О. В. Осипова Художники-дизайнеры обложки



бет22/29
Дата18.07.2016
өлшемі2 Mb.
түріКнига
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   29


Глава 16

ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ ДЕЛОВЫХ АССОЦИАЦИЙ

В предшествующих главах мы пытались показать, что взаимодей­ствие участников рынка не сводится к отношениям рыночной конт­рактации, но включает также деловые связи неконтрактного характера. Важную роль в этом играют деловые ассоциации — объединения компаний, основанные на принципе формального членства. Как правило, они формируются на основе сходства сферы деятельности, институционального устройства компаний, их деловых стратегий или политических предпочтений руководителей. О принципах деятельности таких ассоциаций и пойдет речь в данной главе.

Новое поколение деловых ассоциаций


В 1990-е гг., буквально за несколько лет в России возникли сотни разных предпринимательских объединений365. Они организовывались по разным основаниям:

  • отраслевому (например Лига содействия оборонным предприятиям);

  • территориальному (например Сибирская международная ассоциация крупных, средних и малых предприятий);

  • размеру предприятий (например Российская ассоциация разви­тия малого предпринимательства);

  • гендерному признаку (например Ассоциация женщин-предпри­нимателей России);

  • политическим позициям (например Российский союз промыш­ленников и предпринимателей).

При этом ситуация выглядела несколько парадоксальной. Полити­чески эти ассоциации были довольно активны, они создавали много шума в средствах массовой информации по поводу ущемления инте­ресов отечественного предпринимательства. Постоянно звучали при­зывы к расширению политического представительства деловых кругов. При этом сами предприниматели вели себя достаточно пассивно. Многие из них в своих интервью в те годы подчеркивали независимость бизнеса как профессионального занятия, выражали безразличное отношение к политическим акциям и не видели особой необходимости вступать в деловые ассоциации. В итоге членами предпринимательских союзов становилась относительно небольшая часть компаний — около 15%. Да и это членство для многих не играло сколь-либо серьезной роли — предприятия записывались в союзы по формальным признакам, руководители соглашались перечислять сим­волические взносы, и их участие в деятельности ассоциации, как правило, было столь же символическим. В итоге мы вынуждены признать, что многие из предпринимательских союзов первой волны в значительной степени обслуживали политические амбиции создавших их лидеров и, как часто можно было услышать в то время, были большими «говорящими головами с маленьким туловищем».

Но главное, многочисленные предпринимательские союзы плохо выполняли свою основную функцию — организованного лоббирования групповых интересов. И большинство предпринимателей продолжали использовать свои личные связи в органах государственной власти, предпочитая внеинституциональное (персональное) лоббиро­вание. Для иллюстрации приведем фрагмент данных из нашего более раннего исследования. В феврале 1996 г. в Москве состоялся Первый Всероссийский конгресс представителей малого предпринимательства — и по сей день самый крупный форум, посвященный проблемам российского малого бизнеса. Группа исследователей при непосредственном участии автора провела стандартизованный опрос 1517 его участников, включая 887 представителей малого предпринимательства, 210 представителей крупных и средних предприятий, 189 чиновников из органов государственного управления и 126 представителей негосударственных объединений предпринимателей. Сог­ласно результатам опроса, подавляющее большинство (91,3%) руководителей малых предприятий заверяли, что сами лоббируют свои интересы на индивидуальном уровне; на усилия предпринимательских союзов полагались всего 4,9%; а на действия представителей органов государственной власти и того меньше — 2,7% представителей малого бизнеса. Крупные и средние предприниматели в данном случае были полностью солидарны в оценках с малыми предпринимателями (расхождения не превышали одного процента). И даже среди представителей предпринимательских объединений и органов государственного управления до двух третей респондентов (65,1 и 64,2% соответственно) вынуждены были согласиться с тем, что лоб­бирование интересов бизнеса остается делом самих предпринимателей. Таким образом, по крайней мере, основная их часть, если и пыталась пробиться в коридоры власти, то в основном действовали в одиночку366.

В другом нашем исследовании, проведенном в 1997—1998 гг., были опрошены 227 руководителей предприятий разных размеров и сфер деятельности. Как оказалось, среди них 28% предприятий входили в какие-либо деловые ассоциации. Парадоксально, но нами не было обнаружено практически никаких значимых связей между принадлежностью предприятий к таким ассоциациям и характером взаимоотношений их руководителей с органами государственной власти (хотя анализировалось множество релевантных параметров). Входили предприниматели или не входили в деловые ассоциации — ситуация не различалась367.

Мы полагаем, что в начале 2000-х гг. положение в этом отношении существенно изменилось. Этот период ознаменовался серьезными сдвигами в политической организации российского бизнеса. Началось интенсивное формирование нового поколения деловых ассоциаций, которые в отличие от ассоциаций перестроечного периода преследовали не столько политические цели своих организаторов, сколько деловые интересы компаний — членов объединения.

Новые деловые ассоциации можно условно разделить на две группы. Первая группа ассоциаций характеризовалась тем, что их создание было, по существу, инициировано политической властью (на фе­деральном уровне — в первую очередь Администрацией Президента России). В их составе такие ассоциации, как ОПОРА, представляющая прежде всего малый бизнес, Деловая Россия, позиционирующаяся как представитель среднего бизнеса, и Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), выражающий интересы крупного бизнеса368.

В отличие от таких сильно политизированных структур, ассоциации второй группы были порождены инициативами «снизу». Они создавались с куда меньшей «помпой» и более тяготели к отраслевому принципу. К таким объединениям в сфере торговли потребительскими товарами относятся и обследованные нами ассоциации РАТЭК и АКОРТ, возникшие соответственно в 2000 и 2001 гг. Добавим, что при посредстве РАТЭК в 2001 г. была создана ассоциация компьютерных компаний. В том же году появился Союз производителей и импортеров (позднее Российский союз производителей и импортеров). В 2002 г. реорганизовалась и активизировалась ассоциация собственников мировых торговых марок (Брэнд протекшн груп), затем превратившаяся в Содружество производителей фирменных торговых марок (Русбренд). Все это были сравнительно небольшие ассоциации, включавшие по два-три десятка компаний. Но они закладывали основу новой сети отраслевых и межотраслевых объединений369.

Новые деловые ассоциации организовывались по разным формальным признакам. Среди них:


  • товарная группа (например электробытовая техника — РАТЭК),

  • сфера и тип деятельности (например розничные сети — АКОРТ),

  • статус компании (например собственники фирменных торговых марок — Русбренд).

Но их общей чертой является то, что они образовались преимущественно на профессиональной (коммерческой), нежели на полити­ческой основе, хотя и ставили перед собой политические задачи. Иными словами, главное направление деятельности таких ассоциаций — решение коммерческих задач входящих в них компаний политическими средствами.

В чем состояла причина создания новых ассоциаций? До их образования взаимоотношения представителей компаний с чиновника­ми осуществлялись в привычном неформальном порядке, т.е. на индивидуальном уровне, через персональные сетевые связи (на рабочем сленге носителей таких контактов в органах власти называли «по­жарниками»). Однако подобный способ имеет свои слабые стороны. Во-первых, при возникновении серьезных проблем далеко не каждая компания в одиночку в состоянии выйти на высокие этажи властной иерархии — с их «пожарниками» просто не будут разговаривать. Во-вторых, смена конкретных чиновников способна закупорить (по крайней мере на некоторое время) каналы неформальных связей во властных учреждениях.

В «путинский период» в этом плане начали ощущаться заметные сдвиги. Политическая активность ведущих участников рынка несомненно возросла. Построив свой бизнес и выведя компании на достаточно солидный уровень, они предъявляли все больший спрос на формальные правила и широкие неформальные конвенции, стабилизирующие рынок. Далее логика их действий выглядела следующим образом. Для того чтобы влиять на установление правил, нужно взаимодействовать с органами государственной власти. Чем более высокий уровень представителей государственных органов будет вовлечен в переговоры, тем эффективнее будет их результат. Более того, для успешного решения вопросов в России весьма желательно выходить именно на первых лиц — высших руководителей государственных ведомств. А поскольку каждая отдельная компания (пусть даже известная) чаще всего такую задачу решить не в состоянии, нужна ассоциация, которая помогает набрать достаточный вес путем объединения ее участников.

Благодаря ассоциациям процесс согласования посредством нефор­мального «коридорного» лоббирования коллективных интересов на­чинает выходить и на более формальный, политический уровень, ког­да переговоры ведутся публично и завершаются заключением официальных соглашений между полномочными представителями власти и бизнеса.

В этой области предпринимателями выражался сдержанный оптимизм. Если ранее, несмотря на традиционную риторику об учете интересов бизнеса, на политическом уровне его представителей попросту не слушали, то в начале 2000-х гг. стали выстраиваться структуры рабочего взаимодействия бизнеса и власти. Отношения РАТЭК с ГТК России, о которых мы рассказывали ранее, — лишь один из характерных примеров. В этом случае руководство ассоциации начали ставить в известность не только о принятых, но часто и о готовящихся в ГТК решениях. Представителей ассоциации стали привлекать к разработке некоторых отдельных документов. И даже если приказы ГТК напрямую с ассоциацией не согласовывались, то, по крайней мере, выслушивалась ее позиция370.

Накопленный в ходе деятельности РАТЭК первичный опыт быстро привел к четкому осознанию того, что успешного взаимодействия с одним ведомством (например таможенным) для решения ее проблем уже явно недостаточно, и нужно устанавливать подобные отношения с другими властными структурами. В этой связи предпринимателями положительно оценивалась работа, проводимая ассо­циацией через Экономическое управление Администрации Президента и Министерство экономического развития и торговли. Был проявлен живой интерес к работе с Министерством по налогам и сборам, а также с представителями муниципальной власти (в первую очередь с департаментом потребительского рынка и услуг московского правительства).

И конечно, нельзя было забыть о существовании разного рода си­ловых структур, конкурирующих за крупных налогоплательщиков (или, точнее, неплательщиков налогов). Приходилось задумываться о том, что если в один прекрасный день активизировался ГТК, то нет гарантий, что за ним не последуют налоговые и правоохранительные органы, которые захотят поднять свой политический вес и включиться в соревнование по сбору платежей в бюджет (не забывая, впрочем, и о своих нуждах). В условиях происходившей межведомственной борьбы выход на другие государственные структуры должен был помочь дальнейшему снижению уровня неопределенности371. Причем такая работа сопряжена с политическими рисками. Например, вынесение информации, касающейся одного из государственных ведомств, «на публику» могло стать причиной раздражения со стороны чиновников данного ведомства и ухудшения отношений с ними. Поэтому здесь требовались умеренность и аккуратность.

Стратегии деловых ассоциаций

Деловые ассоциации могут выполнять разные функции и следовать разным деловым и политическим стратегиям. Мы выделяем пять таких стратегий.



  1. Общественного объединения, призванного вовлечь участников рынка в коллективное действие и обеспечить представительство их интересов.

  2. Лоббистской структуры, работающей на продвижение и защиту интересов своих членов в коридорах власти.

  3. Экспертной структуры, проводящей самостоятельную аналити­ческую работу и участвующей в разработке нормативных документов.

  4. Договорной площадки, необходимой для выработки и постоянного согласования правил игры между представителями биз­неса и власти, а также между самими компаниями.

  5. Делового клуба, создаваемого для неформального делового и личного общения.

Рассмотрим их более подробно. Что означает развивать ассоциацию как общественное объединение? Это значит вовлекать в нее максимальное число членов, обеспечивая все более широкое представительство участников рынка. Главную роль здесь играет политический капитал самой ассоциации, способность продемонстрировать мобилизационные возможности372. А желаемая массовость, в свою очередь, предусматривает открытое членство в объединении. В него приглашаются все профильные компании, относительно независимо от раз­меров бизнеса и репутации его руководителей. Для общественного объединения также крайне важно продвигаться за пределы Москвы и Санкт-Петербурга в российские регионы, опять же по представительским соображениям. Добавим, что такого рода объединения име­ют естественную тенденцию к выходу за отраслевые рамки и превращению в межотраслевые союзы.

При этом взаимные обязательства участников общественного объ­единения фиксируются в минимальном объеме. Акцент в его деятель­ности делается на взаимоотношения с представителями государственной власти и воздействие на общественное мнение. Важную роль в этой деятельности играют пиарные функции. Здесь необходимы максимальная публичность и некоммерческая имиджевая реклама, постоянное и настойчивое заявление о себе в средствах массовой информации, участие в разного рода встречах и форумах373.

Стратегия деловой ассоциации как лоббистской структуры предполагает во многом иные действия. Здесь тоже требуется представительство бизнеса, но упор делается скорее не на число участников, а на долю рынка. Реализация данной стратегии не столь сильно нуждается в массовом привлечении новых членов. Значительно более важно обеспечить участие в ассоциации ведущих, наиболее крупных и влиятельных компаний. В противовес общественному объединению формирование лоббистской структуры тяготеет к отраслевому принципу: легче продвигать одну более узкую тему вместо нескольких широких. Акцент здесь делается на вложения в административный капитал — развитие связей с представителями власти. И в отличие от стратегии общественного объединения, ассоциация как лоббистская структура не так сильно заинтересована в широком афишировании своей деятельности, ибо отдает предпочтение неформальным переговорным методам, хотя пиарная деятельность, безусловно, способствует повышению ее общего политического веса.

Позиционирование ассоциации как экспертной структуры предполагает участие ее представителей в разработке разного рода законодательных и нормативных актов, а также проведение специальных исследований рынка и регулирующих его институтов. Опыт показал, что позиция, высказываемая руководителями ассоциаций, становится более весомой, если она подкреплена исследовательскими результатами. Когда высказываемое «мнение» превращается в обоснованный «факт», взаимодействие с органами государственной власти может строиться более конструктивным образом374. И руководители новых ассоциаций демонстрировали свой интерес к такого рода исследованиям, свидетельством чему являются материалы данной книги.

Стратегия деловой ассоциации, которую мы называем договорной площадкой, исходит из того, что данная ассоциация создается прежде всего для обсуждения совместной позиции компаний по разным насущным вопросам, для выработки правил игры, которые добровольно принимаются ее участниками. Выход на властные структу­ры для этого также необходим, однако основной акцент делается на отстраивании отношений между представителями бизнеса. Характерно, что для решения подобных задач особой массовости не требуется. Напротив, чем меньше число участников переговоров, тем проще, при прочих равных условиях, прийти к общему соглашению и проконт­ролировать его исполнение всеми вовлеченными сторонами. И чрезмерной открытости договорная площадка в общем-то не предполагает. Здесь, напротив, нужна селективность, причем договариваться можно и нужно в первую очередь не столько с самыми крупными игроками (хотя их участие в переговорах крайне желательно), сколько с теми, кто имеет высокую репутацию и вызывает доверие.

Отраслевая принадлежность для ассоциации — договорной площадки — важна на первых порах, но в дальнейшем она не является непременным условием объединения. При реализации такой стратегии речь идет о серьезных взаимных обязательствах участников, вплоть до готовности взять на себя коллективную ответственность, хотя до субсидиарной ответственности за действия каждого члена ассоциации дело, как правило, не доходит. Все это, в свою очередь, предполагает высокую степень доверия. Особой публичности и пиарных кампаний в данном случае не требуется, даже если соглашения имеют открытый и совершенно легальный характер.

Наконец, ассоциация может работать как деловой клуб. Здесь воп­рос о массовости не стоит, нет особых требований и к представительству. Тем более, не обязательно строго соблюдать отраслевой принцип. И вообще в клуб могут входить не только представители бизнеса, но также эксперты, политики, просто известные люди, т.е. он охватывает более широкий круг участников, предполагая сочетание деловых и человеческих контактов. Что касается открытости или закрытости клуба, то политика может быть разной, но, как правило, определенные фильтры устанавливаются. Акцент делается на укреплении контактов между представителями бизнеса, которые в данном случае в публичной рекламе не нуждаются.

Нельзя не видеть, что выбор той или иной стратегии проявляется в различиях политики деловой ассоциации. При этом могут возникать объективные противоречия. Например, если ассоциация позиционируется прежде всего как общественное объединение, то она заинтересована в привлечении большего числа участников, должна заявить о себе как о представителе как можно более широких деловых кругов. Если же ее главная цель — договариваться о правилах игры, то стихийное расширение состава участников не должно входить в ее планы, ибо выработка эффективных договоренностей возможна при ограниченном количестве участников, репутация которых не вызывает сомнений.

Можно ли отказаться от какой-то из перечисленных стратегий, на­пример вовсе отбросить функцию широкого общественного объединения в пользу более узкой лоббистской структуры или договорной площадки? Видимо, это не целесообразно. Структура рынков потребительских товаров такова, что на них присутствует множество игроков, степень концентрации бизнеса часто не столь велика, и чересчур ограниченное число участников не способно сосредоточить значимую долю этого рынка. В то же время сводить деятельность той или иной ассоциации к функциям общественного объединения тем более не следует. Ибо множество объединений выродилось в шумные и малополезные политические «тусовки», удовлетворяющие политические амбиции их лидеров. На наш взгляд, ассоциация прежде всего должна реализоваться именно как эффективно действующая договорная площадка, где вырабатывается совместная позиция, закладываемая в основу лоббистских усилий. А функцию общественного объединения следует развивать для усиления политического веса вовлеченных участников рынка.

Не следует пренебрежительно относиться к стратегии ассоциации как делового клуба. Ряд руководителей в своих интервью весьма положительно отзывались о такого рода общении со своими коллегами и конкурентами как с деловой, так и с человеческой точки зрения375. Не принося немедленных дивидендов, клубная атмосфера втягивает людей в процесс неформального взаимодействия, облегчая решение формальных вопросов по мере их возникновения. От ассоциации-клуба, кстати, легче переходить и к ассоциации как договорной площадке. Устойчивая профессиональная и личная связь между их участниками не устраняет объективных противоречий и относительной закрытости, связанной с конкуренцией между ними. Однако она помогает постепенно повышать уровень доверия между членами ассоциации и формировать условия для более широких договоренностей.

Таким образом, в практическом плане, несмотря на серьезные расхождения, рассмотренные пять стратегий ассоциации не являются взаимоисключающими. Однако их одновременное достижение требует осмысленной дифференциации ее структуры.

Участие в деятельности ассоциации
и ее стратегический выбор

По мере расширения и укрепления новых ассоциаций просматри­вался процесс возникновения двух уровней представительства компаний в их деятельности. Решения о вступлении в ассоциацию принимались первыми лицами компаний. Как правило, они же или их заместители представительствовали в ее руководящих органах, обсуждая стратегические вопросы. Но одновременно они выделяли своих постоянных представителей для конкретной текущей работы по тем или иным проектам376. Поскольку та или иная компания зачастую входила сразу в несколько ассоциаций, то работать с ними по конкретным вопросам могли разные ее представители. Правда, это касалось в первую очередь более крупных фирм, менее крупные участники рынка зачастую позволить себе такое представительство пока не могли.

Мы уже указывали на то, что представители компаний занимали разные позиции в отношении своего участия в коллективных действиях, а именно:


  • активную позицию,

  • позицию наблюдателя.

Активную позицию демонстрировали представители компаний, которые не только входили в ассоциацию, но и принимали деятельное участие в формировании ее политики и в текущей работе, регулярно выполняли свои финансовые обязательства перед нею. В частности, помимо регулярной уплаты членских взносов, они добровольно «сбрасывались» на финансирование ее специальных проектов.

Позиция наблюдателя означала, что компания входила в состав ассоциации и разделяла ее цели, но ее представители не проявляли особой активности, не выдвигали никаких предложений.

В результате де-факто рассмотренные нами ассоциации формиро­вались как двухуровневые структуры. В них намечалось ядро из одного или полутора десятков компаний — активных участников объеди­нения. Остальные компании относились к разряду менее активных членов — наблюдателей.

От чего зависела степень активности той или иной компании? Чаще всего она была напрямую связана с личной позицией ее владельцев. Кроме этого, влияла и текущая ситуация. Замечено, что когда на рынке возникали острые проблемы, интерес к деятельности ассоциации возрастал. При разрешении проблем он заметно падал.

Активизация членства в ассоциации связана со стратегическим вы­бором двоякого свойства:



  • между текущими и долгосрочными задачами,

  • между производством общественных и частных благ.

Важность первого стратегического выбора связана с тем, что про­исходило постоянное подталкивание ассоциаций к достижению быстрых краткосрочных результатов по принципу «здесь и сейчас», хотя по сути своей они создавались не как инструмент извлечения немедленной выгоды. Более того, ориентация ассоциации на сиюминутные утилитарные цели порождает риски сугубо утилитарного отношения к самой ассоциации, загоняя ее в своего рода ловушку. Если ассоциация достигает успеха, «наблюдатели» стремятся к ней примкнуть, если видимых успехов нет, то они продолжают раздумывать о своем участии. Инертность подобных «наблюдателей» ослабляет ассоциацию, делает ее зависимой от текущей политической конъюнктуры и снижает возможности ее устойчивого перспективного развития. Вместе с тем руководителям ассоциации приходится непременно заботиться о достижении каких-то относительно быстрых и видимых результатов, чтобы поддерживать лояльность участников и расширять свои ряды.

Другая стратегическая альтернатива в политике деловой ассоци­ации состоит в следующем. С одной стороны, можно бороться за производство частных благ в виде преференций для членов ассоциации — включение их в особые списки, проведение экспериментов с предоставлением особого порядка таможенного оформления и т.п.


С другой стороны, можно пытаться изменить общие условия функционирования рынка, которые касаются всех его участников, независимо от членства в ассоциации, т.е. производить общественные блага для всей группы профильных компаний. В конечном счете речь идет о том, от чьего лица выступает ассоциация и чьи интересы представляет — всех предпринимателей на данном рынке (включая тех, кто по каким-либо причинам к ней не присоединился) или организованной части предпринимателей.

Первая стратегия должна воплощаться во введении новых формальных правил в виде обязательного институционального режима для всех участников рынка. Ее реализация отсекает от хозяйственной деятельности тех участников, которые не в состоянии или принципиально не заинтересованы следовать новому порядку, заставляет их уходить в «тень», стигматизирует как нарушителей. Вторая стратегия, напротив, создает особый институциональный режим для отдельных групп участников рынка, предоставляя им какие-то преференции в обмен на дополнительные обязательства.

В период проведения нашего исследования действия деловых ассоциаций в этом отношении были достаточно противоречивы. Ими часто предпринимались усилия сразу в обоих направлениях. И мнения самих членов ассоциаций по этому вопросу также расходились. Необходимость равных конкурентных условий для всех (без каких-либо особых порядков и льгот) довольно часто звучала в рассуждениях руководителей377. В то же время многие считали, что основная задача ассоциации — лоббировать интересы своих членов, в том числе путем заключения соглашений по предоставлению особых (экспе­риментальных) условий деятельности.

Заметим, что возможна и третья стратегия, предлагающая своего рода институциональный компромисс. Он состоит во введении новых формальных правил (например порядка налогообложения или таможенного оформления) на экспериментальной основе при возможности добровольного присоединения к новому порядку на заяви­тельной основе (общую схему см. в седьмой главе). Что достигается в результате такого компромисса? Новый формальный порядок начинает действовать и технологически отрабатываться ведущими участниками рынка, в то время как остальные имеют возможность примериться к нему, подготовиться к переходу на новые условия. И через какое-то время по завершению переходного процесса экспериментальный порядок трансформируется в обязательный.


Резюме


В начале 2000-х гг. началось интенсивное формирование новых деловых ассоциаций, которые, в отличие от ассоциаций более ранних периодов, преследовали не столько политические цели своих ор­ганизаторов, сколько деловые интересы компаний — членов объединения.

Создаваемые деловые ассоциации руководствовались разными де­ловыми стратегиями, позиционируя себя как общественные объединения, лоббистские и экспертные структуры, формальные договорные площадки и неформальные деловые клубы. Эти ассоциации формировались как двухуровневые структуры, включая ядро из 10—15 компаний — активных участников процесса и менее активных наблюдателей, которые следили за деятельностью ассоциации и примыкали к ней, если видели для себя какую-то осязаемую выгоду.

В своей деятельности ассоциации вынуждены были совершать стратегический выбор — между сиюминутной отдачей и реализацией долгосрочных интересов, между пробиванием преференций для собственных членов и изменением общих условий функционирования рынка. И этот выбор пока недостаточно устойчив.

В целом, несмотря на асимметричность отношений с представителями государственной власти и относительную ненадежность достигаемых соглашений, установление регулярных контактов с ними, согласование правил игры и правил контроля, безусловно, расценива­ются как основная задача любой деловой ассоциации. Ключи к институциональным изменениям по-прежнему ищутся рядом с государством.

Раздел V



ФОРМИРОВАНИЕ
НОВОЙ КОНКУРЕНТНОЙ
СИТУАЦИИ




В данном разделе мы анализируем структурную динамику российских рынков розничной торговли потребительскими товарами, которая возникла в результате новой конкурентной ситуации начала 2000-х гг., а также вырабатываемые участниками этих рынков деловые стратегии и концепции контроля. При этом нами используются преимущественно данные исследовательского проекта «Конку­рентная ситуация и развитие рынков потребительских товаров» (2002 г.), а в рамках этого проекта прежде всего речь идет о материалах, полученных в результате интервью с руководителями российских розничных сетей — членами Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ). Таким об­разом, мы подойдем к анализу с точки зрения компаний, которые в начале 2000-х гг. утвердились в качестве ведущих игроков в розничной торговле потребительскими товарами.

Результаты наших наблюдений касаются широкого круга потребительских товаров (см. девятую главу об источниках данных). Однако многие примеры будут приводиться из наиболее изученной нами сферы — торговли электробытовой техникой.



Каталог: data
data -> 1187 шығарылым – Сәрсенбі, 12 қаңтар, 2011
data -> МҮлік салығы заңды тұЛҒалар мен дара кәсіпкерлерге салынатын мүлік салығ
data -> Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Спорт және дене шынықтыру істері комитетіне бағынысты ұйымдардың тізімі
data -> Компьютерные технологии и моделирование при проектировании железных дорог
data -> Результаты заочного тура Республиканской научно-практической конференции «Путь в науку – 2014» для обучающихся 9-11 классов


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   29


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет