Тематический вечер «Гори, казачества звезда!» (обычаи и обряды Уйского казачества) Вед 1



Дата19.06.2016
өлшемі174.71 Kb.
#146266




Тематический вечер

«Гори, казачества звезда!»

(обычаи и обряды Уйского казачества)
Вед 1: Посидите, наши гости, побеседуйте,

Уж мы расскажем – ка про старую старинушку,

Про старинушку, старопрежнюю.

Бескрайние «дикие» степи хранили вековое молчание. Лишь изредка знойную тишину нарушали ржание степных коней, блеяние овец да гортанный говор кочевых скотово­дов. Веками здесь кочевали скотоводческие племена и народности: сар­маты и кипчаки, киргиз-кайсакИ, каракалпАки, кал­мЫки. Всем хватало места для людей и пастбищ для скота.

Но с начала 18 века в степях нынешнего Казахстана стало беспокойно, опасно жить, кочевать и ночевать в кошах и аулах. На севере Китая образовалось мощное Джунгарское государ­ство, населенное агрессивными ойратами. Сильнейший напор воинственных ойратов, реальная угроза по­терять независимость, а, возможно, и головы — заставили правите­лей киргиз-кайсАков искать союза и покровительства своего силь­нейшего соседа — России.

Весной 1731 года в ставку хана отправилось российское посольство, чтобы заверить правителей орды в благонадежном к ним отношении российских властей. Почетную русскую миссию возглавил авторитетный деятель края Алексей Иванович Тевкелев. Глава русской миссии уговорил старшин и мурз принять присягу на верность императорскому престолу, дать согласие на стро­ительство у реки Ори первой русской крепости. Новая крепость, названная Оренбургом, была зало­жена в августе 1735 года.




Вед 2: Мощная, объединенная в единую сеть, Оренбургская военно-пограничная линия протянулась на 1780 вёрст. Начиная от Каспийского моря, Оренбургская линия поднималась вверх по реке Яику, старое название Урала, и до впадения в нее реки ИлЕка — называлась Яицкой или Нижней – тянулась вплоть до Орской крепости, и оттуда, следуя по руслам рек Уй и Тобол, подступа­ла к границам Сибири.

Новые поселения — крепости строились друг от друга на рассто­янии 20—40 верст, за счет системы форпОстов, хорошей конной свя­зи, имели тесное и быстрое сообщение между собой.

В 1742 году коман­да воеводы Исетской провинции Петра Степановича Бахметева начала строительство Уйской крепости, которая входила в Верхнюю Уйскую систему крепостей и стала надежной защитой края вместе с Карагайской, Кизильской, Магнитной, Петропавловской и Степной крепостями.

На заре, на зореньке лучистой

Выйду в поле голубого льна.

Я из той станицы голосистой,

Что столетья на Руси вольна.

Вед 1: Крепость получила название по реке Уй. В ее функ­ции входили охрана подъездных путей, хра­нение запасов провианта и фуража; она служила местом отдыха обозников, команд, сопровождавших эстафету, почту, знатных особ. Здесь размещалась таможня, казаки несли службу на Уйской дистанции.

Крепость заселили крестьянами, поверстанными в казаки, поставили «на фундаментальное поселение» роту драгун Оренбургского казачьего полка. К августу 1760 года «действительно служилых каза­ков, кроме престарелых и недорослей, было 137 человек, жительства в коей дворов до ста». Так началась история Уйского казачества…



Вед 2: Уйская кре­пость была обнесена деревянным заплотом, «имела вид квадрата из лежащих бревен... В каждом углу башни с бойницей, как с западной, так и с восточной стороны есть ворота... В длину и ширину положено восемьдесят сажен, а на внешней стороне имеют быть драгунские и казачьи строения...». Крепость была окружена рвом и рогатками, на угловых башнях были установлены пушки. На маяке на Глазуновской горе ежедневно дежурили уйские казаки. Ночью, в случае опасности, зажигалась пакля, а днем казаки – конники гнали лошадей и поднимали сполох в станице.

Одновременно с жилыми домами строилась деревянная церковь во имя Святого пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. В 1748 году в ней уже велась служба. В станице имелось две казачьих школы: мужская и женская. Среди казачьего населения России оренбургские казаки имели самый высокий процент грамотности. На площади или на главной улице поселка располагалось административное здание станичного правления. Здесь же проводили войсковые смот­ры и учебу казаков. Кроме того, площадь служила местом проведения яр­марок.



Вед 1: До середины 19 века в станице преобладали двухкамерные - изба-сени или даже од­нокамерные дома, а также «изба-связь» - две избы через сени. Дома сооружались из крупных, до полуметра в диаметре, сосновых бре­вен. Первый венец сруба ставился на вкопанные в землю пни или столбы.

По одну сторону дверей, слева от входа, обыкновенно ставилась русская печь, от печи до другой стены — вверху — полати. Дома уйских казаков крыли дранкой или тёсом. Прочие надворные постройки – лубком.



Вед 2: Постепенно уйчане развивали промыслы, совершенствовали навыки хлебопашества, овладевали ремеслами. За службу казаки наделялись землей и освобождались от податей. Кроме того, они получали государственное жалование, а также право самим выбирать атамана.

Войсковое правление поощряло развитие хлебопашества у казаков. В радиусе 10 - 12 верст нарезали пахотные земли и пастбища, и каждый служилый казак брал во владение столько земли, сколько мог обработать.

От животных получали мясомолочные продукты, шерсть, кожу, мех. В Уйской крепости хранились большие запасы хлеба и провианта. Предприимчивые казаки на­чали строить плотины, на их основе возводить мельницы. К началу 19 века на реке Уй и её притоках действовало 12 мель­ниц.

Вед 1: Вокруг Уйской крепости началось поселение казаков вблизи малых рек. Многие деревни названы в честь первопоселенцев. На реке Уй за горой на запад по­селился казак из Сибири Маслов, вместе с ним поселились казаки: Фомины, Соломи­ны, Буторины, Вандышевы. На землях Уйского юрта было немало корен­ного населения — башкир, татар и мещеряков, проживав­ших в деревнях Лапина, Тукеева, Мустаева, Шукурова, Искакова, которые пригоняли на ежегодные трехдневные ярмарки табуны ло­шадей, гурты овец, привозили кошмы, кожу, а местные торговцы выставляли зерно, фураж, чай, сахар, мануфактуру. В быту и в одежде казаки многое перенимали у коренных народов, живших рядом с ними. В походах у них пища была однообразная: суха­ри да каша, а вот в родных куренях готовили шашлы­ки и махан, бешбармак и уху из стерляди; пили квас и горилку.

Жившие в Уйской крепости, а затем в станице казаки, кроме хлебопашества занимались рыбной ловлей и охотой. Натуральное хозяйство казаков требовало развития определенных ремесел. Поэтому уйчане охотно принимали на место жительства в станицу мастеровых: кузнецов, плотников. Казакам приходилось не только содер­жать себя, но и вести за свой счет фортификационные работы, ремонтировать дороги, заготовлять дрова, осуществлять конвоирование почты и военных чинов.



Вед 2: Вся жизнь сельчан проходила по строгим казачьим законам. Атаман строго следил за порядком в селе. Дома красивые, украшенные палисадниками, улицы широкие, чистые. В каждом доме в горнице стол украшен филейкой. А в праздник дом сиял белизной, как лебедь. Белые скатерти, нарядные, ажурные, словно раздвигали стены и поднимали потолок. Почти в каждом доме – вышитые полотенца – черно-красный крест. Стены украшали старинные ковры.

Вед 1: Уйские казачки очень любили наряжаться, поэтому костюм для них имел большое значение. Не было казачки, которая не умела бы ткать, кроить одежду, шить, вязать, вышивать, плести кружева. Собирались на посиделки в свободное зимнее время, где девушки пряли, вышивали или вязали, на ходу выдумывали частушки, рассказывали сказки, пели песни о нелегкой судьбе казака.

Вед 2: Из домотканины шили бельё, рабочую и верхнюю одежду. Домотканую одежду изготовляли из льна, шерсти, но лен не везде родился, поэтому в Уйской станице, большое распространение имела конопля. «Конопле» дёргали, когда семя поспевало, молотили цепами, мочили «40 дён» в реке, сушили, снопы возили во двор, пропускали через мялку или мяли ногами, затем чесали гребнем, пряли, скатывали в «мочки». Пряжу наматывали на большую «мотушку», которая стояла обычно в избе в углу. Потом зимой на речке в проруби эту пряжу «мыли», били вальками, сушили, снова мочили - и так несколько раз. Ткали на ножном ткацком станке. Полученное полотно снова мыли, белили - мочили и расстилали на снег, после чего полотно приобретало серо - белый цвет.

Вед 1: Просторные холщовые или суконные штаны позво­ляли свободно ходить, сидеть в седле, надежно защищали от укусов змей и уколов колючих кустарников. В шаровары тщательно заправляли рубаху. По народному поверью, рубаха не только грела тело, но и отгоняла злых духов, удерживала и сохраняла душу. Все предметы рубахи — ворот, рукава, подол, имевшие отверстия, следовало оградить. Поэтому духовным оберегом служили спе­циальные вышивки — узоры на вороте, рукавах и на подоле, имевшие характер особых священных символов и изображений. Пуговицы дела­ли из дерева, кости или из железа. Рубахи обычно подпоясывали поясом — кушаком. У мужчин — воинов пояс считался важным символом мужского престижа. Бытовало выражение "лишить пояса", что равносильно лишить мужского достоинства и звания. Хорошие, прочные пояса имели и чисто прикладное значение: к ним подвешивались ножи и сабли в ножнах, тесаки.

Вед 2: Казачий костюм - это целый мир. Каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имели особый наряд. Знатность рода, семейное положение, количество детей — все это отражалось в казачьем костюме. Одежду казак воспринимал, как вторую кожу тела, содержал ее в чистоте и опрятности и никогда не позволял себе носить чужую одежду.

Почти до конца 18 века казачьи войска не имели установленной формы одежды. Они проявляли волю во всем и оде­вались в соответствии с требованиями времени года и с учетом своих возможностей, многое перенимая у местных народов.

Коренные изменения казачьей формы произошли в 1871 году. Вместо шапок вводились черные барашковые папахи с суконным верхом. Шаровары стали с более коротким верхом и больше походили на брюки. Цвет их установили серо-синий, а цвет мундира — темно-зеленый. Лампас служил отличительным признаком: помогал при встрече в степи ориентироваться, на большом расстоянии определять: друг или враг скачет на встречу. Со временем приобрел значение опознавательного знака принадлежности к казачьему сословию, а по цвету – к определенному войску. Уйские казаки носили светло - синие лампасы, как символ казачьей воли, независимости и национальной обособленности.

Мы хлебаем горстью огневую кашу,

Из небесной пряжи носим зипуны,

Пьем хмельное зелье солнечною чашей,

Синь лампас – из радуг крадем на штаны.

Вед 1: Ноги казаки обували в войлочные или меховые сапоги. Непременным атрибутом казацкой одежды были добротные, плот­ные плащи-бурки удобные для ношения в дождь и буран. Обычно они шились из барань­его меха и согревали в холодные дни и ночи, защищали от ветров и бура­нов. На привалах, на ночевках служили одеялом и палаткой, ею также в непогОдь укрывали своего верного друга — коня.

Вед 2: Нагрудный знак – опознавательный знак принадлежности казака к Оренбургскому казачьему войску. Представляет из себя щит, разделенный на два поля. В верхнем поле – герб Оренбургской губернии 1782 года. В нижнем, золотом поле – лук и две стрелы, обращенные вниз. Щит увенчан оренбургской казачьей папахой и окаймлен голубой эмалевой лентой с надписью «1574» год старшинства войска.

Все обмундирование, снаряжение и вооружение, в том числе строевую лошадь, казак заводил за свой счет. В перечень казачьей справы входило более 40 наименований.

Закрепиться на новых землях, жить и вести хозяйство в окружении враждебно настроенных кочевников можно было только сообща, коллективно, поэтому товарищество, взаимопомощь всегда присутствовали среди казаков. Главные основы казачьего быта: общее владение землей и поголовная служба служили источником казачьей боевой славы. Воин – всадник и землепашец. Эти два занятия прочно вошли в жизнь и быт казачьего населения.

В семье казака работали все, и трудовые мозоли на ладонях носили не только взрослые, но и дети. Воспитывая своих детей, казаки прививали им уважение к труду и любовь к земле. Земля – наша кормилица, каков казак на гумне, таков и на войне, а воинская служба казаку начертана самим фактом рождения в казачьей семье.



Вед 1: «Казаки в станице составляют очередные списки и, помоляся Богу, идут на сборный пункт со своим верным конем и обмундированием, и ни слова негодования, без слез идут служить Царю-Отечеству. «Пришел черед, - говорит отец сыну, провожая на царскую службу, - мы послужили Государю, теперь твой черед.
Вот тебе пика боевая –

подруга славы и побед.

А вот и шашка родовая –

С ней бился я и бился дед».

Казаки с детства начинали готовить себя к военной служ­бе, приучались к военной дисциплине. Начиная с 5—6 лет при прохождении мимо своего атамана или офицера, они уже приветствовали их в соответствии с уставом. Многие к этому времени уже имели военную форму: гимнастерку с пого­нами, шаровары с лампасами, фуражку с голубым околы­шем.

Для казака конь — боевой друг и священное животное. Казачонок вырастал вместе со своим конем. Обычно родители старались 12—14 - летнему сыну подарить чуть подросшего жеребенка. И он выхаживал, приручал и обучал его — рос и мужал с конягой. Во время проводов на службу воина родители благословляли не только сына-казака, но и просили коня быть сыну верным, умоляли его не подвести, не оставить в беде. Перед походом хорошо ухаживали, от души, корми­ли, поили. При проводах мать или жена, бралась за стремя и провожала казака за калитку, молясь в душе Богу, чтобы со­хранил и уберег мужа или сына-воина на поле брани...



Вед 2: Согласно уставу о воинской повинности и положению, военная служба казаков в Оренбургском казачьем войске начиналась по достижении ими 18-летнего возраста, вна­чале в приготовительном разряде, в течение трех лет. В 21 год казак переводился в строевой разряд и нес службу в перво­очередных частях 12 лет. В 33 года казак переводился в запасной разряд на пять лет, после чего переходил в опол­чение. То есть общий срок службы казака равнялся 20 го­дам. В военное же время казаки оставались на службе до тех пор, пока была на то необходимость.

Крепка и надежна сбруюшка ратная

Конь мой лихой аргамак

Пика каленая, сабля булатная,

Сам я уральский казак.

В 18 веке войны следовали одна за другой, и Россия нуждалась в сильной армии, на содержание которой тре­бовались большие средства. Казачество являлось уникальной военизирован­ной организацией своего времени. Казак за дарованные ему земли и привилегии обязан был нести военную службу. По приказу властей быть готовым в любую минуту выступить в поход, имея своего собственного коня, снаряжение, обмундирование и холодное оружие. Лишь огнестрельное оружие выдавалось ему в централизованном порядке.



Вед 1: Как все военные люди, казаки строго соблюдали порядки, блюли дисциплину и неукоснительно вы­полняли требования той общины, в кругу которой обитали. Поэтому с момента появления казачества в их среде назначались и выбирались лидеры — атаманы. Первым атаманом Уйской станицы стал Еремей Тихонов.

Вторым казачьим чином являлся есаул: он — правая рука атамана. Если под командованием атаманов находились тысячи казаков, то отдельными полками во время походов командовали пол­ковые головы, или полковники. Казачий полк состоял из пяти — семи и более сотен человек. В каждой сотне: один сотник, один хорунжий, 6 урядников, 10 приказных и 125 казаков.

В отрядах и полках существовали и такие чины как хорунжий — знаменосец. Знамя — это честь и достоинство казачьего полка. Только человек чести и беззаветной верности мог нести полковое знамя, сберечь его в походе и в боевой обстановке. А, идя впереди атакующих со знаменем, хорунжий рисковал первым сло­жить голову "за други своя".

Также в станице назначался писарь – это грамотный казак, заведующий всей канцелярией и оформляю­щий переписку атамана. Умелый и умный писарь — находка для казаков, ибо такие "писарчуки" помогали станичникам вести дипломати­ческую переписку, выходить хитроумными отписками из трудного и избегать царского гнева и нака­зания за своевольство и разбой.

Оренбургское казачье войско, рожденное и совершенст­вовавшееся в боях и походах, крепло и к началу 20 века по численному составу вышло на третье место, после Донского и Кубанского, среди тринадцати казачьих войск России.

Вед 2: Важным условием сохранения единства и крепости казачьей общины были традиции, обычаи и обряды каза­ков, сформировавшиеся на протяжении многих столетий.

Традиции вольной, свободной жизни и народоправства были особо по­читаемы и нерушимы. Одна из форм народоправства казачества — демократический казачий круг. Порядок и рег­ламент казачьих сборов были тщательно продуманы. В назначенный день и час казаки с трезвыми головами и ясным умом собирались у войсковой избы, навстречу им выходил атаман. Присутствую­щий батюшка читал молитву. Атаман выходил в центр круга, трижды кланялся обществу, крестился, клал к ногам насе­ку и говорил речь. После этого выкрикивал: "Любо ли вам, атаманы-молодцы, братья-казаки?". Казаки кричали: "Любо!". Тогда приступали к решению неотложных дел. В случае если на станичном сборе после речи атамана казаки кричали "Не любо!", то атаман делал рукой жест разойтись казакам на две стороны: на какой из сторон больше казаков, та сторона побеждала, и вопрос решался по их приговору. Голосование проводилось шашками. Для вновь избранного атамана существовал обряд посвящения: несколько раз размашисто били по спине нагайкой: чтобы вновь избранный атаман помнил о правах обще­ства и не зазнавался.

Атаман лихой у нас наездник

И умом подстать богатырям,

Булава его не заржавела,

Справны сабля, бурка и башлык.


Вед 1: Настоящий казак никак не мог обой­тись без веры. Он родился — крестился, рос — молился, женился — венчался, умирал — соборовался и причащался. Перед похо­дом освящали мечи и сабли. Молили Бога уберечь воинов в битве и даровать им победу. По древней русской традиции, уходя в поход, казаки брали с собой небольшую иконку или молитвен­ник.

Перед битвой или схваткой воины искренне, от всей верующей души, молились, создавая необходимый душевный настрой, окружая себя духовным полем, той неодолимой броней или оберегом, через которые не так-то просто было пробиться вражеской руке или пуле.



Вед 2: Уважение старшего – один из главных обычаев казаков. Обязует младшего, прежде всего, проявлять заботу, сдержанность и готовность к оказанию помощи. При появлении старика казаки вставали. Казаки при форме прилаживали руку к головному убору, а без формы – снимали шапку и кланялись. Уважение к старшему прививалось в семье с ранних лет. Дети знали, кто из них в отношении кого старше. Особенно почиталась старшая сестра, которую до седых волос младшие братья и сестры величали няней, нянькой, так как она заменяла им занятую домашней работой мать.

Уважительное отношение к женщине - матери, жене, сестре об­уславливало понятие чести казачки – по че­сти и поведению женщины мерилось достоинство мужчины. Однако главенствующая роль принадлежала мужчине, на ко­тором лежала главная обязанность материального обеспечения семьи и поддержание в семье строгого порядка казачьего быта. Слово хозяина семьи было непререкаемо для всех членов.

Заботу о воспитании подрастаю­щего поколения проявляли не только родители, но все взрослое население хутора, станицы. За непристойное по­ведение подростка взрослый не толь­ко мог сделать замечание, но и запро­сто «надрать уши», а то и «угостить» легкой оплеухой, сообщить о случив­шемся родителям, которые незамед­лительно «добавляли».

Вед 1: Казаки ценили семейную жизнь, и к женатым относились с большим уважением. Рожденного младенца все непременно приходили смотреть. С порога, перекрестившись на иконы, они произносили: «С новорожденным сынком! Дай Бог его вскормить, вспоить и на коня посадить», то есть вырастить хорошего казака-наездника. Если же родилась дочь, то гости желали: «Дай Бог вскормить, вспоить, да за стол посадить», то есть выдать дочь замуж.

Рождение сына приветствовалось выстрелом из ружья, с первого мгновения жизни определялось назначение мальчику быть воином. Но­ворожденному все родные и дру­зья отца приносили в дар ружье, патроны, порох, пули. Отец надевал на ребенка портупею от шашки, придерживая, сажал на коня и потом, возвращая сына матери, поздравлял ее с каза­ком. Когда же у новорожденного прорезывались зубы, отец и мать сажали его вновь на лошадь и вез­ли в церковь служить молебен Ива­ну-воину. Первыми словами ма­лютки были «но» и «пу» - что значит понукать лошадь и стрелять.

Военные игры за городом и стрельба в цель были любимыми занятиями молодежи в свободное время. Эти упражнения развивали меткость в стрельбе, многие из казаков могли на значи­тельном расстоянии выбить пулей монету, зажатую между пальцев. Трехлетние дети уже свободно ез­дили на лошади по двору, а в 5 лет скакали по степи.

Вед 2: В жизни казаков «гульба», гостеванье, праздничное веселье за­нимали важное место. Особый «разгул» приходился на праздники. Главными у казаков считались ре­лигиозные праздники, когда запре­щалось работать. «День свят, и дела наши спят», — учила пословица. Впрочем, часто казакам приходилось встречать праздники на дальнем промысле. В этом случае праздничные дни были днями отдыха.

А в небе костры первых звезд замерцали.

Наверно, и там, на вселенском привале –

Казачьи полки…

Поднимем по кругу заветную чашу

За волю и братство, за прадедов наших.

Гуляй, казаки!

Вед 1: На время праздника в доме открывали «праздничный» вход. Накануне непременно топили баню, обычай обязывал встречать праздник, посещать церковную службу «пригожими», только в хорошем, чистом платье. Если у кого нет сапог, то он займёт, а босой либо в лаптях в церковь не пойдет. Во время праздника люди иначе обращались друг к другу, преобладали величания по имени-отчеству, о насущных делах старались не говорить.

Казачье гостеприимство давно известно простому люду. Накормить и угостить своим вином прохожего считалось священным долгом каж­дого казака. У казаков было за правило: куда бы он ни ехал по делам, в го­сти, никогда не брал еды ни для себя, ни для коня. В любом хуторе, стани­це у него обязательно был родственник, кум, сват, деверь или сослуживец, а то и просто житель, который встре­тит его, как гостя, накормит и его, и коня.

Помни, брат, что у казаков:

Дружба — обычай;

Товарищество — традиция;

Гостеприимство — закон.



Вед 2: Зимние праздники открывали святки. Начинаясь рождественским сочельником в канун 25 декабря и завершались крещенским сочельником в канун 6 января. Непременным атрибутом святочного празднества было колядование: из молодёжи собирались группы колядовщиков, которые обходили все дворы, славили каждого хозяина особыми песнями, желали ему и его семье благополучия и требовали за это шуточного вознаграждения.

Вед 1: Самым разгульным праздником была Масленица. На масленичной неделе строили снежные городки, надевали “харюшки” – войлочные маски, рядились стариком и старухой, катались на лошадях и собаках. На берегу реки делали ледяные горы, «катушки». Сюда приходили покататься все жители селения. Катались по четыре-пять человек на коровьей шкуре. Для девушек и молодых женщин на Масленицу устраивали качели. Уйские казаки делали чучело Масленицы, наряжали его и уста­навливали посреди селения, а по­том торжественно везли на санях за околицу, в поле. Разводили боль­шой костер и сжигали чучело — под сопровождение песен, шуток, приговоров. В костер бросали так­же остатки масленичного угоще­ния.

Вед 2: С гораздо меньшим размахом и шумом праздновалась Пасха. Нака­нуне наводили особую чистоту в домах, столы покрывали красивы­ми скатертями; пекли куличи, кра­сили яйца, готовили пасху.

На Троицу девушки и молодые женщины наряжали березку в девичье платье, украшали лентами, потом водили вокруг нее хороводы. На следующий день березку разде­вали и с песнями несли к ближай­шему водоему, в котором ее купали. Девушки завивали венки, бросали их в реку. После обедни парни вместе с девушками от­правлялись в березовую рощу, где проводили время в песнях и танцах под гармошку.



Вед 1: Наиболее оригинальным и интересным обрядом была казачья свадьба.

Женились казаки в раннем возрасте, обыкновенно 18-19 лет, и только некоторые после военной службы, в 25 лет. Свадьбы отличались буйным разгулом, в котором казаки умели показать себя, погулять, повеселиться вволю.

Наряду с общехристиан­скими праздниками, отмечали престольный день – традиционный праздник в честь открытия церкви в селе. В Уйской станице это был Иванов день, день Иоана Предтечи. На престольный праздник в гости приезжали родственники и знакомые со всех окрестных мест. У казаков назначались военные смотры и парады, соревнования по выездке лошадей и джигитовке. День престола это настоящий пир, веселое гуляние с ярмарками, качелями, с песнями и танцами.
Вед 2: Кроме того, казак отмечал день своего войска. У Оренбургского казачьего войска, в которое входили уйские казаки — это 6 мая, день Георгия Победоносца.

Когда расседлаем коней у колодца

И, в ночь, провожая закатное солнце,

Проверим клинки,

Поднимем по кругу заздравную чашу

За удаль – Россию, за матушку нашу.

Гуляй, казаки!

Вся жизнь казака была подчинена военной службе. Праздником у уйских казаков считались и проводы казака на службу.

Военная служба для казака – дело серьезное и важное, здесь, как нигде, необходимо благословение, поэтому утром обязательно служится напутственный молебен в церкви, после которого казаков и строевых коней поп кропит святой водой. Дома призывника уже ждут родственники и друзья, высказывают пожелания здоровья, военного счастья, удачи. «Дай Бог послужить тебе за царя-батюшку, не уронить честь казацкую, вернуться домой здоровому и благополучному».

Когда настает отъезд, казак крестится на икону и просит благословления, прощается с родственниками. Все выходят из избы, младший брат или родственник подводит к крыльцу строевого коня. Походный падает в ноги коню: «Не выдай, родимый!» Молодежь заводит прощальную песню, и все выходят со двора.

Возвращение служивого тоже было для станичников настоящим праздником. Обязательно для каждого казака было въехать в станицу на строевом коне, лихо заломив фуражку, покрасоваться, проехать до своего двора. Дома уже полно народу. Начинается широкая гулянка, с хождением по домам, в центре внимания – казак, рассказывает о своих подвигах, о порядках, о полках.

Вед 1: Судьбы уйских казаков, являются частью исторической драгоценности России — казачества, которое являлось признаком самобытности и своеобразия. «Казачество было удивительным сочетанием необыкновенного буйно­го своеволия, свободной выборности и потом строжайшей иерархии, неукоснительного выполнения го­сударственных задач».

Вся история казачества связана с беззаветным служени­ем своей великой Родине. Свои некоторые особые права и привилегии казаки оплачивали страшной ценой — ценой крови, ценой тяжелого крестьянского труда. Поэтому зас­луживает внимание утверждение тех историков, которые считают, что без казаков не было и не могло быть России. Казаки всегда будут оставаться тружениками полей, верными защитниками своего народа и Отечества.



Вед 2: Дорогие ребята! Сегодня вы познакомились с обычаями и обрядами Уйских казаков, которые через века пронесли свою самобытную культуру. И мы с вами должны знать и изучать традиции, быт и военную славу наших предков, живших на этой земле, чтобы сохранить, как бесценное достояние нашей русской культуры.

Вед 1: Большое спасибо за внимание!
Автор и составитель:

зав. ОБИТ Малкова О. А.







Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет