А. В. Романко Провидец, или природа провидческого дара



жүктеу 1.27 Mb.
бет3/5
Дата14.07.2016
өлшемі1.27 Mb.
1   2   3   4   5
Глава 6.
Жизненный дух Теофраста Парацельса
Теофраста Парацельса также можно отнести к типу «Прогнозист, или Знающий» (интуитивно-логический интроверт, ИЛИ). Это следует из того, что Парацельс, несомненно, был ученым-естествоиспытателем, а не гуманитарием.
6.1. Наука в постижении
Знаменитый врач-алхимик, маг, естествоиспытатель и астролог Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм родился осенью 1493 года в небольшом швейцарском городке близ Цюриха в старинной, но обедневшей дворянской семье. Увидев новорожденного, мать отнюдь не пришла в восторг: он был тщедушный, с большой головой и кривыми ножками. Зато образованный отец – практикующий врач – сразу рассчитал: раз младенец появился на свет в час, когда солнце находилось в знаке Скорпиона, значит, ему предназначено стать врачом или алхимиком. Поэтому и имя ему было выбрано соответствующее – в честь знаменитого ученика Аристотеля врача Теофраста.

Надо сказать, что Гогенгейм-старший очень гордился своей родословной, в одной из ветвей которой был гроссмейстер Мальтийского ордена Георг Бомбаст фон Гогенгейм. Правда, в житейских и служебных делах это мало помогло: за свою жизнь папа Вильгельм ничего особенного не добилсяю Тем не менее, именно он привил юному Теофрасту любовь к ученым изысканиям, преподав азы алхимии, хирургии и терапии. Мальчика медицина явно заинтересовала, занимался он ею с радостью, хотя не чуждался и обычных детских забав.

Было и еще одно увлечение, которому Теофраст Гогенгейм отдавался со всей страстью, - фехтование. Несмотря на то, что времена рыцарства давно миновали, дуэли не были редкостью, да и разбойников на больших дорогах хватало. Так что шпага стала его постоянным спутником наряду с хирургическими инструментами.

Когда юноше исполнилось шестнадцать лет, Вильгельм Гогенгейм вынужден был признать, что ничему более не может научить сына, и Теофраст засобирался в дорогу. Его обуревали тщеславные намерения: он заплатит по долгам отца, прославит свое имя и покорит мир. Прихватив самое дорогое – меч, родовой герб Гогенгеймов, на котором были изображены в ряд три черных шара на серебряном луче и девиз «Да не принадлежит никому тот, кто может принадлежать самому себе», придуманный им самим, - юный рыцарь эскулапов в 1509 году покинул родные пенаты.

Если медицинское образование юноша получил под руководством отца и затем в Базельском университете, то с основами философии и натуралистики его познакомил ученый-гуманист Иоганн Тритемий, бывший в тот период аббатом бенедиктинского монастыря в Шпангейме. Благодаря таким занятиям юный ученик вскоре уже неплохо знал основы хирургии, терапии и хорошо ориентировался в основах алхимии. Дальнейшее университетское образование Теофраст продолжил в итальянском городе Феррара, где ему была присвоена степень доктора медицины. После этого молодой ученый записал в дневнике:

«Я скитался в поисках моего искусства, нередко подвергая опасности свою жизнь. Я не стыдился даже у бродяг, палачей и цирюльников учиться всему, что считал полезным. Известно, что влюбленный может пройти длинный путь, чтобы увидеть обожаемую им женщину. Насколько же сильнее тяга любящего мудрость, что заставляет его скитаться в поисках его божественной возлюбленной!»

Приблизительно в эти годы Теофраст взял себе псевдоним Парацельс. В его основе – имя одного из основоположников медицины, древнеримского врача Авла Корнелия Цельса. К нему Теофраст без ложной скромности прибавил греческую приставку «пара», что значит «подобный». Официально имя, видимо, впервые было обнародовано в 1529 году, когда Теофраст стал таким образом подписывать выпускаемые им астрологические календари. Впоследствии он пользовался псевдонимом практически всегда.

Парацельс смолоду научился мыслить определенно научными категориями, выстраивая собственную систему взглядов. Согласно его представлениям, основные элементы, составляющие космическое тело, - это земля, вода, воздух и небо; кроме них он признавал три начала: ртуть, серу и соль – но не как вещества, а как особый аспект существования жизни.

Так, ртуть есть неизменный дух, обеспечивающий изменчивость всего живого; сера производит рост всего живого и, скорее, соответствует понятию души; соль дает телам прочность, это основа телесности. Поскольку вся природа у Парацельса населена духами и демонами, то задача медицины состоит в том, чтобы восстанавливать нарушенный вторжением чуждого духа порядок, который в здоровом состоянии обеспечивается Археем – верховным жизненным духом всякого существа. Таким образом, врач должен лечить и тело, и душу, и дух больного.

Парацельс полагал, что духи – это вселяющиеся в человека или действующие на него некие астральные невидимые или видимые вампирические сущности, которые питаются энергией пациента и тем самым делают его больным. В этом случае излечение достигается изгнанием духа из человека заклинанием или молитвой. Например, Иисус вылечил одного больного, заставив злого духа (дьявола) выйти из него и вселиться в стадо свиней.


6.2. Странствующий доктор
Закончив образование и овладев навыками практической медицины, Парацельс не стал по примеру многих своих университетских товарищей обзаводиться врачебной практикой и вести жизнь добропорядочного доктора. Он отправился в длительное путешествие. По его словам, он слушал лекции медицинских светил в крупнейших университетах, в медицинских школах Парижа и Монпелье, побывал в Италии и Испании. Был в Лиссабоне, затем отправился в Англию, Литву, заехал в Польшу, Венгрию, Валахию, Хорватию. И всюду дотошно выспрашивал и запоминал секреты искусства врачевания. И не только у докторов – он, как и писал впоследствии, действительно не брезговал учиться и у цирюльников, банщиков, знахарок. Он старался узнать, как они ухаживают за больными и какие применяют средства.

Затем Парацельс путешествовал по придунайским странам и опять посетил Италию, где некоторое время служил военным хирургом и принимал участие в армейских экспедициях. Проведя в скитаниях десять лет (то применяя на практике свое врачебное искусство, то преподавая или изучая, по обычаю тех времен, алхимию и магию), в возрасте тридцати двух лет он возвратился на родину, где вскоре прославился после нескольких удивительных случаев исцеления больных.

После этого городской совет Базеля назначил Филиппа Теофраста профессором физики, медицины и хирургии, положив высокое жалование. Лекции Парацельса в местном университете, в отличие от выступлений коллег, не были пересказом авторитетнейших мнений Галена, Гиппократа и Авиценны, изложение которых являлось основным занятием профессоров того времени. Его учение было собственным, основанным на практическом опыте, и он преподавал его, невзирая на чужие мнения, заслуживая этим аплодисменты студентов и ужасая своих ортодоксальных коллег тем, что нарушал установленный обычай учить только тому, что можно надежно подкрепить устоявшимися, общепринятыми свидетельствами.

Свои знания и умения Парацельс активно применял, значительно превосходя в медицинском искусстве базельских докторов. Ему нередко удавалось излечивать тяжелобольных, которых коллеги авторитетно объявляли неизлечимыми (этот факт удостоверен Эразмом Роттердамским – добросовестным и образованным наблюдателем).

Но это закончилось тем, что в 1528 году Парацельсу пришлось тайком покинуть Базель, где ему угрожал суд за вольнодумство. Он вынужден был скитаться по горам и лесам, переходя из одной деревушки в другую, изредка врачуя крестьян.

Доктор хотел осесть в Кольмаре, чтобы всерьез заняться врачебной практикой, но задержался там всего на полгода. Он не мог смириться с невежеством, шарлатанством лиц, облаченных в докторские мантии, и в Кольмаре остался верен себе. Независимое поведение чересчур смелого доктора, резкие суждения о собратьях по цеху, отказ от слепого преклонения перед авторитетами пришлись по нраву далеко не всем. К тому же Парацельс занимался алхимией, усердно изучая труды восточных магов и мистиков.

Человек увлекающийся, пытливый, он проявлял интерес ко всему, где, как ему казалось, можно открыть что-то новое. Он заблуждался, нередко попадал в плен суеверных представлений, терпел неудачи, но продолжал поиски. Все это давало пищу для домыслов о том, что Парацельс вступил в контакт с самим дьяволом.

Положение усугублялось тем, что в Кольмаре продолжали сохранять свои позиции католики. Они ревностно следили за тем, чтобы никто не осмеливался выступать с суждениями, шедшими вразрез с установившимися представлениями. Только каноны, освященные католической церковью, признавались действительными, а любая попытка подвергнуть их пересмотру объявлялась кощунственной. В любую минуту Парацельсу могли предъявить обвинение в ереси и учинить над ним расправу.

Из Кольмара путь скитальца лежал в Эслинген, а затем он перебрался в Нюрнберг, где надеялся издать свои сочинения. К тому времени написано было немало. В его дорожном багаже лежало несколько сот страниц сочинений – это были записи медицинских наблюдений, выводы и предположения. Парацельс был необычайно работоспособен. Сохранились свидетельства о том, что он порой проводил за письменным столом по нескольку дней кряду, почти без сна.

Наконец странствующему врачу улыбнулась удача: одну за другой удалось издать четыре книги. Но затем неожиданно последовало решение городского магистрата о запрещении дальнейшего печатания произведений. Причиной тому было требование профессоров и докторов медицинского факультета Лейпцигского университета, возмутившихся сочинениями Парацельса. Они не могли принять его новшеств, ибо находились во власти сложившихся представлений, которые воспринимались как истина.

И тогда в отчаянии он бросил все и покинул Нюрнберг, направившись в Инсбрук, надеясь заняться, наконец, постоянной врачебной практикой, по которой изрядно истосковался. Но бургомистр не поверил, что появившийся в Инсбруке человек в оборванном платье и грубыми, как у простого мужика, руками – врач. Он велел самозванцу покинуть город.

Случайно узнав, что в Штерцинге эпидемия чумы, Парацельс едет в этот город. Обходя дома больных, готовя лекарства, он настойчиво пытался понять, в чем причина этого страшного заболевания, как можно предотвратить эпидемии, какими средствами следует лечить больных.

Но когда закончилась эпидемия, Парацельс оказался не нужен и в Штерцинге. Он вынужден был снова бродить по дорогам, меняя город за городом, надеясь, что в каком-нибудь из них власти все-таки удостоят его доверием. Но даже там, где Парацельса были не прочь принять, против этого решительно возражало католическое духовенство, да и протестанты часто не очень-то на него полагались.

Парацельс много и успешно занимался химическими опытами. Он составлял лекарства, экспериментировал и диктовал полученные результаты секретарю, который записывал их и переводил на латынь. Многие его мысли были перевраны при переводе, а затем еще раз испорчены недоброжелательными пересказами. Ученого обвиняли в том, что он «превратил живые тела в химические лаборатории, где различные органы, подобно перегонным кубам, печам, ретортам, реактивам, растворяют, размачивают, возгоняют питательные вещества». Тем не менее после издания книг положение доктора Парацельса неожиданно изменилось. Его принимают в лучших домах, к нему обращаются знатные вельможи. Он лечит маршала королевства Богемии Иоганна фон Лейпница. В Вене его удостаивает вниманием сам король Фердинанд I.

Получив признание, вечный скиталец использовал это обстоятельство для того, чтобы наверстать упущенное. Снова дни и ночи просиживает он за столом, записывая свои мысли, стремясь успеть поведать людям о том, что узнал за свою жизнь, поделиться с ними собственным опытом. Он верит, что выработанные им приемы лечения некоторых заболеваний, впервые введенные в практику лекарства, методика хирургических операций, которую он разработал, окажут немалую помощь медикам. Он словно чувствовал, что жизнь его клонится к закату. Годы странствий, напряженного труда, постоянной борьбы с недругами подорвали его организм.

Последнее его пристанище – Зальцбург. Наконец-то он мог заняться врачебной практикой и писать труды, не заботясь о том, что завтра, быть может, ему придется перебираться в другой город. У него есть свой маленький домик на окраине, есть кабинет, своя лаборатория. Но смерть настигла его в один из осенних дней 1541 года.

Обстоятельства смерти Парацельса до сих пор не ясны, но современные исследования подтверждают версию его современников, согласно которой на него во время званого обеда напали бандиты, нанятые кем-то из врагов-лекарей. Он упал и повредил череп, что спустя несколько дней и привело к смерти. Немецкий врач С.Т. фон Земмеринг, обследовавший впоследствии череп Парацельса, заметил трещину височной кости: такое повреждение, по его мнению, могло возникнуть только при жизни человека, поскольку старый высохший череп нельзя было бы расколоть подобным образом.

На могиле Парацельса в Зальцбурге поставили большой камень. Резчик высек на нем бесхитростную надпись: «Здесь погребен Филипп-Теофраст, превосходный доктор медицины, который лечил тяжелые раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела. Он завещал свое имущество разделить и пожертвовать беднякам. В 1541 году на 24-й день сентября сменил он жизнь на смерть».



В течение следующих шестидесяти лет после смерти Парацельса его взгляды широко распространились: в Европе появилось более двухсот изданий сочинений ученого. Количество врачей, его последователей, неуклонно росло, особенно в Голландии и в Германии.
6.3. Срез грядущих событий
Нет сомнения, что слава Парацельса как врача и основоположника фармакологии была значительно выше, нежели его известность как прорицателя. Но он оставил после себя не только огромное практическое наследие, но и ясные, поразительно точные высказывания о грядущих (как для него, так и для нас) временах. И сегодня, спустя почти пятьсот лет, исследователи все чаще обращаются к его знаменитой книге «Оракулы», которая теперь вызывает гораздо больший интерес, чем его медицинские труды. Короткие строки пророчеств звучат так, как будто перед нами отчетливый «срез будущего», которое сумел разглядеть выдающийся ученый и мыслитель.
Во Франции падет династия Валуа, к власти придет династия Бурбонов. Последняя будет свергнута ровно через двести лет после захвата ею власти.
Действительно, король Генрих IV Наваррский взошел на престол в 1589 году. В 1789-м династия Бурбонов пала под ударами Французской революции.
В грядущем победят республиканская и демократическая формы правления во всех государствах Европы. Во Франции к власти придет Наполеон.
Возникнет государство по ту сторону океана.
Речь идет об образовании США.
Возвысится Китай.
Похоже, все к этому и идет.
Мир разделится на три лагеря.
Возможно речь идет о Европе, Азии и Америке.
Воззрения страны за семью печатями покорят Запад.
«Страной за семью печатями» Марко Поло назвал Китай.
В ХIХ веке будет пришествие германского орла, который станет царствовать в Европе.
Здесь имеется в виду первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк. В его фамильном гербе, как и в гербе Гогенцоллернов, был орел. Таким образом, Парацельс предсказал не только появление Бисмарка, но и предсказал герб будущей германской династии.
Нельзя доверять страшному упадку Гипербореи [Московия]. У этой страны будет три падения и три возвышения. Знамя креста будет водружено на одной из горных вершин Гипербореи.
Последняя фраза весьма туманна. Исследователи полагают, что имеется в виду Урал, где начнется новая эра.
Через четыреста лет наступит период благоденствия, расцвета и материального достатка, но вскоре сменится страшными событиями со множеством нищих, со звериными поступками людей, с людоедством на улицах городов.
В предсказанном году благоденствия не наступило. Зато бесчеловечные зверства познали страны Западной и Восточной Европы, в том числе и СССР.
На срок, равный пятидесяти годам второго царства Сатурна, который наступит через пятьсот лет, снова придет Золотой век, но продлится он всего лишь пятьдесят лет.
1541 год + 500 лет – 2041 год. Золотой век, который принесет счастье всем живущим, по Парацельсу, должен быть с 2041 по 2091 год.
После 2091 года короткий Золотой век будет прерван перед новой угрозой.
На этом пророчества Парацельса обрываются. великий исследователь либо не успел заглянуть в более отдаленное будущее, либо же не захотел делиться увиденным с потомками.

В заключение цитата из работы знаменитой писательницы ХIХ века Елены Блаватской – яркой представительницы теософского учения: «О Парацельсе говорили, что он мог выращивать в ретортах драгоценные камни и жемчуг, делать золото и эликсир молодости, путешествовать по воздуху на летающем коне. Рассказывали, что в рукояти его меча был заключен подвластный ему злой дух. Почитатели называли Парацельса «учителем, которого бог поставил в невидимой школе, устроенной на небесах», Недруги – «чудовищным колдуном, суеверным богохульником, гнусным обманщиком, пьяницей и монстром». Сам же он величал себя «святым доктором». … Он оставил после себя много трудов, которые по сей день высоко ценятся у каббалистов и оккультистов. Многие из его изречений оказались пророческими. Он был ясновидцем высокой степени, одним из самых ученых и эрудированных философов и мистиков и выдающимся алхимиком. А физика в долгу перед ним за открытие азота».

Эти слова подтверждаются легендой, которая говорит о том, что астральное тело Парацельса уже во время земной жизни стало самоосознающим и независимым от физической формы, что ныне он является адептом и живет в твердыне Света и оттуда незримо, но реально влияет на умы своих последователей.

Глава 7.
Жизнь и пророчества магистра Нострадамуса
Мишеля Нострадамуса можно отнести к типу «Прогнозист, или Знающий» (интуитивно-логический интроверт, ИЛИ), так как он, несомненно, был мыслителем, политиком и ученым (см. также [14]).
7.1. Странствия
Бакалавр медицины, один из величайших астрологов и ясновидцев Мишель Нострадамус (де Нострдам) родился в декабре 1503 года в небольшом городке Сен-Реми на юге Франции. Родители его были евреями, однако к тому времени им пришлось сменить иудейскую веру на христианство, чтобы не подвергнуться изгнанию из католической Франции и отлучению от профессии.

В 1518 году четырнадцатилетний Мишель поехал учиться в Авиньонский университет, где уже с первых занятий удивил учителей великолепной памятью: юный студент мог наизусть цитировать целые главы после первого же прочтения. Два года спустя Мишель де Нострдам уже изучал медицину в знаменитом тогда университете Монпелье вместе с Франсуа Рабле, кстати, предсказав успех роману «Гаргантюа и Пантагрюэль» и бессмертную славу его создателю.

Проучившись в славном заведении три года, Нострадамус выдержал экзамены на степень бакалавра и получил долгожданную лицензию врача, из-за которой, собственно, и проводил драгоценное время в университете. После этого он поехал в провинцию на борьбу с бушевавшей по стране бубонной чумой.

Молодой доктор, которому на каждом шагу приходилось сталкиваться со снисходительным отношением старших, а потому заведомо «умнейших» лекарей, далеко не всегда ориентировался на то, как было принято лечить в те времена. На практике и в теоретических рассуждениях он считался в основном с тем, что подсказывали ему логика, здравый смысл и приобретенный опыт. Оказавшись в самом центре чумной эпидемии, он быстро разочаровался в малополезных способах коллег, после чего стал врачевать по своим собственным методикам, получая прямо-таки ошеломляющие результаты.

За сравнительно короткое время ему удалось остановить эпидемии в нескольких крупных городах Франции, в том числе Каркассоне, Тулузе, Нарбонне и Бордо. Вместо изнурительных для больных и отнимающих последние силы кровопусканий он «прописывал» гигиену, родниковую воду, свежий воздух и лекарства, сделанные им на основе целебных трав. Эти снадобья представляли собой обычные с виду пилюли, но замешанные на основе розовых лепестков и богатые витамином С. Их врач раздавал пригоршнями на улицах зараженных городов, попутно разъясняя людям правила элементарной гигиены.

После четырех лет суровой практики Нострадамус вновь предстал перед профессорами Монпелье, на этот раз для того, чтобы получить докторскую степень. Это ему удалось без особого труда. Посвятив три следующих года преподаванию в университете, он откликнулся на приглашение прославленного ученого и философа Жюля Сезара Скалигера, чье имя в то время гремело по всему миру, и переселился в Ажен (город к юго-востоку от Бордо), где вплотную занялся медицинской практикой. Там он наконец устроил свое личное счастье, женившись на любимой женщине, которая вскоре родила ему двух очаровательных детей.


7.2. Повороты судьбы
Видимо, так устроен этот мир, что за все в итоге приходится платить свою цену. Такой платой, взимаемой за несколько лет безмятежного счастья и обладание пророческим даром, для Нострадамуса оказалась потеря абсолютно всего, что было ему дорого в жизни. Начиная от семьи, в которой он видел смысл своего существования, и заканчивая столь важной медицинской практикой.

Черная полоса в его жизни наступила в 1537 году, когда в Ажене вспыхнула очередная эпидемия чумы. Спокойно и уверенно врач приступил к своим непосредственным обязанностям, а когда на лицах его жены и детей проступили зловещие пятна, он понял, что опоздал: ему, спасшему тысячи жизней, не удалось уберечь самых близких людей.

Но этот удар оказался далеко не последним. Похоронившего семью и убитого горем Нострадамуса ожидали еще и сюрпризы от «благодарных» жителей Ажена, многие из которых были обязаны ему здоровьем. Из-за первых пророчеств и предложения новых способов борьбы с эпидемиями ему даже угрожала казнь на костре. Поэтому явиться на вызов инквизитора Тулузы по обвинению в ереси и связи с дьяволом он не рискнул и под покровом ночи бежал из родной страны в Италию. Там он в течение нескольких лет скрывался от инквизиции, заодно переосмысливая всю свою жизнь.

Именно в этих путешествиях развился и окреп его пророческий дар. Вся прошлая жизнь осталась далеко позади, новая открывалась с чистого листа, и на этом листе уже было начертано слово «Пророк». Впрочем, для самого Нострадамуса этот дар явился не столько каким-то неожиданным открытием, сколько источником новых сил и бесконечной радости новорожденного, освободившегося от пелен и получившего возможность исследовать доселе неведомый мир. Но тут его ожидал еще один поворот судьбы.

Можно смело сказать: много горя испытали жители Прованса в середине ХVI века – на их долю выпала одна из самых страшных эпидемий за всю историю Франции. На протяжении нескольких лет чума владела этим краем, и, когда Нострадамус прибыл в город Экс, ему показалось, что он попал в преисподнюю: трупы валялись на улицах, а из окон доносились стоны и плач. Врачей в городе почти не было – они уже или умерли, или подхватили смертельное заболевание, или вовсе бежали из Экса, называя его «проклятым местом».

е раздумывая, Мишель тут же предложил свои услуги врачу Луи Сера, возглавившему борьбу с легочной чумой. В течение последующих 270 дней он работал день и ночь, борясь со смертельной заразой. По его распоряжению с улиц города убрали трупы, а сами улицы привели в порядок. Всем больным и здоровым было предписано соблюдать строгие правила гигиены, а на знаменитые розовые пилюли врач тратил все деньги, раздавая их бесплатно на улицах.

И на этот раз Мишель повел борьбу с распространением болезни продуманно и умело – и в конце концов снова победил. Ему удалось составить из цветов и лекарственных трав целебное и дезинфицирующее средство и организовать санитарные и профилактические меры. Чума отступила, и Мишель Нострадамус из гонимого скитальца превратился в национального героя. Отцы города назначили ему пожизненное содержание, а благодарные жители буквально засыпали его подарками.

Спустя некоторое время врач продолжил свои путешествия, переезжая из города в город вслед за чумой, пока наконец к 45 годам не почувствовал тягу к оседлой жизни. Обосновавшись в городе Салоне, Мишель в 1547 году женился во второй раз на богатой вдове Анне Понсаль Жемелье, которая родила ему троих сыновей и трех дочерей.

В доме супруги Нострадамус обустроил личный кабинет, куда никто не мог входить. Там он хранил ценные папирусы из египетских храмов, привезенные евреями, изгнанными из Египта. Признанный врач и астролог знал в совершенстве латынь, иврит, древнегреческий и итальянский языки, изучал древнеегипетские и восточные поверья, умел изготавливать действенные лекарства, писал стихи, философские и медицинские труды, ставил химические и физические опыты. Современники сравнивали его огромный багаж знаний и разносторонние дарования с талантом самого Леонардо да Винчи.

Еще в своей магистерской диссертации Нострадамус указал на возможность применения прививок против оспы, что было сделано лишь двести лет спустя Эдвардом Дженнером. Также ученый высказал предположение о наличии у человека двух кругов кровообращения, предвосхитив почти на сто лет открытие Уильяма Гарвея. Нострадамус предсказал использование человечеством электричества, радио, телевидения, паровых машин, самолетов, космических кораблей и т.п. Он за двести лет до Кавендиша описал некоторые свойства электричества.

Росла и его слава как астролога, несмотря на происки завистников и незадачливых конкурентов. Нострадамуса даже пытались убить будто бы за «чернокнижие», хотя сам он был убежденным католиком, не допускающим даже мысли о том, чтобы заниматься черной магией.
7.3. «Центурии»
Примерно с середины XVI века начинается двойная жизнь повидавшего виды врача, отличного семьянина и заботливого отца. С одной стороны, жители Салона знали доктора как прекрасного специалиста и добродушного человека, обладавшего хорошим чувством юмора, с которым всегда можно было поговорить по душам. С другой – по ночам в окнах этого участливого горожанина долго горел свет, и, присмотревшись, можно было увидеть силуэт склонившегося над бумагами Нострадамуса, писавшего свои бесконечные послания людям, которые еще не родились.

Нострадамус был ростом немного ниже среднего и обладал крепким телосложением. У него был большой и открытый лоб, прямой и ровный нос, серые глаза, мягкий взгляд. Несмотря на солидный по тем временам возраст, он всегда был полон энергии, много смеялся, едко шутил, любил и поощрял искренность суждений. Спал ученый не более 4-5 часов, охотно постился, регулярно бывал в церкви и много ей жертвовал. Словом, вел жизнь, достойную христианина, был милосерден к больным, не имевшим возможности отблагодарить его за помощь.

Современники говорили, что в глубине глаз этого мудрого и сострадательного человека всегда читалась легкая грусть, а может быть, усталость – независимо от того, смеялся ли он, объяснял тайны гороскопа или делился с соседями житейским опытом. Но в то же время эти светло-серые, с теплым оттенком глаза были полны решимости: сказывалась готовность чуть ли не ежедневно заглядывать в самые отдаленные закоулки будущего, со всеми его убийствами, войнами, несправедливостями и судьбами людей.

Судя по эмоциональным записям предсказателя, он словно являлся непосредственным участником всех открывавшихся ему событий, переживая их точно так же, как впоследствии люди будут переживать их в собственной жизни. Только врач, избавивший от страха чумы многие города, лично видевший тысячи смертей, в том числе смерть любимой жены и двоих детей, - только он мог без страха исследовать будущее с его многомиллионными жертвами и оружием непостижимой разрушительной силы. Наверное, без такого богатого, в том числе трагического, жизненного опыта, без блестящего образования и, конечно же, главной опоры – уверенности в себе Мишель Нострадамус никогда не стал бы тем, кем мы его знаем. Лишь уникальное сочетание всех этих факторов сформировало ум и душу пророка, сделав его своеобразным посредником между прошлым и будущим.

«Так как обычно принято утверждать, что знание о будущих событиях точным знанием являться не может, то … я поначалу не верил в свою возможность предсказывать посредством моих природных данных, унаследованных от предков. Я все время недооценивал свои способности, данные мне природой…» - писал Нострадамус в «Послании Генриху II».

Разумеется, вначале он сомневался, не зная, приписывать ли свои видения снам или галлюцинациям, и лишь когда они стали более ясными, чем сама реальность, - поверил в них. Более того, он осознал саму связь с Божественным, которая открывалась по божьему волеизъявлению без какой бы то ни было мистики. Но даже тогда он не спешил публиковать свои озарения, справедливо полагая, что предстать перед судом инквизиции он еще успеет. И лишь в 1555 году Нострадамус издал в Лионе первый альманах с поэтическими пророчествами. Немудрено, что произведение сразу же завоевало огромную популярность.

В то же время инквизиции при всем желании не к чему было придраться – обтекаемые фразы катренов и ссылка на «точную науку» астрологию не давали к этому никакого повода. Этот опыт был своеобразным «пробным камнем» доктора медицины, и, поскольку он оказался успешным, в следующем году провидец начал упорную работу над центуриями, призванными заглянуть в гораздо более отдаленное будущее.

В дальнейшем такие альманахи публиковались ежегодно, вплоть до самой смерти автора. Обычно они содержали один общий катрен (поэтический отрывок, чаще четверостишие) на год, 12 катренов по месяцам года и обширную прозаическую часть с предсказаниями. Замысел Нострадамуса состоял в следующем: десять центурий по сто катренов-четверостиший в каждой. Таким образом, получалось около тысячи катренов. Если учесть, что само слово «центурия» означает «сотня», «столетие», выходит, что автор планировал своеобразный прогноз на ближайшую тысячу лет.

Через год Нострадамус выпускает продолжение «Центурий». Яркие пророчества, хотя и выпущенные довольно скромным тиражом, принесли автору невероятную популярность во Франции.

Астрологические вычисления для Нострадамуса не были единственным методом предсказания будущего. Говорят, был у него и весьма примечательный способ. Раздевшись донага, Нострадамус садился по ночам на особый металлический треножник и часами смотрел на блестящий шар, стараясь увидеть на его поверхности нечто необычное.

А нередко магистр делал свои предсказания, вглядываясь в чашу, наполненную водой, в состоянии, похожем на транс. «Большая часть пророчеств сопровождалась движением небесного свода, и я видел как бы в блестящем зеркале, а порой в туманном видении великие, печальные, удивительные и несчастные события и авантюры, которые приближались к главнейшим культурам».

Завуалированность своих предсказаний Нострадамус объяснял так: «Если бы я открыл то, что должно произойти в будущем, то все те, которые в настоящее время являются представителями правительства, сект, религий и вер, нашли бы это столь мало согласным с их мелкими представлениями, что они прокляли бы все то, что будущие века узнают, увидят и оценят… Все это было причиной, почему я скрыл свой язык от чернил и пера, от бумаги, потом я решил сделать сообщения при помощи темных и двусмысленных сентенций о некоторых будущих, даже весьма близких событиях…»

Писать в аллегорической форме, пользоваться языком символов, сравнений, зашифрованных дат и имен Нострадамусу приходилось еще и потому, что он не без оснований боялся преследования со стороны инквизиции, которая приставила к астрологу постоянных осведомителей.

Если до конца поверить в реальность предсказаний Нострадамуса, то придется признать, что строение мироздания основано на абсолютно иных принципах, чем считает современная наука. Например, по Эйнштейну, пространство и время взаимосвязаны и включены в единое гравитационное поле. Будущее – это лишь некая точка на оси координат, где одновременно с ударом часов свершается настоящее.

По Нострадамусу, наше будущее находится вне времени и существует практически как нечто такое, что почти уже свершилось, сначала вдали, пока еще в довольно туманных контурах, но чем ближе грядущее к появлению на свет, тем быстрее туман рассеивается, и с ударом часов оно выступает перед нами как настоящее. А управляет этой постановкой сам Господь.

Следовательно, провидец может по воле Божьей прочитать будущее и сообщить о нем обычным людям. Но каким образом? Говорят, что на аудиенции в Лувре 30 сентября 1555 года на вопрос короля Генриха II и его царственной супруги Екатерины Медичи о том, почему он знает будущее, Нострадамус ответил: «Я всего лишь скрипичная струна, а на скрипке играет Господь… Скрипач… всего лишь пользуется мной. А почему выбор пал на меня, мне неизвестно. Сам я человек неприметный и грешный».

«Центурии» написаны на старинном французском языке со вставками на латыни. Сопровождают их два послания: покровителю Нострадамуса французскому королю Генриху II («Большой Апокалипсис») и старшему сыну Цезарю («Малый Апокалипсис»).

После смерти ученого его сыновья выпустили дополнения к «Центуриям», получившие название «Оракулы».

Интересно, что толчком к написанию загадочных предсказаний стало видение, посетившее Нострадамуса еще в 1549 году, а все пророчества, как сказано в предисловии, «исходят из уст Духа Святого».

В первых буквах четверостиший Нострадамус зашифровал нумерологический код, указывающий даты исполнения предсказанных событий. Каждая строка катрена означает определенное число, цифры, зашифрованные в строках, указывают даты конкретных событий. Иногда в тексте Нострадамус умышленно допускал ошибки, чтобы правильно зашифровать дату.

Двенадцать «Центурий» - это как бы описание странствия автора по будущим судьбам человечества. Это путешествие сквозь войны, бедствия и катастрофы. По сути «Центурии» - одна из самых удивительных книг, известных человечеству. Нострадамус предстал не только как величайший пророк и ясновидец, но и как предшественник таких фантастов, как Жюль Верн и Герберт Уэллс.
7.4. Код будущего
Небывалый успех Нострадамусу обеспечили предсказания, которые сбылись при его жизни. Известен случай, когда магистр пал на колени перед молодым францисканским монахом Феличе Пьеретти, предугадав в нем будущего главу Римско-католической церкви. Тот тогда не поверил и рассмеялся, а через девятнадцать лет стал Папой Римским Сикстом V.

Однако знаменитым Нострадамуса сделало предсказание, касавшееся короля Генриха II. Звучало оно так:


Молодой лев одолеет старого,

На поле битвы, в одиночной дуэли.

Он выколет ему глаза в золотой клетке…

Две раны – одно,

потом умрет жестокой смертью.
9 июля 1559 года в Париже в честь свадьбы короля Испании и дочери французского короля Генриха II в Турнеле состоялся торжественный турнир рыцарских поединков. Генрих в позолоченном шлеме с закрытым забралом верхом на коне в одиночном поединке сразился с именитым соперником – молодым шотландцем графом Монтгомери. При ударе о королевские латы копье графа сломалось, обломок копья проткнул решетку забрала и попал прямо в глаз короля, глубоко войдя в голову.

Весть о жуткой смерти монарха облетела всю Францию. Разгневанная королева приказала снести конный манеж до основания, дав слово до конца жизни носить траур по мужу. И сдержала обет.

С этого момента интерес к предсказаниям врача из Салона стремительно растет, и скоро его катрены становятся не только предметом пересудов придворных и горожан, но и темой политических донесений послов, аккредитованных при французском дворе.

17 ноября 1560 года новый король Франциск II, болезненный юноша неполных восемнадцати лет, заболел лихорадкой, а уже 20 ноября венецианский посол Микель Суриано доносил дожу: «Все придворные вспоминают 39-й катрен Нострадамуса и обсуждают его втихомолку». Этот катрен гласил:


Первый сын, вдова, несчастливый брак,

Без детей два острова в раздоре:

До восемнадцати, в незрелом возрасте,

А другой вступит в брак еще моложе.
Комментаторы более позднего времени извлекли из этого катрена еще больше информации. Франциск II (годы правления 1559-1560) был первым сыном Генриха II. Жена Франциска II, шотландская королева Мария Стюарт, которую по политическим мотивам выдали за него замуж в шестнадцать лет, прожила с ним менее двух лет, и в этом плане их брак можно считать несчастливым. Детей у них не было.

Относительно двух островов, находящихся «в раздоре», заговорили, когда вернувшаяся после смерти Франциска в Британию Мария Стюарт вступила в борьбу с английской королевой Елизаветой I. Хотя Англия и Шотландия находятся на одном острове, это предсказание почему-то производило особенно сильное впечатление. Строчки «А другой вступит в брак еще моложе» отнесли к ко второму сыну Генриха II королю Карлу IX. Правда, он женился на принцессе Елизавете Австрийской в двадцатилетнем возрасте. Комментаторы обходят эту трудность, указывая, что обручился-то он с нею в одиннадцать лет.



Однако Нострадамус описывал главным образом то, что ждет человечество в будущем. И сегодня мы можем точно говорить о том, что уже сбылось. Например, бурное развитие научно-технического прогресса, изобретение судов, автомобилей, о которых сказано так:
Моим современникам трудно поверить

В железных амфибий морей и земли,

Но эти чудовища выйдут на берег,

Крутая волна закипает вдали…
В следующем катрене ясно обозначаются контуры подводной лодки:
Гонец был подхвачен железною рыбой,

Способной нырять до Романской земли.

Война управляет сиреневой зыбью

И к смерти большие ведет корабли…
В других строках можно увидеть намек на создание различных видов оружия:
Война будит мысль человека,

Который дает Прометеев Разбег…
Вообще ХХ век предстает в пророчествах Нострадамуса как век бедствий. Он указывает даты начала войны на Балканах, Первой мировой войны, предрекает революцию и гражданскую войну в России, начало и конец Второй мировой войны, поражение в ней Германии:
Железный паук любит берег Дуная,

Где немцы из пленных готовят рабов,

Их родина груды рублей золотых потеряет,

Возмездье ведя из глубоких снегов.
Нострадамус предвидел атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 году. Это становится очевидным, стоит лишь прочитать следующие строки:
Вблизи залива два города, постигнет каждый кара, подобной которой никто не видал.
Теме войны посвящено у Нострадамуса немало трагических катренов. Например, такой:
Поскольку жизнь не будет иметь

Никакого смысла,

Железо и орудие довершат смертельную работу.
Современные толкователи-расшифровщики хронологических таблиц Нострадамуса указывают примерную дату начала третьей мировой войны. В «Послании Генриху II» астролог называет ее не иначе, как «третий всемирный потоп человеческой крови». А кроме того предрекает:
В качестве антихриста явится сам Владыка Преисподней.

Еще раз, но уже в последний, все королевства христианства,

впрочем, и неверных, будут содрогаться от страха в течение

двадцати пяти лет. Будут вестись еще более ожесточенные

сражения. Селенья, города будут сожжены…
Прольется много крови девушек, жен и вдов после осквернения.

Младенцев станут швырять о стены разрушенных домов.

Владыка Преисподней причинит столько вреда, что почти

весь мир будет разрушен и придет в запустение.
К предсказанию третьей мировой войны можно отнести и следующий катрен:
Обновляется великий мотор веков. Дождь, кровь, молоко,

голод, железо, чума.
Войны несут разрушения, но после каждой войны города поднимаются из руин, жизнь возобновляется, вырастают новые поколения, поэтому «мотор веков» можно расшифровать как «война», ведь войны и кровопролития никогда еще не прекращались на Земле. «Дождь» - это, возможно, осадки с химическим веществом, выпавшие вследствие применения химического оружия. Под «молоком», скорее всего, подразумевается лекарство, с помощью которого можно будет излечиваться от последствий химической войны. Голод – естественное следствие войн, а чума и другие болезни – последствия голода. О разрушительной силе ядерного оружия и изменений в экологии упоминается ив таком катрене:
На земле и в воздухе будет столько замерзшей воды…
Утешение предлагают такие строки:
Третий антихрист вскоре будет уничтожен. Двадцать

и семь лет будет длиться кровавая война: еретики мертвы,

пленены, изгнаны, кровь, человеческие тела, покрасневшая вода,

на землю падает град.
Практически все предсказания Нострадамуса не содержат точной даты, они довольно туманны и бессвязны. Он-то, конечно, даты знал, но в его времена, в XVI веке, к прорицателям относились сурово, и магистр предпочитал прибегать к иносказаниям. Не стоит упускать из виду и следующий факт: каждый комментатор и толкователь помимо очевидных фактов, может находить в провидческих четверостишиях также и что-то свое, субъективное.
7.5. «Российский след»
О России Нострадамус писал в отдельном разделе своих предсказаний, потому что считал, что события, происходящие в ней, могут многое изменить в жизни людей. Вот, например, его пророчество СССР:
Всему этому будет предшествовать солнечное затмение, самое беспросветное из всех со времени сотворения мира и со смерти и страстей Иисуса Христа до наших дней. И в октябре произойдет великое потрясение, такое, что покажется, будто земная твердь потеряла свою естественную направленность и погрузилась в вечную тьму. А весной и осенью после чрезвычайных изменений мир будет поделен на новые сферы влияния. Вырастет новый Вавилон, подпитанный мерзостью жертвоприношений Духам Преиспдней. Однако ему не удастся продержаться более семидесяти трех лет и семи месяцев…
Если считать историю советского режима от официальной даты прихода большевиков к власти (а это разгон Учредительного собрания, случившийся 19 января 1918 года) до даты августовского путча, который «развалил» СССР (а это 19 августа 1991 года), то выходит как раз семьдесят три года и семь месяцев.
2018-2024 года будут отмечены третьей мировой войной. Россия, Китай, арабские страны будут противостоять США в союзе с Европой и Японией. Но ядерное оружие применяться не будет. К 2021 году ООН прекратит свое существование, а его место займет союз демократических государств.
В 2060-х годах Россия вновь обретет Аляску, что вызовет враждебный настрой со стороны США, который Россия сумеет подавить.
Нострадамус указал на то, что Россия в новый век вступит относительно слабой и неопределенной, в сравнении с Западом. Перед ней будет стоять выбор: присоединиться к Западному Союзу или отстаивать независимость своей идеологии. К 2018 году Россия сможет объединить под своей властью некоторые бывшие советские республики. В этот же год возможен рост промышленной силы страны. Во время третьей мировой войны в 2018-2020 годах Россия захватит всю Европу, а Китай установит власть над Азией, за исключением Индии.

В 2025 году, по мнению Нострадамуса, Россия полностью обновится и восстановится. Все советские пережитки останутся в прошлом, о революции никто не будет вспоминать. А в 2020-2030 годах Россия установит демократический режим. Будет восстанавливаться религия, будут строиться храмы и церкви. Появится человек, который объединит веру России и мировые религии в одну единую церковь. Этот человек откроет путь к великим изменениям и свершениям, путь в новый Золотой век, который принесет с собой гармонию и мир. И уже вслед за Россией остальные страны смогут пройти этот путь к духовному единству.


7.6. Вехи перемен
Что касается других глобальных событий в жизни нашего поколения, то предсказания магистра таковы (можно сопоставить с тем, что уже сбылось):
2000 год – укрепление США как мирового лидера. Россия в это время будет заниматься своими внутренними проблемами. В этом же году на Пасху пророк предсказывает погружение южной части Британии в воду. Примерно тогда же появятся новые транспортные средства – суперлайнеры.
2014 год – люди перенесут кожные заболевания в форме «побледневших гнойников»: ужасные последствия применения химического оружия.
В 2018 году заявит о себе новый мировой лидер – Китай. Произойдет раздел больших территорий.
2023 год – разразится мировой экономический кризис. а в 2024-м Китай станет мировой космической державой.
2028 год – будут открыты новые источники энергии, связанные со звуком.
В 2024 году американцы начнут использовать нанороботов, что станет новой ступенью развития.
В 2033 году растают полярные льды, начнутся наводнения во Франции, Голландии, Бангладеш.
2034 – начало 2040-х годов станет периодом широкого применения роботов в жизни человека.
30-40-е годы XXI века нацелены на освоение космоса. В этот период человек впервые высадится на Марс, где в дальнейшем будет построена база. Научная база появится и на Луне. В 2060-х годах роботы смогут заменить человека в любой работе.
2043 год – расцвет мировой экономики.
2046 год ознаменуется изобретением новых искусственных органов.
В 2066 году Земля начнет покрываться льдами.
В конце 2060 – начале 2070-х годов человечество наконец-то будет жить без войн и разногласий. Не будет социальных классов, наступит равенство и мир на Земле.
2076 год – период бесклассового общества, осуществление мечты коммунистов ХХ века.
В 2084 году человечество вернется назад к природе, будет ценить и беречь мир, что позволит долгое время жить без войны. Наступит торжество закона, большим уважением станут пользоваться науки.
В 2088 году на человечество обрушится бедствие: люди станут мгновенно стареть: за секунду могут поседеть волосы и постареть ногти. Эту болезнь победят через девять лет. Найдут и нейтрализуют ген старения.
2100 год – нас ждет изобретение искусственного солнца. Космическая станция будет освещать ночную сторону Земли.

А через год люди станут роботами. Управление органами чувств, сердцем, ногами и руками будет связано с отверстиями от прививки. Человеческие нервы, которые приносят столько беспокойства каждому, будут перерезать и соединять прямо с машиной.
2130 год Нострадамусу видится как начало освоения подводных пространств. Под водой появятся колонии, и будет использоваться растворенное в воде минеральное сырье. А 2149 год, по предсказаниям пророка, станет концом света, гибелью Земли, после чего начнется рождение новой цивилизации.
7.7. При дворе
После небывалого успеха первого издания пророчеств-ребусов Мишеля Нострадамуса пригласила в Париж ко двору французская королева Екатерина Медичи, на которую стихотворные загадки произвели сильное впечатление. Эта поездка, длившаяся около месяца – с июля по август 1556 года, - стала подлинным триумфом магистра. Он был принят герцогом Энном Монморанси и другими знатными людьми, осыпавшими астролога милостями и подарками.

В 1564 году, через несколько лет после трагической гибели короля Генриха II и скоропостижной смерти его наследника Франциска II, новый король Франции Карл IX сделал Нострадамуса своим личным врачом и придворным астрологом. По просьбе королевы Наваррской Жанны великий ясновидец обследовал и другого коронованного подростка Генриха Бурбона, предсказав его царствование как короля Франции и Наварры Генриха IV.

Вдова Генриха II королева-мать Екатерина Медичи тоже пожелала держать Нострадамуса при себе, чтобы иметь надежный щит от ударов судьбы. Нострадамус был доставлен в Париж, где королева поручила ему судьбы своих детей. Нострадамус предсказал скорую кончину нового короля, затем восшествие на престол третьего сына, любимца Екатерины, Генриха III, напророчил Вафоломеевскую ночь и, наконец, предсказал свою собственную кончину.

Как пишет первый биограф и ученик Нострадамуса Жак Шавиньи, однажды, летним вечером 1566 года он как обычно пожелал мэтру доброй ночи, на что магистр спокойно ответил: «Утром меня уже не будет в живых». Так и случилось. Утром 2 июля Мишель Нострадамус бездыханным лежал на полу кабинета. Он скончался от разрыва сердца в возрасте шестидесяти трех лет. Похоронили ясновидца с почестями. Надгробная надпись гласила: «Здесь покоятся кости Мишеля Нострадамуса, одного из всех смертных, сочтенного достойным сообщить и записать своим божественным пером о влиянии звезд на будущие события, которые должны произойти на Земле».

В своем завещании провидец просил похоронить его стоя, чтобы истлевшие кости не рассыпались в кучу, хотя предупреждал, что однажды его кости все равно будут разбросаны. И это действительно случилось в годы Великой французской революции, когда санкюлоты в отместку за предсказание о великом кровопролитии 1792 года вытащили гроб из земли и разбросали кости покойного.

Когда об этом было доложено одному из вождей революции Максимилиану Робеспьеру, тот приказал немедленно казнить осквернителей праха, кости собрать, а на могиле Нострадамуса установить стелу с торжественной надписью: «Предсказателю свободы». Позже на родине Нострадамуса в городке Сен-Реми ему был возведен памятник.



1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет