Имя беды – наркотики можно ли вылечить наркомана принудительно?



жүктеу 128.23 Kb.
Дата23.02.2016
өлшемі128.23 Kb.
«Первое сентября» №70 (1416), 22.10.2005, суббота
ИМЯ БЕДЫ – НАРКОТИКИ

Можно ли вылечить наркомана принудительно?

Само словосочетание «принудительное лечение» – по сути, нонсенс. Лечить человека без его согласия ни от какой болезни невозможно.



Если больной отказывается лечить по рекомендациям врача грипп или воспаление легких, врачу остается только уговаривать правильно лечиться, а лечить насильно он никого не имеет права. Сфера деятельности врача начинается тогда, когда больной осознает, что он болен, и обращается за помощью. Без такого обращения врач не может начать процесс лечения.

«Что же делать, если наш ребенок не хочет осознавать, что он наркоман?» – спросите вы. И вы, и врач должны уговаривать. Потому что принудительного лечения наркоманов не существует. Ни российское законодательство, ни соответственно здравоохранение не имеют ни юридических, ни организационных форм для проведения такого лечения.

В настоящее время отправить ребенка лечиться принудительно невозможно.

Необходимо понимать: принудительное лечение даже не лечение в полном смысле этого слова. Это просто форма гуманной, медицинской, не тюремной, но все-таки изоляции больного. А изоляция и лечение – вещи разные. Изолировав молодого человека, его можно «подлечить», дать ему возможность выжить, а вот вылечить нельзя. Лечение подразумевает свободу выбора. Самостоятельно организовать принудительное лечение, чтобы помочь страдающим семьям, врачи не имеют права.

Лучший способ помощи наркоману – выработать адекватную позицию, основанную на знаниях, и иметь достаточно мужества, чтобы придерживаться своих принципов в отношениях с ним. Родители должны понимать, что проблема химической зависимости не в психотропных веществах, а в людях, принимающих их. Отец и мать не могут принимать вместо своего больного ребенка предписанные ему лекарства и ожидать, что тот выздоровеет. Он должен сам сделать выбор и действовать по своей доброй воле, чтобы выздоровление стало более или менее устойчивым. Никто не может сделать за него то, что должно быть сделано им самим.

По материалам челябинского фонда «Береги себя»


Петр МЕЙЛАХС

Требуются наивные

Мгновенное избавление от наркотической зависимости... Именно его чаще всего обещают рекламные объявления.



Но на самом деле это – заурядный обман

Невозможно бороться с употреблением наркотиков, оставляя без внимания его гибельные последствия – ВИЧ, вирусные гепатиты и преступления ради добычи вожделенного зелья.

Эффективный подход к этой проблеме включает в себя снижение сопутствующих заболеваний и смертности, связанной с употреблением наркотиков, передачу правдивой, а не основанной на ужасе и страхе информации об опасности наркотиков. У нас же в профилактике по-прежнему используется концепция запугивания и мифологизации наркотиков вне зависимости от степени реальной опасности каждого из них. Например, проходила в Петербурге конференция «Антинарко». Организаторы устроили фотовыставку, целью которой, по их словам, являлась профилактика наркомании. Опять шприцы, наполненные подозрительной коричневатой жидкостью. Опять бесчисленные подвалы и морги, забитые наркоманами.

Чему учит такая выставка? Мол, если ты хоть раз попробовал наркотик, то дороги назад уже нет? И знали ли организаторы выставки, что фоторяд из шприцев, причем гигантского размера, воспринимается теми, у кого были или есть проблемы с наркотиками, совершенно по-другому. Для них это прежде всего гигантская провокация.

В Европе сейчас такие методы не в фаворе. Там предпочитают заниматься не запугиванием, а внедрением альтернативных ценностей и здорового образа жизни. А на тех, кто эти наркотики все-таки пробует, крест ставить не спешат. Пытаются снизить отрицательные последствия и постепенно подвигнуть к отказу от наркотиков.

К сожалению, в нашей стране такие меры по большей части носят декларативный характер, а множество программ по профилактике, выработанных на самом высоком уровне, так и остаются на бумаге.

За последние пять лет во всех странах ЕС стало более доступным лечение. В ходу и программы, основанные на полном воздержании от наркотиков, и программы, где пациенты получают заменители героина – метадон или бупренорфин. В России же специалисты заговорили, что программы заместительной терапии – вчерашний день. Так вот – это не соответствует действительности. Их теперь куда больше, чем программ, основанных на полном отказе от наркотиков.

Исследования показывают, что эффективными являются как первые, так и вторые. От 30 до 50% клиентов, участвующих в этих программах, успешно их завершают. Причем длительность пребывания в программе наряду с эффективностью принимаемых мер во многом определяет успех лечения. Так что мгновенное (или за неделю) избавление от наркотической зависимости, которое так часто обещают многочисленные рекламные объявления, весьма сомнительно.

Программы заместительной терапии оказались результативными в понижении употребления наркотиков, уменьшении рисков, связанных с их употреблением (передозировки, вирусные инфекции), а также в снижении преступности. Уровень доступности этих программ варьируется от страны к стране. Наиболее легко попасть в них в Испании, Португалии и Голландии, а труднее всего – в Швеции и Финляндии. Там, для того чтобы быть принятым в программу, необходимо пройти детоксификацию, а попросту говоря, ломку. Мотивировка проста: человек, выбирающий этот путь, должен быть в здравом уме и твердой памяти.

Давно очевидно, что поток наркотиков необходимо уменьшить настолько, насколько это возможно. Но, похоже, задача эта не является столь уж приоритетной. Хотя меры по снижению предложения наркотиков известны всем. О них россияне слышат чаще всего: борьба с международной наркомафией, с наркотрафиком, усиление кооперации между странами и обмен базами данных. Кроме того, одним из важнейших направлений деятельности правоохранительных органов называется и отмывание денег.

Самым распространенным наркотиком в странах ЕС продолжает быть марихуана. В Финляндии хотя бы раз в жизни ее пробовали 10% взрослого населения, в Дании – 25%, в Англии – 30%. В целом в Европе эта цифра колеблется вокруг 20% (Бельгия, Германия, Испания, Ирландия). Несмотря на то что в Нидерландах марихуана фактически легализована, употребляют ее там реже, чем в странах, где она по-прежнему остается вне закона (Дания и Англия). Это лишний раз подтверждает тезис о том, что главным фактором, определяющим потребление наркотиков в той или иной стране, является не наличие предложения, а ограниченность спроса. Другие наркотические вещества употребляются гораздо меньше. Амфетамины в Европе пробовали от одного до 6% взрослого населения, кокаин и экстази – 0,5 и 4,5%. Тех же, кто хоть раз в своей жизни употребил героин, менее 1%. Кстати, в Америке, проводящей одну из самых жестких в западных странах политику в отношении наркотиков, цифры более тревожные: в 2000 году марихуану там попробовали около 34% взрослых, а кокаин – гораздо более тяжелый наркотик – 11%. Тем не менее внушает оптимизм, что и в Америке, и в Европе, и у нас количество просто знакомых со вкусом наркотиков многократно превышает количество постоянных потребителей. Факт, указывающий на то, что, как правило, такое употребление скорее случайно и оно прекращается со временем.

Для сравнения: в Санкт-Петербурге степень приобщенности к наркотикам составляет примерно 18,5%, при этом для 6,5% людей это были разовые пробы, 6,5% – употребляли наркотики неоднократно, но потом смогли остановиться. И только 6% употребляют наркотики до сих пор.

Ситуация в нашей стране во многом напоминает среднеевропейскую, однако по тяжелым наркотикам она несколько хуже и приближается к американской. По оценкам специалистов, героин у нас пробовали около 3,8% молодежи, амфетамины – 2,5%, а экстази – 2,5%. Вывод: ни быстрого роста, ни стремительного падения в потреблении наркотиков не наблюдается.

Елена ИВАНИЦКАЯ



Сделать пять шагов навстречу

Но что, собственно, под этим подразумевается, на коллегии министерства, где речь шла о срочных действиях по защите учащихся от наркотизации, так и не решили

Проблемы детской и молодежной зависимости от психоактивных веществ обсуждались сразу на двух представительных заседаниях: на “круглом столе”, посвященном “Проекту стратегии государственной молодежной политики в РФ на 2006–2016 годы”, принятие которого ожидается в начале ноября, и на коллегии Министерства образования и науки Российской Федерации.

Случилось так, что подходы к проблеме на заседаниях были принципиально различны. Проект стратегии выдвигает три приоритетных направления в решении задач молодежной политики: информирование молодежи о потенциальных возможностях развития в России и вовлечения молодых людей в социальную практику, развитие инновационной активности молодежи, интеграция молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в жизнь общества.

Кого же относят разработчики стратегии к категории молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и испытывающих проблемы в процессе интеграции в социум? Эта категория предстает в проекте чрезвычайно емкой: “Инвалиды, выпускники сиротских и коррекционных учреждений, образовательных учреждений закрытого типа, жертвы насилия, военных действий, катастроф, переселенцы и мигранты, лица, освободившиеся из мест лишения свободы, молодые люди и семьи, оказавшиеся в социально опасном положении, безработные, ВИЧ-инфицированные и наркозависимые молодые люди”.

Вовлечение этих молодых людей в полноценную жизнь общества необходимо по многим причинам: во-первых, это снизит издержки, которые несут общество и сам молодой человек в процессе преодоления трудной жизненной ситуации, во-вторых, предотвратит объединение молодых людей по принципу неуспешности, в-третьих, сократит базу для развития различных фобий в общественном сознании. Кроме того, такая работа будет способствовать снижению нагрузки на социальную сферу, связанную с прямой финансовой поддержкой этих категорий жителей страны.

На первом общественном обсуждении проекта, прошедшем в Независимом пресс-центре в Москве, немало вопросов возникло в связи с интеграцией в социум наркозависимых. Ведь для того чтобы интеграция стала изначально возможной, необходимо встречное желание, мотивированность самого наркозависимого. Есть ли у него такое желание? Стремится ли он избавиться от зависимости и стать полноценным членом общества? Как интегрировать в социум человека, который этого не хочет?

Сергей Гиль, начальник отдела Департамента молодежной политики, воспитания и социальной защиты Министерства образования и науки РФ, заявил, что мы фактически не знаем желаний и намерений молодых людей, попавших в зависимость от психоактивных веществ: “Мы почему-то убеждены, что наркозависимый молодой человек либо хочет, либо – чаще – не хочет взаимодействовать с социумом. А ведь в реальности бывает, что одновременно хочет и не хочет и, сам того не сознавая, взывает о помощи. Мы должны выяснить и измерить, какой у него спектр мотивов. Стратегия как раз и предполагает, что необходимо гибко выстраивать работу по социальному сопровождению наркозависимых, одновременно мотивируя их на включение в социум. Мы ведем речь об интеграции не с позиции здоровья, а с позиции социальной, чтобы человек осознал себя не изгоем, а частью общества. Мы должны создать такие условия, чтобы и общество захотело сделать свои пять шагов навстречу молодому человеку в трудной жизненной ситуации”.

Интересно, что подразумевается под пятью символическими шагами навстречу со стороны общества? Почему существующие программы по реабилитации наркозависимых не могут считаться таковыми?

«Беда наших программ по отношению к наркозависимым и беспризорным, – ответил решительно Сергей Гиль, – заключается во внутренней порочной установке, которую можно определить так: мы воздействуем на вас, мы вам помогаем, мы вам даже в какой-то мере сочувствуем, но ваши проблемы и беды – не наши. Вы – не мы! За последние пятнадцать лет к молодежной проблематике вообще, а не только к молодежи в трудной жизненной ситуации сложилось негативное отношение. “Пьют, как взрослые, а работают, как дети”– вот формула типичного общественного настроения. Задача в том, чтобы осознать, что проблемы у нас общие, что это проблемы всего общества».

Как именно, какими конкретными действиями можно изменить отношение всего общества к наркозависимым как к изгоям, отщепенцам? Ответа нет...

На коллегии министерства речь шла не о глобальных проблемах преодоления социальных настроений, а о срочных действиях по защите учащихся от деструктивных влияний. Министр образования и науки Андрей Фурсенко предложил сократить для школьников объем сетевой информации о наркотических веществах, оборудовав специальные фильтры при установке интернета на школьных компьютерах. А Ольга Шарапова, директор Департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Министерства здравоохранения и социального развития, пообещала, что успокоительные средства, которыми старшеклассники пытаются заменить наркотики, будут отныне отпускаться только по рецептам. Вот пока и все реальные предложения.


Сергей КАМЕНСКИЙ

Играем все в синквэйн!

Авторы книги, в которой рассказывается о том, как предупредить распространение наркотиков в школе, придумали новый тренинг

Старая истина: детьми надо заниматься! Постоянно, неуклонно и доброжелательно формировать твердую нравственную установку: здоровью – да, наркотикам – нет! Сказать легко, а выполнить?

Тут вам поможет книга методических рекомендаций “Организация деятельности по профилактике злоупотребления психоактивными веществами в образовательном учреждении”, выпущенная Новосибирским институтом повышения квалификации работников образования. В ней обобщен немалый опыт работы в школах города и области. Написал ее коллектив педагогов и психологов – Ирина Плющ, Алла Третьякова, Нина Герьянская, Николай Шелегин, Нина Склянова. Для кого она написана? Для учителей, школьных психологов, родителей, для всех неравнодушных людей. Авторы подчеркивают: психологическая готовность к употреблению наркотиков в подростковом возрасте появляется во многом из-за к неспособности правильно воспринимать ситуации, связанные с преодолением жизненных трудностей. А трудностей как внешних, так и внутренних у каждого подростка хватает. Вы когда-нибудь видели подростка, у которого все на пять с плюсом? Да таких просто не бывает. И если какая-то из проблем действительно окажется тяжелой, может произойти бегство в наркотическую псевдореальность.

Эффективным средством освоения подростками навыков конструктивного поведения и общения авторы книги считают тренинг. Когда в школе организованы профилактические тренинги, ученики гораздо лучше вооружены против наркотических соблазнов.

Тренинг – это интересное групповое общение, помогающее подростку понять самого себя, научиться принимать правильные жизненные решения, выработать сопротивляемость к негативным формам давления. Авторы книги предлагают цикл тренинговых занятий, включающих широкий спектр тем: “Структура моей и твоей личности. Ценность моей и твоей личности”, “Формирование умения осознавать, что со мной происходит, что я чувствую”, “Зависимость как деструктивная форма защиты личности. Мое отношение к алкоголизму и наркомании”, “Понятие группового давления и принятие собственного решения”, “Человек как социальное существо”, “Человек как сексуальное существо. Понятие межполового общения”, “Развитие зависимости от психоактивных веществ. Выбор и ответственность”, “Формирование навыков защиты своего Я”, “Семья как единый организм. Химическая зависимость в семье”, “Развитие критического мышления”.

Последняя тема – обобщающая. На критическое обсуждение выносится вопрос: почему ребята, хотя и понимают ценность здорового образа жизни, не всегда ему следуют? Работа поделена на три этапа, которые называются «Вызов», «Осмысление», «Рефлексия».

На первом этапе, работая в группе, участники свободно высказывают все идеи, ассоциации, вопросы и сомнения, которые возникают у них в ответ на понятие здоровья. Учитель-ведущий без комментариев записывает их на доске. Затем, разбившись на пары, ребята систематизируют высказанные мысли, вычленяя основные: происходит разбивка тематических слов на кластеры. То есть ребята заодно знакомятся с научным понятием кластера (кластер, cluster – группа, концентрация, систематизация, классификация). Вновь вернувшись к коллективной работе, участники записывают общее решение на доске.

Этап «Осмысление» – коллективное обсуждение, приводящее к выстраиванию аргументов “за” и “против”. В ходе дискуссии участники записывают в тетради выводы, к которым они пришли совместно.

Авторы книги публикуют результаты одного из таких обсуждений, показывающие, как много на самом деле понимают подростки, как они вдумчивы и самокритичны.

Мотивацию подростка на здоровый образ жизни и неприятные помехи здоровой мотивации участники дискуссии обобщили так, что с ними остается только согласиться. Когда радостно, а когда и горестно.

Факторы, способствующие мотивации. Знание своего организма. Раннее подключение к здоровому образу жизни. Получение положительных эмоций от здорового образа жизни. Положительный пример близкого, авторитетного человека. Сознательное отношение к учебе, настрой на будущее. Знание проблем экологии. Отказ от вредных привычек.

Факторы, мешающие мотивации. Несоответствие слов и поведения взрослых. Отсутствие системности и последовательности в приобщении к здоровому образу жизни со стороны взрослых. Реклама сигарет, спиртных напитков. Реклама лекарственных препаратов как панацеи от заболеваний, проблем и бед. Отсутствие системности и последовательности в приобщении к здоровому образу жизни со стороны взрослых. Пассивная жизненная позиция, лень.

Третий этап, «Рефлексия», проходит в виде интеллектуальной игры под названием “синквэйн”. Способность обобщать информацию, излагать сложные идеи, чувства и представления в нескольких словах – важное для человека умение. Развивающий это умение синквэйн (от французского слова “пять”) – по сути, стихотворение в прозе, состоящее из пяти строк. Правила написания синквэйна таковы: в первой строчке тема стихотворения называется одним словом, обычно существительным; вторая строчка – описание темы в двух словах, чаще берутся прилагательные, но необязательно; третья строчка – описание в трех словах некоего важного действия в рамках заданной темы; четвертая строчка – фраза из четырех слов, показывающая отношение к теме автора синквэйна; последняя пятая строчка – вновь одно слово, которое становится ситуативным синонимом первого слова, называющего тему синквэйна.

Играя в синквэйн, группу удобнее разделить на пары. Тему стихотворения предлагает учитель-ведущий. Участнику дается 5–7 минут на работу. Затем он повернется к партнеру, и из двух синквэйнов они составят один, с которым оба будут согласны, что даст им возможность поговорить о том, почему они это написали, и еще раз критически рассмотреть заданную тему. Кроме того, этот метод требует, чтобы участники слушали друг друга и извлекали из произведений других те идеи, которые могут увязать со своими. Потом вся группа знакомится с парными синквэйнами, и сама собой вновь возникает дискуссия.

Вот несколько синквэйнов, написанных учащимися, которые работали по методике, предложенной авторами книги.

“1. Здоровье. 2. Невосполнимое, многообещающее. 3. Облегчает жизнь близким. 4. Стремлюсь к тебе всей душой. 5. Счастье”.

“1. Здоровье. 2. Всеобъемлющее настоящее. 3. Расширяет границы радости. 4. Здоровье дал мне Бог. 5. Ответственность”.

“1. Наркотик. 2. Губящий, ужасный. 3. Ломает личность, терзает. 4. Неужели человек поддастся злу? 5. Ад”.

“1. Курение. 2. Запретное, взрослое. 3. Отравляет воздух окружающим. 4. Деньги можно потратить поинтереснее. 5. Рак”.

“1. Пиво. 2. Пенистое, искрящееся. 3. Кто пойдет за “Клинским”? 4. Пивная зависимость – тоже алкоголизм. 5. Обман”.

Этап рефлексии включает в себя и яркую эмоциональную составляющую: наглядно выстраиваются два противопоставленных ряда – здоровье как радостная ответственность и наркотическая зависимость как болезнь, обман, ад.

Связаться с авторами методических разработок можно по адресу: 530007 Новосибирск, Красный проспект, 2, НИПКиПРО, офис 207.

E-mail: health@mail.cis.ru; obj@54.ru









©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет