастхи). Ему надлежало выполнять тройственный долг по отношению к богам (жертвоприношения), предкам (рождение сыновей) и ри-ши (ежедневное чтение Вед), а также совершать ежедневные обряды (нитьякарма) и поддерживать все существа (прежде всего семью и родителей, но также гостей и странников).

Брахмаджняни — знающий Брахмана.

Шакальяведическский учитель. Дошедшая до нас редакция Ригведы была сохранена школой, основанной этим мудрецом и названной по его имени.

Крита-югапервая из четырех юг, или периодов существования мира.

Аюрведа (санскр., наука жизни, долголетия) — древнейшая существующая система здравоохранения, она была признана Всемирной организацией здравоохранения как эффективная система альтернативной медицины.

Смрити (санскр., запомненное) — разряд священных текстов, содержащих откровение, в отличие от шрути, “услышанного”, божественного откровения, данного в Ведах.

Муни — просветленный, тот, на кого снизошло откровение, мудрец-отшельник, святой.

Камандалукувшин для воды, используемый аскетами.

Гарудасана (санскр., поза Гаруды) — стоячая асана, при которой ноги поочередно обвивают друг друга, то же самое относится и к рукам.

Пранаяма (санскр., обуздание дыхания) — дыхательные упражнения, направленные на контроль дыхания.

Самадхи — глубокая медитация, состояние йогического транса; прозрение природы Бога, слияние с Ним.

Трипутитройная иллюзия (разделение познающего, познаваемого и самого знания).

Атри букв, свободный от трех гун.

Брахма капаларандхра — невидимое отверстие в центре лба.

Тринити (англ., Троица) — здесь Тримурти, три бога: Брахма, Вишну, Шива, воспринимаемые как единое целое и выполняющие функции сотворения, сохранения и разрушения вселенной.

Махешвара (санскр., всемогущий владыка) — один из эпитетов Шивы.

Майя — принцип вселенской иллюзии, нереального, как проявление силы (шакти) Реального.

Саттваодна из трех гун, составляющих Пракрити, свойство чистоты или добродетели.

Раджас — вторая гуна Пракрити, свойство страсти, волнения.

Тамас — третья гуна Пракрити, свойство темноты или невежества.

Пуруша — 1) изначальное Существо, из которого боги, принеся его в жертву, создали вселенную; 2) духовная сущность человека; 3) аспект знания в двуединой сущности “знание-энергия”: Макрокосм — нитья-майя (вечное-иллюзорное), или Шива-Шакти, микрокосм — Пуруша-Пракрити.

Муниндра — букв, “царь муни”.

Питамбара - желтая шелковая нить.

Датта — тот, кто отдает себя.

Народабожественный мудрец, певец, риши, духовный сын Брахмы, посредник между богами и людьми, создатель вины, струнного инструмента.

Бенгальский грам — разновидность гороха.

Упошана — глоток воды, очистительный ритуал перед трапезой.

Амритамасту — мантра, произносимая к маленькому глотку воды перед началом еды.

Арогхья и падья — почтительное предложение воды или освященное веками предложение омыть руки и стопы.

Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




©dereksiz.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет