Учебное пособие / Сост проф. В. В. Маклаков 2-е изд., исправ и доп. М.: Издательство бек. 584 с



бет1/40
Дата04.07.2016
өлшемі2.25 Mb.
түріУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40



Конституции зарубежных государств

Издание 2-е, исправленное и дополненное

Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Греция, Япония, Канада.

Москва Издательство БЕК, 1999

Составитель сборника, автор введения, вступительных статей к конституциям — доктор юридических наук, профессор В.В. Маклаков.

Конституции зарубежных государств: Учебное пособие / Сост. проф. В.В. Маклаков — 2-е изд., исправ. и доп.— М.: Издательство БЕК. — 584 с.

Сборник включает официальные тексты Основных законов (Конституций) США, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, Испании, Греции, Японии и Канады. Он открывается общей вступительной статьей; кроме того, вступительной статьей снабжена каждая конституция. Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов.

© Маклаков В.В. Введение, вступительные статьи, составительство, 1996 © Водчиц С.С. — оформление, 1996 © Издательство БЕК, 1996 © Издательство БЕК, с изменениями и дополнениями, 1999

ВВЕДЕНИЕ


Становление и развитие конституционного строя в различных странах имеет как общие, так и особенные черты. Общим для всех зарубежных стран является признание конституции высшим законом страны, регламентирующим важнейшие политические и правовые отношения в ней, устанавливающим основные положения правопорядка. Все остальное (текущее) законодательство и административное правотворчество должно соответствовать нормам конституции. Конституция, таким образом, рассматривается как правовая основа конституционного строя или существования конституционализма, в содержание которого включается ряд компонентов: права и свободы граждан, представительное правление и принцип разделения властей.

Объем конституционного регулирования в различных странах был весьма неодинаков в ходе исторического развития и менялся главным образом по двум взаимосвязанным причинам.

Первая (наиболее важная) — фактор политической борьбы; в результате этой борьбы в конституциях появляются и развиваются демократические права и свободы. Под влиянием этого же фактора происходят изменения в отношениях между законодательной и исполнительной властью, парламентом и правительством.

Вторая причина, ведущая к усложнению конституционного регулирования,— изменение самого экономического базиса, появление новых международных реалий, необходимость разрешения проблем, приобретающих важное внутригосударственное и международное значение. Появление государственно-монополистического капитализма породило проблему национализации, что в свою очередь затронуло дотоле незыблемый принцип «священности и неприкосновенности» частной собственности. В конституциях появляются статьи, оговаривающие возможность отторжения государством частной собственности (национализации). Развитие международных отношений усилило значение проблемы соотношения международного и внутригосударственного права, а появление региональных или иных замкнутых экономических группировок государств — появление норм, предоставляющих государству право вступать в подобные группировки и ограничивать свой суверенитет в пользу таких сообществ. Проблема охраны окружающей среды, сохранения национального и культурного наследия, урбанизация получают свое закрепление в конституциях последнего времени. В то же время, несмотря на коренные изменения реалий материального мира, многие положения западных конституций остаются неизменными на протяжении уже двух веков их существования. Более того, часто принимаемые «новые» основные законы таковыми являются лишь формально, но не по содержанию, а заимствование, иногда даже дословное, материала из «старых» конституций не так уж редко, особенно для стран, освободившихся от колониальной зависимости.

Содержание зарубежных конституций весьма обширно. В то же время их нормы могут быть сведены к трем основным блокам регулирования: права и свободы граждан или, точнее, правовое положение личности; закрепление структуры и порядка функционирования органов государственной власти, их взаимоотношений; учет развития региональных и универсальных норм международного права.

Все западноевропейские конституции с момента их появления можно отнести к одному из трех периодов исторического развития. Первый — с момента появления этих конституций и до Первой мировой войны; второй — межвоенное двадцатилетие; третий — период после Второй мировой войны, хотя, понятно, для различных стран значение этих периодов далеко не однозначно.

Общее направление в развитии прав и свобод в конституционном законодательстве во многом носит противоречивый характер. С одной стороны, происходит заметное развитие и углубление содержания прав и свобод человека и гражданина, появление их новых видов; с другой — некоторые гражданские права и свободы, причем наиболее демократические, находившие свое место в документах первого периода, исчезают или почти полностью исчезли (например, право на восстание, на сопротивление угнетению). Одновременно обозначается тенденция, указывающая на происхождение многих прав и свобод: некоторые «новые» права и свободы хотя бы в самом общем виде находят своих предшественников в законах предыдущих периодов развития.

Научно-техническая революция оказывает влияние на объем прав и свобод. Например, повсеместное развитие современных средств коммуникации ставит вопрос о подслушивании телефонных разговоров подобно тому, как когда-то была поставлена и решена проблема тайны переписки. Прогресс медицинской науки также «высвечивает» некоторые правовые вопросы. Факт юридического установления момента смерти человека влияет на возможность трасплантации его органов другому человеку; появилась практическая возможность менять свой пол и в связи с этим должно появиться соответствующее право; в настоящее время в зарубежных странах широко обсуждается и не везде одинаково в правовом смысле решается проблема преждевременного прерывания беременности; в послевоенные годы в конституционном законодательстве закрепляется право на жизнь; однако в 80—90-е годы стала широко дискутироваться и проблема добровольного ухода из жизни — право на смерть (эвтаназия). Это право получает законодательное закрепление (например, в США).

Как известно, пределы конституционного регулирования устанавливаются существующими в стране традициями, заимствованием опыта других стран" и, конечно, фактором политической борьбы. Несмотря на существующие различия национального, исторического характера, процесс сближения конституций различных стран в содержательном отношении является очевидным. В отношении прав и свобод, например, этот процесс проходит в нескольких направлениях: во-первых (и прежде всего), по пути расширения их круга, включения в текст конституций новых прав и свобод; во-вторых, по пути детализации, уточнения, более подробного регулирования ранее известных гражданских прав и свобод; в-третьих, по пути своего рода нивелировки, определенной унификации формулировок прав и свобод в конституциях различных стран. Появление какого-либо нового вида прав в одной стране рано или поздно влечет появление такого же или подобного вида в другой. Понятно, что этот процесс имеет место при наличии сходных условий экономического и социального развития тех или иных зарубежных стран.

Развитие института прав и свобод тесно связано с эволюцией их конституционных ограничений. Для всех трех периодов конституционного развития были характерны два основных способа ограничений — отсылочный характер норм и введение чрезвычайного положения. Оба способа имеют устойчивую тенденцию к развитию и совершенствованию. Анализ конституционных текстов показывает определенную тенденцию в этом отношении: по мере развития прав и свобод одновременно увеличивается число оговорок и возможностей введения чрезвычайного положения.

Особенно заметна эволюция конституционных норм в блоке конституционного регулирования, касающегося системы органов государственной власти. Закрепление и регулирование этой системы всегда занимали важное место в зарубежных конституциях, причем в актах «первого поколения» объем материала, посвященный этим органам, обычно превышал половину текста основного закона. В последующих актах этот объем относительно сокращается, но сам уровень регламентации и масштабы детализации в регулировании данного вида отношений постепенно возрастают. Регламентация получает развитие в разделах, посвященных не только центральным, но и местным органам власти. Во многих конституциях первого и отчасти даже второго поколения вообще не встречаются нормы, регулирующие проблемы местного управления.

Наиболее рельефно эволюция в этом блоке регулирования проявилась в трех направлениях: 1) упрочение исполнительной власти, укрепление положения этой власти; 2) эволюция парламентской структуры; 3) развитие института конституционного контроля.

Если рассматривать только конституционные положения в чистом виде, то явного усиления исполнительной власти не наблюдается. Этот процесс весьма противоречив. Наряду с расширением полномочий правительств — и этот факт получает отражение в содержании конституций — в конституционные тексты вводятся положения и другого плана. В частности, появляются детализированные нормы об ответственности правительства, наблюдается возникновение новых и развитие уже известных форм этой ответственности. Особенно заметны новеллы в конституционном материале, введенном в силу в межвоенное двадцатилетие. В это время был четко сформулирован один из важнейших принципов парламентского режима — принцип ответственности правительства перед парламентом. В конституциях «второго поколения» мы находим подробные положения о порядке формирования правительства, о необходимости получения им доверия со стороны парламента, т. е. в них регламентируются вопросы, которые в актах первого периода практически вообще не затрагивались. Одновременно в этот же период в конституциях появляются нормы, цель которых — обеспечить устойчивость правительства, повысить степень его независимости от парламента. Именно в данный период был введен в научный оборот термин «рационализированный парламентаризм», предложенный в 1919 г. Б. С. Миркиным-Гецевичем (1892—1955), приват-доцентом Петроградского университета, эмигрировавшим после Октябрьской революции сначала во Францию, а затем в США, в отношении Веймарской конституции. Последняя отличалась подробной проработкой норм, имевших целью обеспечение стабильности и полновластия центральной исполнительной власти при отсутствии парламентского большинства, на которое могло бы опереться правительство. Данный термин закрепился в зарубежной конституционно-правовой литературе, а соответствующие меры по обеспечению стабильности правительства получили развитие в конституционном материале, особенно после Второй мировой войны.

В межвоенное время в конституциях стали появляться нормы, закреплявшие институт делегированного законодательства, который фактически ограничивает полномочия представительного учреждения.

В послевоенное время усилилась тенденция к введению в конституции норм, направленных на поддержание устойчивости правительства. Если в более ранние периоды, для того чтобы заставить правительство уйти в отставку, достаточно было в парламенте (обычно в нижней палату) получить негативное голосование большинства членов (присутствующих или списочного состава — в различных странах по-разному) без представления конкретной кандидатуры на пост главы правительства, т. е. существовал так называемый деструктивный вотум, то теперь появляются процедуры, в значительной степени укрепляющие позиции правительства по отношению к парламенту.

Так, Основной закон ФРГ 1949 г. ввел «конструктивный вотум», т. е. Канцлер может быть смещен путем избрания нового канцлера (ст. 67)'. Во Франции (по Конституции 1958 г.) и в Испании (по Конституции 1978 г.) введен иной способ создания устойчивости правительства. Введено требование о различном числе голосов членов нижней палаты при получении правительством вотума доверия по его инициативе и при голосовании по резолюции порицания, вносимой членами палаты (в последнем случае вводится более строгий порядок). Так, в Испании председатель правительства может поставить перед Конгрессом депутатов вопрос о доверии по всей программе или по декларации об общей политике, и доверие считается полученным, если за него выскажется простое большинство депутатов. Конгресс депутатов может поставить вопрос о политической ответственности правительства, приняв абсолютным большинством голосов резолюцию порицания. Такая резолюция должна быть предложена по меньшей мере одной десятой частью депутатов и включать в себя кандидатуру на пост председателя правительства (ст. 112 и 113 Конституции 197 8 г.). В испанском варианте, таким образом, содержится и элемент, применяемый для обеспечения устойчивости правительства в ФРГ.

Эволюция структуры органов государственной власти наблюдается и в изменении отношений между палатами парламента; она может быть прослежена в нескольких направлениях. В данном случае речь идет об изменениях в статусе верхних парламентских палат. Нижние палаты всегда избирались и избираются населением путем прямых выборов. Данный принцип остается непоколебимым со времени появления первых парламентов в западных странах. Эволюция бикамерализма проходит за счет верхних палат, и она влияет на деятельность нижних палат и деятельность парламента в целом. Эта эволюция статуса двухпалатных парламентов проявляется в изменении состава верхних палат, порядка их комплектования, в сокращении объема их полномочий, а иногда даже в утрате этих полномочий, когда нижняя палата имеет право «пересилить» верхнюю, нуллифицируя ее решения.

Первые по времени образования верхние палаты носили аристократический характер; они формировались либо путем назначения, либо наследования. Но уже до Первой мировой войны появились парламенты, верхние палаты которых стали образовываться на выборной основе (например, Сенат в Бельгии по Конституции 1831 г., первая палата Генеральных штатов в Нидерландах по Конституции 1815 г.). В этот же период возникли однопалатные представительства; они предусматривались конституциями Греции (1864 г.), Болгарского княжества (1879 г.), Сербского королевства (1903 г.).

Тенденция к ослаблению позиций верхних палат и иногда отказу от них была продолжена в конституционном развитии в межвоенное время и после Второй мировой войны. В Великобритании два акта 1911 г. и 1949 г. существенно ограничили права Палаты лордов в законодательной области. Совет республики Франции, по Конституции 1946 г., был лишен тех полномочий, которыми обладал всемогущий Сенат в Третьей республике. Хотя верхняя палата в Японии была сохранена, но нижняя обрела полномочия, позволяющие преодолевать вето второй палаты — Палаты советников. Правительство несет ответственность только перед нижней палатой.

Новая тенденция, появившаяся в последние десятилетия, указывает на приспособление статуса верхней палаты к желаниям правительства. В данном случае мы имеем в виду назначение Сената в парламенте Франции по Конституции 1958 г. В законодательной области Национальное собрание и Сенат равноправны (лишь финансовые законопроекты вносятся в нижнюю палату). При прохождении законопроекта «челнок» между палатами может действовать до тех пор, пока либо палаты не придут к соглашению, либо этот «челнок» перестанет «сновать» по желанию правительства. Правительство в последнем случае может созвать смешанную паритетную комиссию. Инициатива и после работы комиссии находится в руках правительства. Если компромиссный законопроект не будет принят палатами в идентичной редакции после нового чтения в обеих палатах, то правительство вправе потребовать, чтобы Национальное собрание приняло окончательное решение по этому проекту (ст. 45 Конституции 1958 г.). Таким образом, Сенат нужен правительству, поскольку он тормозит принятие законопроектов и одновременно служит орудием проведения правительством своей политики в парламенте.

В конституционном законодательстве Европы в межвоенное время появляется собственная модель конституционного контроля, резко отличающаяся от традиционной американской. Если традиционная система имеет диффузный характер, т. е. проверка соответствия основному закону вверяется каждому суду или судье, то европейская модель носит централизованный характер. Контроль осуществляется специально созданными органами, действующими вне обычной и административной юстиции. В 20—30-е годы органы конституционной юстиции европейской модели были учреждены в Австрии (Конституция 1920 г.), в Чехословакии (Конституция 1920 г.); в республиканской Испании (Конституция 1931 г.) был создан Суд конституционных гарантий. После Второй мировой войны на Европу пришлась «вторая волна» конституционного контроля. Восстанавливается конституционный суд Австрии, создаются конституционные суды в Италии и ФРГ, такие же суды учреждаются в Турции (Конституция 1961 г.), в Югославии (Конституция 1963 г.); во Франции (Конституция 1958 г.) образуется Конституционный совет. «Третья волна» приходится на 70—80-е годы. Институт конституционного контроля предусматривают Основные законы Португалии (1976 г.), Испании (1978 г.), Чехословакии (1968 г.); с 1982 г. действует Конституционный трибунал в Польше; в 1983 г. в Бельгии создается Арбитражный суд; европейскую модель избрали Румыния (1991 г.), Болгария (1991 г.).

Европейская модель конституционного контроля весьма отличается от традиционной. В последней состав органов конституционной юстиции достаточно прост. Члены судов общей юрисдикции обычно назначаются главой государства пожизненно, хотя существует предельный возраст, по достижении которого судьи уходят в отставку. При назначении судей учитывается квалификационный уровень кандидатов и их политическая ориентация. Правда, поскольку в общих судах судьи назначаются пожизненно, а в отношении главы государства, производящего назначение, обычно действует принцип ротации, то политические ориентации постепенно нивелируются.

Принципиально по-иному назначаются члены органов конституционной юстиции в их европейском варианте. Прежде всего, срок полномочий членов неодинаков, но отсутствует пожизненное назначение: девять лет — во Франции, Испании и Италии; двенадцать лет — в ФРГ и Австрии. Во Франции все бывшие президенты входят в состав Конституционного совета пожизненно. В ряде стран состав органа обновляется не полностью, а частями. Обновление состава позволяет органу конституционной юстиции принимать новых людей, отражающих взгляды текущего момента. Срочный характер назначения не влияет на независимость членов. Независимость в данном случае обеспечивается не невозможностью сместить члена или его неназначением, а невозможностью его непосредственно повторного назначения. Члены французского Конституционного совета не могут быть назначены повторно; это же относится и к судьям конституционных судов Италии и Испании. В ФРГ нельзя переизбирать судей Конституционного суда на непосредственно следующий срок.

Особое внимание следует обратить на порядок назначения членов органов конституционного контроля. В группе стран, придерживающихся европейской модели, порядок назначения и квалификации судей нередко устанавливается конституционным законодательством, что подчеркивает значение этого органа конституционного надзора. Здесь важно и то, что почти всегда члены органа конституционного контроля назначаются не одной инстанцией, а несколькими, с тем чтобы ни один из назначающих органов не имел преимущества, а сам орган конституционного контроля не обрел односторонней ориентации.

Введенные в конституционное законодательство особенности организации и членского состава органов европейской модели дают им, очевидно, некоторые преимущества по сравнению с традиционной американской моделью. Органы европейской схемы контроля обычно шире подходят к рассматриваемым проблемам соотношения оспариваемого акта и основного закона; обычные суды всегда связаны конкретными обстоятельствами рассматриваемого дела, а отсюда партикуляризм решений этих судов. Судьям обычных судов субъективно трудно «подняться» над законом и взглянуть на него «с высоты» конституции. Множество судов, имеющих право принимать решения о конституционности, действуют изолированно друг от друга, что ведет к «разорванности» контроля, порой к его противоречивости.

Специальный же орган обладает иными возможностями, он имеет монополию на рассмотрение споров относительно соответствия основному закону. Такой орган может следить за единством судебной практики, может проводить определенную линию в каком-либо аспекте своей деятельности. Наконец, европейская модель более соответствует принципу разделения властей.

Конституционное законодательство, постепенно эволюционируя, стало содержать положения, затрагивающие международные отношения, регулировать внешнеполитические функции государства, его международно-правовую позицию, содержать порядок объявления войны и заключения мира. Такие нормы появились еще в прошлом веке (например, ст. 5 Основного статута Италии 1848 г., ст. 75 Конституционной хартии Португалии 1826 г., ст. 13 Конституции Японии 1889 г., ст. 15 Конституции Дании 1866 г.). Постепенно круг проблем, связанных с международными отношениями, расширился и к настоящему времени в большинстве зарубежных конституций регулируются важнейшие проблемы, связанные с международными отношениями. К таковым относятся: 1) принципы внешнеполитической деятельности данного государства; 2) регулирование вопросов, связанных с объявлением войны и заключением мира; 3) соотношение международно-правовых и внутригосударственных норм; 4) рассмотрение полномочий органов государства по заключению и ратификации международных договоров и соглашений; 5) положения, определяющие сотрудничество в области защиты прав человека,— Гражданство, права и свободы человека, вопросы экстрадиции и права убежища.

Укажем два аспекта конституционного регулирования, связанного с международными отношениями: закрепление миролюбивых принципов внешней политики и отказ от войны как средства решения международных споров; возможность уступки государственного суверенитета наднациональным органам.

Правовые положения, регулирующие поведение страны на международной арене, ведут свою эволюцию со времени Великой французской революции. Шестой раздел Конституции от 3 сентября 1791 г. устанавливал, что «французская нация отказывается от каких-либо завоевательных войн и ни в коем случае не станет обращать свои вооруженные силы против свободы какого-либо народа». С конца XVIII в. аналогичные нормы все чаще стали появляться в основных законах зарубежных стран. Требование отказа от войны было неоднократно повторено прежде всего в несколько расширенном виде в самой Франции (ст. 118—119 Конституции 1793 г., п.5 преамбулы Конституции 1848 г.), в бразильской Конституции от 24 февраля 1891 г. (ст. 88). В межвоенное время миролюбивые статьи были включены в Конституцию Нидерландов, их содержала Конституция Доминиканской Республики 1929 г., а Конституция Ирландии 1937 г. (п. 1—3 ст. 29) дала развернутую характеристику поведения своего государства на международной арене.

После Второй мировой войны число конституций, декларирующих миролюбивый внешнеполитический курс, значительно возросло. Наиболее заметными в этом отношении явились: преамбула Конституции Французской (Четвертой) республики, заявившей, что «Французская республика... не предпримет никакой войны с целью завоевания и никогда не употребит своих сил против свободы какого-либо народа», ст. II Конституции Италии 1947 г. и ст. 9 Конституции Японии 1947 г. В последних двух статьях провозглашался отказ от войны как способа разрешения международных споров. Конституция ФРГ 1949 г. не содержит прямого отказа от войны, но из смысла ст. 26 вытекает, что действия, направленные на подготовку агрессивной войны, являются антиконституционными и наказуемыми. Миролюбивый характер конституций определяется также и тем, что в ряде актов основные принципы международного права признаются в качестве основополагающих для проведения политики на международной арене (например, ст. 7 Конституции Португалии 1976 г., п. 2 ст. 2 Конституции Греции 1975 г.).

В послевоенное время отчетливо проявилась новая тенденция в развитии основных законов зарубежных стран, главным образом в странах Западной Европы. В конституциях государств, входящих в Европейские сообщества, в 1993 г. переименованных в Европейский союз (ЕС), получают закрепление легальные возможности добровольной передачи национальными государственными системами полномочий наднациональным организациям. Некоторые европейские государства предусмотрели возможность уступки полномочий международным организациям еще до создания Общего рынка при выработке своих основных законов. Это сделали Франция (Конституция 1946 г. — преамбула), Италия (Конституция 1947 г.) и ФРГ (Основной закон 1949 г.). Другие государства приняли поправки к своим основным законам при вступлении в Общий рынок или позднее. Данное утверждение относится к Нидерландам (поправки 1956 г.), Люксембургу (поправки 1956 г.), Ирландии (1972 г.), Бельгии (1970 г.), Португалии (1982 г.). Три страны предусмотрели возможность передачи части своих полномочий при принятии новых конституций: Дания (1953 г.— § 20), Греция (1975 г.—п.2—3 ст. 28), Испания (ст. 93 Конституции 1978 г.). Вхождение с начала 1995 г. в состав Европейского союза Австрии, Швеции и Финляндии также должно повлечь соответствующие изменения в их основных законах.

В конституционных и законодательных положениях государств — участников Европейского союза имеются легальные возможности для того, чтобы право этого Союза (ранее называвшееся правом Сообществ) обладало преимущественной силой по сравнению с национальным правом. Иными словами, право Сообществ приобрело наднациональный характер и имеет общие, т. е. одинаковые, условия для применения во всех государствах — их членов. Юридические нормы, вырабатываемые Сообществами, заменили в национальном праве те сферы, которые отнесены к компетенции Сообществ. Другими словами, внутри европейских Сообществ произошло распределение компетенции между государствами-членами и органами Сообществ. Само функционирование Сообществ, передача полномочий их органам, установленный юридический механизм «гармонизации» национального права и права Сообществ воздействуют на национальные государственно-правовые институты, требуют их приспособления к новым реалиям, координации деятельности национальных институтов внутри страны с органами ЕС.

Участие в ЕС воздействует на многие национальные институты. Нельзя не видеть, что органы государств-членов находятся в подчиненном положении по отношению к органам ЕС. Они потеряли свободу действий в областях, переданных в ведение международных организаций. В то же время члены ЕС контролируют исполнение международных норм на своей территории, они остаются «хозяевами» положения на ней, следовательно, нельзя говорить об утрате ими своего суверенитета. К тому же государства могут выйти из состава ЕС; поэтому речь должна, видимо, идти лишь о передаче части своих суверенных прав наднациональным органам.

Пребывание в Сообществах отразилось прежде всего на полномочиях национальных парламентов. Сам факт прямого вмешательства органов ЕС во внутреннюю компетенцию государства путем издания регламентов (одного из видов актов органов ЕС) ведет к изъятию из ведения парламентов значительного круга вопросов, по которым он мог бы законодательствовать. До 1975 г., когда были установлены прямые налоги в пользу Сообществ, денежные средства отчислялись в бюджет Сообществ из национальных бюджетов. Однако эти отчисления практически не обсуждались в парламенте; они включались в бюджет, и тот не мог их изменить, поскольку это повлекло бы необходимость межправительственных переговоров. В 1975 г. «европейский бюджет» полностью «выскользнул» из-под парламентского контроля. Получив собственные средства, Сообщества стали пользоваться полной финансовой автономией.

Парламенты ограничиваются в возможностях принадлежащего им контроля за деятельностью правительств при принятии решений в рамках ЕС. Изъятые из национальной законодательной юрисдикции области переданы Совету министров Союза, куда входят министры правительств-участников, которые на уровне ЕС не несут ответственности перед Европейским парламентом (последний таких полномочий не имеет). Национальные же парламенты не могут осуществлять прямого контроля за деятельностью таких министров в Совете министров ЕС. Правда, в некоторых странах парламент имеет право юридического контроля (здесь мы не говорим о фактическом осуществлении этого контроля, всегда связанного с механизмом партийной дисциплины) за правительствами, но лишь в рамках обсуждения общей политики правительства (такие полномочия имеют, в частности, парламенты ФРГ, Нидерландов). Во Франции в связи с ограничением Конституцией 1958 г. возможностей парламентского контроля за деятельностью исполнительной власти роль парламента менее значительна.

Новый шаг в направлении политической, экономической и юридической интеграции был сделан странами — участниками ЕС после ратификации Маастрихских соглашений от 7 февраля 1992 г. Достигнутые договоренности потребовали проведения в этих странах конституционных реформ. В частности, в ряд основных законов были внесены целые разделы (например, во Франции) или весьма обширные специальные статьи (ФРГ). Ряд конституций (например, в Испании), оказавшихся первоначально достаточно «продвинутыми» в направлении интеграции, ограничились включением небольших поправок. Все государства согласились предоставить избирательное право в своих странах иностранцам, гражданам государств — членов ЕС на выборах в местные органы власти. В данном случае важен тот факт, что международные организации, каковыми являются европейские сообщества, взяли на себя инициативу проведения интернационализации конституционных норм государств-участников. Данное обстоятельство позволяет предположить, что, возможно, появляется новый институт, а может быть, даже целая новая отрасль права — международное конституционное право.

В общей совокупности юридических дисциплин конституционное право всегда занимало фундаментальное место, которое определялось и определяется его предметом, т. е. изучением закрепленных в основных законах прав и свобод человека и гражданина, структуры и компетенции органов государственной власти и общих принципов их деятельности, правил, по которым осуществляется государственная власть, создаются законы и другие правовые акты. Конституционное право «господствует» над другими отраслями права, устанавливая их общие принципы.

Конституционное право невозможно изучать без постоянного обращения к его источникам, к нормативной базе, и прежде всего к основным законам государств.

В предлагаемый читателю сборник включены основные законы семи ведущих зарубежные государств — государств «большой семерки»: США, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, Японии и Канады, а также Испании и Греции, основные законы которых отражают самые последние тенденции зарубежного конституционного развития.

Сборник адресован главным образом студентам юридических вузов и факультетов. Им могут воспользоваться научные работники, занимающиеся историей, экономикой зарубежных стран, работники различных структур, связанных с иностранными государствами.

В настоящее издание, по сравнению с предыдущим 1996 г., внесены минимальные изменения. Исправлены замеченные неточности. Наибольшей трансформации подвергся раздел о конституции Франции 1958 г. Текст этого акта был подготовлен заново. В него внесены поправки 1995 г., ранее дававшихся после конституции в виде перевода Закона № 95-880 от 4 августа 1995 г. Были также учтены поправки 1996 г. Незначительным изменениям подверглась и вступительная статья к этой конституции. Кроме того, в Сборник были включены основные законы Испании 1978 г. и Греции 1975 г.

Публикуемый нормативный материал сверен с первоисточниками, в него внесены необходимые редакционные поправки, включены последние изменения. Перевод конституционных актов Канады, нератифицированных поправок к Конституции США, а также ряд других более мелких переводов выполнен составителем по источникам, указанным в примечаниях к тексту. Составитель выражает искреннюю благодарность Нине Николаевне Жижиной за помощь в подготовке к печати Основного закона ФРГ.

Москва, январь 1997
СОДЕРЖАНИЕ

Введение.............

КОНСТИТУЦИЯ США (вступительная статья)

Конституция Соединенных Штатов Америки

Содержание

Статьи в дополнение и изменение Конституции Соединенных Штатов Америки, предложенные Конгрессом и ратифицированные законодательными собраниями отдельных штатов согласно пятой статье первоначальной Конституции

Поправки, предложенные к Конституции, но не ратифицированные штатами.

Верховный суд США.

КОНСТИТУЦИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ (вступительная статья).

Конституционные акты Великобритании.

Акт о соединении с Шотландией 1707 г. (Извлечение)

Акт о парламенте 1911 г.

Акт о парламенте 1949 г.

Акт о пожизненных пэрах 1958 г.

Акт о пэрах 1963 г. (Извлечение).

Акт о Палате общин (управление делами) 1978 г. (Извлечение).

У. Беджгот. Английская Конституция (Извлечение)



КОНСТИТУЦИЯ ФРАНЦИИ (вступительная статья)

Конституционные акты Франции Конституция Французской Республики

Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года

Преамбула Конституции от 27 октября 1946 года.

КОНСТИТУЦИЯ ГЕРМАНИИ (вступительная статья)

Основной закон федеративной Республики Германии (23 мая 1949 г.).........

Преамбула.



  1. Основные права.

II. Федерация и земли.

III. Бундестаг.

IV. Бундесрат.

1У-а. Совместный комитет.

V. Федеральный Президент.

VI. Федеральное Правительство.

VII. Законодательство Федерации.

VIII. Исполнение федеральных законов и федеральная администрация.

VIII-а. Общие задачи.

IX. Правосудие.

X. Финансы.

Х-а. Состояние обороны.

XI. Переходные и заключительные положения.

Из Германской Конституции от II августа 1919 года



КОНСТИТУЦИЯ ИТАЛИИ (вступительная статья).

Конституция Итальянской Республики.

Основные принципы.

Часть 1. Права и обязанности граждан/

Раздел 1. Гражданские отношения.

Раздел II. Этико-социальные отношения/

Раздел III. Экономические отношения/

Раздел IV. Политические отношения

Часть II. Устройство Республики.

Раздел 1. Парламент.

Отдел 1. Палаты.

Отдел II. Составление законов

Раздел II. Президент Республики.

Раздел III. Правительство.

Отдел 1. Совет министров.

Отдел II. Государственная администрация.

Отдел III. Вспомогательные органы.

Раздел IV. Магистратура.

Отдел 1. Судебная организация

Отдел II. Положения о судопроизводстве.

Раздел V. Области, провинции и коммуны.

Раздел VI. Конституционные гарантии.

Отдел 1. Конституционный суд.

Отдел П. Пересмотр Конституции.

Конституционные законы.

Переходные и заключительные постановления

КОНСТИТУЦИЯ ИСПАНИИ (вступительная статья).

Конституция королевства Испании.
Преамбула

Вводный раздел

Раздел 1. Об основных правах и обязанностях

Глава 1. Об испанцах и иностранцах

Глава 2. Права и свободы.

Глава 3. О руководящих принципах социальной и экономической политики

Глава 4. О гарантиях основных прав и свобод

Глава 5. О приостановлении действия прав и свобод

Раздел II. О Короне

Раздел III. О Генеральных кортесах

Глава 1. О палатах

Глава 2. О разработке законов

Глава 3. О международных договорах

Раздел IV. О Правительстве и администрации

Раздел V. Об отношениях между Правительством и Генеральными кортесами

Раздел VI. О судебной власти

Раздел VII. Экономика и финансы

Раздел VIII. О территориальной организации государства

Глава 1. Общие принципы.

Глава 2. О местной администрации

Глава 3. Об автономных сообществах

Раздел IX. О Конституционном суде

Раздел X. О конституционной реформе

Дополнительные положения

Переходные положения

Отменяющее положение

Заключительное положение

КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ ГРЕЦИЯ (вступительная статья)

Конституция республики Греция

Часть 1. Основные положения

Раздел А. Форма политического режима

Раздел Б. Отношения между церковью и государством

Часть II. Публичные Свободы и социальные права

Часть III. Организация и функции государства

Раздел А. Устройство государства.

Раздел Б. Президент республики

Глава 1. Избрание Президента республики

Глава 2. Полномочия и ответственность Президента республики

Глава 3. Специальная ответственность Президента республики

Раздел В. О Палате депутатов

Глава 1. Избрание и состав Палаты депутатов

Глава 2. Неизбираемость депутатов и несовместимость депутатского мандата

Глава 3. Обязанности и права депутатов

Глава 4. Организация и деятельность Палаты депутатов

Глава 5. О законодательной деятельности Палаты депутатов

Глава 6. Налогообложение и управление государственными финансами

Раздел Г. Правительство

Глава 1. Состав и функции Правительства

Глава 2. Отношения между Палатой депутатов и Правительством

Раздел Д. О судебной власти

Глава 1. Судьи и судебные должностные лица

Глава 2. Организация и юрисдикция судов

Раздел Е. Об администрации

Глава 1. Организация администрации

Глава 2. Статус органов администрации

Глава 3. Статус Горы Афон

Часть IV. Специальные, заключительные и переходные положения

Раздел А. Специальные положения

Раздел Б. Об изменении Конституции

Раздел В. Переходные положения

Раздел Г. Заключительные положения

КОНСТИТУЦИЯ ЯПОНИИ (вступительная статья)

Конституция Японии.

Глава 1. Император

Глава II. Отказ от войны

Глава III. Права и обязанности народа

Глава IV. Парламент

Глава V. Кабинет

Глава VI. Судебная власть

Глава VII. Финансы

Глава VIII. Местное самоуправление

Глава IX. Поправки

Глава X. Верховный закон

Глава XI. Дополнительные положения

КОНСТИТУЦИЯ КАНАДЫ (вступительная статья)

Конституционные акты Канады.

Прокламация о Конституционном акте 1982 г.

Резолюция о Конституции Канады, принятая Парламентом Канады в декабре 1981 г.

Приложение «А» Предлагаемый Акт по просьбе Сената и Палаты общин Канады. ....,.,,,,,........

Приложение «В» Конституционный акт 1982 г.

Часть 1. Канадская Хартия прав и свобод.

Часть II. Права коренных народов Канады.

Часть III. Выравнивание возможностей и региональные неравенства

Часть IV, Конституционная конференция

Часть 1У-1. Конституционные конференции

Часть V. Процедура изменения Конституции Канады.

Часть VI. Изменение Конституционного акта 1867 г.

Часть VII. Общие положения

Приложение к Конституционному акту 1982 г.

Актуализация Конституции.

Конституционный акт 1867 г.

I. Предварительные постановления

II. Союз

III. Исполнительная власть

IV. Законодательная власть

V. Конституции провинций

VI. Распределение законодательной власти

VII. Отправление правосудия.

VIII. Доходы; долги; активы; налоги.

IX. Различные постановления.

X. Межколониальная железная дорога

XI. Допущение других колоний

Приложения.

Предметный указатель
КОНСТИТУЦИЯ США (вступительная статья)

Конституция США — самая «старая» из писаных конституций, действующих в настоящее время. Она была выработана конвентом, заседавшим при закрытых дверях в Филадельфии с 14 мая по 17 сентября 1787 г. В ней отразились интересы социальных групп, представленных в конвенте, — рабовладельцев, земельной аристократии, крупной буржуазии, т. е. слоев населения, отчетливо понимавших цели и задачи создаваемой ими конституционной системы. Состав конвента нельзя назвать достаточно представительным; из назначенных в него 74 делегатов лишь 55 участвовали в работе, ряд из них покинул конвент до его закрытия, и только 39 поставили свои подписи под текстом Основного закона. Принятая 17 сентября 1787 г. Конституция была передана в Континентальный конгресс, который 28 сентября направил ее «законодательным собраниям штатов с тем, чтобы они представили ее на рассмотрение конвентов, состоящих из делегатов, избранных в каждом штате его народом в соответствии с решениями Конвента».

Конституция была ратифицирована конвентами, избранными в каждом штате. Первым, одобрившим ее 7 декабря 1787 г., был штат Делавэр; девятым штатом, благодаря ратификации которого 21 июня 1788 г. этот документ вступил в силу, стал Нью-Гемпшир. При ратификации в большинстве штатов была значительная оппозиция Конституции; только конвенты в Де-лавэре, Нью-Джерси и Джорджии приняли ее единогласно. Остальные четыре штата ратифицировали Конституцию позднее; последним был штат Род-Айленд (29 мая 1790 г.). Шесть штатов — Пенсильвания, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Северная Каролина, Виргиния и Нью-Йорк — при ратификации в той или иной форме требовали включения в нее Билля о правах.

Во время первой сессии Конгресса, созванного на основании новой Конституции, Дж. Медисон, который был автором проекта, положенного в основу Конституции, и впоследствии стал президентом США (1809—1817), взял на себя инициативу предложить Билль о правах. Из внесенных на ратификацию 25 сентября 1789 г. двенадцати поправок десять получили одобрение штатов 15 декабря 1791 г. Эти поправки уточнили пределы полномочий Конгресса (поправка 1), подтвердили принцип сохранения общей компетенции, не предоставленной федерации, за штатами (или за народом — поправка X) и закрепили ряд прав и свобод (остальные поправки).

Конституция США включает три компонента: 1) преамбулу, которая не признается судами и американской доктриной за составную часть Основного закона, а рассматривается только с точки зрения источника, от которого она исходит, и целей, ради которых она выработана: утверждения правосудия, обеспечения внутреннего спокойствия, организации совместной обороны, содействия общему благосостоянию и обеспечению гражданам США благ свободы; 2) семь статей и 3) двадцать семь поправок.

Первоначальный текст Конституции, на первый взгляд, кажется простым, логичным, сжатым, хотя при более внимательном рассмотрении обнаруживается, что в нем много нечеткого, неконкретного и противоречивого. Он изобилует общими выражениями. В Конституции отсутствуют положения о важнейших институтах политической и государственной власти — о конституционном контроле, политических партиях, исполнительном аппарате, весьма поверхностно характеризуется порядок избрания высших должностных лиц и органов, парламентская процедура. В ее положениях нет таких терминов, как «всеобщее голосование», «партия», «бюджет», которыми пестрят конституционные акты других государств. Например, важный вопрос о форме правления, которому в других конституциях отводится место в преамбуле или в первых статьях, в Основном законе США можно выяснить только в ст. IV; одним из ее положений является следующее утверждение: «Соединенные Штаты гарантируют каждому штату в настоящем Союзе республиканскую форму правления». О форме правления самих США предоставлено судить лишь юридически образованному читателю.

Содержащиеся в Конституции пробелы с годами восполняются очень незначительно. Одна из причин — повышенная «жесткость» Основного закона, сложная процедура его изменения. В результате в США наравне с писаным законом действует так называемая «живая» конституция, регулирующая отношения конституционного уровня и формируемая Конгрессом, Президентом страны, Верховным судом и включающая, в частности, и конвенционные нормы '. Порядок, при котором поправки «дописываются» к основному тексту, не облегчает ее понимания, поскольку отмененный текст не устраняется. К настоящему времени некоторые поправки изменили положения предыдущих поправок, которые в свою очередь модифицировали первоначальный текст (например, последовательное изменение и уточнение порядка избрания и замещения должностей Президента и Вице-президента, установленного в ст. II и поправках XII, XX и XXV).

Первоначальный текст Конституции главным образом определил структуру органов государственной власти, их взаимоотношения, построенные на основе принципа «сдержек и противовесов». Таким образом, Конституция распределяла компетенцию «по горизонтали» на федеральном уровне (ст.1—III), «по вертикали» (между Союзом и штатами—ст.1 и IV), устанавливала порядок изменения самого Основного закона (ст. V), содержала разноплановые положения в ст. VI, часть из которых утратила силу (о признании Соединенными Штатами доконституционных долгов), а другие, напротив, приобрели особое значение (например, нормы о соотношении внутреннего и международного права). Наконец, ст. VII говорит о вступлении в силу самой Конституции. Степень демократизма любой конституции определяется прежде всего объемом закрепленных в ней прав и свобод, их гарантированностью и некоторыми другими элементами — правовым положением центрального представительного органа, объемом его полномочий, структурой. Конституция США первоначально почти не содержала положений о правах и свободах граждан; в то время права и свободы содержались в конституциях штатов и отказ закрепить их в Основном законе страны диктовался стремлением ограничить возможности их требований на национальном уровне. Тем не менее ряд важных норм можно найти в тексте Конституции. Так, в разделе 9 ст. 1 говорится о запрещении приостановки действия babeas corpus, если только того не потребует общественная безопасность в случае мятежа или вторжения. Тот же раздел запрещал принимать билли об опале и законы ех post facto, немаловажное значение имеет и норма раздела 2 ст. III о рассмотрении всех уголовных дел судом присяжных, а также положение раздела 3 данной статьи, где определяется состав преступления государственной измены и его ограничительные условия. Нельзя не упомянуть и о норме раздела 2 ст. IV: «Граждане каждого штата имеют право на все привилегии и вольности граждан других штатов». Названные положения явились лишь зачатками будущих правовых норм, впоследствии включенных в конституционный текст, а также содержащихся в других юридических актах и судебных решениях. Здесь нельзя не упомянуть и о том, что из числа полноправных граждан фактически были исключены негры и индейцы (см. абз. 3 раздела 2 ст. IV).

Внешние очертания Конституция стала принимать с присоединением к ней поправок, содержащих права и свободы граждан; причем четыре из них в «чистом виде» регулируют вопросы активного избирательного права (поправки XV, XIX, XXIV и XXVI); этот институт отчасти затрагивается и в других положениях Конституции.

Права и свободы граждан в основном закреплены в первых десяти поправках, точнее — дополнениях, получивших название «Билль о правах» и принятых первым Конгрессом в 1789 г. Билль о правах вступил в силу 15 декабря 1791 г. после его утверждения одиннадцатым штатом (Виргинией) из существовавших тогда четырнадцати штатов. В этом Билле закреплены свобода вероисповедания, свобода слова, печати, права обращения с петициями к правительству, право ношения оружия, неприкосновенность жилища и личности, право собственности, право на скорый и публичный суд, запрещение вторичного обвинения по одному и тому же делу и, как говорилось, избирательное право. Названные права и свободы относятся лишь к политическим и личным, и среди них почти целиком отсутствуют социально-экономические права и свободы. Фактически последние ограничиваются положениями поправки V, устанавливающей, что «никакая частная собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого вознаграждения» и никто «не должен лишаться ... имущества без законного судебного разбирательства». Нельзя не отметить и то немаловажное обстоятельство, что формулировки Билля довольно расплывчаты, что открывает широкий простор для их толкования и регламентации. Однако если оценивать объем прав и свобод с исторической точки зрения, то нельзя не признать, что для своего времени он был достаточно велик.

Очевидно, что в условиях, когда Основной закон дополняется внеконституционным путем, новые аспекты действительности получают соответствующее отражение в текущем законодательстве и судебных решениях, что совсем не свидетельствует в пользу действующего акта, формально стоящего на вершине американской правовой системы.

Учрежденная в США система центральных органов государственной власти стала притягательной моделью для большинства государств Центральной и Южной Америки, хотя некоторые вариации от страны к стране вполне очевидны. В США за основу построения системы государственной власти был взят принцип разделения властей, который в американских условиях трасформировался в так называемую систему сдержек и противовесов (checks and balances). В Конституции было проведено организационное разделение между тремя ветвями государственной власти — Конгрессом, Президентом и Верховным судом, каждому из которых была предоставлена возможность действовать самостоятельно в конституционных рамках. Установленные отношения между этими органами как в прошлом, так и сейчас имеют целью предотвратить усиление одного из них за счет другого и воспрепятствовать одной из частей системы действовать в направлении, противном направлениям других органов. Подобная сбалансированность государственной системы затрудняет нововведения, но в то же время препятствует возможности узурпации власти со стороны какого-либо одного из названных органов. В известном решении United States v. Richard Nixon, вынесенном в июле 1974 г., Верховный суд США пояснил: «Конституция не только рассредоточила власть для лучшего обеспечения свободы, но она также предполагает, чтобы на практике рассредоточенная власть была объединена в целое для эффективного управления. Конституция предписывает, чтобы ветви власти были одновременно отделены друг от друга и взаимозависимы, являлись автономными и взаимодействующими друг с другом».

Принцип разделения властей проведен через все важные положения Конституции. Он выражается, в частности, в раздельном и последовательном изложении правового статуса трех ветвей власти. Созданная система органов первоначально слабо опиралась на основу государственной власти — избирательный корпус. Большинство учрежденных федеральных институтов не избиралось всеобщим и прямым голосованием. Президент получал и получает власть в результате косвенных выборов; в начальный период выборщики президента редко определялись прямыми выборами; гораздо чаще их избирали законодательные собрания .штатов. Сенат — верхняя палата Конгресса — до 1913 г. состоял из членов, также избиравшихся законодательными собраниями штатов, а Верховный суд и поныне остается назначаемым органом. Только Палата представителей с 1789 г. формируется путем прямого голосования.

Фактические отношения между тремя основными органами власти — Конгрессом, Президентом (кстати, он именуется не Президентом республики, а Президентом Соединенных Штатов) и Верховным судом постоянно изменяются, но сам принцип разделения властей остается неизменным. Юридическим средством воздействия Президента на Конгресс является право вето в отношении законопроектов, принятых последним. Законопроект возвращается Президентом в Конгресс, который может преодолеть вето двумя третями голосов в каждой палате. В арсенале Президента имеется также так называемое карманное вето, процедура принятия которого состоит в том, что свое неодобрение акта Конгресса Президент выражает не письменным запрещением, а тем, что оставляет законопроект неподписанным до перерыва сессии Конгресса, когда такой перерыв наступает до истечения 10-дневного предусмотренного Конституцией срока для подписания акта Президентом. В этом случае Конгресс должен снова принять законопроект на следующей сессии. Президент не обязан излагать мотивы применения «карманного вето». Практика применения вето весьма разнообразна, но только в первое столетие действия Конституции 1787 г. находились у власти президенты, не пользовавшиеся своим правом. Таких президентов было семь: Дж. Адаме (1787—1801), Т. Джефферсон (1801—1809), Дж. К. Адаме (1825—1829), У.Л. Гаррисон (март—апрель 1841 г.), З. Тейлор (1849—1850), М. Филмор (1850—1853) и Дж. А. Гарфилд (март—июль 1881 г.). После Дж. А. Гарфилда ни один Президент США не отказал себе в удовольствии воспользоваться своим конституционным правом, причем некоторые из них этим правом пользовались довольно часто: так, получивший кличку «президент-вето» С. Г. Кливленд за два срока нахождения у власти (1885—1889 и 1893—1897) 346 раз применил отлагательное вето и 238 раз — «карманное». Ф. Д. Рузвельт (1933—1945) — 372 раза отлагательное и 263 раза «карманное», у Г. Трумэна (1945—1953) «показатели» были соответственно 180 и 70, у Д.Д. Эйзенхаура (1953—1961)—73 и 108. В целом же использование права вето становится более частным. Вето распространяется на весь законопроект, даже если глава государства не согласен с его отдельными положениями. Другими словами, если он не хочет промульгировать какую-либо часть законопроекта, то должен отвергнуть весь акт. Вето может быть применено к любому законопроекту, кроме вносящего изменения в Конституцию. Впрочем, для принятия Конгрессом поправок (точнее — предложения поправок) к Конституции требуется две трети голосов в палатах; именно столько необходимо для преодоления вето Президента.

Вторым важным средством воздействия на Конгресс являются послания Президента — «О положении Союза». Они содержат изложение политических целей главы исполнительной власти; послания рассматриваются как программа законодательной деятельности Конгресса. Из других полномочий Президента в отношении Конгресса можно выделить право главы государства созывать Конгресс на специальные сессии; в настоящее время оно почти не используется из-за большой продолжительности обычных сессий (часто более 300 дней в году).

В то же время Конгресс США по праву считается высшим органом власти страны. Большая часть полномочий, перечисленных в Конституции, передана в ведение Конгресса (раздел 8 ст. 1), тогда как компетенция Президента республики освещена в гораздо меньшей степени. Законодательство — монополия Конгресса. Он принимает законы, обладает исключительным правом принятия бюджета, установления налогов; палаты Конгресса обладают широкими контрольными полномочиями, могут учреждать специальные расследовательские комитеты. Кроме того, Сенат утверждает высших должностных лиц страны, назначаемых Президентом, в том числе министров и судей Верховного суда, разрешает Президенту ратифицировать международные договоры. Конгресс может предать суду (Палата представителей) и судить (Сенат) Президента, Вице-президента и других должностных лиц США в порядке импичмента.

Чтобы управлять страной, Президент должен сотрудничать с Конгрессом, которому в случае разногласий принадлежит последнее слово. Конгресс по праву персонифицирует Соединенные Штаты. При принятии Верховным судом решений, в которых Конгресс является стороной, эта сторона определяется термином «Соединенные Штаты». Кроме того (и это очень важно), Президент не обладает правом досрочного роспуска Конгресса. Другими словами, Президент небезоружен (право вето), но и Конгресс весьма могуществен, обладая кардинальными средствами воздействия на исполнительную ветвь власти. Механизм, при котором осуществление власти основано на том, что ее законодательная и исполнительная ветви могут воздействовать друг на друга, заставляя их приспосабливаться друг к другу, искать взаимоприемлемые решения, в зарубежной литературе иногда именуется демократией компромисса.

Верховный суд США, помимо указанных в Основном законе полномочий, с 1803 г. присвоил себе право конституционного контроля, т. е. право решать вопрос о соответствии Конституции актов Конгресса, Президента и органов власти штатов. Толкуя конституционные нормы, судьи Верховного суда, как и других судов, осуществляющих такой контроль в США, определяют судьбу правовых актов.

Конституция закрепила федеративную форму территориального устройства страны; США состоят из 50 штатов и федерального округа Колумбия с особым статусом, на территории которого находится столица страны — город Вашингтон. Национально-этнические различия среди населения не получили отражения в государственной структуре, федеральный основной закон имеет приоритет перед конституциями штатов, поскольку «Конституция и законы Соединенных Штатов, изданные в ее исполнение, равно как и все договоры, которые заключены или будут заключены властью Соединенных Штатов, являются высшими законами страны, и судьи в каждом штате обязываются к их исполнению, даже если в Конституции и законах любого штата встречаются противоречащие друг другу постановления» (второй абзац ст. VI). Основные законы штатов признают верховенство федеральной Конституции. Так, Конституция Калифорнии в разделе 3 ст. 1 указывает: «Штат Калифорния составляет неотъемлемую часть Американского Союза и Конституция Соединенных Штатов является высшим законом страны». Штаты могут принять только республиканскую форму правления (раздел 4 ст. IV).

По численности населения, размерам территории, экономической мощи штаты во многом превосходят некоторые европейские государства. Штаты обладают весьма значительной собственной компетенцией. Наиболее крупные из них представляют собой унитарные государства, чьи руководители (т. е. губернаторы) по своим полномочиям и возложенной на них ответственности (исключая иностранные дела, оборону и некоторые другие) могут быть сопоставимы с главами значительного числа государств современного мира. Штаты копируют федеральную систему власти; они имеют парламент, называемый законодательным собранием или легислатурой, включающий две палаты. Исключение составляет штат Небраска, в 1937 г. учредивший у себя однопалатный представительный орган. Весьма похожа на федеральную и исполнительная власть в штатах, возглавляемая губернатором. Судебная система в наибольшей мере отличается от федеральной. Судьи во многих штатах избираются, а не назначаются; в ряде штатов предусмотрен институт отзыва судей путем народного голосования. Другими словами, в штатах, где существует институт отзыва, не признается гарантия несменяемости судей как важнейшего средства обеспечения независимости и беспристрастности судебной власти. Институты непосредственной демократии, и не только в отношении судейского корпуса, нашли широкое применение в субъектах федерации США. Ее виды — народная инициатива, референдум, отзыв должностных лиц.

В Конституции США регулируется вопрос о распределении компетенции между федерацией и ее субъектами. Полномочия Конгресса указаны в разделе 8 ст. 1. Законы Соединенных Штатов и договоры, заключенные их органами, являются «высшими законами страны» (ст. VI). Раздел 9 той же статьи перечисляет конституционные ограничения полномочий Конгресса, а раздел 10 — области, в отношении которых вводятся ограничения для штатов. Поправка X, вступившая в силу в 1791 г., отразила требования антифедералистов и определила, что «полномочия, не предоставленные настоящей Конституцией Соединенным Штатам и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатами или за народом». В каждом штате, следовательно, сосуществуют две системы права: федеральное право и право штата. Внешне, таким образом, кажется, что распределение компетенции является весьма четким и простым. В 1935 г. Верховный суд США в решении по поводу одного из законов «Нового курса» Ф. Рузвельта подтвердил существующее распределение компетенции. Но уже в те годы отчетливо обозначилась все растущая тенденция к централизации, порождавшаяся экономическим, развитием страны. Юридическим основанием усиления центральной власти служит заключительный абзац раздела 8 ст. 1, предоставляющий Конгрессу издавать все законы, которые будут необходимы для осуществления указанных ранее в статье прав, как и всех других прав, которыми Конституция наделяет правительство США или его департаменты либо должностных лиц.

Хотя положения раздела 8 ст. 1 с момента принятия Основного закона ни разу не были изменены, но ряд поправок к нему расширил компетенцию центральной власти. В частности, такое расширение произошло с принятием поправок XIII, XIV и XV, вступивших в силу сразу после Гражданской войны; поправка XVI, вступившая в силу в 1913 г., имела значительный централизующий эффект, поскольку разрешила Конгрессу устанавливать и взимать налоги с доходов, из какого бы источника они ни происходили, вне зависимости от их распределения между отдельными штатами, без учета каких-либо переписей или исчисления населения. Федерация, таким образом, получила возможность значительно увеличивать свои финансовые ресурсы и, следовательно, возможности для активного вмешательства в дела штатов. В настоящее время активное вмешательство центрального правительства в дела штатов является обычной практикой. Наиболее серьезной формой зависимости штатов от центра является финансовая, поскольку без дотаций из центра штаты существовать не могут.

Конституция США — «жесткий», трудноизменяемый документ. Для ее изменения необходимо выполнить сложную процедуру. Во-первых, предложение о внесении поправок выдвигается, если это сочтут необходимым две трети от общего числа членов обеих палат Конгресса либо созванный по требованию законодательных собраний двух третей штатов специальный Конвент (ст. V Конституции). Во-вторых, для ратификации поправок установлен еще более сложный порядок — они утверждаются законодательными собраниями трех четвертей штатов или конвентами в трех четвертях штатов, смотря по тому, какой из этих двух способов' ратификации предложит Конгресс. После принятия поправки XVIII (1919 г.) Конгресс стал устанавливать срок для ратификации. Если за установленный срок поправка не ратифицирована, то она считается отвергнутой. Впрочем, Конгресс может продлить время ратификации.

В принятии поправок юридически участвуют только законодательные органы федерации и штатов или специально избранные для этого конвенты. Единственное исключение составляла процедура принятия поправки в марте 1861 г., которая не была впоследствии ратифицирована. Она была подписана главой исполнительной власти — Президентом Дж. Бьюкененом. Подпись Президента не имела и сейчас не имеет какого-либо юридического значения; это обстоятельство находится в известном противоречии с существующей законодательной процедурой, при которой промульгация принятого Конгрессом билля является завершающей стадией законотворчества.

По своему содержанию поправки не отличаются особым разнообразием. Поправки XVIII и XXI о регулировании ввоза и перевозки спиртных напитков на территории США (о введении и упразднении «сухого закона») в некоторой мере представляют исторический интерес. Несколько поправок, дополняя друг друга, касаются института президентской власти (XX, ХХП и XXV), поправки XV, XIX, XXIV и XXVI свидетельствуют о постепенной эволюции активного избирательного права. Билль о правах и поправки XI, XIII и XVI остались неизменными со времени принятия.

До середины 80-х годов было предложено около 5000 поправок, но только 33 из них получили в Конгрессе необходимые 2/3 голосов и были переданы на ратификацию', 27 поправок были утверждены. Некоторые действующие поправки были приняты рядом штатов гораздо позже того момента, когда они вступили в силу. Так, штаты Массачусетс, Джорджия и Коннектикут ратифицировали Билль о правах к его 150-й годовщине (в марте—апреле 1939 г.). На некоторые особенности поведения штатов при ратификации поправок указано в подстрочнике к поправкам в помещаемом ниже тексте Конституции США.

Значение Конституции США неоднозначно для различных периодов в истории этой страны. В начальный период она носила исторически прогрессивный характер, поскольку способствовала развитию новых производственных отношений. Ее влияние на конституционный опыт других стран, особенно на основные законы латиноамериканских государств (структура органов государственной власти, распределение между ними компетенции, элементы федерализма, схожая компетенция верховного суда), несомненно. Что касается самой Конституции США, то она в настоящее время выглядит как умеренно-демократический документ, по многим параметрам демократии уступающий основным законам стран Западной Европы и других регионов современного мира.


Каталог: sites -> default -> files
files -> І бөлім. Кәсіпкерліктің мәні, мазмұны
files -> Програмаллау технологиясының көмегімен Internet дүкен құру
files -> Интернет арқылы сот ісі бойынша ақпаратты қалай алуға болады?
files -> 6М070600 –«Геология және пайдалы қазба кенорындарын барлау» 1 «Пайдалы қазба кенорындарын іздеу және барлау»
files -> Регламенті Негізгі ұғымдар Осы «Спорт құрылыстарына санаттар беру»
files -> Регламенттерін бекіту туралы «Әкімшілік рәсімдер туралы»
files -> Қазақстан Республикасы Денсаулық сақтау Және әлеуметтік даму министрлігі
files -> Регламенттерін бекіту туралы «Әкімшілік рәсімдер туралы»
files -> 2014 – 2018 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
files -> Қызылорда облысының 2015 жылғЫ Әлеуметтік-экономикалық даму нәтижелері


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет