Андрей Жуков Николай Непомнящий Запрещённая история



жүктеу 2.84 Mb.
бет6/12
Дата13.06.2016
өлшемі2.84 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Глава 4

АФРИКАНЦЫ В НОВОМ СВЕТЕ ДО КОЛУМБА

Ex Africa semper aliquid novi («Африка всегда преподносит что-нибудь новое»). Это изречение греков, переданное Плинием, можно было бы предпослать в качестве эпиграфа к любому рассказу о новейших открытиях в истории, археологии, этнографии, антропологии и лингвистике, которыми так богаты последние годы. А слово «Африка», если отвлечься от Плиния, можно заменить словом «Америка»: Американский континент богат открытиями не меньше Африканского.

Африка и Америка… Два огромных куска суши расположились параллельно друг другу по обе стороны голубого пространства Атлантики. Сведите мысленно линии их побережий, и совпадут они до мельчайших подробностей. Разбираться в этом — дело геологов, да они и сделали уже очень много, гораздо больше историков, археологов, лингвистов.

События, о которых в связи с этим стоит задуматься, происходили отнюдь не в отдаленные эпохи, однако по ним можно судить о том, до какой степени не исследованы еще целые пласты этнической истории обоих континентов.

В конце XIX века стало почти аксиомой мнение о том, что древние культуры Америки возникли и развивались совершенно независимо, без какого бы то ни было влияния Старого Света. Это мнение как нельзя лучше совмещалось с преобладавшей в те времена концепцией многочисленных «параллельных» развитий, которая надолго задержалась в ученом мире, обрастая все новыми теориями.

Сейчас элементы этой идеи о независимом происхождении и развитии американских культур не только укоренились, но и проявляются всякий раз, когда речь заходит о культурных контактах. Они долго оставались в тени, о них избегали говорить, как бы закрывая на эти контакты глаза. Сейчас уже никому не надо доказывать связь культур Азии и Америки или Америки и Полинезии; но для этого понадобились десятилетия самой настоящей борьбы. Сегодня на повестке дня стоит проблема контактов трансатлантических.

В конце 1975 года в газете «Правда», что само по себе в то время было показательно, появилось следующее сообщение: «Национальный фонд защиты индейцев Бразилии объявил о том, что антрополог Валерия Паризе обнаружила в штате Мараньян, на северо-востоке Бразилии, таинственное племя индейцев «номадес гуахас» («кочующие гуахас»), больше известных как «черные индейцы».

«Черными индейцами» их прозвали потому, что они обладают всеми чертами негров. Полагают, что это потомки бразильских негров, — на протяжении последних ста лет племя избегало каких-либо контактов с «белой цивилизацией».

Гуахас живут небольшими группами по десять-двенадцать человек в плетеных хижинах. Они остаются на одном месте всего несколько дней. Валерия Паризе в сопровождении индейцев другого племени на протяжении восьми дней преследовала группу гуахас, прежде чем ей удалось установить с ними контакт. Это первый контакт с племенем, о котором ученым до сих пор ничего не известно».

Сообщение заставляет задуматься. Если это действительно потомки бразильских негров, насильно привезенных сюда из Африки португальскими работорговцами в XVI–XVIII веках, то исследователям остается лишь изучить развитие племени в условиях лесной изоляции и пополнить этим копилку этнографических знаний. А если это не бразильские негры?



«Искатели приключений» с Черного континента

Есть два пункта, которые можно было бы положить в основу соответствующего историко-этнографического поиска. Пункт первый. «Мы происходим из семьи, в которой монарший сан передается по наследству. И вот предшествующий нам правитель решил убедиться в наличии противоположного берега у моря Аль-Мухит (Атлантический океан. — Авт.). Одержимый этой мыслью и воодушевленный желанием доказать свою правоту, он приказал снарядить несколько сотен судов, набрал для них команды, присоединил к ним также много других судов, снабженных золотом, съестными припасами и водой в таком изобилии, чтобы все это могло удовлетворить потребности команды в течение многих лет. При отплытии он обратился к командирам со следующей речью: «Не возвращайтесь, прежде чем достигнете самой крайней границы океана или прежде чем будут исчерпаны ваши съестные припасы или питьевая вода».

Они отплыли и долго отсутствовали, наконец вернулось одно судно. Мы спросили кормчего этого судна: что же случилось? Он ответил: «Государь, мы долго плыли, пока не встретили мощное течение, подобное реке. Я шел последним за другими судами. Все корабли продолжали плавание, но едва подошли к этому месту, как начали исчезать одно за другим. Мы так и не узнали, что же с ними случилось. Я же не захотел оказаться во власти этого водоворота и поэтому вернулся».

Султан не пожелал поверить этому сообщению и не одобрил поведения командира. Он приказал снарядить 2000 судов, доверил мне правление и со своими спутниками вышел в море Аль-Мухит. При таких обстоятельствах мы видели его в последний раз. Я остался неограниченным властителем государства».

Пункт второй. «В 1870 году в Северной Каролине (США) в цепи Аллеганских гор была обнаружена неизвестна я археологическая стоянка. Вообще находка подобного рода не редкость в этих местах, но это была необычная стоянка. Во-первых, она очень старая, а во-вторых, не индейская. Там найдены керамика, резьба по дереву, рисунки на скалах. Все человеческие фигурки однотипны: они закругленные, правильных форм, некоторые плоские, одежда закрывает их с головы до пят. Некоторые находятся явно в возбужденном состоянии, другие сидят в креслах, третьи скачут без седла, уздечки и стремян на животных, определить которых так до сих пор и не удалось. Остальные животные видны хорошо — это одногорбые верблюды, гиппопотамы, носороги. Найдены чаши, блюда различных форм, многочисленные курительные трубки, резьба на которых не имеет ничего общего с аппалачской (Аллеганы — часть горной системы Аппалачей. — Авт.). Кажется, она сделана металлическим предметом».

Итак, два пункта. Один — «отбытия», другой — «назначения». Один — западное побережье Африки, другой — восточный берег Америки. Сначала нужно убедиться в подлинности обоих сообщений.

«В этой главе при описании большинства того, что нам известно, мы основываемся на повторных расспросах одного за другим о том, что он знает о своей стране, о том, что в ней происходит. Я расспрашивал человека о его стране, потом другого, третьего, чтобы узнать истину. В чем слова их сходились или были близкими, я закреплял. Потом оставлял того человека, которого спрашивал, на некоторое время, давая ему позабыть, что он говорил, а затем повторял ему свой вопрос. Если он колебался, я пускал на ветер его слова. Все это я делал, чтобы удостовериться в истинности».

Так работал аль-Омари, арабский ученый XIV века, перу которого принадлежит первый процитированный отрывок. Второй отрывок взят из уважаемого английского издания — «Журнала Королевского антропологического института Великобритании и Ирландии», № 12 за 1883 год. В послесловии к сообщению, которое мы привели, председатель заседания говорит, что научная репутация человека, обнаружившего эту стоянку, не подлежит сомнению.

«Именно из Лиссабона смельчаки отправились в экспедицию, имевшую целью исследование океана и установление его границ. При первом же восточном ветре они вышли в море. Через одиннадцать дней плавания они подошли к морю, волны которого испускали ужасающее зловоние и таили в себе рифы. Опасаясь крушения, они изменили курс и в течение двенадцати дней плыли на юг, пока не достигли Овечьего острова…

Потом плыли еще двенадцать дней на юг и наконец увидели обитаемый и засаженный остров… Войдя в дом, они увидели высоких краснокожих мужчин, длинноволосых и почти безбородых, и женщин поразительной красоты».

Так описывает географ аль-Идриси современный ему поход восьми арабских «аль-магрурин» — искателей приключений. Плывя на запад от Лиссабона, они наткнулись на скопление саргассовых водорослей и повернули на юг. Все в этом рассказе достоверно, однако некоторые трактовки его фантастичны. Французский исследователь де Гинь утверждает, например, что арабы дошли до Америки. Он основывается преимущественно на цвете кожи местных жителей, упомянутом аль-Идриси. Это единственный аргумент, на который он опирается. Его легко опровергнуть: известно, что арабы Средневековья называли людей белой расы краснокожими. Арабские мореходы, которые отправились в плавание в 1124 году (так считает выдающийся немецкий естествоиспытатель А. Гумбольдт), могли повстречать белых людей. Скорее всего, они высадились на Канарских островах, где тогда жили гуанчи, представители европеоидной расы. Сомнение вызывает упоминание об Овечьем острове, ведь на запад от Гибралтара такого не было. У Р. Хеннига создалось впечатление, что этот эпизод заимствован из скандинавских саг, где Овечий остров (Фарерские острова) упоминался довольно часто. Другую трактовку можно предложить, если допустить, что овцы — это… козы («ганам» — арабское слово, использованное в рассказе португальцев, означающее «скот», можно понять и как «овца», и как «коза»). Если «ганам» означает «коза», то, значит, арабы побывали на Фуэртевентуре, одном из Канарских островов, «Козьем острове» Плиния.

Последний отрывок мы привели специально для доказательства того, что отнюдь не все плавания влекли за собой открытие новых земель далеко на западе, то есть Америки. Отсутствие размаха (сравните это с приготовлениями африканского султана), немногочисленная команда на одном-единственном корабле, страх перед морем, даже подчас какое-то брезгливое к нему отношение не дают повода для мыслей о дальнем походе «аль-магрурин». Однако это ни в коей мере не умаляет заслуг их последователей, которые продвинулись дальше.

Перед нами встает вопрос: следы ли это древних контактов или первые, случайные и разведывательные плавания? В третьем путевом журнале Колумба есть упоминание о том, что «адмирал хотел выяснить, правда ли все, сказанное жителями». А жители рассказывали вот что: «С юго-востока к нам приходил черный народ, он принес наконечники копий из металла под названием «гуанин»; они состоят из 32 частей золота, 6 — серебра и 8 — меди». Если мы полистаем один из словарей африканских языков, то легко обнаружим там слово «гуани». На языках группы манде оно означает «золото». Простое созвучие?..

В записках голландского путешественника по Африке начала XVIII века Босмана есть следующие строчки: «Золото, принесенное нам местными жителями, очень чистое. Но есть у них еще одно, искусственное, состоящее из нескольких компонентов: на треть оно подлинное, а остальное — серебро и медь. Стоит оно, конечно же, дешевле. Мы встречали его по всему побережью» (Западной Африки).

В записях Колумба сохранились интересные замечания, где он сравнивает вещи, виденные им на Гвинейском побережье, с американскими. В 1492 году, описывая Кубу, Колумб сообщал: «Здесь много пальмовых деревьев, отличных от гвинейских». Приметил и то, что жители Кубы довольно сильно отличаются от африканцев. Но вот что мы вдруг находим в его дневнике: «Здесь этого растения больше, чем на Гвинейском берегу…». Речь идет о кассаве (Manihot utilissima), подлинно американском растении. Тот факт, что кассава росла по обе стороны океана, Колумб никак не прокомментировал. Может быть, он ошибся? Но ведь он узнал ее сразу, как только увидел.

Ботаник С. Н. Бахарева пишет: «Западная и Центральная Африка — вторичный центр происхождения маниока (Manihot esculenta и М. Glaziovil); первичный — южноамериканский генцентр, по Н. И. Вавилову. Маниок был интродуцирован на Африканский континент в IV–V вв.». При этом сама дата ею не аргументируется. Но во всяком случае речь идет еще об одном примере доколумбовых связей с Америкой.

Известно, что капитаны двух кораблей первой экспедиции Колумба были мусульманами: Мартин Алонсо Пинсон отвечал за «Пинту», а его брат Висенте Янес Пинсон был капитаном «Ниньи». Братья Пинсон были представителями марокканской династии Маринидов, потомками султана Абу Зайяна Мухаммада III (умер приблизительно в 1362–1366 гг.). Будучи отличными мореплавателями и судостроителями, они помогали Колумбу в организации экспедиции, подготовив «Санта-Марию», флагманский корабль, к плаванию и взяв на себя большую часть расходов.

Также согласно исследованиям С. М. Тренто, бывшего директора Центра археологических исследований Мидлтауна (штат Нью-Йорк), перед своим первым рейсом в Америку Колумб прочел книгу Роджера Бэкона, содержавшую географическую информацию из различных арабских источников о регионах по ту сторону Атлантического океана.

Во время своей третьей поездки в Новый Свет Колумб посетил Тринидад, где моряки заметили у туземцев изделия из хлопка с симметричными узорами и красочные платки. Позже Колумб узнал, что эти платки, которые туземцы называли «алмайзар», были выполнены в тех же цветах и стиле, как и платки, которыми пользовались в Гвинее. Слово «алмайзар» имеет арабское происхождение, означает «покров», «фартук», «галстук» и является компонентом традиционной одежды арабов, берберов (в общем — «мавров») Северной Африки. Колумб также увидел, что местные женщины надевали одежду из хлопка, и с удивлением писал, что были знакомы с понятием целомудрия.

Другой испанский завоеватель, Эрнан Кортес, также сообщал, что одежды местных женщин представляли собой длинные платья и юбки, украшенные узорами в мавританском стиле.

Сын Колумба, Фернандо, тоже заметил удивительное сходство в стиле и узорах одежды между аборигенками с Карибских островов и мавританскими женщинами Гранады. Также было интересное сходство между колыбелями у женщин островов Центральной Америки и Северной Африки.

Христофор Колумб сообщал, что 21 октября 1492 года заметил мечеть на вершине горы на северном побережье острова Куба. Развалины мечетей с надписями из Корана на минаретах была найдены после этого в Мексике, Техасе, Неваде, на Кубе.

Лео Винер, известный гарвардский историк и языковед, в своей книге «Открытие Африки и Америки» (1920) заявляет, что Христофору Колумбу было известно о существовании представителей западноафриканской этнической группы мандинго в Новом Свете. В этой же книге автор утверждает о том, что испанский мореплаватель был осведомлен о том, что мусульмане из Западной Африки проживали в Северной Америке, включая южную, центральную части континента, на территории современной Канады и США, островах Карибского моря. Они вступали в брачные отношения и торговые связи с туземными племенами ирокезов и алгонкинов.

Английский историк Ричард Иден сообщает, что когда европейцы впервые прибыли в Новый Свет, то они явно отличали длинные черные волосы индейцев от вьющихся волос «мавров».

История западноафриканских средневековых государств изучена достаточно хорошо. Гана, писал арабский историк аль-Идриси, это самый большой город, «самый многолюдный и с наиболее развитой торговлей»; его правителю принадлежит «основательно построенный и прочно сделанный дворец на берегу Нила (Нигера. — Авт.), жилые помещения которого украшены разного рода скульптурой, рисунками и стеклянными окнами. Этот дворец был построен в 510 году после светоча хиджры» (1116–1117 гг. н. э.). Большинство исследователей настаивают, что ранние навигаторы отправлялись в Америку именно из этих мест. Расходятся они только в датировке. Южноафриканский ученый М. Джеффрис относит плавание к 900— 1000 гг., другие настаивают на более поздних путешествиях. Согласны все в одном: плавания были до Колумба.

Древняя Гана и ее преемник, государство Мали, жили транссахарской торговлей. Торговля влекла за собой культурные контакты с арабским миром. Мирная жизнь продолжалась до 1054 года, в котором войска Альморавидов (династии, образовавшей государство в Северо-Западной Африке и Испании) опустошили великую Ганскую державу. Но в XIII веке африканские правители вновь установили прочные отношения с марокканскими султанами, подданные которых давно уже хорошо знали систему долгот и широт, компас, квадрант и секстант. В XI–XIII вв. арабы обследовали побережье Африки и открыли часть Канарских островов, острова Зеленого Мыса и, возможно, Мадейру и несколько островов Азорской группы.



Шаги в Атлантику

Английские историки прошлых веков и даже в XX веке редко упоминали о том, что в Раннем Средневековье Западная Африка обладала высокоразвитой культурой. Город Тимбукту с университетом и богатейшей библиотекой мусульманской литературы был крупным центром, куда сходились пути караванов, следовавших из многих уголков Старого Света, Кроме Тимбукту, в древнем Мали был еще и Дженне, отличавшийся знаменитыми каналами, не уступавшими по красоте венецианским. Говорят, что хирурги здесь умели удалять катаракту и производить операции на черепе куда лучше, чем их европейские коллеги того времени.

Может быть, именно от арабов получили африканцы первые навигационные навыки. Возможно, от арабов узнали правители Ганы и Мали о каких-то северных походах к неизвестным землям на западе. Кстати, плавание итальянцев братьев Вивальди в 1291 году вдоль африканских берегов тоже могло стать поводом для создания крупного африканского флота, ведь европейцы наглядно продемонстрировали великие преимущества передвижения по воде. Но в нашем случае нужно, видимо, считать арабский и африканский мир единым центром отправки людей в Новый Свет: исторические судьбы этих регионов настолько переплелись, что это повлекло за собой кроме всего прочего сильное антропологическое смешение, так что определять африканские типы людей, обнаруженные в Новом Свете, можно очень приблизительно. Сказать, что, например, этот череп принадлежит жителю Северо-Западной Африки, а тот — гвинейцу, нельзя без особых оговорок. И тут и там могут встретиться различные антропологические типы. Для нас важно одно: негроидный (малийцы) и средиземноморский (арабы) типы в корне отличаются от индейских.

Правитель империи Мали Абубакари II, как свидетельствуют хроники, отказался от политики расширения империи, и без того достаточно обширной, и обратил свой взор на огромный океан, омывавший его земли с запада. Примерно за двести лет до Колумба ученые-географы из Тимбукту утверждали, что мир имеет форму тыквы и если двигаться в одном направлении, то можно, обогнув его, вернуться в исходную точку с другой стороны.

Уцелевшие источники — их, в сущности, единицы, и главные мы уже привели выше — позволяют утверждать, что правитель собрал по всему Западному Судану множество мастеров-корабельщиков, чтобы построить флотилию. Как прошла первая экспедиция, мы уже знаем от аль-Омари. Вторую Абубакари решил возглавить лично. В 1311 году, возложив на своего брата Канку Мусу обязанности регента, король отплыл в неведомое. На сей раз не вернулся никто. Африканские архивы в старых мусульманских центрах Тимбукту и Дженне хранят по этому поводу гробовое молчание…

М. Джеффрис тщательно изучил коллекцию находок из Северной Каролины и пришел к следующему заключению. Материал (терракота, камень, дерево), формы и способы передачи движений, черт лица и фигуры — все полностью совпадает с изделиями, применяемыми по всей Западной Африке. Эти фигурки из Америки имеют такие же плоские основания, как и большинство соответствующих находок в центре йорубской цивилизации — городе Ифе. Множество образцов подобного рода ученый собрал во время поездок по Африке. Трубки, упоминаемые в нашем «пункте втором», непохожи на индейские. Специфику создают многочисленные дырочки на конце трубки — там, куда обычно засыпают табак. Можно понять волнение М. Джеффриса, купившего наугад несколько трубок у жителей долины Нигера: он обнаружил их полное сходство с северокаролинскими.

Большинство прежних исследователей отрицали наличие плавучих средств у африканцев. Между тем говорить об их отсутствии — глубокое заблуждение. Господство над водным пространством было одним из первых условий существования человека в Западной Африке с ее многочисленными реками, озерами, лагунами и, наконец, побережьем океана. Существует мнение, что африканцы боялись водного пространства. «Доказательство» сторонники подобных взглядов приводят одно: африканец, которого Д. Ливингстон в свое время вывез из Центральной Африки, потерял голову от страха, увидев океан и побывав на кораблях. Это неудивительно: человек из внутренних районов континента, никогда не видевший моря, с недоверием и опаской отнесся к неведомому океану.

Можно констатировать ряд бесспорных фактов. Водный транспорт играл огромную роль в жизни западноафриканских народов, это известно из многих источников. Их-то и забывают некоторые исследователи.

Португальский путешественник Валентин Фернандиш, записки которого по сей день приносят пользу ученым, сообщал в 1506 году об «огромных каноэ, вмещавших до 120 воинов»; а другой его современник видел лодки около 10 метров в длину, рассчитанные на 60 человек. Есть упоминание о 22-метровых лодках, имевших в ширину до трех метров. Строились они способом, мало изменившимся за столетия. «Они делают лодку из цельного ствола дерева, вырубая сердцевину железными рубилами, оставляя дно в два пальца толщиной и борта в один палец. Борта укрепляют подпорками. Делаются эти лодки из огромных деревьев в 17–18 обхватов», — так описывает сооружение судов голландский географ О. Даппер. Он видел в XVIII веке суда со 180 пассажирами на борту, способные плыть, по его словам, с 1800–2000 рабами на палубе и в трюмах судна.

А в районе Сьерра-Леоне не раз отмечались крупные перевозки и скота, и провизии на больших лодках.

Кажется, уже можно отвергнуть утверждение о том, что трансатлантические плавания были невозможны лишь из-за отсутствия плавучих средств. Средства были, и это видно из многочисленных упоминаний путешественников.

Нелающие собаки… Большинство специалистов не склонны считать их одним из доказательств доколумбовых контактов, однако в той цепи фактов, которую мы предлагаем, они составляют отдельное звено, и, может быть, оно понадобится для создания полновесной теории древних контактов между Африкой и Америкой.

Колумб упомянул нелающих собак еще во время первого посещения Кубы. Это служит основанием для утверждения, что их привезли с собой древние мигранты. «Совпадение ли, что американские собаки тоже не лают?» — спрашивает М. Джеффрис и приводит одно из свидетельств 1670 года о том, что у населения возле форта Эльмина, на Золотом Берегу (современная Гана), было множество нелающих собак. Г. Джонстон, историк, колониальный чиновник, автор многих книг об Африке (кстати, открывший миру окапи), тоже был удивлен этим совпадением спустя двести лет.

Проблема распространения нелающих собак во многом кажется спорной, чего нельзя сказать о проблеме распространения культурных растений, теснейшим образом связанной с темой контактов — так, по крайней мере, думают наиболее оптимистически настроенные исследователи.



Слоны в Америке?

Настала очередь поговорить о слонах. И опять поиск артефактов уводит нас в уже известные места — Аллеганские горы.

В штате Пенсильвания на берегу реки Аллегани около города Ван находится древнее скальное убежище, названное археологами «Радужная скала». На одной из его плоских поверхностей нанесены многочисленные петроглифы. В основном это схематичные фигурки людей, змей и малопонятных линий и точек. Подобные петроглифы широко распространены по всей территории Северной Америки. Но рядом с убежищем расположен еще один массивный валун. На нем в прямоугольной рамке выгравировано изображение слона. По мнению одного из специалистов, Дж. Свогера, «совершенно очевидно, что изображение слона имеет современное происхождение и сделано оно металлическими инструментами». Такая «очевидность» опирается лишь на устоявшееся в истории мнение о том, что индейцы в принципе не могли быть знакомы с этим животным, не обитавшим на территории Нового Света. Однако объем имеющихся сегодня археологических данных наглядно свидетельствует об обратном.

В период II в. до н. э. — V в.н. э. огромная территория восточной части США была заселена носителями так называемой традиции хоупвелл. Бассейны рек Миссисипи, Огайо, окрестности Великих озер до сих пор сохранили множество археологических памятников, хотя большая их часть все же была уничтожена в ходе сельскохозяйственных работ в прошлые столетия. Индейцы хоупвелл (как и носители предыдущей традиции адена) известны также как строители «погребальных маундов». Маунды — земляные насыпи (в нашей стране их называют курганами) и являются самыми распространенными археологическими памятниками этого периода. Зачастую они составляют сложнейшие геометрические комплексы, замысел и предназначение которых ученые не могут понять до сих пор. Маунды имели как геометрические, так и неправильные формы. Зачастую эти насыпи схематично изображали зверей и птиц. Широко известен так называемый Большой Змеиный маунд, расположенный около г. Лондона (штат Огайо). Длина его составляет 411 метров.



Аэрофото Большого змеиного маунда (штат Огайо, США)

На территории штата Висконсин, лежащем между озерами Верхним и Мичиган, в конце XIX века были обнаружены не менее шести маундов, имевших форму слона. Исследования проводил известный в то время ученый Т. Льюис. К сожалению, до настоящего времени эти «слоновьи» маунды не сохранились. Однако есть и другие факты.

В XIX веке в захоронении в маунде в графстве Лус (штат Айова) была обнаружена каменная курительная трубка с вырезанной фигуркой слона. Подобные фигурные трубки из камня являются характерным атрибутом погребального обряда традиции хоупвелл. Так, например, в «кургане курительных трубок» (археологический комплекс Маунд-Сити, штат Огайо) найдено свыше 200 каменных курительных трубок в виде реалистичных изображений зверей и птиц.


Каменная курительная трубка с вырезанной фигуркой слона из маунда в графстве Лус (штат Айова)



Каменная табличка с изображениями слонов, Флора-Виста (штат Нью-Мексико)

На территории четырех штатов Юго-Запада США на протяжении двух тысячелетий существовал другой культурный очаг. Одной из ярких археологических культур здесь была культура анасази, расцвет которой приходится на II–XII вв. В развалинах одного из поселений анасази Флора-Виста (штат Нью-Мексико) в середине XX века были обнаружены две каменные таблички с выгравированными на них изображениями. В основном это были странные графические символы, напоминающие очень примитивный алфавитный текст, в структуру которого были вставлены несколько изображений зверей и птиц. На табличке А были помещены два хорошо узнаваемых изображения слонов, и одно, более упрощенное изображение слона имелось на табличке В.

Прорисовка табличек из Флора-Виста

Специалист по древностям Юго-Запада США Э. Моррис датировал остатки поселения Флора-Виста примерно XII в. Но согласно устоявшимся в науке представлениям индейцы той эпохи не только не могли видеть живых слонов, но также и не имели никакой письменности. Характер графических символов на табличках анасази позволяет уверенно предположить, что это действительно текст, сопровождаемый простыми картинками — иллюстрациями. Но принадлежал ли он индейцам анасази или это неизвестный (возможно, сильно деградировавший) вид письменности выходцев из Старого Света, которые и оставили эти памятные записи?

Ольмекский фигурный сосуд в виде слона, Халапа, Мексика

Древние изображения слонов сохранились не только на территории США. В экспозиции музея г. Халапы в Мексике выставлен керамический сосуд, выполненный в виде фигуры слона. Фигура настолько реалистична, что нельзя усомниться в том, что это действительно слон. Точная датировка сосуда отсутствует, но он относится к культуре ольмеков, которую считают первой развитой цивилизацией на территории Мексики. Современные ученые до сих пор не пришли к единому мнению о времени появления и окончательного исчезновения этой цивилизации, но крупнейшие ольмекские города существовали на протяжении всего 1-го тыс. до н. э.

Но есть и более интригующая информация, которая не попала в официальные научные издания в силу своего полного несоответствия общепринятой точке зрения на развитие древних американских цивилизаций. Несколько лет назад в сети появилась информация, что, согласно записям в полевом дневнике археолога из Национального музея антропологии и истории (Мехико), в начале этого века недалеко от города Паредона (штат Коауила) были обнаружены остатки очень древнего города, погребенного под слоем грунта толщиной до 20 метров. Исследователи пришли к выводу, что город был неожиданно уничтожен когда-то в прошлом, будучи затопленным водой и грязью. Были найдены массивные стены, покрытые массой осевшего грунта, толщиной в 20 метров. В толще этого слоя находятся человеческие скелеты, бивни слонов и т. д., расположенные таким образом, что не оставляют сомнений в том, что катастрофа произошла неожиданно и быстро, не оставив времени на эвакуацию.

В соответствии с предположениями ученых, под наблюдением которых проводятся раскопки, в этом городе проживало приблизительно 50 000 человек. Наиболее поразительными из мелких находок, сделанных в Паредоне, оказались останки слонов. Никогда ранее в истории Мексики не было объективно подтверждено наличие слонов, применявшихся для работ среди древних обитателей этих мест. Однако останки скелетов слонов, найденные в Паредоне, ясно показывают, что жители погребенного города использовали слонов для работ. На многих бивнях найдены серебряные кольца. Большинство встречающихся там бивней принадлежат, судя по средней длине около метра, взрослым особям, а средний диаметр бивней у основания равен 20–21 см. То есть, судя по останкам этих исполинов, они достигали в высоту более 3 метров и имели 5–6 метров в длину, отличаясь, таким образом, от слонов, существующих в наше время (к этому вопросу мы вернемся чуть ниже). Конечно, пока не появились официальные отчеты о раскопках в Паредоне, к этой информации следует относиться с определенной осторожностью. Но на фоне других фактов об изображении слонов в Америке эти данные не выглядят совсем уж невозможными.

В книге еще будет подробный рассказ о коллекции падре Креспи (Эквадор), которая также содержала артефакты с изображениями слонов. И эти изображения были сделаны на различных предметах из разных материалов. В собрании имелось несколько каменных палеток с реалистичными изображениями слона.

На одной из них была выгравирована надпись, состоящая из знаков неизвестного алфавита. Сам текст и рисунок слона окаймлены в правильный треугольник, составляя, таким образом, пирамиду, над которой помещено изображение солнца.

В собрании Креспи имелись и металлические предметы с изображением этого животного. Очень примечательными были три однотипных пластины, длиной более метра каждая. Они имели многоярусную композицию, изображения на них были сделаны в технике чеканки. На двух пластинах в верхней части располагалось изображение слона, на третьей — жирафа. Примечательно и то, что на одной из пластин под слоном была помещена правильная пирамида (вершина усечена), сопровождаемая изображениями змей. Естественно предположить, что данные изображения не имеют прямого отношения к Новому Свету.



Металлические пластины с изображением африканских животных, коллекция Креспи (Эквадор)

В Боливии существует частный музей Тайпикала, принадлежащий местному коллекционеру древностей Луису Медрано. В нем хранятся сотни керамических изделий периода расцвета культуры Тиауанако — крупнейшей доинкской цивилизации на территории Боливии. В II–IX вв. одноименный город, располагавшийся на южном берегу озера Титикака, являлся столицей государства Пукина. На языке пукина он и назывался Тайпикала, что означало «центр мира». Отсюда и название музея Медрано. В его собрании керамики помимо множества необычных для культуры Тиауанако изделий есть и уникальный предмет. Это даже не статуэтка из черной отполированной керамики, как может показаться с первого взгляда. Это флейта, выполненная в виде реалистичной фигуры слона. Она была обнаружена в окрестностях озера Титикака, т. е. в центральной зоне ареала этой цивилизации.

Керамическая флейта в форме слона, культура Тиауанако (Боливия)

Описанные артефакты с изображениями слонов — далеко не все, известные на сегодняшний день. Конечно, научный анализ затрудняется тем, что все эти предметы вырваны из археологического контекста. Кроме того, артефакты единичны и разнообразны. Однако факт их подлинности не вызывает в большинстве случаев сомнений даже у скептиков. Но профессиональные историки и археологи вынуждены обходить их стороной, чтобы не выбиваться из устоявшейся научной парадигмы об отсутствии тесных контактов между Старым и Новым Светом в глубокой древности.

Но даже при таком не очень богатом массиве данных можно сделать простые выводы, основанные на находках данной категории артефактов с изображениями слонов.

Во-первых, это территориальный разброс. Восток и юго-запад современной территории США, Мексика, Эквадор и Боливия. Причем в ряде случаев (юго-запад США, Эквадор) речь идет не о территориях, близких к атлантическому побережью, а, наоборот, о землях, граничащих с Тихим океаном.

Во-вторых, временной разброс. Если ольмекский сосуд в виде сидящего слона сложно датировать позднее IV–III вв. до н. э., то тиауанакская флейта (или хоупвельская курительная трубка) относятся уже к первым векам нашей эры или даже позже.

А теперь давайте внесем хоть какую-то ясность по поводу слонов. Слоны, а точнее хоботные, в Америке были, но это были не слоны в теперешнем понимании этого термина, а древние мастодонты и мамонты. Это семейство являлось самым древним среди всех групп хоботных, которые дожили до встречи с человеком в Новом Свете. По современным представлениям, оба этих вида хоботных появились в Америке за миллионы лет до появления там человека.

С течением времени ареал американского мастодонта постоянно расширялся, что доказывает высокую жизнеспособность этого вида: в первой половине плейстоцена, 1,8 млн. — 400 тыс. лет назад, он обитал от Флориды, Вашингтона и Айдахо до Пенсильвании, Небраски и Мериленда. Однако с усилением похолодания неожиданно демонстрирует поразительную пластичность и устойчивость к низким температурам. Десять тысяч лет назад, к концу последнего ледникового периода, мастодонты широко расселились по континенту, замещая мамонтов во всех лесных и болотистых экотосистемах страны, от жаркой Центральной Мексики до обледеневшей Аляски и Юкона, и от побережья Атлантического до Тихого океанов.

И первые американцы, или, как их еще называют, палеоиндейцы, были знакомы с этими представителями плейстоценовой мегафауны и, естественно, охотились на них. Но даже в условиях художественной стилизации можно отличить изображение слона от изображения мамонта. Более того, по современным научным представлениям, эти хоботные вымерли в Северной Америке 10–12 тысяч лет назад.

Приключения культурных растений

Мы уже упоминали маниок, нужно сказать и о маисе, или кукурузе. До недавнего времени существовало мнение, что его привезли в Европу португальцы и голландцы из Америки около 1500 года, а арабы взяли его уже из Испании и распространили по Африке. Теория эта покоится на том, что в названиях маиса, данных африканцами этому злаку, содержится смысловой элемент «белые люди», то есть речь якобы идет о португальцах. Совершенно в ином виде предстает перед нами эта проблема в свете последних открытий.

А. Кабрал, первый (во всяком случае, первый из известных истории) португалец, возвращавшийся из Бразилии, не заходил на Гвинейское побережье в 1500 году. Америго Веспуччи в 1501 году тоже миновал его. А затем португальцы и голландцы стали ходить в Бразилию лишь после долгого перерыва. Между тем есть много свидетельств того, что маис широко культивировался на Гвинейском побережье между 1500 и 1506 годами. Незадолго до 1506 года португальский мореход Д. Перейра, плывший в Индию через Африку, отметил маис в Сьерра-Леоне. Он не утверждал в своих записках, как это любили делать португальцы, что именно они завезли маис в Африку; значит, у него не было для этого оснований. Искать нужно было на Африканском материке. Недавно европейские ученые обнаружили маис в захоронениях народа бушонго в Центральной Африке и датировали его XIV веком. Исключительно интересен такой факт: по сообщениям арабских хронистов, западноафриканское племя киси задолго до своих соседей занялось земледелием, и начало оно с маиса. Членам племени было строжайше запрещено передавать его зерна посторонним людям, а продажа урожая разрешалась лишь при условии, что маис сначала вымачивали, а затем высушивали на солнце, чтобы зерна потеряли способность прорастать. Значит, маис разводили задолго до того, как первые португальцы появились в устье Конго, и даже до плаваний Колумба?

Изучение местных названий маиса у разных народов Африки дало интересный результат: в этом слове повсеместно присутствовали элементы из арабского языка (макка, манга, миср, буру).

Так вот, оказывается, кто были те самые «белые люди», которых иные исследователи приняли за португальцев! Ведь по сей день многие африканские племена называют арабов «светлокожими». Современный французский ученый Ж. Дюпюи уже без всяких сомнений начинает одну из своих последних работ словами: «Маис стал известен португальцам из Африки…». Более того, маис упоминался в арабских текстах XI–XII вв., арабские путешественники видели его в оазисах Южной Ливии и Южного Марокко.

Гвоздем программы, если так можно назвать одно из основных звеньев в цепи исследования, явилась находка в нигерийском городе Ифе, древней столице государства йоруба. Среди множества осколков керамики, откопанных археологами, было обнаружено несколько черепков, потрясших научный мир: на них были отпечатки початков маиса. Пласт, в котором они найдены, датируется 1000–1100 гг. Для ученых, не знавших всего предыдущего, это было настоящим откровением. Находка в Ифе настолько красноречива, что ее не осмеливаются оспаривать даже самые рьяные пессимисты от науки.

Попытки ослабить позиции сторонников трансатлантических связей до Колумба были предприняты с помощью различных аргументов. Американские ботаники якобы нашли несколько разновидностей примитивного маиса в Таиланде и считают родиной этого злака Азию. Однако, как справедливо отмечает отечественный исследователь В. И. Гуляев, мнение это не разделяют большинство американских ботаников и археологов. Вопрос еще не решен; думается, это в любом случае не может нанести вреда теории трансатлантических связей.

Мы уже говорили о древнеегипетских следах в Новом Свете. В связи с приключениями культурных растений снова вспомним Египет. Американский антрополог Гуннар Томпсон в 2008 г. опубликовал доклад, в котором приводит свои выводы о том, что «в древности египтяне эпохи Нового царства наладили контакты с какими-то народами Нового Света и привезли в Египет различные сельскохозяйственные культуры, такие как маис, ананас и другие. Свои умозаключения он построил на основе изображений этих растений, обнаруженных на фресках древнеегипетских сооружений. Наиболее яркий пример представлен на фреске из заупокойного храма Хатшепсут в Дейр эль-Бахри около древних Фив. Ее царствование относится к 1-й половине XV в. до н. э. Томпсон также обнаружил изображения маиса в гробнице Рекхмире, визиря фараона Тутмоса III (он 22 года являлся соправителем царицы Хатшепсут) в Фивах, а также на стене храма Сети I в Абидосе (XIX династия, начало XIII в. до н. э.). Несколько изображений початков кукурузы он нашел в папирусе XII в. до н. э. Всего он обнаружил 21 изображение початков маиса на различных памятниках).

Много проблем возникает и в случае с арахисом, или земляным орехом, — как известно, американским растением. По общепринятой версии, он был ввезен в Африку в XV–XVI веках испанцами. Однако достаточно полистать записки Валентина Фернандиша, чтобы найти там такое сообщение: «Это растение повсеместно распространено на Гвинейском побережье и имеет собственное местное название «макарра», в то время как у португальцев оно известно как «алгойта»». Еще один повод для размышления.

Новую загадку загадала ученым бутылочная, или белоцветущая, тыква (Lagenaria siceraria). Ареал ее в Америке очень широк. До 1962 года археологи не могли прийти к единому мнению относительно родины этого растения; называли и Африку, и Азию, и Америку. Лишь недавние исследования доказали, что ее родина — Тропическая Африка: обнаружили дикорастущую бутылочную тыкву именно в африканских джунглях, а в других районах мира ее всегда находили уже «одомашненной».

Возникает вопрос: каким же образом попала бутылочная тыква в Новый Свет — с помощью человека или без? На этот вопрос ученые попытались ответить экспериментом. Тыкву заставили проплыть от Африки до Америки. Она с честью справилась с поставленной задачей: плод не только переплыл Атлантику, но и выжил. Однако это не убедило ученых в том, что человек не участвовал в транспортировке тыквы: она так широко распространена в древней Америке, что случайное ее попадание туда приходится исключить (кстати, в прибрежных районах ее почти нет). Радиоуглеродный анализ позволил определить возраст остатков тыквы в древних слоях почвы, датировка различных образцов дала разброс дат от 7 до 2 тыс. лет до н. э.

Следы негроидов

Позволим себе несколько углубиться в самые древние пласты истории человека Нового Света. Как известно, одним из очагов заселения Америки была Азия. Это послужило основой для создавшегося было мнения, что раз заселение шло из Азии, то население Америки должно быть полностью монголоидным. Но антропологические и археологические находки скоро позволили опровергнуть это утверждение. От Канады до Южной Америки ученые обнаруживают сейчас останки негроидов. Они тоже пришли из Азии, но их было значительно больше, чем думали прежде. В свое время польский антрополог А. Вершинский выдвинул даже гипотезу, что древнейшим населением Америки были именно негроиды. Дж. Кларк и другие крупные авторитеты в области археологии Африки полагают, что следы древних негроидов в Новом Свете неоспоримы.

Однако это не были африканцы в нашем понимании этого слова. В них сочетались как чисто негроидные элементы, так и черты пигмеев, древних полинезийцев, австралоидов и других расовых групп. Память о них до сих пор живет в устных традициях некоторых индейских племен. Так, у жителей Дариена, района, примыкающего к Панамскому каналу, существует предание о том, что их предки, впервые придя в теперешние места обитания, увидели невысоких чернокожих людей, которые вскоре ушли в леса. Пайя и тапалиса, согласно легендам, обязаны своим происхождением двум женщинам — индианке и негритянке. Действительно, древние костные останки, найденные в этих местах, сильно отличаются от останков индейцев. Испанский ученый Мануэль Оронко выделил целый ряд племен Америки, которые, по его мнению, сохранили древнейшие негроидные черты. Это древние караколы с Гаити, калифурнам с островов Карибского моря, арора с берегов Ориноко, шаима из Гайаны (кстати, еще А. Гумбольдт подметил, что они удивительно похожи на готтентотов), гауба и ярра из Гватемалы, некоторые племена Бразилии и другие.

Примерно от 13 до 8 тысяч лет назад племена Северной и Центральной Америки, теснимые, вероятно, новыми мигрантами, стали постепенно отодвигаться на юг. Среди них оказались и негроиды. Черепа их находят в захоронениях в Бразилии, Эквадоре. Чили и Перу. Измерения, проведенные А. Вершинским (их результаты увидели свет в 1976 году), показывают, что серии черепов из Перу с трудом можно отличить от… пенджабских (Индия), древнеегипетских и ашанти (Западная Африка); в то же время они сильно отличаются от всех обнаруженных палеоиндейских черепов обеих Америк!

Еще в 20-х годах XX века была выдвинута любопытная теория, отдельные элементы которой, по мнению ряда ученых, подтверждаются сегодня. Первые человеческие существа появились в Восточной Африке около трех миллионов лет назад. Из области Великих Африканских озер они распространились по всему континенту. Отдельные их группы осели в долине Нила, а остальные двинулись по территории Старого Света.

Первой волной миграции были пигмеи, низкорослые, темнокожие люди; далее последовала волна нилотских народов. Оставшиеся в жарких местах планеты сохранили темную кожу, а те, кто пошел на север, «посветлели». Палеоантропологические находки в Европе выявили негроидов, живших здесь 300 000 лет назад. Костные останки негроидов в гроте Гримальди, обнаруженные на границе Италии и Франции, считаются древнейшими в Европе. Волны негроидов докатились до Азии и оставили следы на всем протяжении от Аравии до Юго-Восточной Азии. Их обнаруживают в Индии и на полуострове Малакка, в Китае и в Новой Гвинее.

Свидетельства древнейшего присутствия негроидного элемента в Америке нужны нам для того, чтобы отличать их от более поздних «поступлений», эти два процесса часто смешивают, и создается неправильная картина всего процесса заселения Нового Света и последующих миграций.

В конце 30-х годов XX века на Виргинских островах (Вест-Индия) были найдены останки людей с типично негроидными чертами. Т. Стюарт, автор сообщения, опубликованного вскоре после этого в одном из американских антропологических журналов, сравнил эти находки с результатами своих раскопок в Габоне и выявил поразительное сходство по многим показателям. Возраст находок — доколумбовый.

Находки костных останков негроидов продолжаются. В долине Пекос, в Мексике, археологи обнаружили скелеты людей негроидного и средиземноморского типов; возраст останков — 1000—500 лет.

Находки Р. Диксона в устье Огайо дали еще несколько скелетов древних африканцев. Точных датировок пока не делали, но предположительно они относятся к Раннему Средневековью.

Ранний путешественник по Америке Васко Нуньес де Бальбоа, первооткрыватель Панамы и современник Колумба, обнаружил изолированное племя негроидов среди коренного населения Дариена в 1513 году. Часты упоминания и о «черных карибах» и «черных антильцах».

В легендах перуанских индейцев сохранились воспоминания о приходе темнокожих людей с востока.

Ф. Гарсия, проведший в XVII веке много лет в Америке, уверяет, что видел на острове близ Картахены (Колумбия) африканское племя…

В 1775 году испанский естествоиспытатель Гарсес обнаружил отдельные группы негроидов среди индейцев зуни в штате Нью-Мексико. Французский мореплаватель Лаперуз видел поселения чернокожих жителей в Калифорнии (заметим, что последний фактор некоторые ученые считают неприемлемым, так как хронологически он следует после плаваний Колумба и отправки первых африканских рабов на плантации Нового Света).

Африканские черты (именно черты, а не влияние) проявились в скульптуре ряда индейских племен. В различных районах Центральной и Южной Америки обнаружено множество статуэток с негроидными чертами — Туксла, Веракрус, Ла-Вента. В Чичен-Ице найдены фигурки с негритянскими головками и курчавыми волосами. Некоторые из них несут зонтики, защищающие от солнца, что, по мнению Г. Лоуренса, являлось постоянным атрибутом свиты правителя Мали в древности. Фигурки подобного рода есть и в Теотиуакане. Однако там их тип больше приближается к эфиопидному. Очень примечателен фигурный сосуд, обнаруженный в Центральной Мексике в штате Оахака. Вряд ли хоть один скептик осмелится утверждать, что это пусть и редкий, но американоидный антропологический тип. Сосуд датировали X–XIII вв. н. э.

В Музее золота в Боготе (Колумбия) имеется скульптурная голова африканца, украшенная шейными кольцами, выполненная из сплава золота с медью. Она считается одним из самых достоверных свидетельств присутствия негроидов в Америке до Колумба.



Керамические головки негроидного типа, штат Веракрус (Мексика)



Керамический сосуд в виде головы негроида, штат Оахака (Мексика)

В свое время было предложено такое решение проблемы крупных скульптурных голов (весом до 20 тонн) с негроидными чертами, найденных в Центральной Америке: они принадлежат ольмекской культуре и поэтому являются истинно американскими, отражая антропологический тип ольмеков. Однако само происхождение ольмекской цивилизации до сих пор неясно, большинство авторов пока только посвящают большую часть своих работ описанию научных споров и дискуссий по поводу ольмеков, не предлагая окончательного решения этой проблемы. В связи с этим интересны выводы А. Вершинского. Он изучил две «ольмекоидные» серии черепов — 98 из Тлатилько (36 мужских и 62 женских), относящихся к 1100—600 годам до н. э., и 25 из Серро-де-лас-Месас (18 мужских и 7 женских) того же периода — и пришел к выводу, что они обладают восемью признаками, говорящими о наличии «черной» и «белой» примесей. Как предполагает ученый, в формировании общности ольмеков принимали участие пять типов: лапоноидный, арменоидный, айнский, суданский, бушменский. Последние составляли 13,5 процента населения Тлатилько и 4,5 процента населения Серро-де-лас-Месас.

Может быть, ольмекская цивилизация действительно возникла при непосредственном участии негроидов и, может быть, не следует так уж твердо приписывать ольмекам целиком местное происхождение? Пока этот вопрос остается открытым.



Ольмекские каменные головы, Мексика

Еще более проблематичен вопрос о черных божествах индейцев. Наиболее смелые исследователи приписывают им африканское происхождение, остальные вообще ничего не говорят по этому поводу. Некоторые божества индейцев действительно имеют негроидные черты. Г. Лоуренс и Л. Винер видели курчавые волосы даже на изображениях Кетцалькоатля, а также некоторых других главных божеств. Винер обнаружил у ацтеков и карибов тот же синтез веры в бога дождя и пресмыкающихся, что и у западноафриканского народа бамбара. Однако заметим, что в сходных условиях жизни у различных народов, стоящих на близких ступенях общественного развития, можно наблюдать сходные проявления социальной психологии в различных аспектах жизни. Не убеждают пока и факт находок раковин каури, явно выполнявших роль денег, у некоторых североамериканских народов и их сопоставление с африканскими раковинами. Такие соответствия могли возникнуть и возникали вполне независимо.

Становится очевидным, что несколько неоспоримых доказательств трансатлантических связей до Колумба постепенно обрастают множеством дополнительных свидетельств, часть которых можно отвергнуть сразу же, а часть нельзя ни принять, ни опровергнуть — их подлинность не доказана. Так бывает в любом поиске: истина завоевывается сравнением и отбором, и времени на это уходит немало.

Нужно оговориться, что здесь собрана лишь небольшая часть того, что открыто учеными или находится сейчас на стадии выяснения. Как в каждой гипотезе, здесь есть свои сильные и слабые звенья.

Справедливости ради приведем и курьезный случай, какие тоже имеют место. В 1967 году в Сан-Сальвадоре был найден резной зуб гиппопотама. Зоологическое обследование показало, что это не кость мамонта. При ближайшем рассмотрении оказалось, что предмет лежал на глубине около 2 м 80 см в стерильном пепле какого-то сравнительно недавнего извержения неподалеку расположенного вулкана. Выяснилось, что на этом месте около 1825 года стоял дом человека — коллекционера оружия, и зуб бегемота был у него в качестве экспоната. Резной узор на нем указывал на район Конго…

И вот высказывание одного из основоположников теории доколумбовых контактов — Г. Лоуренса: «Если идея высадки викингов в Северной Америке принята лишь на основе саг и нескольких археологических свидетельств, то наша теория, основанная на целом томе фактов, должна быть признана без всяких возражений». Завидная уверенность.

Был уверен в своих выводах и профессор Барри Фелл. Однако их истинность еще предстоит осмысливать и анализировать не одному поколению ученых. Профессор Барри Фелл с уверенностью утверждает о дате прибытия мусульман в Америку, а именно — о 650-х гг., аргументируя это находками образцов куфической каллиграфии в археологических раскопках этого периода в нескольких регионах Америки.

В своей работе Б. Фелл ссылается на результаты различных археологических раскопок на территории нескольких штатов — Колорадо, Нью-Мексико и Индиана, исходя из которых он утверждает о строительстве исламских школ на территории этих штатов в 700–800 гг. Письмена, графические и художественные изображения, начертанные на камнях, обнаруженных в наиболее отдаленных и труднодоступных местах Западной Америки, являются реликвиями мусульманского образования того времени. Эти надписи соответствуют старой куфической письменности североафриканских арабов по таким предметам, как чтение, письмо, арифметика, религия, история, география, астрономия и навигация.

Вторым доказательством, предложенным профессором Феллом, является надпись «С именем Бога», найденная на камне при археологических раскопках в Неваде, который датирован VII веком. Аналогичным подтверждением является камень с надписью «Мухаммад — посланник Господа», который также относится к этому веку. Надписи на обоих камнях выполнены не современным арабским шрифтом, а относятся к куфической письменности VII века.

Арабы, судя по находкам Б. Фелла, обосновались в Неваде в течение VII–VIII вв. Существование в Неваде школы, в которой обучали исламу, естественным и точным наукам, в частности навигации, было доказано благодаря археологическим исследованиям профессоров Калифорнийского университета Хайзера и Баумхоффа. В своих раскопках они обнаружили камни с надписями в куфическом стиле и стиле насх, рассказывающими об этой школе.

Также в этом районе был обнаружен камень с надписью «Аллах», стиль которого очень напоминает стиль письма, распространенного в Северной Африке в VII–VIII вв.

В XII веке несколько индейских племен из группы атапасков совершили налет на земли, населенные арабами, вследствие чего арабы вынуждены были бежать в южные районы. Эти безграмотные аборигены были поражены школами, основанными арабами, и, возможно, с помощью пленников пытались подражать им.

Все эти надписи, принадлежащие к VII–VIII вв., показывают очевидное сходство в арабских стилях письма Северной Африки и Северной Америки, что подтверждает теорию переселения народов Северной Африки в Америку.

Еще одна куфическая надпись обнаружена в 1951 году в Белых горах в США, около города Бентон. На изображении написаны слова на арабском, примерный перевод которых звучит как: «Шайтан — источник всей лжи».

Еще на одном камне, обнаруженном в Огненной долине в Неваде, выведены арабские буквы «X», «М», «Д», означающие, возможно, слово «Хамид». Надпись эта, скорее всего, принадлежит к 650-м гг.

Преподобный Таддей Мейсон Харрис, совершая поездку в 1787 году из города Малден в Кембридж штата Массачусетс, обратил внимание на монеты, обнаруженные рабочими во время ремонта дороги. Рабочие, не придав особого значения своим находкам, с радостью подарили ему горстку монет. Харрис отправил эти монеты в Гарвардский колледж для более детального изучения. Оказалось, что находки представляют собой самаркандские монеты VIII–IX вв. На одной монете отображена надпись: «Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммад пророк его».

Имеется кусочек камня, обнаруженный в пещере в местечке Коринто (Никарагуа), на котором отображена надпись на арабском: «Малака хадж ми малайа». Надпись относится к XIII веку, что указывает на пребывание мусульман в это время и в Центральной Америке.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет