Отношения психики и тела: психологический подход к лечению раковых заболеваний



жүктеу 3.04 Mb.
бет4/13
Дата16.06.2016
өлшемі3.04 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

1. Детские переживания, приводящие к формированию того или иного типа личности. Большинство из нас может припомнить моменты, когда наши родители делали что-то, что нам не нравилось, и тогда мы давали себе обещание: «Когда я вырасту, я ни за что таким не буду!» Когда же нам очень нравился какой-нибудь поступок сверстников или взрослых, то мы решали тоже всегда так делать.

Многие из этих детских решений весьма положительно влияют на нашу жизнь, но бывают и такие, которые нам мешают. Среди них часто встречаются решения, которые человек принимал в результате каких-то болезненных переживаний. Если, например, дети видят, как ужасно ссорятся их родители, они могут решить, что выражать враждебность очень плохо, и устанавливают для себя правило: всегда быть хорошим, веселым и приятным для окружающих вне зависимости от того, что в действительности происходит у тебя в душе. Так формируется представле­ние, что если ты хочешь, чтобы дома тебя любили и одобряли, надо обязательно быть очень добрым и любящим. И человек всю жизнь будет выполнять принятое решение и стараться всегда быть хорошим и добрым, даже если это превратит все его существование в сплошное мучение.

Иногда же бывает так, что кто-то еще в раннем детстве решит, что он ответ­ственен за чувства других людей, и если кто-то рядом с ним грустит и печалится, то он обязательно должен сделать так, чтобы они почувствовали себя лучше. Вполне возможно, что в тот момент, когда подобное решение принимается, оно действительно является самым лучшим выходом из ситуации. Однако, вероятнее всего, когда ребенок вырастает и его жизненная ситуация изменяется, решения, помогавшие ему когда-то приспособиться к окружающим условиям, больше не являются самыми правильными.

На наш взгляд, решения, принятые в детстве, ограничивают возможности человека, когда ему приходится бороться со стрессом. У взрослого эти решения обычно перестают быть осознанными. Человек прибегал к одному и тому же типу поведения столько раз, что он уже не может вспомнить, что когда-то сделал осоз­нанный выбор. Но пока этот выбор действует, он становится своего рода услови­ем игры, неизменным параметром нашей жизни, и получается, что удовлетворе­ние любых потребностей, разрешение любой проблемы должно происходить в рамках когда-то принятого ребенком решения.

Большинство из нас склонно считать, что мы такие, потому что «уж такие мы есть». Но когда человек осознает, что когда-то им был сделан определенный выбор, он обретает способность принимать новые решения.

2. На человека обрушиваются драматические события, вызывающие у него стресс. Проведенные исследования и наши собственные наблюдения свидетель­ствуют о том, что часто возникновению рака предшествует сильное стрессовое состояние. Иногда за короткий период времени человеку приходится перенести несколько стрессовых ситуаций подряд. Мы обнаружили, что наиболее глубоко потрясают человека те события, которые угрожают его личностной самоиденти­фикации. К ним относятся смерть супруга или другого близкого человека, выход на пенсию, потеря значимой для человека роли.

3. Возникшие стрессовые ситуации ставят перед человеком проблему, с которой он не может справиться. Это не означает, что эту проблему порождает стресс. Она возникает в результате того, что человек не может справиться со стрессом, не нарушая установленных им же самим правил поведения и не выходя за рамки когда-то выбранной роли. Представьте себе человека, который не допус­кает слишком близких отношений с другими людьми и поэтому видит главный смысл своего существования в работе. Когда ему приходится выйти на пенсию, он оказывается неспособным справиться с этим стрессом. Точно так же не может найти выхода из положения женщина, которая видит смысл своей жизни лишь в семейной жизни и вдруг обнаруживает, что муж ей изменяет. Или мужчина, на­учившийся сдерживать свои чувства, ощущает себя пойманным в ловушку, когда оказывается в положении, выйти из которого можно, лишь открыто выразив свои эмоции.

4. Не видя возможности изменить правила своего поведения, человек чув­ствует свою беспомощность и неразрешимость создавшейся ситуации. Поскольку бессознательные представления о том, каким «следует быть», во многом опреде­ляют личностную самоидентификацию этих людей, они могут вообще не предпо­лагать, что что-то в их жизни можно изменить — они могут даже чувствовать, что значительно изменившись, они потеряют свое «я». Большинство наших пациен­тов признает, что еще до начала заболевания они иногда чувствовали себя беспо­мощными, неспособными разрешать или как-то воздействовать на жизненные си­туации, что у них «опускались руки».

Уже за несколько месяцев до возникновения рака они воспринимали себя «жертвой» из-за того, что теряли способность влиять на свою жизнь, разрешать возникшие трудности или снижать переживаемый ими стресс. Жизнь уходила из-под их контроля, они больше не могли управлять ею и переставали быть в ней действующими лицами. Все, что происходило, происходило без их участия. Стрес­совые ситуации, в которых они оказывались, только подтверждали, что ничего хорошего им ожидать от жизни не приходится.



5. Человек отказывается от решения проблемы, теряет гибкость, способ­ность меняться и развиваться. Как только у человека пропадает надежда, его жизнь превращается в «бег на месте», он уже не пытается ничего достичь. Со стороны может показаться, что он живет вполне нормальной жизнью, но для него самого существование теряет любой другой смысл, кроме выполнения привычных условностей. Серьезное заболевание или смерть представляет для него выход из этого положения, разрешение проблемы или ее отсрочку.

Некоторые из наших пациентов могут вспомнить у себя такую последова­тельность мыслей, другие ее не осознают. Тем не менее, большинство признает, что за несколько месяцев до начала заболевания они переживали чувства беспо­мощности и безнадежности. Этот процесс не вызывает рак, скорее он позволяет ему развиться.

Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через изменения гормонального равновесия привести к повышенному производству атипичных клеток. Это состояние создает физичес­кие предпосылки для развития рака.

Для нас самое главное — помнить, что мы сами определяем значение проис­ходящих в нашей жизни событий. Человек, выбирающий позицию жертвы, влия­ет на свою жизнь тем, что придает повышенное значение таким событиям, кото­рые подтверждают безнадежность его положения. Каждый из нас сам выбирает, хотя не всегда осознанно, как реагировать на то или иное событие.

Величина стресса определяется,

во-первых, значением, которое мы ему придаем,

во-вто­рых, теми правилами, которые мы сами когда-то выработали, и которые указыва­ют на допустимые способы выхода из стрессовой ситуации.

Описывая в общих чертах этот процесс, мы не стремились вызвать у кого-то чувство вины или страха — это бы еще больше усугубило ситуацию. Наоборот, мы надеемся, что, если вы сможете узнать себя в приведенном описании, то это послужит вам сигналом, призывающим к активным действиям, к необходимости что-то изменить в своей жизни. Поскольку эмоциональные состояния могут со­действовать появлению болезни, они точно так же могут влиять и на сохранение вашего здоровья. Признавая свое содействие возникновению болезни, вы одно­временно признаете, что в ваших силах и содействовать выздоровлению, делая тем самым первый шаг к нему.


Путь к выздоровлению

Мы только что описали психологические этапы, которые, как нам кажется, пере­живает человек на пути к болезни. Не следует забывать, что многие из этих шагов происходят бессознательно, и пациент не осознает свое участие в этом процессе. Останавливаясь на психологических этапах, приводящих к болезни, мы стреми­лись заложить фундамент, на основе которого пациенты смогли бы проложить себе путь к выздоровлению.

Осознавая последовательность этапов, предшествовавших возникновению заболевания, пациенты таким образом делают первый шаг в борьбе с ним. Как только этот шаг будет сделан, то изменив свои представления и поведение, они смогут заставить чашу весов склониться в сторону здоровья.

Основываясь на своих наблюдениях, мы выделили четыре психологических этапа, выводящих человека из кризиса к здоровью:



1. Когда человек узнает, что болен и что его заболевание может быть смертельным, он начинает по-новому видеть свои проблемы. Перед лицом смер­ти многие из тех жизненных правил, которых он придерживался, начинают ка­заться ему мелкими и несущественными. В результате угроза, нависшая над ним, как бы дает человеку разрешение на поведение, казавшееся раньше для него не­приемлемым. Он чувствует, что может, наконец, выразить давно сдерживаемый гнев и враждебность. Теперь можно постоять за себя. Болезнь дает человеку воз­можность сказать «нет».

2. Человек принимает решение изменить свое поведение, стать другим. Поскольку обычно болезнь отменяет старые правила, у человека появляется вы­бор. По мере того, как изменяется его поведение, человек замечает, что, оказыва­ется, конфликты, казавшиеся до сих пор неразрешимыми, вполне можно разре­шить. Он начинает видеть, что способен разрешать проблемы, находить выход. Он также замечает, что когда старые правила были нарушены, жизнь не рухнула и что изменив поведение, он не потерял свое «я». Человек обретает большую свободу действий и возможность использовать новые жизненные ресурсы. Часто после того, как подавлявшиеся ранее эмоции находят выход, депрессия проходит, и у человека открывается доступ к дополнительному запасу психической энергии.

На основе своего нового опыта человек принимает решение стать другим, личностью другого типа. Болезнь словно дает ему разрешение измениться.



3. Физиологические процессы, происходящие в организме, реагируют на вспыхнувшую надежду и вновь появившееся желание жить. Образуется новая положительная зависимость физиологических процессов и эмоционального со­стояния пациента. Обновленная надежда и желание жить дают толчок физиоло­гическим процессам, которые приводят к улучшению здоровья. Поскольку разум, тело и эмоции являются звеньями одной системы, изменения на уровне психики вызывают изменения и в физическом состоянии. Это своего рода замкнутый круг, в котором улучшение состояния здоровья укрепляет надежду, а надежда прино­сит дальнейшее улучшение здоровья. (Более подробное описание того, как это происходит, приводится в седьмой главе, см. схема 1 и 2.)

В большинстве случаев этот процесс не идет абсолютно гладко — у него есть свои взлеты и падения. Бывает, что на физиологическом уровне у пациента все происходит достаточно благополучно, пока улучшение здоровья не приводит его к необходимости обратиться к каким-то нерешенным психологическим конфлик­там. Так, например, если одна из проблем пациента была связана с работой, плохое физическое состояние, вызванное болезнью, могло временно отложить этот конфликт, поскольку из-за болезни человек не мог работать. Однако когда его физическое состояние улучшается, ему снова приходится обращаться к ситуа­ции, вызывающей у него стресс. И тогда, даже несмотря на появившуюся надеж­ду и изменившиеся взгляды на себя и на саму проблему, человек может вновь встать перед лицом серьезных трудностей. Иногда это даже может вызвать новое ухудшение физического состояния, пока пациент снова не почувствует себя доста­точно уверенно, чтобы справиться с ситуацией.



4. Выздоровевший больной чувствует себя «лучше, чем просто хорошо». Карл Менненджера, основатель одноименной клиники, говорил, что часто состоя­ние пациентов, оправившихся после приступа психического заболевания, бывает «лучше, чем просто хорошее». Он имел в виду, что степень, до которой им удает­ся восстановить свое эмоциональное состояние после болезни, по существу пре­восходит то, что считалось «хорошим» до нее. То же самое можно было бы ска­зать и о больных раком, активно участвовавших в своем выздоровлении. У них появляются духовные, силы, положительное - представление о себе, вера в свою способность влиять на собственную жизнь, — все, что, без всякого сомнения, свидетельствует о более высоком уровне психологического развития. У многих из тех, кто занимал активную позицию в борьбе с болезнью, в положительную сто­рону меняется и отношение к жизни. Они обретают веру, что все пойдет хорошо, и перестают считать себя жертвой.


НАШИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О РАКЕ И ИХ

ВЛИЯНИЕ НА ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Почти каждый из нас когда-то слышал или сам был свидетелем, как внешне абсолютно здоровые, полные энергии люди практически молниеносно умирали после того, как у них обнаруживали рак. Страх перед этим диагнозом бывает настолько велик, а вера в свою способность победить болезнь настолько мала, что иногда они умирают, даже не выписавшись из больницы. Их здоровье ухудшает­ся так стремительно, что это ставит в тупик даже специалистов. Пытаясь дать объяснение подобным случаям, врачи говорят, что больной просто «сдался» или потерял «волю к жизни».

Вместе с тем многие врачи наблюдали примеры, когда больные, узнав о том, что у них рак, продолжали надеяться на лучшее и удивительно быстро выздорав­ливали. В подобных случаях это обычно объясняют заслугами проведенной тера­пии.

Люди гораздо легче верят в связь между отрицательными ожиданиями и смертью, чем в зависимость выздоровления от положительных ожиданий. Нам кажется, что одна из причин, по которой медики доверяют положительной уста­новке меньше, чем отрицательной, заключается в том, что иногда бывает очень сложно решить, действительно ли пациент оптимистически настроен относитель­но своего выздоровления, или же он просто так говорит, чтобы успокоить близ­ких. Когда ваш больной вслух заверяет, что готов бороться за свою жизнь, не собирается умирать и «обязательно победит эту штуку», но одновременно часами лежит в кровати с натянутым на голову одеялом, не ходит на работу и ведет себя так, что это совершенно не вяжется с его словами, становится совершенно понят­но, что на самом деле у него нет твердой веры в то, что он может поправиться.

Вполне вероятно, что пациенты сами не замечают, что их поведение свиде­тельствует о внутренней отрицательной установке. Они могут не осознавать жи­вущего в глубине их души страха, который возник из-за смерти кого-то из близ­ких или в результате свойственного нашей культуре общего пессимистического взгляда на онкологические заболевания. Мы в своей работе научились судить о действительном настроении пациентов не только, по словам, но и по их поступкам, и относимся к этому с величайшим вниманием, поскольку считаем, что вера в эффективность лечения — а это и есть отрицательная или положительная уста­новка — во многом определяет исход болезни.
Предопределяющее пророчество

Все знают, что это такое — предопределяющее пророчество или предсказание: ожидая чего-то, мы действуем согласно этому ожиданию и таким образом повы­шаем вероятность того, что оно сбудется. Если, например, пациент хочет и ожи­дает выздоровления, он будет принимать лекарства и выполнять все предписания врачей, тем самым повышая вероятность выздоровления. Если же он считает, что умрет, то, скорее всего, сочтет все предписания медиков бесполезными. На этом простом примере хорошо видна одна из главных особенностей такого предопреде­ляющего предсказания — постоянная цикличная взаимосвязь составляющих про­цесса: ожидание успеха помогает его добиться, что в свою очередь служит доказа­тельством правильности первоначальной положительной установки. С другой сто­роны, ожидание неудачи часто приводит к провалу, что в свою очередь подтвер­ждает правильность отрицательной установки. По мере того, как этот цикл про­ходит новые витки, ожидание — и позитивное, и негативное — становится все сильнее.

Результаты исследований психологов показали, что такое предопределяю­щее предсказание может сказаться даже на считавшихся объективными научных выводах. В одном таком исследовании Р. Розенталь предупредил аспирантов, проводивших опыты на животных, что некоторые из лабораторных крыс отлича­ются особыми способностями и проходят лабиринт очень быстро, тогда как ос­тальные — «глупые» и справляются со своей задачей довольно медленно. На самом деле никакой разницы в интеллекте животных не наблюдалось, и в предва­рительных исследованиях они не участвовали, однако когда аспиранты зарегист­рировали время, за которое крысы пробегали лабиринт, то оказалось, что так называемые «умные» животные показали гораздо лучшие результаты, чем «глу­пые». Такую разницу в результатах можно объяснить лишь тем, что аспиранты обращались с «умными» крысами иначе, чем с «глупыми»: скажем, в конце каж­дого из забегов уделяли им больше внимания, и это помогало «умным» крысам справиться с заданием лучше, чем тем, от которых не ждали больших успехов.

Не менее удивительные результаты дало исследование, которое провели Розенталь и его коллеги со школьниками в одном из районов Калифорнии. В начале учебного года первоклассникам восемнадцати различных школ был пред­ложен невербальный тест по проверке их интеллектуального развития. Их учите­лям сказали, что результаты этого теста должны показать, кто из детей особенно интеллектуально одарен. Затем Розенталь абсолютно произвольно, без учета ре­зультатов теста, отобрал двадцать процентов детей, и сказал учителям, что в ближайший год эти ребята проявят невероятные интеллектуальные способности. Единственная разница между этими детьми и контрольной группой состояла в том положительном ожидании, которое удалось вызвать у их учителей. Когда через восемь месяцев тех же детей снова протестировали, те, из них, кто попал в произвольно отобранную группу «одаренных», показал гораздо более высокий коэффициент умственного развития, чем представители контрольной группы.

Эти и другие исследования подтвердили, что учителя неосознанно относи­лись к этим ученикам иначе, чем к другим. Они окружали их большим теплом, с большим вниманием воспринимали все, что те делают, предлагали им более слож­ный материал и предоставляли больше возможностей отвечать и задавать вопро­сы. Эти факты имеют очень большое значение, поскольку показывают, как опре­деленные ожидания влияют на результат, вызывая бессознательные изменения поведения.

Работая в госпитале военно-воздушных сил в Трависе — самом крупном госпитале ВВС на западе США, Карл провел исследование 152 онкологических больных, подтвердившее влияние положительной установки на ход лечения. Пять специалистов этого госпиталя в течение полутора лет оценивали каждого пациен­та по двум параметрам: отношения к лечению и реакции на него их организма. Результаты с очевидностью показывали, что пациенты с положительным ожиданием лучше реагировали на лечение. Если быть точным, то из 152 человек только двое из тех, у кого были отрицательные ожидания, хорошо реагировали на лече­ние.

Самый важный вывод, к которому подвело это исследование, заключается в том, что положительное отношение к лечению позволяет предсказать ответ­ную реакцию организма лучше, чем тяжесть болезни. Это означает, что пациен­ты в худшем физическом состоянии, но с положительными установками, реагиро­вали на лечение лучше, чем те, у кого физическое состояние было относительно менее тяжелым, но установки отрицательными. Кроме того, у пациентов, которые начинали относиться к лечению положительно, часто наблюдалось ослабление побочных эффектов.

Ожидание может играть и весьма отрицательную роль. Мы это особенно хорошо поняли во время работы в Трависе, куда поступали больные со всего Западного побережья. Среди этих пациентов было несколько японцев среднего возраста. Несмотря на то, что они получали стандартную радиотерапию, которая ничем не отличалась от того лечения, которое получали другие пациенты, у них были очень неприятные и сильные побочные эффекты, которые невозможно было объяснить только действием проведенной терапии.

Одним из японцев был майор в отставке, после ухода из армии успешно занимавшийся бизнесом. Нам сказали, что до болезни это был человек, обладав­ший независимым и сильным характером, высокой ответственностью, не привык­ший сдаваться перед трудностями. Но как только ему начали проводить курс радиотерапии, он превратился в самого настоящего инвалида, не желающего даже пальцем пошевелить ради собственного здоровья. Все уговоры казались совер­шенно бесполезными, и он угасал прямо на глазах. Мы попробовали говорить с ним о том, что происходит в его душе, и постепенно поняли, что в этом человеке жил глубокий страх перед облучением, связанный с бомбардировками Хиросимы и Нагасаки. Нам вдруг стало ясно, что на представления всех пациентов-японцев, возможно, на бессознательном уровне, сильное влияние оказала атомная бомба. Для японца средних лет, в чьей памяти были живы эти воспоминания, облучение всегда будет означать разрушение и смерть.

Мы подробно объяснили ему разницу между атомной бомбой и радиотера­пией, но, по-видимому, ничто не могло изменить его отношения к облучению. Эта отрицательная установка и содействовала ухудшению его состояния.

Иногда бывает трудно понять, являются ли некоторые побочные эффекты действительно реакцией организма на лечение, или же они вызваны определен­ными представлениями человека. Возьмем, например, тошноту. Часто говорят, что тошнота является побочным эффектом при некоторых видах лечения, но мно­гих пациентов начинает тошнить еще по пути на процедуры. И это заставляет нас задуматься: вызывается ли тошнота лечением или установками больных?
Влияние отрицательных социальных установок на рак

Наш опыт с очевидностью подтверждает силу воздействия отрицательных устано­вок. Учитывая общее представление об онкологических заболеваниях, царящее в нашем обществе, и его влияние на больных, становится понятно, насколько опас­на эта сила. В нескольких словах представление о раке, существующее сегодня в обществе, можно свести к следующему:



1. Рак означает смерть.

2. Рак нападает на человека извне, и бороться с ним невозможно.

3. Лечение, будь то радиотерапия, химиотерапия или оперативные методы, всегда переносится с большим трудом, редко приводит к хорошим результатам и часто сопровождается нежелательными побочными эффектами.

Имея в виду, что определенное ожидание влияет на результат, то подобные социальные представления о раке должны обладать очень сильным отрицатель­ным воздействием. Газеты и журналы полны статьями о том, что кто-то скончался после тяжелой и продолжительной борьбы с раком. На первый взгляд, такие публикации должны были бы вызывать у людей восхищение мужеством боровше­гося с болезнью человека. Однако между строк этих историй обычно читается, что они боролись вопреки неизбежной смерти. Часто, когда в компании заговари­вают о ком-то, кто болен раком, тон разговора сразу же меняется, наступает неловкое молчание, слушатели опускают глаза, другими словами, все понимают, что этот человек обречен.

Конечно же, онкологические больные не могут не замечать всего этого. Мно­гие из них рассказывают, что, узнав об их болезни, друзья начинают их избегать, поскольку, по-видимому, не знают, как теперь себя вести — ведь в глазах окру­жающих они уже покойники. Часто люди стараются избегать онкологических больных и еще по одной причине — они боятся думать о смерти и считают, а вдруг рак заразен?

Пациенты воспринимают этот трагический набор отрицательных установок, не только общаясь с друзьями и близкими, иногда они замечают это и в отноше­нии к ним врачей. Бывает, что доктор, казавшийся раньше знающим специалис­том и готовым дать ответ на любой вопрос, в присутствии больного с онкологичес­ким диагнозом начинает мямлить какие-то избитые философские истины по пово­ду бренности нашего бытия, ибо в глубине души считает, что у пациента мало шансов выжить. Во многих случаях наиболее сильное впечатление на больного оказывает красноречивое молчание врачей, уклоняющихся от ответов на вопросы больного. Вот как описывает одна из наших пациенток поведение врача, пришед­шего сообщить, что у нее рак: он зашел в палату, но к ней не приблизился, и, остановившись всего в двух шагах от двери, прислонился спиной к стене. После этого он скороговоркой произнес: «У вас — рак, необходимо пройти дальнейшее лечение, так что вас переведут в другую клинику», и так же быстро вышел. Естественно, что больной воспринимает не только слова врача, но и все, что этим словам сопутствует. В данном случае пациентке стало совершенно понятно, что она обречена.

Мы говорим все это не для того, чтобы обвинить в чем-то других врачей, друзей-предателей или плохих родственников. Мы просто описываем факты, пре­красно помня то время, когда наши собственные отрицательные установки или чувство беспомощности передавалось пациентам и способствовало возникновению у них ощущения безнадежности. Самые печальное здесь то, что заражая больных своими представления о побочных эффектах лечения, о боли и о смерти, мы тем самым начинаем первый виток отрицательного предопределяющего предсказа­ния. А ведь при других начальных установках результат мог бы быть и иным.
Формирование положительной системы представлений

Требуя от онкологических больных, чтобы они, невзирая на собственный страх и вопреки отрицательным установкам окружающих, попытались изменить свои представления об этой болезни и поверили, что еще смогут поправиться и вести актив­ную и наполненную смыслом жизнь, мы тем самым требуем от них неоднократно­го проявления огромного мужества и силы. И все же наш опыт показывает, что многие из больных способны быть мужественными и сильными. Для того, чтобы помочь им в этой нелегкой задаче, мы, прежде всего пытаемся противопоставить существующим в обществе отрицательным установкам относительно рака систему положительных представлений. Эти два вида установок приведены в табл. 2.

Мы уже показали, что представления, приведенные в колонке положитель­ных установок, подтверждены современными научными исследованиями и, с точ­ки зрения науки, могут считаться более оправданными, чем отрицательные уста­новки. Однако людей бывает трудно убедить сменить отрицательные установки на положительные, поскольку чаще всего их реальный опыт «подтверждает» пра­вильность именно отрицательных представлений. Получается, что мы как бы просим их перестать доверять собственному опыту и поверить тому, что противоречит их «знаниям». Однако мы считаем, что отрицательный опыт этих людей определял­ся не действительным положением вещей, а в какой-то степени являлся результа­том их первоначальной отрицательной установки.
Таблица 2 Отрицательные и положительные установки


Отрицательные установки

Положительные установки

  1. Рак — это смертельное заболевание

1. Рак не обязательно смертелен

2. Рак нападает извне, и предупредить это невозможно

2. Собственные внутренние ресурсы организма могут, бороться с раком, чем бы он ни был вызван

3. Любое лечение болезненно и неэффективно, причем часто возникают нежелательные побочные эффекты

3. Лечение может быть союзником внутренних ресурсов организма

Ту энергию, которая была направлена на то, чтобы негативным опытом под­твердить свои отрицательные ожидания, можно было бы использовать для фор­мирования положительного опыта. И хотя было бы ошибкой предполагать, что возможности положительной установки безграничны, никто не знает, как далеко эти границы простираются. Одно очевидно: лучше, чтобы эти психологические установки работали на больного, чем против него.

Некоторые читатели могут подумать, что коль скоро у них сформировались отрицательные ожидания, значит, и результат лечения обязательно будет таким же. Это отнюдь не так. У нас было много пациентов, которые сумели изменить свои отрицательные установки на положительные. Для того, чтобы сделать пер­вый шаг в этом направлении, необходимо прежде всего осознать, во что вы верите и к каким последствиям это может привести. Если вы просто прочтете данную главу, это может стать для вас таким первым шагом. В четырнадцатой главе мы подробнее коснемся тех методов, которые помогают нашим пациентам сформиро­вать у себя положительные установки относительно исхода лечения.
Проблема - «неоправданной надежды»

Иногда нас спрашивают: «А вы не боитесь, что вселяете в своих пациентов нео­правданную надежду?» На этот вопрос мы с уверенностью отвечаем: «Нет». Мы даем пациентам оправданную надежду. Наш метод отнюдь не гарантирует выздо­ровления. Но решая, оправданной или неоправданной является в данном случае надежда, мы приходим к тому, что если существует какая-то вероятность неуда­чи, то человек вообще никогда не должен надеяться. Такая позиция отнимает у людей вообще всякую возможность жить полной жизнью и бороться, когда их жизни возникает угроза.

Когда мы женимся или выходим замуж, никто не может гарантировать, что наш брак окажется счастливым. Если мы заранее будем уверены, что он обречен на провал, это, без сомнения, увеличит вероятность, что он распадется. Положи­тельные ожидания не могут служить гарантией удачного брака, но они увеличи­вают его вероятность и улучшают отношения в семье.

С самых первых страниц этой книги мы говорили о своей уверенности в том, что точка зрения пациента на перспективы своего выздоровления влияет на ход болезни. У нас были пациенты, которые упорно работали, применяя наш подход, и все же умирали, хотя многие из них прожили значительно дольше отведенного им срока и вели гораздо более наполненную жизнь, чем если бы они не принима­ли активного участия в своем лечении. Да, действительно, смерти никому не уда­ется избежать, и мы работаем с нашими пациентами, чтобы помочь им открыто принять ее возможность, ибо такое отношение к смерти высвобождает энергию, необходимую для жизни.

Люди, озабоченные проблемой «неоправданной надежды», часто считают, что они — реалисты, воспринимающие жизнь «такой, какая она есть». Однако, на наш взгляд, жизненная позиция, в которой нет места надежде, — это не реа­лизм, а самый обычный пессимизм. Он может избавить человека от разочарова­ния, но одновременно с этим активно способствует достижению именно отрица­тельных результатов.

Для выживания онкологических больных надежда является очень важным фактором. Косвенно это подтверждает и тот факт, что ощущения безнадежности и беспомощности часто предшествуют раку. Надежда, которую мы стремимся вселить в наших пациентов, — это шаг по направлению к жизни. И здесь речь идет не о каких-то философских проблемах, здесь речь идет непосредственно о выживании. Каждый пациент, стремящийся стать здоровым, неизбежно сталки­вается с необходимостью пересмотреть свое отношение к угрожающей его жизни болезни, он должен быть «открыт» для надежды.

Люди, опасающиеся «неоправданных надежд», часто высказывают и еще одно сомнение. Они полагают, что в нашем подходе к болезни не обходится без шарлатанства. И в самом деле, существует ряд нетрадиционных методов лечения рака, не имеющих, на первый взгляд, научного обоснования. И все же в отдель­ных случаях не хотелось бы спешить с выводами, поскольку сторонники этих методов бывают в состоянии представить неоспоримые доказательства случаев выздоровления, наступивших в результате их лечения.

Возможно, наиболее известным примером таких «чудесных» исцелений яв­ляется история с леатрилом. Несмотря на то, что уважаемые медицинские источ­ники не приводят никаких сведений о положительном влиянии леатрила, суще­ствует определенное число конкретных людей, которые приписывают свое выздо­ровление этому средству. Возможно, что эти случаи излечения объясняются плацебо - эффектом, хотя и это только догадка. Но, даже если в основе действия леатрила и других нетрадиционных методов лечения лежит плацебо-эффект, это само по себе является важным открытием, поскольку подтверждает влияние веры на физиологические результаты лечения. А это означает, что необходимо обра­тить внимание не только на разработку различных терапевтических приемов, но и на силу, которой обладает сама такая вера.

Используя подобную веру для усиления защитных функций организма и улучшения собственно терапевтических методов, мы тем самым содействуем раз­витию науки. Если же, несмотря на уже имеющиеся медицинские данные, мы по-прежнему будем игнорировать ту роль, которую разум и эмоции играют в выздо­ровлении, это как раз и будет шарлатанством, пренебрежением к доказанным наукой методам. На самом деле вопрос уже не в том, действительно ли разум и чувства влияют на лечение, а скорее, в том, как научиться наиболее эффективно использовать их для его поддержки.
Изменение ваших представлений

Для некоторых читателей может оказаться трудным сразу принять предлагаемый нами подход, и в этом нет ничего удивительного. Нам самим понадобились годы для того, чтобы прийти к тем представлениям, о которых вы только начинаете узнавать. Иначе не может и не должно быть. Обычно люди легко отказываются от представлений, которые когда-то были приняты без труда, а те, на признание которых было потрачено немало сил, оказываются более стойкими. Мы обратили внимание, что особенно хороших результатов добивались те пациенты, которые воспринимали наши принципы медленно и постепенно. Пока они обдумывали все подробности, взвешивая все «за» и «против», эти представления усваивались на всех уровнях личности, проникали во все личностные установки и поведение.

Поэтому в качестве первого шага к преодолению отрицательных установок необходимо просто осознать, как эти установки в течение многих лет влияли на результаты вашей ежедневной деятельности. Осознав же механизм их воздей­ствия, вы сможете использовать его во благо своего здоровья.

Очень важно также понять, что вам вполне под силу изменить свои пред­ставления. Это станет возможным, как только вы убедитесь в целесообразности новых, положительных установок. И хотя всех наших пациентов, да иногда и нас самих, время от времени посещают сомнения — отголоски старых представлений, огромное значение имеют само стремление пересмотреть старые взгляды и вера в то, что вы способна это сделать.

Многие из описываемых в этой книге методик и процессов направлены на то, чтобы поддержать в человеке эти новые взгляды и представления и показать, как он может их применить в своей жизни. Мы приглашаем вас к знакомству с ними. Постарайтесь отнестись к ним с той степенью открытости, на которую вы в настоящий момент готовы. Просто примеряя к себе предлагаемые идеи и приемы, вы обнаружите, что можете по-иному смотреть на мир, и постепенно ваши пред­ставления начнут меняться.




ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

ЦЕЛОСТНОЙ МОДЕЛИ ЧЕЛОВЕКА
Основываясь на собственных наблюдениях и исследованиях других ученых, мы разработали своего рода «психофизиологическую» модель, которая демонстриру­ет, как именно взаимодействие психологических и физиологических факторов способствует возникновению рака. В этой модели мы стремились объединить ре­зультаты различных исследований. Чтобы лучше понять эту модель, постарай­тесь представить себе имеющиеся научные данные в виде детской игрушки-моза­ики. Обладая всего несколькими фрагментами, трудно вообразить, что представ­ляет из себя вся итоговая картинка, но по мере того, как вы складываете все большее количество деталей, рисунок проступает все отчетливее. Модель — это попытка составить представление о целом прежде, чем будут собраны все его фрагменты. Нередко бывает, вы считаете, что все фрагменты стоят на своих мес­тах, и вдруг в самый последний момент оказывается, что последняя деталь подой­дет, только если переставить кое-что в уже сложенной части мозаики. Так и с научными моделями. Часто, чтобы привести их в соответствие с последними от­крытиями, в них приходится что-то изменять.
Психофизиологическая модель развития онкологического заболевания

Модель, приведенная на схеме 1, — это как раз то целое, которое мы сложили, основываясь на современных данных о взаимодействии приводящих к заболева­нию раком психологических и физиологических факторов. Ниже мы более под­робно рассмотрим каждый этап этого процесса. Мы вполне отдаем себе отчет, что результаты новых исследований внесут в эту модель кое-какие изменения, может, даже заставят переставить местами некоторые элементы, но на сегодняшний день она отражает наше представление об этом процессе, основанное на имеющихся данных.


Психологический стресс

Как уже было показано в четвертой и пятой главах, у нас есть убедительные доказательства того, что стресс является фактором, способствующим возникнове­нию болезней, в том числе и рака. Основываясь на количестве стрессовых ситуа­ций, с которыми человек сталкивается за определенный период времени, стало возможным предсказывать вероятность появления у него тяжелых заболеваний через какое-то время после этого. Наши наблюдения тоже подтверждают роль такого наложения стрессовых ситуаций в жизни больных. Но мы заметили, что особенно пагубно эти ситуации влияют на человека, если в результате он лишает­ся каких-то важных для него межличностных отношений или роли, являющихся главной частью его представления о себе, или же если он попадает в положение, кажущееся ему безвыходным.



Схема 1. Психофизиологическая модель развития онкологического заболевания





Психологический стресс












Депрессия. Отчаяние.









Лимбическая система












Деятельность гипоталамуса.




Деятельность гипофиза















Иммунная система, (защитные функции организма)




Эндокринная система (восстанавливает гормональное равновесие)















Подавление иммунной активности.




Увеличение количества аномальных клеток.















Развитие рака



Более того, судя по различным данным, эти крити­ческие стрессовые события обычно происходят в период от полугода до полутора лет, предшествующих обнаружению у этого человека онкологического заболева­ния.


Депрессия, отчаяние

На протяжении своей жизни многие попадают в стрессовые ситуации, однако человека делает уязвимым для болезни не столько сам стресс, сколько то, как человек на него реагирует. Мы уже показывали выше, что у каждого из нас есть свои представления о том, кто мы в этом мире и как должны действовать в той или иной ситуации. Эти представления или правила и определяют то, как человек справляется со стрессом. В некоторых случаях они настолько ограничивают воз­можности его борьбы со стрессом, что человек оказывается в безвыходном поло­жении. В результате он погружается в депрессию, его охватывает отчаяние, ощу­щение безнадежности и беспомощности — словом, все те чувства, которые, как известно, предшествуют раку. Осознанно или неосознанно человек начинает рас­сматривать свою тяжелую болезнь и/или смерть как возможный выход из со­здавшегося положения.


Лимбическая система

Лимбическая система, связываемая с деятельностью глубинных отделов головно­го мозга, участвует во всех процессах, направленных на самосохранение организ­ма. Она отвечает за реакции типа «драться или убегать», рассмотренной нами в четвертой главе. Эта Лимбическая система регистрирует стресс, его последствия, все чувства и ощущения человека. Она реагирует также и на переживаемые чело­веком отчаяние и депрессию.


Деятельность гипоталамуса

Лимбическая система воздействует на организм в основном через гипоталамус — небольшую область головного мозга. Полученные от лимбической системы сигна­лы гипоталамус передает по двум каналам. Во-первых, как мы уже говорили в пятой главе, часть гипоталамуса, отвечающая за реакции на эмоциональный стресс, участвует в управлении иммунной системой. Во-вторых, гипоталамус играет веду­щую роль в регулировании деятельности гипофиза, который в свою очередь регу­лирует работу той части эндокринной системы, которая отвечает в организме человека за гормоны.


Иммунная система

Иммунная система — естественная защита организма — предназначена для того, чтобы изолировать или уничтожать любые злокачественные клетки, которые, как полагает современная медицина, время от времени образуются в организме каж­дого человека. Подавление иммунной системы может привести к распростране­нию раковых клеток. В приведенной выше модели эмоциональный стресс через лимбическую систему и гипоталамус угнетает иммунную систему, что приводит к повышению уязвимости организма для развития рака.


Гипофиз, эндокринная система

Имеющиеся данные говорят о том, что помимо описанного выше механизма гипо­таламус, реагируя на стресс, воздействует на гипофиз, «переключая» режим его работы таким образом, что эндокринная система меняет гормональный баланс организма. Это очень существенный момент, поскольку нарушение надпочечни­ками гормонального равновесия увеличивает чувствительность организма к кан­церогенным веществам.


Увеличение количества атипичных клеток

Подобное нарушение гормонального равновесия может привести к росту воспро­изводства атипичных клеток и снижению способности иммунной системы бороть­ся с ними.


Развитие рака

Такая последовательность физиологических изменений создает оптимальные ус­ловия для развития рака, причем одновременно уменьшается способность орга­низма сопротивляться нежелательным элементам и увеличивается производство атипичных клеток. Все это в результате может привести к возникновению угро­жающей жизни человека болезни.


Обратный цикл: модель выздоровления

Цель этой книги — показать, что цикл развития онкологических заболеваний можно развернуть и в противоположном направлении. Те же самые механизмы, которые способствовали превращению чувств и ощущений в определенные физи­ологические условия, способствовавшие развитию рака, могут быть использованы и для восстановления здоровья. Модель того, как это может происходить, приве­дена на схеме 2. И пояснения мы начнем опять же с психологических моментов.




Схема 2. Психофизиологическая модель выздоровления





П
сихофизиологическое вмешательство

(формирование изменений в самоощущении и восприятии наших проблем)









Надежда, вера в будущее .







Л
имбическая система.












Деятельность гипоталамуса.




Деятельность гипофиза.





















Иммунная система.





Эндокринная система (восстанавливает гормональное равновесие).


















Улучшение работы

иммунной системы.






Уменьшение числа аномальных клеток.





















Исчезновение опухоли





Психологическое вмешательство

Первым делом необходимо помочь пациентам поверить в эффективность лечения и способности своего организма сопротивляться заболеванию. После этого их можно научить справляться со стрессовыми ситуациями. Особенно важно, чтобы они изменили свои взгляды на самих себя (или восприятие тех проблем, с которыми столкнулись перед началом заболевания): больные должны поверить в собствен­ные силы, знать, что они могут разрешить все свои проблемы более эффективно.


Надежда, вера в будущее

Появившаяся у пациента вера в возможность поправиться и его новое отношение к стоящим перед ним проблемам формируют такую жизненную позицию, в кото­рой есть место надежде и вере в будущее.


Лимбическая система

Лимбическая система регистрирует вновь появившиеся чувства надежды и веры точно так же, как до этого отмечала отчаяние и безнадежность.


Гипоталамус

Как только лимбическая система зарегистрирует эти чувства, гипоталамус полу­чает от нее сигнал об изменении эмоционального состояния, которое теперь опре­деляется сильным желанием жить. Гипоталамус в свою очередь посылает сигнал об этих изменениях гипофизу.


Иммунная система

Гипоталамус вновь приводит в действие иммунную систему, до этого находившу­юся в угнетенном состоянии, и защитный механизм человека снова начинает со­противляться атипичным клеткам.


Гипофиз и эндокринная система

Гипофиз, сам являющийся частью эндокринной системы, получив такой сигнал от гипоталамуса, передает его дальше другим звеньям эндокринной системы, восстанавливая, таким образом гормональное равновесие организма.


Уменьшение количества атипичных клеток

Как только в организме восстанавливается нормальный гормональный фон, вос­производство большого количества атипичных клеток прекращается, а с относи­тельно небольшим числом уже существующих вполне справляется назначенное лечение или вновь активизировавшаяся иммунная система.


Затухание рака

Нормальное функционирование иммунной системы и уменьшение производства атипичных клеток создают оптимальные условия для затухания рака. Оставшие­ся атипичные клетки разрушаются с помощью определенного лечения или силами собственной защитной системы организма.

Как мы уже говорили, принимавшие участие в борьбе за свое выздоровление пациенты в психологическом плане часто становятся гораздо сильнее, чем до бо­лезни. Столкнувшись с реальной угрозой смерти и необходимостью по-новому взглянуть на важнейшие вопросы жизни, узнав, что они в силах воздействовать на собственное здоровье, они выходят из этого кризиса не просто с восстановлен­ным здоровьем, но с таким ощущением собственной силы и способности влиять на свою жизнь, которых до заболевания у них не было.
Выздоровление: лечение тела и души

Наше описание процесса затухания онкологического заболевания намечает два пути, которые могут привести к выздоровлению: это либо усиление работы им­мунной системы, либо уменьшение количества атипичных клеток. При этом, бе­зусловно, оптимальным вариантом будет выполнение и того, и другого. Терапев­тические методы в основном ставят своей целью уменьшение количества атипич­ных клеток с помощью химиотерапии или облучения. Хирургический метод так­же представляет собой прямой способ удаления раковых клеток, и лишь иммуно­терапия стремится усилить защитную активность организма. Она пытается стиму­лировать естественный защитный механизм пациента путем введения в его орга­низм специальных веществ — бактерий или измененных раковых клеток. Атакуя эти вещества, иммунная система одновременно атакует и собственно раковые клетки. Пока что иммунотерапия находится в самом начале своего развития, но в буду­щем она обещает превратиться в наиболее эффективный метод лечения, посколь­ку направлена на усиление естественных механизмов человеческого организма.

Пока что традиционные способы лечения сотрудничают с организмом паци­ента только в разрушении уже произведенных атипичных клеток, тогда как пси­хологическое вмешательство способно развернуть в обратном направлении весь цикл развития раковой опухоли и заставить весь организм работать на увеличе­ние его сопротивляемости болезни и уменьшение производства раковых клеток.

Вся оставшаяся часть этой книги будет посвящена описанию психологичес­ких методик, которые мы разработали для того, чтобы обратить ваше психологи­ческое и эмоциональное состояние на выздоровление.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет