Действующие лица



жүктеу 0.65 Mb.
бет1/3
Дата25.06.2016
өлшемі0.65 Mb.
  1   2   3
Ильгиз ЗАЙНИЕВ

РОДНЫЕ ЛЮДИ

Сцены из татарской жизни

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:



Минсабир, мужчина двадцати семи лет, пастух;

Исмагиль, его брат, двадцать три года;

Карима, их сестра, двадцать девять лет;

Мирза, их отец;

Махруза, жена Мирзы;

Джамиля, жена Исмагиля;

Мауля, дальний родственник Мирзы;

Ансар, сын Маули;

Шарифа, в первой сцене восемнадцать лет;

Хасанша, ее отец;

Шамсеруй, жена Хасанши;

Салим, старший сын Хасанши, плотник;

Саяр, второй сын Хасанши, плотник;

Альфия, дочь Хасанши;

Шайдулла, муж Альфии;

Гусман, слепой сын Шайдуллы и Альфии, 13-14лет;

Зайнап, жена Саяра;

Амина, девушка из деревни Кызылсу;

Марат, парень из деревни Кызылсу, гармонист;

Арслан, парень из деревни Кызылсу;

Амир, парень из деревни Кызылсу;

Мухутдинов Хабибрахман, председатель колхоза «Кызылсу»;

Шагивалеев Рашит, председатель сельсовета деревни Кызылсу;

Малика, женщина из деревни Кызылсу;

Луиза, учительница немецкого языка Кызылсуской средней школы;

Молодежь деревни Кызылсу;



Монгол, мерин, зря не горячится, незаменимая опора своего хозяина, выносливый, с умным взглядом, не скакун, но все же, при надобности способен прокатить с ветерком.

Звездочка, корова с сруб, красно-белой масти, домой приходит вовремя, при дойке не пинается, шагает медленно, спокойно, с достоинством;

Машка, сравнительно молодая черная корова, строптивая, нестельная;

Малышка, сперва телка, затем корова.

События начинаются в 1954 году.



Часть первая

I

Зима. Вечер. Деревенская улица. МОНГОЛ привязан к воротам.

МОНГОЛ. Холодно… Холодно… Эге… Декабрь… Потом январь, февраль, март… апрель… Может к тому времени уже успеем мир сделать красивее… Эге… Тогда легче будет… Вот и заживем… Только бы апрель наступил… Теплее станет… Да, в апреле уже теплеет, а в мае совсем не холодно… Хорошо в мае… В апреле еще холодно, да дорог нет, тяжело… А в мае хорошо… С другой стороны, сейчас сани, скользят сами, только дышать тяжело… А летом и работы много, комары, слепни, телегу эту таскать – зимой лучше… Холодно только… Но все же, если не метель, то терпимо… Интересно, до скольки сегодня пробудем?.. Хорошо бы не долго… Только бы метель не началась… Похоже, выходят. Неужели так быстро?

Из ворот выходят МАРАТ, он держит завернутый в шаль гармонь, АНСАР и МИНСАБИР.

МИНСАБИР. Друг, ты уж давай, устрой нам все…

МАРАТ. А что я? На посиделки приведу, а там уж ты сам… Может, ты уже кого приглядел, а? Не зря, наверное, именно к нам приехал!?

АНСАР. Да есть уж, есть! Ты посмотри на него, как сияет, прям солнышко красное! Сегодня, как вбежит ко мне, а глазища-то вытаращены: «Айда, в Кызылсу!»- говорит! Думаю, что стряслось, а у него, оказывается, пожар в штанах!

МИНСАБИР. Да хватит!

МАРАТ. А кто она? Ну, рассказывай!

АНСАР. Всю дорогу выпытывал, молчит, как хорошая невестка!

МАРАТ. Ну, скажи, все равно ж узнаем!

МИНСАБИР. Ребята, да бросьте вы!

МАРАТ. Ты, случайно, не на мою ли глаз положил? Говори, а то не пойду…

МИНСАБИР. Ребята, я и запомнил то только волосы. Черные как ночь, до пояса, шелковые… Как звать, не знаю, увижу – не ошибусь!.. Слушай, а ваши парни… Ну… Нормально, что мы приехали?

АНСАР. А тебе бы понравилось, если бы они к нам приехали девок высматривать?

МАРАТ. Да?!.

АНСАР. Да ладно тебе, Минсабир! Начнут бить - беги. Добежишь до Монгола, считай, спасен, уж его-то никто не догонит!

МОНГОЛ. Да уж поскачем изо всех сил, это точно… Вот только дышать холодно…

МАРАТ. Хватит болтать! Станет бояться всякой чепухи парень, который собрался жениться?

АНСАР. Тем более парень, который готов взять невесту даже из вашей деревни!

МАРАТ. Будешь так болтать, вы сегодня точно схлопочете!

МИНСАБИР. Ансар, язык свой попридержи…

АНСАР. Ладно, ладно! Пойдемте быстрее, а то я уже продрог весь…

МОНГОЛ. Да уж, холодно…

МИНСАБИР. Да, не будем тянуть…

МАРАТ. Ну что, пошли?

АНСАР. Погоди… Сейчас, Монголу солому положу, еще неизвестно когда вернемся… (Берет из саней солому, кладет перед Монголом.) Ешь, милый!

МОНГОЛ. Спасибо!

АНСАР. Пошли!

МИНСАБИР. С богом!..

МОНГОЛ. Вы до метели-то не задерживайтесь…

II

В деревенском доме. Посиделки. Молодежь играет в «Колечко».

АМИНА. У кого колечко – прыг!

АРСЛАН выпрыгивает, его не успевают поймать.

КЫЗЛАР. Его поймаешь! Как мыло из рук выскальзывает!

АРСЛАН. Садитесь, я вожу!

Играют. Нескольких ловят. Их наказывают. Снова играют.

КТО-ТО ИЗ ДЕВУШЕК. У кого колечко – прыг!

Только она договаривает, открывается дверь. Вместе с густыми парами холодного воздуха входят МИНСАБИР, АНСАР, МАРАТ. Все смотрят на них. Девушка с колечком выпрыгивает, на нее ни кто не обращает внимания.

МАРАТ. Приветствуем!

КТО-ТО ИХ ДЕВУШЕК. Марат пришел, сейчас потанцуем!

КТО-ТО ВТОРОЙ. Марат, ну-ка сыграй чего-нибудь! Мы по тебе соскучились!

МАРАТ. Ребята, гармонь пришла издалека, ей бы согреться! (С большим уважением развязывают гармонь, ставят на стол.)

КТО-ТО ИЗ ДЕВУШЕК. Печь затоплена, может туда!? Мигом согреется! (Смеются.)

АМИНА. Давайте в «Колечко» играть, пока гармонь греется!

МАРАТ. Давайте! Для того и собрались! (Усаживается в середину.)

МИНСАБИР и АНСАР остаются в сторонке.

АМИНА. Марат, а что, гости твои, посмотреть пришли?!

МАРАТ. Садитесь!

АНСАР. Ну-ка, девушки! С дороги весь замерз, пустите, где потеплее!

АНСАР садится среди девушек. Парням из Кызылсу это явно не нравится, но пока они молчат. МИНСАБИР садится с краю. Начинается игра. Через некоторое время АРСЛАН попадается.

КТО-ТО. Попался!

КТО-ТО ИЗ ДЕВУШЕК. Пусть петухом кричит!

КТО-ТО ВТОРОЙ. Да! На стульчике!

АНСАР. Кукарекать всяк может, пусть покажет хрюшку!

АРСАН. Да иди ты…

ВСЕ. Давай, давай! Попался, выполняй наказание! Визжи свиньей!

АНСАР. Под столом!

ВСЕ. Давай, давай!

АРСЛАН. Ага, сейчас… Свинью им… Еще чего…

АМИНА. Попался же!

КТО-ТО. Или наказание выполняй, или из игры выходи! Визжи!

АРСАЛАН. Нашли дурака…

АРСЛАН уходит, со злостью хлопнув дверью.

ШАРИФА. Обиделся!..

АНСАР. Ай, да разве на это обижаются! Если бы я…

АМИНА. Что бы сделал?

АНСАР. Я?! Влез бы вот так… (Лезет под стол.) И вот так бы как взвизгнул! (Визжит.) На днях специально в чувашскую деревню ездил учиться!

АМИНА. Знаем мы, чему вы там учитесь!

Все смеются. Игра продолжается! Нескольких наказывают, кого-то не могут поймать.

КТО-ТО ИЗ ДЕВУШЕК. У кого колечко, прыг!

АНСАР выпрыгивает, его не успевают поймать.

КТО-ТО. Ты смотри, какой кузнечик!

АНСАР. Еще не родился тот, чьи бы руки меня поймали!

Парни из Кызылсу бросают на него косой взгляд. Игра продолжается. АНСАР кладет колечко Шарифе, ее не успевают поймать. ШАРИФА водит.

ШАРИФА. У кого колечко, прыг!

МИНСАБИР не успевает выпрыгнуть, АМИР грубо хватает его.

ВСЕ. Как накажем?! Как накажем?!

МАРАТ. Пусть поет! У него голос красивый!

МИНСАБИР. Да ладно…

МАРАТ. Давай! Не стесняйся!

ДЕВУШКИ. Пой!

МАРАТ. Я тебе и гармошку дам, согрелась, наверное!

ДЕВУШКИ. Да, дайте ему гармошку! Пусть сам себе подыгрывает!

МИНСАБИР (говорит стихами, пока садится).

Пой да пой, мне говорите,

Песен порвался мешок;

Вот вчера одну придумал,

Нынче вспомнить уж не смог.

Пой да пой, мне говорите,

Песни не сажал в саду;

Раз их не сажал в саду,

То за деньги не куплю.

(Дает аккорд. Пауза. В общей тишине глубоко вздыхает и затягивает песню):

Утром буран, ночью буран,

Закутайся в теплую шаль,

В пуховую теплую шаль.

Пускай я тебя не вижу,

Твоей, дорогая, одежды

Мне хватит унять печаль.

Брожу у порога дома,

Повалит снег – уберу,

Уберу, как повалит снег.

Без тебя мне и жизнь не жизнь,

Дорогая моя, любимая,

Я грущу, мне покоя нет.

Сани железные снег разрезают,

Сердце мое отчего так горит?

Сердце мое так горит отчего?

Знает оно, сердце-то знает,

Дорогая моя, любимая,

Чужому остаешься ты…

Во время песни ШАРИФА чувствует на себе взгляд Минсабира. Чтобы проверить свою догадку, она передвигается по комнате, и все больше убеждается в этом. Песня кончается. Все начинают шуметь.

АМИНА. Давайте играть в «Посередке»!

ВСЕ. Да, давайте танцевать! Ноги уже затекли! Сколько можно сидеть!?

МАРАТ играет плясовую, все становятся в круг, один посередине. Он танцует, затем приглашает одного из круга, танцуют вдвоем, после, второй остается один и приглашает следующего. МИНСАБИР приглашает ШАРИФУ. Затем вырывается на авансцену, Шарифа остается танцевать.

МИНСАБИР. Ее косы! Трепещут словно крылья ласточки на синем небе, как черемуха спелая черны, блестят, словно сплетены из шелка, густые, как лес дремучий, смешали мне все мысли, оплели душу эти невинные косы…

Танцы продолжаются.

III

Улица. Ворота. АМИНА и МАРАТ провожают ШАРИФУ. Останавливаются возле ворот ее дома.

ШАРИФА. Спасибо! Вы уж, пожалуйста, не уходите, пока я не зайду домой.

АМИНА. Ну и трусиха же ты!

МАРАТ. Наша Шарифа боится всего, кроме работы!

ШАРИФА. Вправду, не уходите, пожалуйста! Ничего так не боюсь, как пройти через двор…

АМИНА. Иди уж, иди! Никуда не уйдем!

МАРАТ. Может тебя проводить до дверей? Я потом ворота запру, а сам перелезу!

ШАРИФА. Нет, не надо. Еще пальто себе порвешь.

АМИНА. Шарифа, дорогая, да иди уже, мы сейчас умрем здесь от холода!

ШАРИФА. Все, пошла! Завтра на наряде увидимся…

АМИНА. Ладно! (Когда Шарифа закрывает ворота.) Смотри, чтоб тебя там не украли!

ШАРИФА. Амина!

МАРАТ. Да не пугай ты ее! Шарифа, иди уже, не бойся, кому ты нужна в такой холод!

ШАРИФА. Вот украдут, будешь знать! Спокойной ночи!..

АМИНА. И тебе! Не бойся, мы здесь, пока в дом не зайдешь, никуда не уйдем!

ШАРИФА запирает ворота. Поворачивается и замечает притаившегося за воротами человека со сверкающими глазами – МИНСАБИРА. Пытается крикнуть, но от страха не может произнести ни звука. Парень жестами просит ее не шуметь. Девушка сомневается. Между ними происходит диалог жестами: Парень ее успокаивает, Девушка говорит: «Нет, я сейчас закричу!»…

На другой стороне ворот МАРАТ пытается обнять АМИНУ. Та сопротивляется, они также общаются жестами.

АМИНА. Ты зашла?

МИНСАБИР жестами просит Шарифу отправить друзей домой.

МАРАТ. Ты зашла, нет?

ШАРИФА. Нет…

АМИНА (почти кричит). Господи, что там можно делать столько времени!? Зайдешь ты, наконец, или нет?!

ШАРИФА, испугавшись голоса Амины, пытается убежать, МИНСАБИР в смятении обнимает ее.

МАРАТ. Зашла?

ШАРИФА. Ну зашла же, давно уж зашла!

МАРАТ. А, ладно тогда…

АМИНА. Пошли…

АМИНА убегает, МАРАТ за ней.

За воротами Парень все еще обнимает Девушку. В толстых зимних одеждах они напоминают нахохлившихся голубей, в метель сидящих на карнизе.

ШАРИФА. Ты как здесь оказался?

МИНСАБИР. Через ворота зашел!

ШАРИФА. Собака не лаяла?

МИНСАБИР. У вас есть собака?

ШАРИФА. …Нет…

МИНСАБИР. Ну, так?

ШАРИФА. А если б была, ты же не мог знать?..

МИНСАБИР. Если б была, то лаяла бы!

ШАРИФА. Да… Ты что здесь делаешь?

МИНСАБИР. Пришел тебя обнять!

ШАРИФА. А если я не позволю?

МИНСАБИР. Так обнимаю же!

ШАРИФА. Да… А кто ты?

МИНСАБИР. Ты меня разве не видела на посиделках?

ШАРИФА. Видела…

МИНСАБИРА. Не спросила у девушек, кто я?

ШАРИФА. Спросила…

МИНСАБИР. И что сказали?

ШАРИФА. Сказали, Минсабир из Новодемкино…

МИНСАБИР. А чего спрашиваешь?

ШАРИФА. Хотела от тебя услышать…

МИНСАБИР. Глаз положила, значит?

ШАРИФА. Куда?

МИНСАБИР. На меня?

ШАРИФА. Так, новый человек, интересно же…

МИНСАБИР. Не ври!

ШАРИФА. Не вру…

МИНСАБИР. Врешь! Приглянулся с первого взгляда! Только на меня и смотрела!

ШАРИФА. Да не смотрела…

МИНСАБИР. Смотрела, я же видел! Видел, и как смотрела, и как пыталась не показывать, что смотришь! Следила краем глаза!

ШАРИФА. Да? Неужели и остальные видели?

МИНСАБИР. Нет! Остальные других высматривали! И ты мне с первого взгляда понравилась!.. Чего дрожишь?

ШАРИФА. Холодно…

МИНСАБИР. Пойдешь за меня замуж?..

ШАРИФА. …Как? Прямо сейчас?.. Мне… мне с утра на наряд идти… На работу…

МИНСАБИР. Тогда, когда скажешь.

ШАРИФА. А родители?

МИНСАБИР. Что родители? Хочешь, прямо завтра приду свататься?

ШАРИФА. Не отпустят… У меня еще старшие братья не женаты и сестры…

МИНСАБИР. Тогда, украду!

ШАРИФА. А родители?

МИНСАБИР. Что родители? Небось, обратно не заберут!

ШАРИФА. Я стесняюсь…

МИНСАБИР. Чего стесняться? Есть такой обычай! Украду! Ну, как?.. Ну же, чего молчишь?

ШАРИФА. А разве об этом уже при первой встрече договариваются?

МИНСАБИР. Куй железо, пока горячо!

ШАРИФА. Ты что, кузнец?

МИНСАБИР. Нет, я пастух… О таких вещах нельзя долго думать, сомнение может в душу прокрасться!

ШАРИФА. А ты откуда знаешь?

МИНСАБИР. Джигит должен все знать!

ШАРИФА. А я тебя давно знаю. Первый раз еще весной виделись, когда в лесу работали.

МИНСАБИР. Жарко было, ты в сторонке косы заплетала … Эти черные косы мне до сих пор снятся…

ШАРИФА. Ведь обманешь. Вы парни все такие… Сначала красивые слова говорите, а как получите свое, так вас и след простыл…

МИНСАБИР. А ты откуда знаешь?

ШАРИФА. Так говорят…

МИНСАБИР. Больше слушай… Хочешь, сегодня же увезу…

ШАРИФА (после паузы). Ты чего дрожишь?

МИНСАБИР. Это не я, ты сама дрожишь… Вон, зуб на зуб не попадает…

ШАРИФА. И у тебя!

МИНСАБИР целует девушку в губы. ШАРИФА отталкивает его, отворачивается.

ШАРИФА. Я замерзла. Уходи!

МИНСАБИР. Ты не ответила…

ШАРИФА. Поздно уже. Я спать хочу…

МИНСАБИР. Ладно, хорошенько подумай! Я дам знать…

ШАРИФА. Хорошо, иди… Эй, подожди, не уходи…

МИНСАБИР. Чего?

ШАРИФА. Постой здесь, пока я в дом не зайду…

МИНСАБИР. Ладно!

ШАРИФА. Ворота заперты, перелезешь…

МИНСАБИР. Ладно!

ШАРИФА. Я пошла…

МИНСАБИР (ей вслед). Подумай, я дам знать!

ШАРИФА входит в дом. МИНСАБИР ищет, как удобней перелезть. Неуклюже карабкается. Только он залез и начал слезать с другой стороны, из двери просовывается ШАРИФА.

ШАРИФА (резко). Смотри, не упади! Осторожнее!

МИНСАБИР падает, как мешок.

ШАРИФА. Минсабир!

МИНСАБИР (лежа). А?

ШАРИФА. Как ты?

МИНСАБИР. Хорошо…

ШАРИФА. Ладно…

МИНСАБИР. Спокойной ночи…

ШАРИФА. Спокойной ночи!..

ШАРИФА входит в дом. МИНСАБИР встает, уходит похрамывая. ШАРИФА пулей вылетает из двери, хочет кричать, но нельзя, она, как ненормальная, разбрасывает снег, мечется по двору и так же быстро исчезает в дверях. Медленно начинается метель.

IV

МОНГОЛ возле ворот. Метель.

МОНГОЛ. Не успели… Придется в метель ехать… Еще и ветер в лицо. И глаз не открыть… Ладно, нашему брату всегда ветер в лицо, живем же как-то… Наши пути определены, даст бог, и с закрытыми глазами доберемся… Нас метелью не испугаешь. Не впервой нам по сугробам мчаться… Эге, кто-то идет… Похоже, мой, разбойник…

Спотыкаясь, падая, вбегает АНСАР. Он тяжело дышит, пальто нараспашку. Обнимает Монгола.

МОНГОЛ (ласкает его). Что, уже соскучился?

АНСАР (целует его в лоб). Минсабира все еще нет? (Смотрит по сторонам.)

МОНГОЛ. Нет… Надеюсь, ничего не случилось?

АНСАР. Что делать? Нельзя ж его здесь бросать…

МОНГОЛ. Вот еще! А что случилось-то?

АНСАР. Ну-ка, приготовимся…

МОНГОЛ. Да скажи ты, что там случилось?

АНСАР отвязывает вожжи от ворот. За его спиной внезапно появляются АРСЛАН и АМИР.

АРСЛАН. Куда это ты собрался, гость дорогой? Неужто уезжаешь?

АНСАР (скрывая волнение). Пора, поздно уже… А вы что, проводить пришли?

АРСЛАН. Да! Решили, что нельзя не проводить таких гостей, как вы.

АНСАР. Ну спасибо, парни, могли бы не беспокоиться!.. (Хочет тронуться.)

АМИР (хватает лошадь под уздцы). Не спеши ты, соловушек. Куда так торопишься?

МОНГОЛ. Пусти! Убери руки!

АНСАР (медленно отходит к саням). Буран поднимается, надо уезжать…

АРСЛАН. Что, думал, не узнаем? Что, Амир, так это тот, кто тебя тогда в Новодемкино бил?

АМИР. Он самый. Первым и ударил!

АНСАР бросается к саням за вилами. АРСЛАН успевает оттащить его за шиворот.

АРСЛАН. За вилами тянешься, падла! (Отшвыривает его к Амиру.)

АМИР. Как он там говорил, «не родился тот, чьи руки бы его поймали»? (Отшвыривает его к Арслану.)

АНСАР. Парни, да вы чего?…

АРСЛАН. Попался, соловушка! Приехали наших девок высматривать?

АНСАР понимает, что сейчас его будут бить и решает начать первым. Он через плечо опрокидывает Арслана на землю. В это время АМИР бьет Ансара в лицо, тот падает. АРСЛАН уже на ногах, он со злостью поднимает Ансара и бьет в лицо, тот снова падает. Они все тяжело дышать, что-то бормочут, от зимней одежды их движения неуклюжи. Вдвоем пинают упавшего АНСАРА.

АМИР. На! Приятно тебе?

АРСЛАН. Ты у меня сейчас завизжишь, как свинья!.. Что, падла, довыпендривался?..

Вбегает МИНСАБИР. Он увидел драку из далека.

МИНСАБИР. Что вы делаете?..

МОНГОЛ. Убивают! Убивают!..

Он выдергивает Арслана, бьет в лицо, тот падает в сугроб. Затем МИНСАБИР бьет АМИРА, тот падает. МИНСАБИР начинает поднимать Ансара.

МИНСАБИР. Живой? Вставай! Поехали, быстрее!

МОНГОЛ. Давайте! Давайте же быстрее! Помчу с ветерком!

АРСЛАН вынимает нож.

АРСЛАН. На, падла!

С разбегу бьет ножом в спину МИНСАБИРА, который возится с Ансаром.

АМИР. Что ты наделал?!

АРСЛАН (смотрит бешенными глазами). Что?

АМИР. Бросай нож, сматываемся!

АРСЛАН ничего не понимает. АМИР отбирает у него нож, выбрасывает в сторону. Они убегают.

АНСАР (МИНСАБИР падает ему на руки). Минсабир!.. Что с тобой? Пырнули? Ты живой?

МИНСАБИР. Живой…

АНСАР. Сейчас, сейчас… В больницу… Сейчас… В район…

МОНГОЛ. В район? Быстрее, клади его в сани! Сейчас, мигом… Что нам двадцать километров…

АНСАР (укладывает Минсабира в сани). Сейчас… Сейчас… Ну, дружище, вовремя ты подоспел… Забили бы насмерть… (Монголу.) Но, пошел!

МОНГОЛ. Эх, ребята… Да разве так можно?..

Трогаются.

АНСАР. Ты не спи, Минсабир, тебе говорю… Узнали меня, черти… Ничего, попадутся еще! Не так ли, дружище!.. Но, пошел! Ты, смотри, не вздумай спать… У тебя-то как дела, получилось? Увиделся?

МИНСАБИР. Поговорил…

АНСАР. Вот ведь! Ну, и как она, не упрямится?

МИНСАБИР. Нет… Скоро ее увезем!..

АНСАР. Уже и об этом успел договориться?! Ну, ты, парень, молодец! Украдем, даст Бог… Такое дело - ты нас только позови!..

МИНСАБИР. Ты видел ее волосы?

АНСАР. Видел… (Монголу.) Но, пошел, милый, пошел!

МОНГОЛ. Да бегу же, бегу…

МИНСАБИР. Ради этих кос ничего не жалко, парень… Черные, как спелая черемуха… Блестят… будто из шелка сплетены… как лес дремучий… мысли путаются… Ничего не жалко, парень, только бы в эти волосы окунуться и дышать глубоко…

АНСАР. Эх, да еще метель поднялась… Что творится, а… Сейчас…

МОНГОЛ. Ничего, нас метелью не испугаешь… Мы и с закрытыми глазами… Эх, парни…

Исчезают в метели.

V

Клуб. Новогодний вечер. Висят портреты Ленина и Сталина. В президиуме руководство деревни. Зал полон народу. Из-за кулис видны головы артистов, которые после собрания будут участвовать в концерте. Председатель, МУХУТДИНОВ ХАБИБРАХМАН, заканчивает свою речь.

ХАБИБРАХМАН. Товарищи, завершая свою речь, хочу еще раз повторить: сегодня мы все ясно видим, что наше объединение с колхозом «Комсомолец» - было правильным шагом! Наши показатели возросли вдвое! Это не просто цифры, а доказательство того, что мы не отошли от верного пути. Только через трудовые победы мы сможем достичь своих целей! В те дни, когда страна переживала черное горе, мы приняли единственно верное решение: не поддаваясь пессимизму, не допуская в души ни единого сомнения, мы объединились еще сильнее, остались верны своим идеалам! Колхозники Татарии и не имели права иначе реагировать на смерть товарища Сталина! Наши пути определены, и мы твердо шагаем вперед!

АМИНА и ШАРИФА сидят рядом. Во время речи председателя они перешептываются.

ШАРИФА. Ревнуешь?

АМИНА. Кого?

ШАРИФА. Так ведь вон, твой, все время среди баб…

АМИНА. Не ревную ничуточки! Возле гармониста бабы всегда вьются. Начнешь к каждой ревновать…

ШАРИФА. А если уведут?

АМИНА. Куда он пойдет?! Он ведь никого кроме меня и не видит! Все равно ко мне вернется!.. А ты чего?..

ШАРИФА (беспокойно). Чего, чего… Я ни чего… А чего я…

АМИНА (после маленькой паузы). Псс!

ШАРИФА. Чего?..

АМИНА (с паузами, как будто сообщает что-то важное).

Коридор, коридор,

Коридора комнаты.

Вижу, что сурьмой любви

Веки-то подведены.

ШАРИФА. Ай, непутевая… Слушай лучше, вон, товарищ председатель говорит…

АМИНА (через некоторое время). Псс! Забыла сказать!

ШАРИФА. Чего, чего еще?

АМИНА. Волны хлещут, волны хлещут

По палубе корабля.

Вы словам парней не верьте,

Тем, что о любви твердят.

ХАБИБРАХМАН. Всех поздравляю, товарищи!

РАШИТ. Товарищи, я присоединяюсь к словам товарища Мухутдинова и хочу поздравить всех с удачным годом! Хочу пожелать, чтобы и будущий год принес нам только радости и счастье! А сейчас для вас состоится концерт, организованный силами учащихся средней школы деревни Кызылсу! Приятного всем просмотра!

ПРЕДСЕДАТЕЛИ занимают места в зале. Занавес закрывается. Из-за занавеса слышны шаги, перешептывания, звуки передвигаемой мебели.

МАРАТ (появляется перед занавесом). Танец колхозниц!

Марат исчезает. Маленькая пауза. Из-за занавеса слышны перешептывания. Слышен звук гармони. Открывается занавес. Стола нет, но портреты Ленина и Сталина остались. МАРАТ в сторонке играет на гармони. Несколько девушек танцуют.

ШАРИФА не может спокойно сидеть на месте. Ее мучают тысячи мыслей. Ее душа мечется в сомнениях.

ШАРИФА. Что делать? Что делать? Что делать? Написал, что будет ждать в переулке, где живет Хадича апа… Как можно вот так вот все бросить и уехать?.. А он же ждет… Наверное, приехал уже… Мерзнет небось… Неужели это вот так и происходит?.. А что люди скажут? А скажут, что дочка Хасанши, бесстыдница, без спросу, без разрешения уехала с парнем из соседней деревни… Как я после этого отцу в глаза посмотрю? Неужели нельзя без этих мучений?.. А если он посватается?.. Сестру же выдали… Нет, не отдадут… Сестра самая старшая была, после нее еще два брата… Сидят, бездельники, штаны протирают… Идти, не идти?.. Пойду!.. Как он говорил, как пел… Я так и таяла в его объятиях… Минсабир ждет, как только выйдем из клуба, отстану как-нибудь от Амины и прямиком побегу в переулок… О Всевышний!.. А я-то ведь думала он только мне понравился, а нет, оказывается, оба мы друг другу приглянулись… Вон ведь, сестра говорит, замуж можно выйти только пока глупая… Потом поумнеешь, но уже никому не будешь нужна. Пойду!.. Невесткой стану… О, Всевышний… В совсем незнакомый дом… Сестра-то она советы дает, а сама сначала встречалась, узнавала, оценивала, и вышла по сватовству… А я за человека, которого два-три раза видела, в совсем незнакомый дом… Вдруг он злой?.. Может, я просто по глупости своей не вижу его недостатков?.. Постой-ка, Шарифа… Судьба ведь не игрушка, чтобы вот так вот быстро все решать? Нет… Чего это ты? Ну и глупая же… Ну что, что парень… Если по настоящему любит - подождет… Нет, не пойду… И близко к этому переулку не подойду… Домой в обход… Нет… Не подумавши, не посоветовавшись, взять да и выйти замуж по первому предложению? Нет! И шагу не сделаю!..

Танец продолжается.

VI

Деревня Кызылсу. Ночь. Переулок. МИНСАБИР, АНСАР, КАРИМА, запряженный в сани МОНГОЛ.

КАРИМА. А если не придет?

МИНСАБИР. Как уж не придет? Я ей записку передал, через Марата.

КАРИМА. Записку. Записку передать - это не сложно…

МИНСАБИР. Ну, апа, ты хоть не тереби меня. И чего это ты за нами увязалась?

АНСАР. Как чего, чтобы защитить нас от кызылсуских парней…

КАРИМА. Вот именно, чтобы защитить. Вы же уберечь друг друга не можете. Тогда, когда пырнули в легкое, по валенки был в крови. Только-только на ноги встал.

АНСАР. И на них управа нашлась. Закрыли же, скоро суд. Вот и упрячут их!

МИНСАБИР. Не шуми…

АНСАР. Минсабир, ты иди, посиди в санях, укутайся там в тулуп…

КАРИМА. Иди, ты же совсем без сил, упадешь еще…

МОНГОЛ. Ложись, там мягко!..

МИНСАБИР. Что вы говорите, как тут сидеть?.. Апа, ты же сама замерзла, иди-ка, накинь тулуп! Иди, говорю! Потом опять кашлять будешь, не сможешь с постели встать…

АНСАР. Пошли…

Уводит Кариму к саням. МИНСАБИР не сводит глаз с улицы. АНСАР возвращается.

АНСАР. Придет.

МИНСАБИР. Хорошо, если не испугается…

АНСАР. Испугаешь ты кызылсуских девушек!..

Смотрят в сторону улицы. К ним подходит укутанная в тулуп Карима.

КАРИМА. Ансар, а тебя когда женим?

МОНГОЛ. Да уж, давно пора. Может, перестанет день и ночь разъезжать…

АНСАР. Не идут за меня…

КАРИМА. Не идут? Да с твоим-то языком и не можешь девушке голову вскружить?

АНСАР. Нынешним девушкам голову никак не вскружишь – на ногах твердо стоят.

КАРИМА. Ну, так давай украдем!

МОНГОЛ. Да! Давайте, заодно увезем кого-нибудь, два раза не надо будет ездить!

АНСАР. Нет, Карима апа, молод я еще!

МИНСАБИР. Тихо! Кто-то идет, вроде…

КАРИМА. Да, вон, идут…

АНСАР. Кучками, значит, в клубе собрание закончилось.

КАРИМА. О Всевышний, только бы не заметили…

АНСАР. Да и светло сегодня…

МОНГОЛ. Как наше будущее…

КАРИМА. Да уж… Когда мы уезжали, наш Исмагиль книжку читал возле окна, при лунном свете…

МИНСАБИР. Тише вы… Не разговаривайте… Да не стойте вы, присядьте, хотя бы…

Садятся, смотрят через забор. По улице со смехом, с песнями проходит молодежь, идущая из клуба.

КАРИМА. Нет?

МИНСАБИР. Нет…

КАРИМА. Не она?

МИНСАБИР. Нет… подожди… А, нет…

КАРИМА. Ты ее в лицо-то знаешь? Запомнил?

МИНСАБИР. Очень смешно!

АНСАР. Ну, Карима апа…

КАРИМА. У вас ведь времени не было подолгу встречаться…

АНСАР. Прошли… Может, она по другой улице пошла?

МИНСАБИР. Какая еще другая улица? Ей же было сказано, буду ждать в переулке, где Хадича апа живет…

КАРИМА. Еще идут….

По улице проходят МАРАТ, АМИНА, ШАРИФА и еще несколько молодых девушек-парней, чего-то поют, смеются, дразнятся.

МИНСАБИР. Она! Вон!

КАРИМА. А куда это она идет? Она же прошла уже?..

АНСАР. Она в нашу сторону и не посмотрела. Может Марат не передал записку?

МИНСАБИР. Как не передал… Что же это такое?..

АНСАР. Может ты поторопился с предложением?..

КАРИМА. Может, испугалась? Ты написал, что и я буду? С женщиной оно ведь спокойнее…

МИНСАБИР. Да написал, написал…

МОНГОЛ. Мимо прошли…

АНСАР. Что будем делать?

МИНСАБИР. Да подождите вы, сами же видели, она не одна была…

КАРИМА. Да, может, не смогла отстать…

АНСАР. Клуб на том конце деревни, неужели за это время не могла отстать?

МИНСАБИР. Спокойно…

КАРИМА. А дома столы накрыли…

АНСАР. Найдется кому съесть…

С другого конца переулка спотыкаясь, падая, кто-то бежит – Шарифа! Первым ее чует МОНГОЛ, затем видит и с широкой улыбкой оборачивается к хозяевам. Затем и МИНСАБИР, КАРИМА, АНСАР слышат, как хрустит снег, оборачиваются, улыбаются, становятся в ряд. ШАРИФА подбегает к ним.

ШАРИФА. Сейчас… братья… до дому дойдут… Пока не увидели, что меня нет… Надо спешить…

МИНСАБИР. Ансар…

АНСАР. Мы готовы! (Садится в сани, берет в руки вожжи.)

МИНСАБИР. Апа!

КАРИМА. Я готова!.. (Садится в сани.)

МИНСАБИР берет Шарифу за руку, усаживает ее возле сестры. Укутывает их в тулуп. Сам садится возле Ансара.

МИНСАБИР. Ну!

МОНГОЛ. Я готов!

МИНСАБИР. С Богом!

АНСАР. Пошел, родимый!

МОНГОЛ. Э-ге-гей! Домчу с ветерком! Какие дни настали! Эх, парни!

Мчатся в сторону деревни Новодемкино.

VII

Деревня Новодемкино. В ту же ночь. Окно, возле окна в раме мелкие фотографии, накрытый стол, постеленная кровать, часы с кукушкой – дом Мирзы. Возле окна ИСМАГИЛЬ читает толстую книгу. МИРЗА дремлет возле стола на табуретке. На другом краю сцены хлев. В хлеву ЗВЕЗДОЧКА и МАШКА.

ЗВЕЗДОЧКА. Наши сегодня почему-то не спят…

МАШКА. Сын хозяина собирается жениться, вот и готовятся…

ЗВЕЗДОЧКА. А ты откуда знаешь?

МАШКА. Слыхала…

ЗВЕЗДОЧКА. А я опять замечталась, ничего и не знаю. Хорошо! Хорошо! Нужное дело!

МАШКА. Чего хорошего-то? Вот приведут, посадят под тебя девку, которая в жизни и вымя-то в руках не держала, будешь знать…

ЗВЕЗДОЧКА. Да ладно. Подергает, подергает, да и научится… Никто не рождается умелым… Семью создать – хорошее дело. Чтобы приблизить красивое будущее, нам нужны молодые, ребятишки нужны!..

МИРЗА просыпается.

МИРЗА. Махруза!

МАХРУЗА (вбегает из кухни). Ау!

МИРЗА. Ты на стол собрала?

МАХРУЗА. Все готово!

МИРЗА. Ладно… (Махруза уходит на кухню. Он придирчиво оглядывает стол, что-то подправляет). Махруза!

МАХРУЗА (вбегает из кухни). Да, что? Что там? Едут?..

МИРЗА. Исмагиль где?

МАХРУЗА. Да вот же, книжку читает… (Уходит.)

МИРЗА. Сынок…

ИСМАГИЛЬ (не отрываясь от книжки). Да, папа?!

МИРЗА. Сынок…

ИСМАГИЛЬ. Да...

МИРЗА. Иди-ка…

ИСМАГИЛЬ. Куда?

МИРЗА (быстро). Сынок, иди-ка, посмотри, не едут ли?!

ИСМАГИЛЬ. Сейчас, папа!.. (Продолжает читать.)

МИРЗА (смотрит на него некоторое время). Исмагиль!

ИСМАГИЛЬ. Да, папа!

МИРЗА. Ты пойдешь, нет?

ИСМАГИЛЬ. Сейчас, папа, только до красной строки дочитаю…

МИРЗА. Ну, читай, коли до красной…

МИРЗА садится на место. ИСМАГИЛЬ продолжает читать. Он вот-вот дочитает до красной строки, уже начинает приподниматься. Чем ближе к абзацу, тем выше он поднимается. Вот он уже почти выпрямился, но вычитал что-то очень интересное и снова усаживается читать. МИРЗА засыпает.

В хлеву МАШКА и ЗВЕЗДОЧКА.

ЗВЕЗДОЧКА. Машка, а как ты представляешь себе будущее?

МАШКА. Никак… Мне и сейчас неплохо…

ЗВЕЗДОЧКА. А скоро будет еще лучше. На земле будут только пастбища и реки с чистой водой! Мы будем выбирать только самые пахучие травы… Даже не так: на земле будут только пахучие травы и выбирать не придется!.. Только для этого нам и самим надо постараться.

МАШКА. А без этого никак нельзя?

ЗВЕЗДОЧКА. Нет, кто не работает, тот не ест! Мы должны давать много молока и рожать красивых телят!

МАШКА. Очень нужно, мне и одной хорошо!

ЗВЕЗДОЧКА. Так нельзя, Машка…

МАШКА. Кому нельзя, а кому и можно!

ЗВЕЗДОЧКА. Постыдилась бы… Красивое будущее мы должны создавать вместе, общими усилиями…

МАШКА. Вот еще!

ЗВЕЗДОЧКА. Машка, извини за прямоту, но я должна тебе сказать правду: в наших рядах не нужны лентяи…

МАШКА. Я больно и не стремлюсь в ваши ряды!..

ЗВЕЗДОЧКА. Ах, так? В таком случае и не мечтай о красивом будущем!

МАШКА. А я и не мечтаю! Если вам нравиться ходить стадом, ну и ходите, куда пастух велит. А я ничего лучшего не вижу, как сбежать из стада и гулять в том поле, где нравится, и есть те травы, которые по душе! Мне не нужно светлого будущего, у меня и настоящее светлее светлого!

ЗВЕЗДОЧКА. Шляешься по полям, вот полевые тебя и запирают. У хозяев от тебя одни проблемы…

МАШКА. А мне то что…

ЗВЕЗДОЧКА. Бесстыдница ты, Машка. Молока у тебя трех литров не наберется, второй год не стельная, из стада никогда вовремя не придешь. И вообще, я и разговаривать не хочу с таким, тянущим нас назад элементом. Все, с сегодняшнего дня ни слова…

МАШКА. Как хочешь!..

Просыпается МИРЗА.

МИРЗА. Махруза!

МАХРУЗА (входит). Ау! Чего?! Чего?!

МИРЗА. Который час?

МАХРУЗА (смотрит на висячие перед глазами часы с кукушкой). Час доходит!

МИРЗА. Исмагиль!

ИСМАГИЛЬ. Ау, папа?

МИРЗА. Ты посмотрел?

ИСМАГИЛЬ. Только что зашел…

МИРЗА (не дождавшись продолжения). И?

ИСМАГИЛЬ. Не видно.

МИРЗА. Запаздывают… Махруза!

МАХРУЗА. Не кричи, я здесь…

МИРЗА. Говоришь, все готово?..

МАХРУЗА. Все готово, не беспокойся… Может, ты приляжешь? Как увидим, что едут, я тебя разбужу?

МИРЗА. Как можно спать в такую ночь?! Вот-вот невестка в дом войдет, а я спать буду…

Дверь открывается. Сначала в облаке холодного воздуха видно улыбающееся лицо АНСАРа, затем лицо КАРИМЫ, после этого появляется сияющий, как майское солнышко МИНСАБИР.

МИНСАБИР. Папа! Мама! Встречайте невестку!..

Домашние в замешательстве. Затем начинают суетиться.

МИРЗА. Сынок, подожди… Не спеши… Махруза, где твои штучки?..

МАХРУЗА. Сейчас, сейчас… Да ведь, куда-то сюда положила…

Берут подушку, масло и мед, встают перед порогом.

МИРЗА. С Богом!

В дверях показывается ШАРИФА.

МИРЗА. Доченька, по своему желанию?

ШАРИФА. По своему желанию… (Прячет лицо.)

МИРЗА. Масла да мед в твои уста, невестушка! Добро пожаловать!

ШАРИФА встает на подушку, которая перед порогом, ей дают ложку масла и меду.

МИРЗА. Проходите, дети, милости просим к столу! Чем Бог послал! Добро пожаловать!

Все садятся за стол. ШАРИФА все еще прячет глаза. Все заняты своим делом, как будто разговаривают, но время от времени оценивающе поглядывают на невесту.

На улице метель.



VIII

Деревня Кызылсу. Утро. Стол, табуретки, часы с кукушкой, рама с мелкими фото, на подоконнике красные цветы – дом Хасанши. В сторонке стоит ШАМСЕРУЙ. По ней видно, что она хочет что-то сказать Хасанше, но не решается. АЛФИЯ возле матери. Огромный, как гора, САЯР сидит на табуретке уткнувшись в пол. ХАСАНША, спокойный от природы и известный тем, что никогда не произносил бранного слова, ходит по комнате взад и вперед, он зол. Каждый раз, когда он наступает на одну доску, пол скрипит. Когда несколько раз так повторяется, САЯР встает, берет из-за печки топор, прижимает доску, один раз бьет по ней, относит топор и садится на место. ХАСАНША с вниманием следит за ним. Затем снова начинает ходить, от того что пол не скрипит он еще больше раздражается. Останавливается возле Саяра и смотрит на него. САЯР чувствует на себе взгляд отца, выжидает, но у него не хватает терпения и робко поднимает взгляд.

ХАСАНША. Где… ваша сестра?

САЯР. Папа, Салим же уже пошел к Амине. Кому как ни ей знать…

ХАСАНША. Почему Амина должна знать, где ваша сестра, а не вы?

САЯР. Ну, так, подружи же…

ХАСАНША. А вы куда смотрели?

САЯР (бубнит). Да смотрели мы…

ХАСАНША. Позорище… (Его взгляд падает на ШАМСЕРУЙ.)

ШАМСЕРУЙ (быстро). Я только хотела сказать: самовар готов, может, чаю выпьешь… (ХАСАНША молча смотрит на нее.) Ладно, позже попьем …

Открывается дверь. Входят АМИНА, МАРАТ и невысокий, гибкий, как змея, старший сын Хасанши САЛИМ.

АМИНА. Здравствуйте…

МАРАТ. Здравствуйте, Хасанша абзый… Шамсеруй апа… Альфия апа… Саяр абый…

ХАСАНША. Где Шарифа?

МАРАТ. Мы ее вчера проводили…

ХАСАНША. Куда проводили?

МАРАТ. Как всегда…

ХАСАНША. Куда, как всегда?

МАРАТ. Так…

АМИНА. Мы ее до ворот проводили и подождали пока она в дом зайдет…

ХАСАНША. Зашла?

МАРАТ. Сказала: «идите, я зашла»…

ХАСАНША. Тогда, где же она?

МАРАТ. Тогда, может, ее украли… Ну, раз… дома нет…

ШАМСЕРУЙ. О, Всевышний…

ХАСАНША. Кто украл? Она с кем-то встречалась?

АМИНА. Да вроде нет… Один… Один парень, вроде, с ней заговаривал…

ХАСАНША. Кто?

АМИНА. Из Новодемкино… Минсабир…

МАРАТ. А, да. Шарифа вчера взволнованная была… Значит, после нас она с ним и сбежала!.. Вот ведь…

САЛИМ. Минсабир, которого недавно Арслан ножом пырнул?

АМИНА. Да…

ХАСАНША. Сын Мирзы значит…

САЯР. Абый, давай найдем лошадь и поехали в Новодемкино…

САЛИМ. Пошли… (Трогаются к двери.)

ХАСАНША. Куда пошли?

САЛИМ. В Новодемкино…

САЯР. Найдем и привезем…

МАРАТ. Теперь поздно… наверное… раз уж украли… Я не знаю, конечно…

ШАМСЕРУЙ. О, Всевышний…

ХАСАНША стоит, не зная, что сказать. Стук в дверь. Все стихают. Дверь открывается. Входят МИРЗА и МАУЛЯ. В руках гостинцы.

МИРЗА. Эхем, эхем! Салемалейкум, хозяева!

Дверь переднюю я вашу отворил,

Заднюю дверь вашу за собою затворил,

Дочке вашей главным сватом стать решил.

ХАСАНША. От кого сваты?

МИРЗЫ. От сына моего, Минсабира…

ХАСАНША. Значит, дочь у вас… (Тяжело, не зная, что сказать.) Она хоть, по своему желанию-то пошла?

МИРЗА. По своему желанию!

ХАСАНША. По своему желанию…

МАУЛЯ. По своему желанию!

МИРЗА. Спросил, как только через порог ступила! По своему желанию!

В воздухе раздается голос Шарифы: «По своему желанию!»

ХАСАНША. Раз по своему желанию… что я могу сказать…

МИРЗА. Значит, вы согласны?! Значит, играем свадьбу!?

ХАСАНША. Играем свадьбу!

ВСЕ. Свадьба!!!

IX

Так как свадьба проходила в обеих деревнях, сцена условно представляет что-то среднее.

На столах всевозможные угощения, четвертина водки. У всех приподнятое настроение. Здесь все родственники, несколько друзей. МАРАТ играет на гармони, молодежь танцует. Посередине отплясывают АМИНА и АНСАР. Затем на середину выходят два брата: большой, как медведь, САЯР и САЛИМ, как ивовая веточка, они не танцуют, а прямо летают. Затем АМИНА выводит на середину МИНСАБИРА. В это время кто-то из парней уводит ШАРИФУ.

АНСАР (вдруг заметив, что Шарифы нет). Умыкнули! Невесту умыкнули!

МИНСАБИР. Куда? Кто?

Шум-гам. Все приходят в движение. Кричат, кто-то смеется. Молодежь выбегает на улицу. В это время раздается звук двух гармоней – слегка принявшие два свата: МИРЗА и ХАСАНША, сев друг против друга, поочередно поют частушки!

С дальней стороны сюда

Хромой заяц прискакал.

После тетки неродной,

Самым близким кум мне стал!

Эх, родня моя, родня,

Люди вы родимые,

Если с вами я расстанусь,

То конечно, сгину я.

Когда в городе бываю,

Покупаю макароны.

Когда свата я встречаю,

То желтею как лимон.

Эх, родня моя, родня,

Люди вы родимые,

Станем петь смешные песни,

Будем жить счастливыми!

Воробей, вскочил на ветку

И запел как соловей…

Сам пришел я в гости к куму –

Его ножки пожалел!

Эх, родня моя, родня,

Люди вы родимые,

Станем чаще мы встречаться,

Будет мир красивее!

Входят молодежь. МИНСАБИР нашел Шарифу. МАРАТ сразу же играет плясовую. Молодежь поет частушки, МИНСАБИР и ШАРИФА посередине танцуют. Затем танцуют все вместе.

Занавес.



  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет