Нераздельное единство Архетипическая образность сада 1-я часть



жүктеу 135.19 Kb.
Дата13.07.2016
өлшемі135.19 Kb.
Елена МЕДКОВА,

кандидат педагогических наук,

научный сотрудник ИХО РАО
Нераздельное единство

Архетипическая образность сада

1-я часть

Авторская редакция

В Толковом словаре В. Даля нет отдельной статьи, посвящённой слову «сад». Данное слово рассматривается внутри смыслового поля понятий «сажать или садить, саживать или просить, приглашать, заставлять сесть» (ср. с др.-инд. sādás "езда верхом, сиденье"). Подчёркивается, что «сад – это участок земли, засаженный стараниями человека». Сад сопрягается с понятием «садок», что означает огороженное место для любого вида живности (домашние животные, рыбы, птицы), включая и маточник для содержания матки пчёл в улье. Приведённые Далем загадки и пословицы свидетельствуют об онтологическом смысле сада. Все они связаны с установлением особого огороженного пространственного локуса («Сад садить, огород городить»), структурой годового цикла («Стоит сад, в саду 12 гряд, на гряде 4 борозды, на борозде по 7 кочней»), с Роком или Судьбой («Сад поздно зацветает, к смерти хозяина»). В качестве разновидности сада у Даля рассматривается огород как место для овощных, а не плодовых насаждений. Огород происходит от старославянского градина/сад, что подчёркивает связь сада с понятием ограды. Сходное с садом понятие «парк» также связано с оградой – фр. parc, англ. park – парк от лат. parricus – загон, огороженное место. Древнегреческое слово «парадиз» (от греч. paradeisos – сад) связано с авестийским термином pairidaçza, что означает и охотничий парк в квадратной ограде, и место блаженства – рай1. Толкование написания иероглифа, означающего сад, даёт «совокупность «земли», «воды», «листьев», и «ограды»2.

Уточняющие нюансы вносит Библейская энциклопедия Брокгауза, в которой на основе библейских текстов делается вывод о том, что «Сад - это (сад Едем; см. также Рай), прежде всего огороженный участок земли с наиболее благоприятными условиями для жизни растений и животных (см. Быт. 2:10; Чис. 24:6; Ис .58:11). В Саду кроны деревьев служили людям кровлей, а плоды - пищей (Быт 2:16; Иер 29:5; Ам 4:9; Лк 13:19). Забота о возделывании Сада и уход за ним – таким было поручение, которое Бог дал первым людям после их сотворения. Поэтому Сад – это олицетворение упорядоченного творения в противоположность первобытному хаосу, царившему на земле прежде (Быт 1:2)»3.

Итак, согласно данным этимологии, этнолингвистики и сакральным книгам сад – это архетипическое понятие, земля изначальная, знаменующая начало космизации мира, которая наступила в результате принудительной остановки/оседлости (обретение мировой оси) и отделения космоса от добытийного хаоса (огораживание, приобретение формы). Это – аналог матки, которая содержит в себе всё многообразие растительного и животного мира, место с особым временным режимом, сопричастным жизни и бессмертию и соответственно соотносящееся с космо- и жизнетворческой деятельностью матери-земли. Это первозданный Эдем или Рай, природно-естественный дом человека.



ЕСТЕСТВЕННОЕ/ИСКУССТВЕННОЕ

Естественный сад. В истории сада как образа творения есть как бы доисторический период, который по мифологическим параметрам соответствует самому процессу творения. Он означен образностью сакральных заповедных рощ, в которых поклонялись самой матери-земле, деревьям, духам леса, природным силам. Изначальная природа в процессе творения соотносилась с образом дикой природы, которая «сохраняла природную, не окультуренную и позитивную наготу Бытия. Наготу божественного Творения, его первозданность»4. Отсюда ведут своё происхождение священные рощи древних греков (герроны) и друидов, священные участки синтоистов в глухих лесах, заповедные рощи древних славян и пр. Культ заповедных рощ, в которых запрещалась любая деятельность человека, кроме поклонения и жертвоприношений, до сих пор сохранился на нашей территории у современных марийцев5 и бурятов, а также в странах Африки, примером чему является Священная роща Осун-Осогбо в Нигерии.

Священная роща Антис, Греция

Священная роща, с. Аршан, Бурятия

Марий Эл. Священная роща

Осун-Осогбо,Нигерия

Один из Бахрейнских островов
По поверьям, в последней роще живет богиня плодородия, которая защищает местные земли, дает изобильный урожай и освящает целебные воды реки Ошун. В таком типе диких первозданных рощ ещё нет оград, так как первоначально вся земля (природа, мироздание) обладала особыми животворными свойствами творящей матери-земли. Первым признаком формообразования и соответственно ввода понятия границ становится преимущественно круглая форма сакрального участка или рощи. В качестве первичного священного участка / райского сада, имеющего естественную круглую форму, можно рассматривать остров первотворения. Примером такового является один из Бахрейнских островов, на котором согласно шумерским верованиям находилась первозданная страна, "чистая", "непорочная", "светлая" страна, "страна живых", не знающая ни болезней, ни смерти, – райский сад Дильмун (Тильмун). Сопричастность первозданных земель хаосу и хтоническая природа матери-земли проявляется в наличии в священных рощах неотёсанных первозданных сакральных камней типа менгиров, гротов и пещер, что особенно характерно для Крита и Древней Греции (пещера Зевса на Крите).

Пещера Зевса, Крит

Участки дикой природы входили в обширные парки Вавилона, предназначенные для охоты и прогулки верхом. Свободной планировкой и естественностью вольно произрастающей растительности отличались философские сады Древней Греции. Наследниками священных рощ в эпоху Ренессанса стали участки малых рощ, в которых в жаркие дни искали прохлады и отдохновения. Примером таковой является оливковая роща/лесок/ bosco в Вилле Гамберайя.



Вилла Гамберайя. Оливковая роща

В драматургии барочного парка "Священный лес" был символом особого изменённого состояния, сродни безумию, посредством которого человек мог прозреть тайны бытия, сущности природы и пр. В парке Бомарцо, концепция которого основывалась на рыцарской поэме итальянского писателя Л. Ариосто «Неистовый Роланд», «священный лес» должен был стать напоминанием о любовном безумии Роланда.

Руссоистские идеи равновесия и гармонии естественной природы воплотились в пейзажном английском парке (парки в Кларемонте и Стоурхеде, Англия; Царицынский парк в Москве, Екатерининский и Павловский парки под Петербургом и парк Монрепо в Выборге). В основу их образности легли пейзажи Аркадии, земли золотого века эллинов, в исполнении живописцев классицизма Н. Пуссена и К. Лоррена.













Парк в Кларемонте




Парк в Стоурхеде




Сады Уилтон-хауса

К базовым принципам построения пейзажного парка относятся: использование или подражание естественным ландшафтам, разнообразие рельефа, свободная планировка и асимметричность пространственных решений, извилистые траектории дорожек, обеспечивающие смену живописных видов, предпочтение породам деревьев и кустарников, растущих в данной местности, полевым и лесным многолетникам, травяным газонам.

С середины XIX века получают распространение общественные парки, которые зачастую возникают на месте лесных массивов, приспособленных для отдыха (Булонский лес в Париже). К этому же времени в Англии возникла концепция «природного», «дикого» парка (У. Робинсон), которая была подхвачена К.Моне в его импрессионистическом парке в Живерни.

К пейзажным паркам относятся также китайский классический парк, чьё естественное разнообразие основывалось на идее непрерывности созидательно-разрушительных метаморфоз дао.
Искусственный сад. Образцом уже космизированной природы в силу инверсии смыслов становится сад рукотворный. В нём как в идеальной модели космоса есть центр (пуп земли, омфал, алтарь, Мировое древо, гора, колодец) и жёсткая геометризированная структура (центр и периферия, прямые аллеи, ориентированные на стороны света, жёсткая форма внешних границ, преимущественно квадратная). Сакральный момент творения отделяется от профанной истории сотворённого мира и соответственно первозданная земля как идеальная модель организованного космоса отдаляется и отделяется от естественной природы в пространстве и времени. Пространственная изоляция рукотворного сада проявляется в появлении вокруг него ограды с запертой дверью. Ограда изначально означала ограниченность материнского лона матери-земли и его «внутреннюю» природу, хранящую отныне тайну рождения и бессмертия внутри сада. В зависимости от положения – внутри или вне сада – ограда воспринималась как благо или несчастье. Метафора «Запретного сада» («Вертоград заключенный»), возникшая в стихах ветхозаветной книги Песнь песней Соломона («Запретный сад — сестра моя, невеста, заключенный колодец, запечатанный источник») и означавшая одновременно девственную непорочность и обильную плодовитость как достоинства невесты, позднее соотносилась с Девой Марией, вариантом архетипа Богини-матери. Запертый сад в связи с изгнанием из рая стал символом несчастья человечества, «утраченного рая» («И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни», Быт. 3:24). Хозяином сада на новом этапе становится Творец, Бог Отец или Бог Сын в христианской традиции, Аллах – в мусульманстве, Небо/Нефритовый император – в китайской мифологии и пр. Они устраивают сад по законам Логоса (высшего разума), который соотносился с мужским регулярным началом.

Древнейшим примером регулярного сада является древнеегипетский сад, построенный по принципу вписанных прямоугольников – прямоугольник пруда в центре прирастает пространством регулярных насаждений кустарника и всё более высоких деревьев, колоннадами и стенами, увитыми виноградными лозами.



Египет Перистиль дома Виттиев, Помпеи

Основой строгой геометрической планировки садов Персии стал т.н. принцип четырех квадратов («чор-бак»), восходящий к легенде о рае, из которого в четырех направлениях света вытекают четыре животворящие реки. Прямые аллеи пересекались под прямым углом, а получившиеся 4 квадрата делились в свою очередь на четыре и так далее. Бассейны и цветники вписывались в регулярную сетку. Перистильные сады Греции и Рима с прямоугольным бассейном по центру создавались по образцам восточного сада, но с допущением большой свободы на периферии. В средневековом монастырском саду крест дорожек имел символическое значение крестных мук Христа. В центре сада высаживали апельсиновое или яблоневое дерево, или куст розы (венец с шипами), устанавливали крест (символ воскрешения), колодец (крещение) или фонтан (источник жизни, символ чистоты веры).

В регулярном ренессансном саде воплотились представления о гармоническом устройстве мира согласно принципам разума.

Апофеозом подчинения естественной природы Воле человека стал французский регулярный парк, детище архитектора А. Ленотра. В Версале, воплощавшем идеи абсолютной власти Короля-солнце, система аллей парка формировалась из единой точки – из места расположения трона Людовика XIV. Благодаря расположению парка по оси восток–запад создавалось впечатление, что даже солнце следует строго предписанному ему пути – восходит над Двором Славы и садится в водах фонтана с колесницей Аполлона.



Главная перспектива парка в поместье Во-ле-Виконт

Пространство парка не только строилась на законах геометрии и перспективы, но и «улучшалось» путём коррекции или улучшения перспективы. В целях иллюзорного увеличения аллеи сужались, а деревья стригли так, чтобы их высота казалась меньше по мере удаления от центра сада.

Основными характерными чертами регулярного парка являются: плоскостной характер рельефа, подчинение природы геометрическим формам (прямоугольные зеркала водных партеров, придание геометрической формы растениям, узорные цветники), симметрия вдоль основной оси парка, единая точка зрения на весь сад с высоты дворца или верхней террасы (вариант божественного взгляда). К регулярным паркам относятся сады Во-ле-Виконт, Мёдон, Тюильри, Кланьи, Трианон, Со во Франции, Петергоф в России, Шенбрунн в Австрии, Нимфенбург и Сан-Суси в Германиии.
ВНУТРЕННЕЕ/ВНЕШНЕЕ

Для понимания символики и атрибутики сада большое значение имеет соотношение внутреннее/внешнее. Первое связано с изначально женской природой сада, второе – с мужским космизирующим началом. С появлением регулярного сада, в котором преобладает мужской Логос, женское начало как бы уходит на периферию и абстрагируется до понятия «внутреннего» как общего и обязательного «родового пятна», печати женского начала на саде. Эта печать материализуется в симбиотических отношениях ограды/сада, сада/дома (дом – архетипический символ Богини-матери, по К.Юнгу). Кроме этого Богиня-мать продолжает присутствовать в саде как животворящее начало, дающее бессмертие, что реализуется через образность плодоносящего сада, вечно возобновляющейся растительности – деревьев, трав и цветов. За ней также остаётся базовая атрибутика сада, восходящая к моменту творения – воды хаоса (озеро, река, источник, сосуды с водой), остров/гора первотворения (первая земля посреди вод), пещера/лабиринт (исходный пункт творения – выход изнутри наружу).


ПЕЩЕРА

Пещера – это образ каменной утробы матери-земли в чистом виде. Она символ нижнего мира, довременной тьмы (ночи), всепорождающего хаоса. В священных рощах критяне и древние греки поклонялись пещерам как лону богини. Шумеры видели в пещере образ бессмертного сада. Именно в него попал Гильгамеш, путешествуя подземными ночными путями бога солнца Шамаша:

«На двенадцатом поприще свет появился,

Поспешил он, рощу из каменьев увидев!

Сердолик плоды приносит,

Гроздьями увешан, на вид приятен.

Лазурит растет листвою —

Плодоносит тоже, на вид забавен».



«О всё видевшем..»

Древние египтяне, ища бессмертия, воспроизводили образ вечных каменных садов в росписях подземных гробниц.


Некрополь Шейх Абд эль-Курна гробницы Сеннефера и Рехмира6

В китайских садах пещеры и гроты в чреде каменных садовых лабиринтов, согласно даосским представлениям о постоянном перетекании хаоса в космос и космоса в хаос, являются звеном бесконечных метаморфоз единого дао (Сад радости, Шанхай). О мере слияния природно-хаотических и культурных компонентов сада свидетельствуют старинные рекомендации о целесообразности того, чтобы «к жилым покоям непосредственно примыкал грот, ибо тогда внутреннее пространство дома и внешнего мира будут «как бы разделены и как бы соединены, а комнаты и грот смешаются в одно»»7.



. Сад Радости, Шанхай

Появление пещер и гротов в садах эпохи маньеризма (сады Бомарцо) и барокко (сады вилы д'Эсте, сады Боболи) соотносится с натурфилософским интересом к первичным стихиям земли и воды в начале Нового времени и концепцией вселенной как непрерывно движущегося потока, в котором хаос вновь был восстановлен в правах как необходимая составляющая мироздания. Возможно, именно лик Хаоса запечатлел неизвестный скульптор в садах Бомарцо, создавая маску «Пасть преисподней» и сопровождая её надписью, перефразирующую слова над вратами Дантова ада: "Оставь раздумья всяк сюда входящий".



Бомарцо большой грот в Боболи

Вилла д'Эсте в Тиволи

Интересно, что именно в вышеупомянутых садах возрождаются хтонические образы Богини-матери – это змееподобная богиня из Бомарцо и многогрудая Исида из виллы д'Эсте.



Бомарцо Вилла д'Эсте

Мастера барокко видели в пещере периферию мира, которая является обязательным пунктом в инициационном путешествии8 человека по мирозданию. Об этом свидетельствует надпись из сада Бомарцо: «Вы, кто земли достигли пределов отдалённых,/дабы её чудес величьем изумится,/сюда ступайте, где пугают лица, /слоны, медведи, львы, и орки, и драконы».

В регулярных классицистических садах грот/пещера занимает место по вертикальной оси мира в самом низу иерархии и является символом подчинённости природных стихий принципам Разума и Гармонии. Так, грот под Большим каскадом в Петергофе при удалённых точках зрения смотрится фундаментом Большого дворца – верхние ордерные этажи надстраиваются над базой из природных необработанных материалов. В гроте представлены статуи козлоногого Пана и отдыхающего Вакха, а во дворце – олимпийские боги. Таким образом, представлена полная структурированная картина мироздания, в котором аполлоническое начало властвует над дионисийским.

Петергоф

В нижних, сокровенных уровнях космоса искали утерянный рай наследники барочной традиции – романтики. В резиденции Линдерхоф Людвига Баварского, пещера Венеры, воспроизводящая реалии оперы Р. Вагнера «Тангейзер», стала для заказчика воплощением древнего мира рыцарства, которого жаждала его душа. Пещера в романтическом парке по большому счёту становится средоточием сердца мира.



Грот Венеры, Линдерхоф

Мастера модерна, приверженные модели нижнего мира, видели пещеру в качестве животворящего центра. Именно так можно трактовать стоколонный (условное название, колонн на самом деле 85) дорический зал – гармонизированную греческим ордером пещеру в парке Гуэль А. Гауди. Дорический зал с его потолком, на котором в водах океана купается солнце, воспроизводит подземный путь ночного солнца и в то же время служит основанием арены эпифании (торжественного явления в мир) солнца дневного – залитого солнцем театрона. Пещеру венчает скамья-змея, чей образ отсылает к хтоническому образу Богини-матери/Мировой змеи/уробоса, на котором покоится земля.





Парк Гуэль

В китайских частных садах воспроизводилась структура матрёшки – в саду большом таился сад малый, а в нём - сад миниатюрных растений (бонсай – букв. «выращенное в подносе»). Во внутренних стенах китайского сада было множество дверных и оконных проёмов, которые создавали особые перспективы для восприятия реального сада и тем самым как бы множили сады воображаемые.



Сад Радости, Шанхай Сад скромного чиновника

Бонсай в Саду скромного чиновника, Сучжоу

Понятие внутреннего так крепко связано в образностью сада, что даже в том случае, когда сад предельно открывался во вне, то тут же в лоне этого парка возникал малый закрытый сад типа «секретного сада», «собственного» сада, розария при дворце. Примером первого является садик «gabinetto rustico» в ренессансно-барочном саду виллы Гамберайя в Сеттиньяно (Италия), второго - «собственный садик» Марии Фёдоровной в Павловске.



Вилла Гамберайя. Секретный сад

«Собственный садик», Павловск

Совершенно уникальную ситуацию смоделировал Клод Моне. В своём имении в Живерни он создал сад как модель собственных пейзажей и таким образом смог оказаться внутри собственных же картин.



Нижний водный сад

Пейзаж Моне того же места


1 Мифы народов мира. Энциклопедия (В 2 томах). Гл. ред. Токарев С.А. – М., 1982, т.2.

2 Малявин В.В. Сумерки Дао. Культура Кмтая на пороге Нового времени» - М., 2003, С. 307

3 http://bible.ucoz.com/load/skachat_biblejskuju_ehnciklopediju_brokgauza/biblejskaja_ehnciklopedija_brokgauza/10-1-0-95

4 Шакуров Ш.М. Образ храма. – М., 2002, С.101

5 http://merjamaa.ru/blog/svjashhennye_roshhi_mari/2010-04-26-2

6 Росписи на сайте: http://www.bellabs.ru/Egypt/Qurna.html

7 Малявин В.В. Сумерки Дао. Культура Кмтая на пороге Нового времени» - М., 2003, С.326

8 В случае с Бомарцо литературной основой стала рыцарская поэма итальянского писателя Л. Ариосто «Неистовый Роланд» о любви, дарующей как счастье, так и безумие.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет