Книга под названием "Корова не может жить в Лос-Андже­лесе". Речь в ней шла о мексиканце, который обучал своих родственников приемам жизни в Америке. "



жүктеу 1.21 Mb.
бет2/7
Дата17.06.2016
өлшемі1.21 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
Глава 3

ПРИЧИНЫ МАНИПУЛЯЦИИ
Основная причина манипуляции, считает Фредерик Перлз, в вечном конфликте человека с самим собой, поскольку в повседневной жизни он вынужден опираться как на себя, так и на внешнюю среду.

Лучший пример такого конфликта - взаимоотно­шения между работодателем и рабочим. Например, работодатель заменяет индивидуальное самобытное мышление правилами торговли. Он явно не доверяет этого дела продавцу и не позволяет ему проявлять самодеятельность. Продавец должен стать орудием в руках своего босса, что, разумеется, наносит непопра­вимый удар по целостности его личности. Покупатель, который общается уже не с человеком-продавцом, а со слепым исполнителем воли хозяина, тоже оказы­вается оскорбленным и униженным.

Есть и другая сторона проблемы. Рабочий в со­временном обществе имеет тенденцию быть нахлеб­ником, охотником за дармовщиной. Он требует мно­жества прав и привилегий, не сделав почти ничего. Он не станет в качестве утверждения собственной со­стоятельности доказывать свои способности, свое мастерство. Нет. Ему должны просто потому, что должны. Таковы его аргументы.

Человек никогда не доверяет себе полностью. Со­знательно или подсознательно он всегда верит, что его спасение в других. Однако и другим он полностью не доверяет. Поэтому вступает на скользкий путь манипу­ляций, чтобы “другие” всегда были у него на привязи, чтобы он мог их контролировать и, при таком условии, доверять им больше. Это похоже на ребенка, который съезжает по скользкой горке, уцепившись за край одежды другого, и в то же время пытается управлять им. Это похоже на поведение второго пилота, который отказы­ваемся вести самолет, но пытается руководить первым пилотом. Короче, эту - первую, и главную, - причину манипуляции мы назовем Недоверием.

Эрих Фромм выдвигает вторую причину манипули­рования. Он считает, что нормальные отношения между людьми - это любовь. Любовь обязательно предполагает знание человека таким, каков он есть, и уважение его истинной сущности.

Великие мировые религии призывают нас любить ближнего своего, как самого себя, и вот тут заколдован­ный круг нашей жизни замыкается. Современный чело­век ничего не понимает в этих заповедях. Он понятия не имеет, что значит любить. Большинство людей при всем желании не могут любить ближнего, потому что не любят самих себя.

Мы придерживаемся лжепостулата, что чем мы лучше, чем совершеннее, тем любимее. Это почти прямо противоположно истине. В действительности чем выше наша готовность признаться в человеческих слабостях (но именно в человеческих), тем больше нас любят. Любовь - это победа, достичь которой нелегко. И в сущности ленивому манипулятору остается лишь одна жалкая альтернатива любви - отчаянная, полная власть над другой личностью; власть, которая застав­ляет другую личность делать то, что ОН хочет, думать то, что ОН хочет, чувствовать то, что ОН хочет. Эта власть позволяет манипулятору сделать из другой лич­ности вещь, ЕГО вещь.

Третью причину манипуляций предлагают нам Джеймс Бугенталь и экзистенциалисты. “Риск и не­определенность, - говорят они, - окружают нас со всех строи”. В любую минуту с нами может случиться все, что угодно. Человек чувствует себя абсолютно беспомощным, когда лицом к лицу оказывается перед экзистенциальной проблемой. Поэтому пассивный манипулятор занимает такую позицию: “Ах, я не могу контролировать всего, что может со мной случиться?! Ну так я ничего не буду контролировать!”

С горечью осознавая непредсказуемость своей жизни, человек впадает в инерцию, полностью превра­щает себя в объект, что многократно усиливает его бес­помощность. Несведущему человеку может показаться, что с этой минуты пассивный манипулятор стал жертвой активного. Это не так. Крики: “Я сдаюсь! Делайте со мной, что хотите!” - не более чем трусливый трюк пас­сивного манипулятора. Как доказал Перлз, в любом жиз­ненном конфликте между “собакой снизу” и “собакой сверху” побеждает пассивная сторона. Универсальным примером может служить мать, которая “заболевает”, когда не может справиться с детьми. Ее беспомощность делает свое дело: дети становятся послушнее, даже если они этого не хотели раньше.

Активный манипулятор действует совсем другими методами. Он жертвует другими и откровенно пользуется их бессилием. При этом он испытывает немалое удов­летворение, властвуя над ними.

Родители, как правило, стараются сделать своих детей максимально зависимыми от себя и крайне болезненно относятся к попыткам детей завоевать независимость. Обычно родители играют роль “со­баки сверху”, а дети с удовольствием подыгрывают им как “собаки снизу”. При таком раскладе особен­но популярной становится поведенческая техника “если — то”.

“Если ты съешь картошку, то сможешь посмотреть телевизор”.

“Если сделаешь уроки, то сможешь покататься на машине”.

Ребенок столь же успешно овладевает этой же тех­никой:

“Если я подстригу лужайку, то что я получу?”

“Если отец Джима разрешает ему уезжать на ма­шине в субботу и воскресенье, то почему ты запреща­ешь мне это?”

Как повел бы себя настоящий активный манипу­лятор в подобной ситуации? Он заорал бы: “Делай, как я сказал, и не приставай ко мне с дурацкими вопро­сами!” В бизнесе такая реакция встречается сплошь и рядом: “Мне принадлежит 51 процент капитала, и они будут носить ЭТУ униформу, потому что Я так хочу!” Помню, основатель колледжа, где я когда-то учился, говорил: “Мне все равно, какого цвета эти здания, раз они голубые”. Он был прекрасным человеком и пре­красным активным манипулятором.

Четвертую причину манипуляций мы разыскали в работах Джея Хейли, Эрика Берна и Вильяма Глассера. Хейли во время длительной работы с шизофрениками заметил, что они более всего боятся тесных межлич­ностных контактов. Берн считает, что люди начинают играть в игры для того, чтобы лучше управлять своими эмоциями и избегать интимности. Глассер предполагает, что одним из основных человеческих страхов является страх затруднительного положения.

Таким образом, мы делаем вывод, манипулятор - это личность, которая относится к людям ритуально, изо всех сил стараясь избежать интимности в отношениях и затруднительного положения.

И, наконец, пятую причину манипуляции предлагает нам Альберт Эллис. Он пишет, что каждый из нас про­ходит некую жизненную школу и впитывает некоторые аксиомы, с которыми потом сверяет свои действия. Одна из аксиом такова: нам необходимо получить одобрение всех и каждого.

Пассивный манипулятор, считает Эллис, - это че­ловек, принципиально не желающий быть правдивым и честным с окружающими, но зато всеми правдами и неправдами старающийся угодить всем, поскольку он строит свою жизнь на этой глупейшей аксиоме.

Хочу подчеркнуть, что под манипуляцией я под­разумеваю нечто большее, чем “игру”, как это описано у Эрика Берна в книге “Игры, в которые играют люди, и люди, которые играют в игры”. Манипуляция - это скорее система игр, это - стиль жизни. Одно дело единичная игра, цель которой избежать затруднитель­ного положения; и другое дело - сценарий жизни, который регламентирует всю систему взаимодействия с миром. Манипуляция - это псевдофилософия жизни, направленная на то, чтобы эксплуатировать и контролировать как себя, так и других.

Например, жена-Тряпка все свое существование обратила в незаметную кампанию сделать своего мужа-Диктатора ответственным за все ее жизненные невзгоды. Это не отдельная случайная игра, это - сценарий на всю их совместную жизнь. До некоторой степени этот же сценарий разыгрывается в большин­стве семей, включая мою и вашу, хотя роли могут быть и обратными.

Что касается индивидуальных игр, то их великое множество. Берн фиксирует, например, такие: “Бей меня!”, “Торопливая”, “Смотри, как я стараюсь”. Все они направлены на то, чтобы скомпрометировать мужа. После того как она спровоцировала его на ругань и понукание ее, она всеми силами будет убеждать его, какой он мерзавец. Ее манипулятивная система может быть названа “Собирание несправедливостей”.



Глава 4

МАНИПУЛЯТИВНЫЕ СИСТЕМЫ
Мы выделяем четыре основных типа манипулятивных систем.
1. АКТИВНЫЙ манипулятор пытается управлять другими с помощью активных методов. Он ни за что не станет демонстрировать свою слабость и будет иг­рать роль человека, полного сил. Как правило, он поль­зуется при этом своим социальным положением или рангом: родитель, старший сержант, учитель, босс. Он становится “собакой сверху”, опираясь при этом на бессилие других и добиваясь контроля над ними. Его любимая техника — “обязательства и ожидания”, принцип табели о рангах.

2. ПАССИВНЫЙ манипулятор - противополож­ность активному. Он прикидывается беспомощным и глупым, разыгрывая “собаку снизу”. В то время как активный манипулятор выигрывает, побеждая против­ников, пассивный манипулятор выигрывает, терпя по­ражение. Позволяя активному манипулятору думать и работать за него, пассивный манипулятор одерживает сокрушительную победу. И лучшие его помощники - вялость и пассивность.

3. СОРЕВНУЮЩИЙСЯ манипулятор восприни­мает жизнь как постоянный турнир, берконечную це­почку выигрываний и проигрываний. Себе он отводит роль бдительного бойца. Для него жизнь - это посто­янная битва, а люди - соперники и даже враги, ре­альные или потенциальные. Он колеблется между ме­тодами “собаки сверху” и “собаки снизу” и являет собой смесь пассивного и активного манипулятора.

4. БЕЗРАЗЛИЧНЫЙ манипулятор. Он играет в безразличие, в индифферентность. Старается уйти, устраниться от контактов. Его девиз: “Мне наплевать”. Его методы то пассивны, то активны; он то Сварливая Баба, то Мученик, то Беспомощный. На самом деле ему не наплевать, и даже очень не наплевать, иначе он не стал бы затевать сложную манипулятивную игру. В “безразличность” часто играют супружеские пары. Игра “Угрожать разводом” служит прекрасным при­мером того, как манипулятор старается завоевать партнера. А отнюдь не разойтись с ним.

Итак, подведем итоги. Философия активного манипулятора зиждется на том, чтобы главенствовать и властвовать во что бы то ни стало.

Философия пассивного манипулятора - никогда не вызывать раздражения.

Философия соревнующегося манипулятора - вы­игрывать любой ценой.

Философия индифферентного манипулятора - отвергать заботу.

Это очень важно понимать, поскольку манипуля­тор, как бы хитер он ни был, предсказуем. И если правильно поставить ему диагноз, то совсем не сложно вычислить, как он будет вести себя в той или иной ситуации. Хотите быть непредсказуемым? Становитесь актуализатором.

...Однажды небольшая театральная труппа неболь­шого городка в одной из пьес исчерпала весь свой состав актеров и вынуждена была привлечь к спектак­лю постороннего человека. Он не был актером, но ему и играть-то не следовало. Надо было сказать лишь одну фразу после того, как выстрелит ружье: “Господи, меня застрелили!”

Отметим, этот посторонний оказался на редкость бездарным, даже простейшая реплика ему не давалась. Репетировали, репетировали - все напрасно. Тогда режиссер решил пойти на крайнюю меру. Он зарядил ружье солью, надеясь, что вместе с болью эта бездарь прочувствует свою маленькую роль.

Настал вечер спектакля. Бездарь прогуливается по сцене, ружье стреляет, соль причиняет ему острую боль, он видит кровь!.. “Боже! - завопил он.- Они на самом деле меня застрелили!”

Хорошо, искренне, на уровне лучших мастеров сцены. Но, увы, это была совсем не та реплика.



Глава 5

АКТУАЛИЗАТОР

Абрахам Маслоу называл самоактуализирующимися личностями тех кто живет полной жизнью; более полной, чем средний индивид. Речь идет не о судьбе, не о везении, а об умении использовать свой внутренний потенциал.

Манипулятор - это очень занятой человек. Он занят тем, что контролирует других, и поэтому не видит и не слышит многого из того, что происходит вокруг. Манипулирование незаметно делает его сле­пым. В результате он может хорошо и прочувствованно говорить о красоте заката, но у него не дрогнет душа, когда он увидит закат своими глазами. Он утрачивает способность по-настоящему переживать, по-настоя­щему радоваться. Он не всегда болен, но всегда слиш­ком занят, чтобы жить нормально и полноценно.

Психология прошлого основывалась на том, что психологическое здоровье понятно лишь при условии понимания психологической болезни. Маслоу пред­лагает противоположный подход. Он считает, что по­нять психологическое здоровье можно, лишь изучив предельно здоровых людей, чемпионов здоровья, которые в психологическом смысле достигли высокой ступени самоуспокоенности и самореализации. Короче говоря - актуализаторов.

Только один процент американцев, считает Мас­лоу, можно отнести к актуализаторам. “А кто же мы?” - с тревогой взывают остальные 99 процентов к психотерапевту Маслоу. За всех не поручусь, но мы, читатели этой книги, - на пути к актуализации, не так ли? И чтобы убедиться, сколь мы уже отличны от манипуляторов, давайте сравним ИХ стиль жизни и НАШ (в недалеком будущем).

Стиль жизни манипулятора базируется на четырех китах: ложь, неосознанность, контроль и цинизм.

Киты, на которых “стоит” актуализатор, - это честность, осознанность, свобода и доверие.

Переходный период от манипуляции к актуализации представляет собой движение от апатии и нарочитости к жизненаполненности и спонтанности.


Основные контрастные характеристики

крайних типов


МАНИПУЛЯТОРЫ

АКТУАЛИЗАТОРЫ

1. Ложь (фальшивость, мо­шенничество). Используют приемы, методы, маневры. Ломают комедию”, разыгры­вают роли, всеми силами стре­мятся произвести впечатление. Чувств не испытывают, а старательно подбирают и выража­ют их в зависимости от обсто­ятельств.

1. Честность (прозрачность, искренность, аутентичность). Способны быть честными в любых чувствах, какими бы они ни были. Их характеризу­ют чистосердечность, вырази­тельность.


2. Неосознанность (апатия, скука). Не осознают действи­тельного значения жизни. У них “туннельное видение”, то есть видят и слышат лишь то, что хотят видеть и слышать.

2. Осознанность (отклик, жизненаполненность, интерес). Хорошо видят и слышат себя и других. Способны сами сформировать свое мнение о произведениях искусства, о музыке и всей жизни.

3. Контроль (закрытость, намеренность). Для них жизнь - это шахматная игра. Стараются контролировать ситуацию; их тоже кто-то контролирует. Внешне сохраняют спокойствие для того, чтобы скрыть свои планы от своего оппонента.

3. Свобода (спонтанность, открытость). Обладают свободой выражать свои потенциалы. Они - хозяева своей жизни; субъекты

4. Цинизм (безверие). Не доверяют никому - ни себе, ни другим. В глубине своей на­туры не доверяют человечес­кой природе вообще. Делят людей на две большие катего­рии: те, кого контролируют, и те, кто контролирует.

4. Доверие (вера, убеждение). Глубоко верят в других и в себя, все время стремятся установить связь с жизнью и справиться с трудностями здесь и теперь.

Губительная ориентация нашего общества на рынок чрезвычайно затрудняет актуализирование. Средний бизнесмен (а кто из нас в той или иной степени не бизнесмен?) даже робкой попытки стать актуализатором не сделает до тех пор, пока сердечный приступ не привяжет его на некоторое время к постели и не заставит задуматься над целью своего бытия.

Первая половина жизни, писал Карл Юнг, - это достижение: учеба, поиски работы, женитьба. Зато во второй половине жизни наступает время, когда может развиться собственное внутреннее неповторимое Я. Если этого не происходит, если человек, как и в мо­лодости, патологически настроен на приобретение и стремление кого-то догнать - он заболевает. Непре­менно заболевает. Ибо правила послеполуденной жизни кардинальным образом отличаются от правил жизни утренней.

Пожалейте себя - вот что я вам скажу. Актуализатор находится в большей безопасности, чем манипулятор, посколько понимает, во-первых, то, что он уникален, а во-вторых, то, что его уникальность - это ценность. Мартин Бубер говорил об этом так: “Каждая личность, рожденная в этом мире, пред­ставляет собой нечто особенное, никогда не сущест­вовавшее прежде, новое, оригинальное, уникальное. Каждый обязан все время помнить, что никогда преж­де на свете не жил никто, подобный ему, и каждый поэтому призван осуществить свою особенную миссйкд в этом мире...”

Актуализатор ищет в себе самобытность и уни­кальность. Манипулятор, наоборот, загоняет свою самобытность вглубь и повторяет, копирует, тиражи­рует чьи-то поведенческие модели. Он старается, пых­тит, карабкается вверх, но по уже освоенным горам.

Бубер считает, что манипулятивное отношение к людям отличается от актуализационного главным об­разом тем, чем отличаются отношения “Я - ЭТО” от “Я - ТЫ”. Я бы утрировал его мысль, по сути, очень верную. Мне кажется, что манипулятивное отношение можно сравнить с отношением “Это - Это”, а актуализационное - “Ты - ТЫ”. Только личность, отно­сящаяся к другому, как к “ТЫ”, а не как к “ЭТО”, способна обрести свое “Я”. Если же вы видите в других “ЭТО”, то есть вещь, то и сами неизбежно станете “ЭТИМ”, то есть вещью.

Тот же, кто захочет обрести себя, почувствует особую прелесть и удовольствие в том, чтобы ис­кренне уступить желаниям другого, а не затевать сложную манипулятивную игру “в смирение”. У актуализаторов отношения тесные, у манипулято­ров - дистантные.

Почему же современному человеку так нравится быть вещью?

Потому, наверное, что современный человек мало ценит себя. И старается прикинуться более ценным. По сути, манипулятор надеется на то, что окружающим более понравится его игра, его маска, нежели он сам. Чем большее значение он придает своей маске, тем больше обесценивает себя. А чем больше он обесце­нивает себя, тем более недооцененным он себя чув­ствует и тем глубже в нем чувство неудовлетвореннос­ти. А отсюда уже рукой подать до неврозов.

Для невротизированной личности характерен лич­ностный распад. То есть человек как бы дробит себя на части - “хорошие” и “плохие” - и во взаимодей­ствии с другими людьми стремится скрыть, не про­явить “плохие” и выпятить, продемонстрировать “хо­рошие”. Мы помним, что человек не может быть рас­членен, ибо он не вещь. И если он научился делить себя на части и оценивать себя по частям, он, по сути, стал вещью.

Актуализатор - цельная личность, и поэтому его исходная позиция - сознание самоценности. Мани­пулятор - разорванная личность, следовательно, он исходит из позиции нехватки.

Действия манипулятора проходят под знаком того, что его собственная недостаточность может быть пре­одолена путем борьбы с собой (“плохими” частями себя) и окружающими. Для него жизнь - это битва со своей стратегией и тактикой, приемами и играми, необходи­мыми для выживания. Проиграв ту или иную битву или битвочку, он чувствует, что потерял все. Актуализатор воспринимает жизнь, как процесс роста, и те или иные свои поражения или неудачи воспринимает философски, спокойно, как временные трудности.

Вывод, который я могу сделать из этих рассужде­ний, а также из моей многолетней психологической практики: манипулятор - это многогранная личность с антагонистическими противоположностями в душе; актуализатор - многогранная личность с взаимодо­полняющими противоположностями.

Дело, следовательно, за тем, чтобы переделать манипулятивные грани своей натуры в актуализационные.

Из Диктатора может развиться прекрасный Лидер. Разница в том, что Лидер не диктует условия, а ведет.

Из Тряпки может получиться Сочувствующий. Он не только говорит о своей слабости, но и реально ее осознает. Он может требовать хорошей работы, но ло­яльно относиться к тому, что любой человек склонен ошибаться.

Из Калькулятора может развиться Внимательный.

Из Прилипалы может получиться Признательный. Он не просто зависит от других, но и высоко оценивает труд других и их мастерство. Это существенное отли­чие, поскольку классический Прилипала никогда не уважает труд тех, за чей счет он существует, ему все время все не так и всего мало. Признательный же с уважением относится как к другому образу жизни, так и к другим точкам зрения и не испытывает потреб­ности в том, чтобы все думали так, как он.

Из Хулигана развивается Напористый. Он искрен­не радуется стоящему противнику и отличается откровенностью и прямотой. Он больше не стремится к доминированию, как Хулиган, и не страдает жесто­костью.

Из Славного Парня развивается Заботливый. Он действительно расположен к людям, дружелюбен, спо­собен на глубокую любовь. И в нем нет (это главное!) раболепия Славного Парня.

Из Судьи развивается Выразитель. Он обладает редким умением выражать свои принципиальные убеждения, не критикуя и не унижая других.

Из Защитника может получиться Водитель. Он не учит и не защищает слепо всех подряд, но помогает каждому найти свой собственный путь, не навязывая своих взглядов.

Интересно вот еще что: манипулятор, как правило, попадает под классификацию одного какого-нибудь из манипулятивных типов; актуализатор же никогда не бывает так примитивен и интегрирует в себе не­сколько типов. Он и Напористый, и Заботливый, поскольку энергичен в своих межличностных отноше­ниях и заботится о них. Он может интегрировать и Выразительность, и Водительство, поскольку думает не ЗА других, а ВМЕСТЕ с ними. Нагорная проповедь была глубоко выразительной, но в ней нет никаких требований, только призывы. Это очень характерно для актуализированной природы Иисуса.

Индивида можно сравнить с обществом, где функ­ционирует двухпартийная система, или с батареей, за­ряженной с одной стороны положительно, с другой - отрицательно. Актуализатор развивается благодаря ин­теграции противоположных полюсов (или партий), а манипулятора эта же противоположность рвет на части и не дает ему жить спокойно.

Надеюсь, вы не поняли меня так, что самоактуа­лизировавшаяся личность - это сверхчеловек без вся­ких слабостей. Представьте себе, актуализатор может быть глупым, расточительным или упрямым. Но он никогда не может быть безрадостным, как мешок с мякиной. И хотя слабости позволяет себе довольно часто, но всегда, при любых условиях остается увле­кательной личностью!

Когда вы начнете открывать в себе свои актуализационные потенциалы, не старайтесь достичь совер­шенства. Ищите радость, которая приходит в резуль­тате интеграции как сильных сторон вашей натуры, так и слабых.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

АКТУАЛИЗАТОРАМИ СТАНОВЯТСЯ
Глава 1

КОНТАКТ? ЕСТЬ КОНТАКТ!
В своей повседневной жизни человек вступает в сотни взаимодействий с другими людьми. Разго­воры, взгляды, улыбки - все это разные проявления одного и того же - КОНТАКТА, который люди на­лаживают друг с другом. У кого-то это получается лучше - их мы называем контактными людьми; у кого-то хуже - их называем неконтактными. Мани­пуляторы, привыкшие считать окружающих марионет­ками, не испытывают особых сложностей в установ­лении контакта. “Следует только дернуть за ту или иную веревочку, - думают они, - и контакт с этим человеком установлен”.

Я не берусь оспаривать их самонадеянность - многие из них действительно легко и быстро вступают во взаимодействие с окружающими. Хочу заметить только, что контакт контакту рознь.

Попробуйте изобразить человека графически в виде двух окружностей - одна внутри другой. Внут­ренняя окружность - это ядро человеческой души, его сущность. Внешняя окружность - это периферия его личности, где от него, от его натуры осталось уже немного и где куда больше наносного, приобретенно­го, скопированного.

Многочисленные контакты, которые легко даются манипуляторам, достигаются благодаря соприкосно­вению внешних окружностей. Эти контакты поверх­ностны, они не затрагивают души.

Но давайте рассмотрим более личные и интенсив­ные формы коммуникаций, когда соприкасаются или пересекаются внутренние окружности человеческих душ, их ядра. Представьте себе двух влюбленных, ко­торые могут взаимодействовать друг с другом посред­ством улыбки или вздоха. Это как раз пример контакта - “ядра с ядром”. Такой глубокий личный контакт, хотя и ценится очень высоко, встречается не часто. Люди предпочитают дистантные отношения, предпочитают соприкасаться “перифериями”. Кроме того, большин­ство людей вообще не умеют устанавливать глубокий контакт, даже тогда, когда им очень этого хочется.

Контакт - это отнюдь не постоянное состояние. Это хрупкая преходящая субстанция, которая может развиться при встрече, а может и не развиться. Когда контакт установлен - вы наверняка это замечали, - слова приходят легко, беседа течет плавно. Когда контакта нет или он поверхностен, язык как бы костенеет, разговор неизбежно приобретает неесте­ственный оттенок.

Кажется, что манипулятор своими бесконечными играми старается достичь лучшего контакта; на деле же все манипулятивные упражнения ведут к ослабле­нию или потере контакта вообще, поскольку они не что иное, как уход от сущности происходящего.

Одна из причин неспособности манипулятора ус­тановить контакт - это страх уязвимости, разоблаче­ния и осуждения. Он боится, что стоит ему поддержать контакт, как тут же будет вскрыта его сущность, его внутреннее ядро.

Истинный личностный контакт невозможен без риска. Манипулятор, который предпочитает не рис­ковать, вполне обходится полуконтактами. Куда удоб­нее, думается ему, контролировать окружающих, чем взаимодействовать с ними.

Поэтому он не вступает в беседу, а контролирует ее Он должен выбрать тему разговора, потом оце­нить расклад сил, то есть в процессе беседы он ско­рее оценивает происходящее, чем слушает. Он не пытается понять, зато всеми силами стремится убе­дить. Если аудитория по каким-либо причинам ему не подходит, он уйдет от контакта веками протоп­танной дорожкой, то есть ограничит разговор об­щепринятыми фразами на “безопасные темы”, на­пример замечаниями о погоде.

У актуализатора эти же общепринятые фразы могут служить прелюдией к контакту; у манипулятора они всего лишь средство избавиться от контакта.

Джей Хейли указывает на четыре самых распространенных способа ухода от контакта, которые манипуля­торы используют чрезвычайно часто.

1. Прикинуться “случайным” человеком в разговоре: “Не мое дело говорить это вам”, или “Я в этом, конечно, ничего не смыслю, но...”, или “Я не имею права лезть в ваши личные дела, но мне кажется...”.

2 Поставить под сомнение то, что он только что сказал:“0, забудьте это”, или “Вы не уловили главного”, или “Не придавайте этим словам значения...”.

3. Сделать вид, что его слова относятся к другой личности: “Ах, это я не о вас, а так, вообще...” или “Я просто подумал вслух, извините...”.

4. Сделать вид, что он не разобрался в ситуации или в контексте сказанного: “Вы всегда надомной смеетесь...” или “Вы меня переоцениваете...”.

Противовесом такого рода “штучкам” служат от­ношения доверенные и открытые. В сущности - что такое любовь и забота? Это слагаемое трех чисел: сим­патия плюс открытость плюс контакт.

Разумеется, на таком уровне можно поддерживать отношения с немногими, поскольку контактные взаи­модействия требуют больших затрат времени и энергии. Ничего нет страшного в том, что большинство наших отношений - причинные и поверхностные. Но без хотя бы одного-двух глубоких контактов человек не сможет состояться как личность, не сможет “завершить” себя, дописать свой образ; не сможет стать актуализатором. Более того, не имея одного-двух глубоких контактов, человек сильно рискует своим психическим здоровьем. Именно поэтому в лечении больных многие психиатры используют контакт как главное лекарство от неврозов, депрессий, одиночества.

С одной стороны, современный человек не умеет налаживать глубоких контактов, с другой - не умеет уходить от поверхностных, ненужных контактов. Всем нам знакомо чувство вины, когда мы отказываемся, например, идти на вечер, который нам неинтересен, или когда уклоняемся от разговора с человеком, ко­торый нам неприятен. Нам неловко, что мы не со­блюдаем всех этих светских условностей, и в то же время у каждого нормального человека время от времени возникает сильнейшее нежелание видеть людей, общаться с кем бы то ни было, вообще вы­ходить из дома.

В этом нет ничего странного, поскольку каждый время от времени “переедает” общества, контактов, общения. Посчитайте, сколько времени вы проводите “на людях”. Восемь часов на работе, восемь часов от­ношений с родными и друзьями после работы... Половина вашею существования - это контакты, кон­такты, контакты. Было бы неестественно и даже не­здорово хотеть большего. И, напротив, более чем ес­тественно, что время от времени вам хочется уйти от общений.

Манипуляции мешают не только установлению глубоких контактов, но и прекращению бесполезных, питательная ценность которых ниже нулевой отметки. Манипулятор во взаимодействии с окружающими очень часто производит впечатление “вцепившегося мертвой хваткой”. То есть он будет продолжать гово­рить с вами, хотя для всех очевидно, что беседа окон­чена. Не думайте, что его принуждает так вести себя неловкость (“Не знаю, как закончить разговор!”). Нет. Это не неловкость, а невротический страх (“Не сказал всего того, что хотел!”).

Этот страх стоит людям работы, когда они не могут окончить деловую беседу; этот страх каленым железом проходит по тонкой материи отношений между мужчиной и женщиной. “Вцепившийся мертвой хваткой” неизбежно восстанавливает людей против себя когда повисает на разговоре, как бульдог на палке. Вместо того чтобы откусить, он свирепо треплет палку разго­вора, а вместе с ней - нервы своего собеседника. Вы не хотите раздражать окружающих? Тогда умейте во­время закончить разговор. Помните: лучше недогово­рить, чем переговорить.

Вы уже поняли, что уход от контакта может быть как манипулятивным, так и актуализационным. Здо­ровый уход - это способность временно приостано­вить контакт с другой личностью, когда этот контакт либо уже не продуктивен, либо вызывает болезненные ощущения. Здоровый актуализационный уход - это уход к чему-то. И в сущности он направлен на то, чтобы прислушаться к себе.

Манипулятивный уход - это бегство; и он на­правлен не на то, чтобы разбираться в своих собст­венных чувствах и переживаниях, а на то, чтобы просто отбросить их прочь вместе с ситуацией, которой они вызваны.




1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет