Яшико Сагамори Молчание овец



Дата24.04.2016
өлшемі78 Kb.
#78200
Яшико Сагамори

Молчание овец


Покажите мне, что нового принес Магомет,

и вы найдете злые и бесчеловечные вещи,

такие, как приказы мечом нести веру,

которую он проповедовал.



Мануил II Палеолог (1350-1425),

император Византии


Какого ответа заслуживал Бенедикт XVI, беззаботно процитировавший давным-давно умершего византийского императора?

Этот ответ должен был прийти от благостных старцев, пишущих мудрые эдикты для правоверных в ажурных мечетях Мекки и Кума. Он должен был прозвучать из тихих аудиторий исламского университета “аль-Ажар” в Каире, где мудрые профессора, посвятившие себя изучению слова пророка, денно и нощно помогают зеленой молодежи находить дорогу в бездонных океанах гуманизма, которым пронизана каждая сура Корана, каждый хадис, каждая ссылка на священную жизнь Магомета. Он должен был прийти из королевских и президентских дворцов в странах зарождающейся мусульманской демократии на Ближнем Востоке и в других частях света, верных союзниках Соединенных штатов в нашей войне, войне с их террором.

Этот ответ должен был прийти от умеренных мусульман, как тех, что пока еще живут в своих собственных странах, так и тех, что уже переселились в наши края на всех континентах, где пустила зыбкие корни иудейско-христианская цивилизация, чтобы на собственном живом примере продемонстрировать, что законы и догмы ислама не только вполне способны мирно сосуществовать с привычными развратному Западу свободами, но без труда обогащают нашу комфортабельную, но, к сожалению, загнивающую цивилизацию бесценными сокровищами, которых нигде, кроме как в исламе, не найти.

Он должен был прийти из каждого американского университета, где, неизбежные, как смерть, процветают купленные ваххабистами отделы изучения ислама. Он должен был прийти от Кондолизы Райс, которая по случаю прошлого Рамадана бесстыдно восхваляла “благоволение”, якобы кроющееся в сердце ислама. Он должен был прийти от президента Буша, который вновь заявил, на сей раз с трибуны Генеральной ассамблеи ООН, что мы не воюем с исламом. (На следующий день Хьюго Чавес, стоя на той же самой трибуне, под бурные аплодисменты присутствующих назвал президента Соединенных Штатов Америки дьяволом и посетовал на оставшуюся после него серную вонь).

Он должен был прийти от Тони Блэра, который в ответ на массовое убийство, совершенное мусульманами в Лондоне 7 июля 2005 года заявил, что гордится мусульманской общиной своей страны - нам наконец пора узнать, какими именно ее достижениями он так гордится. Он должен был прийти от Жака Ширака, чья страна, благодаря неназойливому просвещенному влиянию мусульманских поселенцев, достигла таких небывалых высот утонченнейшей культуры, о которых никогда не могли даже мечтать не только граждане других стран, но даже и сами французы, пока Франция еще принадлежала им.

Ответ Бенедикту XVI должен был быть незатейлив. В нем должно было быть перечислено все то, что дал миру ислам, чего не найдешь ни в христианстве, ни в иудаизме, ни, страшно подумать, в других, совсем уже пустяковых религиях, и что не является ни злым, ни бесчеловечным. И если ислам - это и вправду просто такая религия, то список этих благих, гуманных вещей, которые никто, кроме мусульман не мог предложить миру, накопленных за четырнадцать веков непрекращающегося геноцида, истекших со дня основания ислама его бесноватым лже-пророком, должен быть длинным и хорошо известным как правоверным мусульманам, так и нам, грешным.

Мы бы перечитали список всех уникально мусульманских благодеяний нашей планете, и в который раз умилились бы невероятным достижениям наших братьев в тюрбанах и сестер, прячущих свои скромные лица под герметично закупоренными чадрами. Католики по всей земле, устыдившись дремучего невежества своего духовного вождя, радостно, всем скопом перешли бы в магометанство, а сам незадачливый Папа вышел бы в последний в истории Ватикана раз на свой балкон, чтобы со слезами, как некогда Джимми Своггарт, покаяться urbi et orbi в допущенных ошибках, отречься от трона Святого Петра и провести остаток своих дней в турецкой, бывшей византийской, глуши безымянным дервишем.

Все это должно было бы произойти при условии, что процитированное Папой высказывание императора Византии Мануила II Палеолога было ошибочным. Строго говоря, для того, чтобы опровергнуть политически-некорректного императора, достаточно было бы одного-единственного примера специфически мусульманского гуманизма. По какой-то непонятной причине никто такого опровергающего примера не привел. Вместо этого в мире произошло множество чрезвычайно интересных событий, из которых я упомяну лишь маленькую часть.

Министр иностранных дел Египта Ахмед Абуль Грейт не привел ни одного примера исламского гуманизма. Вместо этого, он строго сказал по адресу Папы: “Это было крайне неудачное заявление, которое продемонстрировало отсутствие понимания настоящего ислама”.

Правительство Марокко не привело ни одного примера исламского гуманизма. Вместо этого, оно просто отозвало своего посла из Ватикана.

Шейх Абубукар Хассан Малин, представитель недавно созданного Верховного совета Исламских судов Сомали не привел ни одного примера исламского гуманизма. Вместо этого, он призвал мусульман “где бы вы ни находились, выследить и убить Папу Римского за его варварские слова, как в недавнем прошлом вы преследовали Салмана Рушди, врага Аллаха, оскорбившего нашу религию. Тот, кто оскорбляет пророка Магомета, должен быть убит на месте первым же увидевшим его мусульманином. Мы призываем мусульманские общины всего мира отомстить за необоснованную критику ислама Римским Папой”. Вдохновленные этим призывом, сомалийцы убедительно продемонстрировали миру доброту и гуманизм ислама, убив несколькими выстрелами в спину Сестру Леонеллу, 65-летнюю католическую монашку. Сестра Леонелла умерла, простив своих убийц, что отчасти отвечает на вопрос, почему из меня никогда не вышло бы приличной монашки.

Парламент и министерство иностранных дел Афганистана, страны, в совсем недавнем прошлом освобожденной усилиями христиан и евреев от тирании имамов, не привели ни одного примера исламского гуманизма. Вместо этого, они потребовали, чтобы Папа извинился.

Представитель правительства Ирака, еще одной эмбриональной мусульманской демократии, оплаченной нашей кровью и нашими деньгами, не привел ни одного примера исламского гуманизма. Вместо этого, он сказал: “Заявление Папы отражает его полное непонимание принципов ислама и его учения, призывающего к прощению, сочувствию и милосердию”. Судя по тому, с каким самоубийственным пылом иракцы убивают друг друга, слова “прощение”, “сочувствие” и “милосердие” у мусульман означают нечто диаметрально противоположное тому, что понимаем под ними мы, неверные. Даже на фоне каждодневной жестокости созданной исламом культуры Ирак представляет собой исключительный пример этих свойственных только исламу качеств. Сунниты и шииты убивают друг друга с такой кровожадной похотью, словно их жертвы это не такие же дикари, как они сами, а “дети обезьян и свиней”, как добрые мусульмане называют евреев. По случаю папской речи, однако, они ненадолго отвлеклись друг от друга, чтобы зарезать нескольких христиан.

Жгучий вопрос требует немедленного ответа. Почему никто - буквально ни один человек - не предложил нашему вниманию ни единого примера исламского добра? Почему ни один из 1,4 миллиарда мусульман, ни один из несчитанных миллионов западных апологетов ислама не предложил ни единого, пусть даже крошечного примера хоть чего-нибудь хорошего и гуманного, что дал миру Магомет и его последователи в течение 14 веков существования ислама?

Ответ на этот вопрос может быть только один: потому что ничего подобного в природе не существует. За все долгие века своего кровавого существования ислам не смог произвести на свет абсолютно ничего полезного человечеству.

“Аль-Каида”, в соавторстве со своим иракским филиалом, “Муджахедин меджлис аш-Шура”, заявила: “...вы, вместе со всем Западом, обречены, что видно из вашего провала в Ираке, Афганистане, Чечне и других местах. Мы сломаем крест, выльем алкоголь и наложим на вас джизью, после чего ваш выбор будет прост: обращение в мусульманство или смерть от мусульманского меча… Б-г даст нам силы перерезать их глотки и превратить их деньги и их потомство в достояние мусульман”.

Мой низкий поклон Усаме. Насколько мне известно, это - наиболее точное и исчерпывающее определение ислама. Как и следовало ожидать, это определение не вызвало ни малейших возражений именно у тех, кого оно должно было ударить больнее всего: благостных старцев в Мекке и Куме, мудрых профессоров каирского университета “аль-Ажар”, американских профессоров, получающих зарплату из Саудовской Аравии, хозяев королевских и президентских дворцов в мусульманских странах, якобы помогающих нам в нашей войне с их терроризмом, а также умеренных мусульман как у себя дома, так и в затянувшихся гостях у нас.

Необъяснимое молчание умеренных мусульман делает неизбежным другой вопрос: какие факты позволяют нам предположить, что умеренные мусульмане существуют в природе? Если они существуют, то только в форме, напоминающей темную материю, которую ни один астроном не видел и не надеется увидеть, но без которой, в силу сегодняшней ситуации в космологии, не сходятся уравнения, управляющие жизнью вселенной. Вполне возможно, что в один прекрасный день темную материю постигнет судьба флогистона, который стал ненужен, как только Лавуазье открыл роль кислорода в процессах горения, или мирового эфира, который бесследно испарился после публикации теории относительности.

Какой иконоклазм требуется нам, чтобы наконец понять, что разделение мусульман на умеренных и экстремистов существует только в нашем воображении и только потому, что концепция “плохого народа” или “плохой религии” несовместима со всеми нашими понятиями о добре и зле.

Какой гений сможет объяснить нам, что термин “исламофашизм” абсурден, потому что ислам есть фашизм и никаких других исламо-вещей попросту не существует? Ислам - это идеология джихада. Если изъять из ислама джихад, то не останется ничего, кроме обширного набора лишенных какого бы то ни было содержания ритуалов. И если вы склонны верить, что слово “джихад” может означать не продолжающийся 14 столетий геноцид злобных дикарей против остального человечества, а внутреннее стремление мусульманина к духовному совершенству, то примите во внимание, что название классического произведения гуманистической литературы, “Meine Kampf”, в обратном переводе с арабского, на котором эта книга пользуется все возрастающей популярностью, звучит “Мой джихад”.

Доведется ли нам увидеть политического лидера эйнштейновского масштаба, который напомнит нам, что победа над немецким фашизмом была бы невозможна, если бы мы делили фашистов на экстремистское меньшинство и умеренное, безупречно мирное большинство последователей “настоящего” фашизма - респектабельной и безобидной политической философии? Неужели нам нужен гений, чтобы помочь нам понять, что победа над фашизмом была бы невозможна, если бы мы, вместо того, чтоб безжалостно бомбить немецкие города, позволили бы миллионам фашистов поселиться среди нас и вывернуть наизнанку то, как мы учим наших детей истории?

Как мы знаем сегодня, император Византии Мануил II Палеолог видел вещи с завидной ясностью. Один из его сыновей стал последним императором Византии перед ее окончательным падением, Константинополь превратился в Стамбул, а одна из самых великолепных когда-либо построенных церквей стала “айа-Софией”, одной из самых великолепных церквей когда-либо опоганенных мусульманами.


Хрена ли нам Папа?

01.10.2006

Уважаемая Яшико,

Что Вы имеете в виду под “иудейско-христианской цивилизацией”? Что хорошего сделали последователи христианства за почти на 600 лет большее существование [чем ислам - ЯС]?

Какое имеем мы, иудеи, отношение к возникшей драчке между двумя нашими самыми страшными ненавистниками, чтобы мы так переживали за Бенедикта?

С уважением, Александр


Уважаемый Александр!

Если кто-нибудь спросит Вас, что такое глобализация, Вы можете ответить: это когда еврей, живущий (насколько я могу судить по Вашему электронному адресу) в Германии пишет по-русски сердитое письмо американской еврейке, которая пишет по-английски, но под японским псевдонимом. Вы можете добавить к этому, что глобализация - только одна из великого множества гигантских достижений иудейско-христианской цивилизации.

Для тех, не считая Вас самого, кто может прочитать мой ответ Вам, я объясню, что Ваше письмо, воспроизведенное выше с небольшими сокращениями, которые (я надеюсь, Вы со мной согласитесь) не искажают ни его тона, ни содержания, ссылается на мою предыдущую статью, “Молчание овец ”.

Позвольте мне ответить на Ваши вопросы по очереди. Иудейско-христианская цивилизация это цивилизация, созданная христианами при некотором влиянии со стороны евреев. Это влияние было обусловлено двумя основными факторами: корнями христианства и существованием Диаспоры.

Я надеюсь, что Вы не обвините меня в антисемитизме, если я скажу, что евреи, в силу целого ряда причин, своей собственной цивилизации не создали. В качестве иллюстрации (но не доказательства) я сошлюсь на тот самый список нобелевских лауреатов, который я много раз использовала, чтобы продемонстрировать, насколько евреи умнее гоев. Евреев в этом списке процентов 20 (на самом деле – 27). Израильтяне однако представлены в нем гораздо более скромно. Их в списке всего 6. (Строго говоря, 8, но двух из них я отказываюсь упоминать, когда речь идет о великих евреях.) Всего лишь 6 из 766. Это ровно столько, сколько у Китая, но меньше, чем у Польши, даже если из польского списка удалить всех евреев.

Пытаясь объяснить, почему евреи не создали своей цивилизации, я назову две причины. Во-первых, для создания цивилизации, численность населения должна достичь некоей критической массы, некоторого минимального числа, ниже которого такое достижение просто невозможно. К сожалению, когда Б-г обещал Аврааму, что из его чресел выйдет народ, многочисленный, как песчинки в пустыне, Он имел в виду не евреев, а арабов. В результате, арабы создали свою цивилизацию и загнали в нее одну пятую населения планеты, а евреи - не создали. Спасибо тебе за это, Б-же. Я надеюсь, что Ты доволен таким положением дел, потому что все остальные, включая даже самих арабов, от этого только страдают.

Другая же причина нашей неудачи - если, конечно, это на самом деле неудача, а не часть Б-жьего плана - это тот факт, что мы, в каком-то смысле, являемся народом Диаспоры, а не Израиля. За 2 тысячи лет Изгнания мы вложили все, что у нас было, в цивилизацию хозяев земли, на которой нам позволили приютиться. Наша же собственная культура, при всей ее неоспоримой самобытности, при всем общем, что сохранялось у евреев, где бы они ни селились, оставалась в значительной степени производной от культуры местного населения.

Интеллектуальную ассимиляцию евреев можно проследить по чуть ли не случайному набору еврейских имен из различных периодов Диаспоры.



Маймонид (1632-1677), который родился в Испании и прожил значительную часть жизни в Египте, был еврейским философом, а не египетским или испанским.

Барух Спиноза (1632-1677) был еврейским философом из Голландии. Несмотря на все свое несомненное еврейство, Голландия была его родиной, и в списке гигантов, оказавших существенное влияние на развитие его взглядов, Маймонид был единственным евреем. Кровь еврейской культуры постепенно пропитывалась соками Диаспоры.

Генрих Гейне (1797-1856) был немецким поэтом.

Бенджамин Дизраели (1804-1881) был английским государственным деятелем.

Зигмунд Фрейд (1856-1939) был австрийским невропатологом.

АльбертЭйнштейн (1879-1955) был немецким физиком, несмотря на то, что немцы без колебаний убили бы его при первой же возможности.

Иосиф Бродский (1940-1996) был русским поэтом, несмотря на то, что Россия сделала все, что могла, чтобы задушить его поэзию.

Их еврейство, несомненно, было неотъемлемой частью их дарований, но еврейскими поэтами, учеными, государственными деятелями они не были. Они принадлежали странам Рассеяния, где им довелось родиться, даже если эти страны отвергли их за то, что они - евреи.

Отсутствие еврейской цивилизации особенно заметно на примере Израиля, население которого напоминает не сплав, а, скорее, лоскутное одеяло, каждый лоскуток которого в течение многих поколений сохраняет уникальные черты страны, в которой жили совершившие алию предки. Это - не критика Израиля, а констатация факта, который состоит в том, что еврейский народ является каплей, в которой отражено практически все человечество. (Автор может не совсем знакома с реалиями последнего десятилетия в Израиле, но количество “смешанных” браков между представителями общин выходцев с разных континентов достигло 2 миллионов человек и быстро растет, - редактор).

Я не собираюсь даже пытаться дать определение, с помощью которого можно было бы решить, кто является евреем, а кто - гоем. Что бы я ни написала, всегда найдется кто-нибудь, кто лучше меня подготовлен к такой задаче и кто без труда опровергнет все, что я могу предложить. Тем не менее, неоспоримым фактом является то, что быть евреем в огромной степени означает быть объектом антисемитизма. Вы можете спорить и не соглашаться о глубинном смысле еврейства с самым ученым раввином на свете; куда труднее было бы обсуждать эту тему с инквизицией, с Адольфом Эйхманом или с толпой мусульман. Быть евреем означает не спрашивать “А меня - за что?”, когда вас гонят в печь.

Антисемитизм всегда играл определяющую роль в формировании еврейского национального самосознания. Несмотря на это, Вы ошибаетесь, называя христиан и мусульман нашими худшими ненавистниками. Они - наши единственные ненавистники. У язычников нет причин для религиозной ненависти, потому что языческих богов легко хватает на всех. Религиозная ненависть неизбежно возникает, когда людям приходится бороться за благосклонное внимание единственного Б-га, самого главного начальника всей вселенной, управляющего всем на свете, от формирования галактик, до поведения, приличествующего женщине из верующей семьи. И ненависть к евреям непосредственно следует из того всем известного факта, что подлые евреи первыми втерлись в доверие к Большому Боссу, и потому всякой монотеистической религии неизбежно приходится отпихивать евреев для того, чтобы продемонстрировать свою, как говорят теперь в России, легитимность.

Христианство возникло как еврейская секта, чьи последователи верили, что Мессия, приход которого, согласно древним пророкам, должен был состояться в неопределенном будущем, на самом деле уже пришел. С первого взгляда их расхождение с иудаизмом было несущественным. Проблемы возникли, когда умные люди (среди которых было немало евреев) сообразили, что христианство можно использовать как идеологическую основу для захвата политической власти. Если бы христианская революция не увенчалась успехом, то конституциям цивилизованных стран было бы незачем оговаривать отделение церкви от государства. Но в то время для ее успеха было совершенно необходимо полностью дискредитировать евреев. Именно поэтому Христа распяли именно евреи, а не кто-то еще: никто, кроме евреев, не представлял угрозы новой власти. Именно поэтому христианство в принципе неотделимо от антисемитизма.

Распространение христианства столкнуло цивилизацию в пропасть средневековья. Интеллектуальные достижения античного мира были забыты на много веков. Многие из них были потеряны навсегда. Попробуйте вообразить, какой была бы наша жизнь сегодня, если бы христианство не приостановило прогресса на целую тысячу лет. Сорок лет назад мы бы отметили тысячелетие первого полета человека на Луну. На какой планете праздновали бы мы этот юбилей? Лучи какого солнца грели бы ее поверхность?

Но все могло бы обернуться куда менее заманчиво. Давайте не забывать, что в то время как монахи соскабливали невосстановимые тексты с древних пергаментных свитков, чтобы вести на них запись монастырских расходов по покупке бакалейных изделий, арабы сохранили всю греческую премудрость, которая попала им в руки. Когда Европа наконец оказалась готова сделать шаг вперед, ей, благодаря арабам, не пришлось начинать с нуля. Арабы же, сохранившие для нас интеллектуальные сокровища античного мира, даже и по сей день так и не вышли из средневековья. Возможно ли, что ценность христианства простирается за пределами его непосредственного учения?

Вы спрашиваете, что хорошего сделали христиане за первые 6 столетий существования христианства. Глядя из XXI века, я могу заверить Вас, что они умудрились сделать что-то совершенно невероятно, непредставимо хорошее, даже если мое невежество не позволяет мне точно определить, что именно это было. Что-то невидимо зрело внутри христианства, что-то пускало слабые, никем, к счастью, не замеченные ростки, которые в конце концов выросли сначала в Возрождение, потом в Промышленную революцию, потом произвели на свет демократию и, я уверена, способны принести много чудесных плодов в будущем, при условии, что это будущее у нас есть, что в данный исторический момент совсем не очевидно.

Насколько важным является факт присутствия моих и Ваших предков при этом процессе? Я полагаю, настолько же, насколько важно присутствие нескольких молекул катализатора в многотонной массе реагентов. Невежество вновь не позволяет мне детально описать всемирно-историческую роль евреев поздней античности и раннего средневековья в формировании культуры христианских стран, но краем уха я слышала, что вроде бы это евреи изобрели банковское дело, гуманизм, и наверняка что-нибудь еще, чем мы сегодня пользуемся, не задумываясь, как кислородом в воздухе, которым мы дышим. Результатом этого взаимодействия стало культурно-социальное образование, на разных географических концах которого живем мы с Вами. Это образование, вне всяких сомнений, представляет собой цивилизацию. Можете ли Вы предложить лучшее имя для нее, чем “иудейско-христианская”? Есть ли у Вас вариант, который правдиво отразит ее суть, но лучше подчеркнет роль евреев в этом сотрудничестве?

Безупречна ли эта цивилизация? Ой, нет. Подвержена ли она влиянию антисемитизма? С самого первого своего дня. Следует ли ее из-за этого отвергнуть, как провалившийся эксперимент? Ни в коем случае. Несмотря на все свои гигантские отдельные недостатки, она - лучшее, что когда-либо произошло с человечеством вообще и с еврейством в частности. Вы можете возразить, что история евреев включает эпизоды личного общения с Б-гом, значение которых превосходит значение любой цивилизации. Я Вам отвечу, что наша цивилизация сформировалась под влиянием мириад самых различных событий, включая эпизоды личного общения евреев с Б-гом, но, тем не менее, она - это лучшее, что могло с нами произойти с тех пор, как Б-г потерял интерес к личному общению с нами.

Нет, я не забываю о Катастрофе, и неразумная готовность европейских парадных вояк предложить себя в “живые щиты” своему же врагу, “Хизбалле”, не обошла моего внимания. Но, несмотря на врожденный христианский антисемитизм, несмотря на удручающую трусость и бездонную бездарность христианских лидеров (а еврейские разве лучше?), христиане остаются нашими союзниками в войне с общим смертельным врагом. Это правда, что многие из них боятся взглянуть фактам в лицо и живут в состоянии политически-корректного паралича. Но ведь и евреи, в подавляющем большинстве, несмотря на гораздо большую угрожающую им опасность, фактам в лицо не смотрят. Сколько народу числится в членах организации “Мир прямо щас”? И разве это не евреи изобрели политически-корректный паралич?

С практической точки зрения, мы попросту не выживем в “драчке между двумя нашими самыми страшными ненавистниками”, если попытаемся ее пересидеть. Это - наша война, как ни смотри на нее. Мы можем выжить только как часть иудейско-христианской цивилизации. И если мы хотим, чтобы эта цивилизация выжила, мы должны возглавить борьбу, а не перепоручать ее гоям.

Главная разница между прошлой катастрофой и той, что разворачивается у нас на глазах, состоит в том, что первая не разрушила нашей цивилизации. Израиль, восстановление которого было побочным эффектом Катастрофы, всегда был неотъемлемой частью этой цивилизации. В отличие от нацизма, целью ислама является именно уничтожение иудейско-европейской цивилизации. Если ислам победит, то всех евреев ждет в лучшем случае судьба, постигшая еврейские общины мусульманских стран.

Единственный Ваш вопрос, на который я пока не ответила, это вопрос о Папе Римском. В самом деле, разве Папа - не католик? Какая же мне, еврейке, разница, что с ним происходит? Да пусть они его в прах расклюют!

Все правильно, за исключением одной маленькой проблемы, которую не так-то легко объяснить. Но я все-таки попробую.

Вы знаете, что каждое, без единого исключения, обвинение, когда-либо предъявленное евреям как общине, как народу, было клеветой. Мы не молились ослиной голове в Святая-Святых нашего Храма. Мы не распинали Христа. Мы не подмешивали кровь - ни гойскую, ни любую другую - в тесто для мацы. Мы никогда не убивали арабских детей, чтобы украсть их органы. Мы никогда не оккупировали ни несуществующей Палестины, ни какой бы то ни было другой земли, ни настоящей, ни придуманной антисемитами. Мы никогда не совершали ни одного из преступлений, в которых в течение всей нашей истории обвиняли нас наши враги. Не следует ли отсюда вывод, что между нами и правдой существует некая взаимосвязь, потому что именно в правде всегда лежало наше спасение от любой постигшей нас беды?

Должна быть причина и у смешной еврейской привычки спрашивать “Хорошо ли это для евреев?” каждый раз, когда в мире что-либо происходит, как бы мало оно, казалось бы, ни имело отношения к евреям. Эта привычка является индикатором того, как тесно взаимосвязано благополучие евреев со всеми аспектами состояния вселенной. Б-г, в своей неизъяснимой мудрости и доброте, дал нам особое место среди народов. Каждая ложь, где бы она ни пустила корни, каждая несправедливость, кто бы ее ни совершил, неизбежно оборачиваются против нас. В любом несчастье, будь то чума, блицкриг или цунами, мы неизбежно возглавляем списки как виноватых, так и наказуемых. В награду за эту ответственную роль Б-г дал нам 20% всех Нобелевских премий. Кто я такая, чтобы говорить, что мы заслуживаем большего?



Какое отношение все это имеет к Папе Бенедикту XVI? Вот, какое. Он стал первым современным христианским лидером, посмевшим сказать правду об исламе. Вооруженный только моральным авторитетом возглавляемой им церкви, он проявил больше мужества и больше моральной ответственности, чем мы когда-либо увидим у нынешнего и любого из будущих президентов США, несмотря на то, что под их командой находится больше апокалипсической мощи, чем Папа когда-либо попытается вымолить у Б-га. В простых, недвусмысленных словах Папа высказал простую, недвусмысленную правду об исламе: ислам является злом. За это он был подвергнут публичному унижению. Неужели Вы думаете, что это поражение не выходит за пределы католической церкви? Кроме того, это - вопиющая несправедливость. Я не вижу вариантов, при которых эта несправедливость могла бы не обернуться против евреев. Вот почему я беспокоюсь сама и надеюсь обеспокоить Вас.
Каталог: judaizm -> Izbrannie%20statji
Izbrannie%20statji -> Евреи и греки: предыстория Хануки
Izbrannie%20statji -> Генри Моргенау
Izbrannie%20statji -> Лекции по "Арба паршийот" (Четыре отрывка которые читают в четыре субботы, предшествующие Песаху) Глава "Шкалим"
Izbrannie%20statji -> Заповеди принесения «корбан омер» Ответы на вопросы: Когда зерно может стать хамецом
Izbrannie%20statji -> Имеет ли Израиль право на существование и что из этого следует
Izbrannie%20statji -> Пять названий и значений шавуот шавуот второй из трех праздников
Izbrannie%20statji -> Этого праздника
Izbrannie%20statji -> Решение Давида завоевать Иерусалим, который находится под властью ивусеев Кто такие "хромые и сдепые"


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет