Отношения психики и тела: психологический подход к лечению раковых заболеваний



жүктеу 3.04 Mb.
бет9/13
Дата16.06.2016
өлшемі3.04 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Гленн

Гленну было пятьдесят лет, и он работал психологом в клинике. У него был рак почки с метастазами в легкие, но уже в течение четырех лет болезнь не прогресси­ровала. Поскольку при этом виде рака химиотерапия не назначалась, он не полу­чал никакого лечения.

На своем первом рисунке Гленн изобразил рак, окруженный белыми кровя­ными тельцами. Под их воздействием рак постепенно уменьшался, пока от него не оставалась одна единственная клетка (рис. 7). Во время релаксации и работы с воображением Гленн никак не мог уничтожить эту последнюю клетку, но во время бега трусцой ему удавалось представить себе, как эту последнюю раковую клетку поглощает гигантский лейкоцит.

Хотя на рисунке и было показано, что в конце концов ему удавалось уничто­жить рак, образы Гленна все-таки выглядели недостаточно сильными. Казалось, что белые кровяные тельца располагались лишь по периметру рака, между ними и раком не видно было активного взаимодействия, лишь поверхностное соприкос­новение (такое стремление быть на поверхности часто свидетельствует о нежела­нии пациента подробно проанализировать причины возникновения рака).


Кроме того, уничтожение последней раковой клетки требовало от Гленна неимоверных усилий — для того, чтобы это произошло, ему непременно надо было бегать.


Рис. 7. Первоначальная визуализация Гленна
В последней раковой клетке было что-то почти магическое, почти что нежелание расставаться с болезнью и указание на то, что для избавления от болезни потре­буется невероятно большая белая клетка и какое-то сверхзначимое событие.

Шесть месяцев спустя его рисунок (рис. 8) говорил уже о наличии большего взаимодействия между белыми кровяными тельцами и раком, но относительные размеры опухоли и этих белых клеток не предполагали абсолютного перевеса в силе со стороны защитной системы организма. Внезапно, откуда ни возьмись, появлялась огромная белая клетка, которая разбивала опухоль, и ее осколки подбирали обычные белые кровяные тельца. Здесь снова рисунок показывал, что должно произойти что-то экстраординарное, что пока не произойдет чуда, рак будет оставаться цел и невредим. Мы в этом видели нежелание Гленна разбираться в составляющих главную проблему мелких обстоятельствах. Он, скорее, пред­почитал выжидать, пока не произойдет нечто, что все объяснят и все решит.




Рис. 8. Визуализация Гленна спустя полгода
Как это происходило и в визуализациях Гленна, его опухоль не уменьшает­ся, хотя общее самочувствие остается неплохим, он продолжает преподавать в университете и бегать трусцой.
Чарльз

Чарльз был успешным предпринимателем, у которого в шестьдесят два года, пос­ле выхода на пенсию, развилась множественная миелома — рак костного мозга. Поскольку заболевание было выявлено лишь на основании лабораторных анали­зов, а у самого Чарльза не наблюдалось никаких болезненных симптомов, его лечащий врач решил подождать с химиотерапией. С тех пор прошло три года, и анализы показывают, что болезнь значительно отступила, хотя он так и не полу­чал никакой химиотерапии. Еще до участия в нашей программе Чарльз в течение нескольких лет посещал частного психотерапевта, и одна из проблем, с которой они работали, состояла в том, что он испытывал трудности в выражении гнева.

Рисунки, которые Чарльз выполнил с промежутком в год, очень похожи друг на друга (рис. 9 и 10). На обоих белые кровяные тельца (акулы или круп­ные рыбы) очевидно сильнее рака, что отражает положительные ожидания паци­ента. Самое главное отличие рисунков заключалось в их размере: первый зани­мал почти весь лист, а второй — небольшую его часть. Это говорит о том, на­сколько меньше места занимает теперь рак в жизни Чарльза — анализы крови свидетельствуют, что рак уменьшается, физическое состояние пациента продол­жает оставаться отличным, и в свои шестьдесят лет он регулярно обыгрывает авторов этой книги в теннис.

Еще одним положительным знаком было то, что на первом рисунке рак был в большой степени отгорожен от внешнего мира организованными рядами белых кровяных клеток, иными словами, был изолирован, подобно тому, как Чарльз изолировал свои жизненные трудности.



Рис. 9. Первоначальный мысленный образ Чарльза


Рис. 10. Мысленный образ Чарльза спустя год
На втором рисунке такой ограниченности гораздо меньше. Мы связали эта образы с меньшим стремлением Чарльза эмоци­онально защищаться и его большей готовностью открыто рассматривать встаю­щие перед ним проблемы.

Об одной из таких проблем можно догадаться, глядя на второй рисунок: там у его акул или рыб нет пасти - их основного оружия. В то время, когда был сделан первый рисунок, Чарльз переживал сильную горечь и боль по поводу смерти близкого друга, и его злоба выразилась в острых, агрессивных зубах. Ко времени же выполнения второго рисунка он стал снова сдерживать свой гнев по поводу жизненных проблем, и нам пришлось еще раз вместе с ним работать над этой трудностью.



Визуализация как способ описания человеческого «я»

Интерпретируя рисунки наших пациентов, мы стремимся принимать во внимание все существенные жизненные проблемы, стоящие перед ними в данный момент. Мы стараемся понять рисунок исходя из того, что знаем о личности больного и его жизненной ситуации. Поэтому если для Бетти можно считать достижением, когда ей удается ослабить свой гнев и враждебность, выраженную в рыбах-пира­ньях, то для Дженифер, наоборот, прогрессом будет, если она изобразит есте­ственную защиту своего организма в виде акул. В первом случае гнев и враждеб­ность Бетти заставляли ее отвергать одобрение и признание окружающих, кото­рого ей так недоставало и которое она, будем надеяться, все-таки получит. А для такого пассивного человека, как Дженифер, та энергия, которую иногда может нести с собой гнев, была совершенно необходима, хотя ей все еще предстоит научиться пользоваться этой энергией себе во благо.

Иногда работу с воображением можно использовать не только для выясне­ния представлений пациентов относительно рака, но и как способ описания более широкой психологической ситуации, в которой они находятся. Интерпретируя их визуализации, мы рассматриваем символ рака как ту часть личности человека, которая либо сама ищет смерти, либо хочет его убить, а белые кровяные клетки - как ту его часть, которая стремится к жизни или поможет ему выжить.

Болезнь становится физическим выражением схватки, которую ведут между собой две части человеческого «я»: та, которая отрицает и разрушает, и та, кото­рая поддерживает и утверждает жизнь. Символическое соотношение сил между раком и естественной защитой организма — это не только показатель живущих в человеке представлений о болезни, оно говорит и о том, хочет ли он жить или умереть.

Наши пациенты выполняют подобные рисунки каждые три месяца, когда в очередной раз приезжают в Форт-Уорт. И хотя они полностью осведомлены о том, для чего эти рисунки нужны, это не влияет на их визуализации, которые остаются источником информации о внутренних психологических процессах.

Мы рекомендуем им использовать работу с воображением (включая свое отношение к самой этой работе и изменения мыслительных образов в ее процессе) в качестве важного способа познания своего психологического состояния. Когда наши пациенты начинают спрашивать себя: «Почему ко мне сейчас приходят именно эти образы? Какие изменения в моих представлениях они символизируют? Поче­му в данный момент я вижу вещи именно в этом свете?», то это означает, что они принимают участие в процессе формирования своих установок и в немалой степе­ни им управляют.

Попробуйте использовать упражнение на релаксацию и визуализацию для исследования и других жизненных проблем. Конечно, в первые недели и месяцы главное внимание должно уделяться тому, чтобы поправиться — без этого вам будет трудно сосредоточиться на других проблемах. Но по мере того, как здоро­вье начнет к вам возвращаться, постарайтесь найти способ применить данный подход к более широкому спектру жизненных проблем. Как мы уже не раз повто­ряли, мысленное представление положительного результата является основным принципом самореализующегося предсказания. Оно поможет вам добиться жела­емых результатов во множестве областей.


ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАТАЕННЫХ ОБИД

Психологические процессы, помогающие освободиться от неприятных чувств, выразить отрицательные эмоции и простить былые обиды (реальные или вымыш­ленные) могут стать важным элементом профилактики заболеваний. Онкологи­ческие больные нередко носят в душе обиды и другие болезненные переживания, связывающие их с прошлым и не нашедшие своего выхода (как мы видели, часто развитию рака предшествует пережитое в детстве чувство одиночества или отвер­женности). Чтобы наши пациенты могли поправиться, им нередко бывает необхо­димо научиться освобождаться от своего прошлого.

Мы ощущаем стресс не только в тот момент, когда переживаем определенное событие, способствующее формированию отрицательных эмоций, но и каждый раз, когда вспоминаем об этом событии. Как показывают наши собственные ис­следования и работы других ученых, подобный « отсроченный » стресс и связанное с ним напряжение могут оказывать сильное отрицательное воздействие на естественную защитную систему организма.

Затаенная обида — не то же самое, что гнев или злоба. Чувство гнева обыч­но бывает однократной, хорошо нам знакомой не слишком продолжительной эмо­цией, тогда как затаенная обида — это продолжительный процесс, оказывающий на человека постоянное стрессовое воздействие.

Давайте, например, предположим, что вы едете по улице, и вдруг откуда ни возьмись выскакивает машина, битком набитая подростками и чуть не врезается в ваш автомобиль. Вы переживаете, стресс — возникает сильное сердцебиение, уча­щенное дыхание, в кровь выбрасывается адреналин и т. д. В конце концов, это событие вызывает у вас две основные эмоции: страх, а затем гнев по поводу неосторожности водителя машины. В этой реакции нет ничего ненормального.

Но вот событие закончилось, и наши действия (реакции) приобретают осо­бое значение. Первое, что приходит в голову — догнать этих ребят и разобраться, почему они так ездят. Если они извинятся или объяснят, в чем дело — может, у них случилось что-то серьезное или они опаздывали на работу — вероятно, ваш гнев постепенно остынет. Однако чаще всего такое выяснение отношений ни к чему хорошему не приводит.

Если мы не имеем возможности тут же отреагировать на какое-то внешнее событие вроде только что описанного, наш гнев может обратиться на всех осталь­ных молодых людей в других машинах (или вообще на всех водителей). Злость, пережитая во время первоначального события, сохранится, и если это чувство не найдет выхода, оно может остаться в нас в виде своего рода затаенной обиды и станет источником постоянного стресса.

У многих людей на душе лежат обиды, копившиеся годами. Нередко во взрослом человеке живет горечь детских переживаний, и какое-то болезненное событие он помнит всю жизнь в мельчайших подробностях. Это может быть воспоминание, которое он связывает с нелюбовью родителей, с неприятием его дру­гими детьми или учителями, с каким-то конкретным проявлением жестокости ро­дителей и бесконечным числом других болезненных переживаний. Люди, в кото­рых живет такая обида, часто мысленно воссоздают травматическое событие или события, и подчас это происходит в течение многих лет, даже когда их обидчика уже нет в живых.

И даже если в самом начале такие чувства были абсолютно оправданы, то в дальнейшем, продолжая их носить «в себе», он обязан будет оплачивать это по­вышенным физиологическим и эмоциональным напряжением. Если такие чувства присутствуют и у вас, то прежде всего вам придется признать, что не кто иной, как вы сами являетесь основным источником стресса.
Наш опыт работы с затаенными обидами

Одно дело — поверить в необходимость освобождаться от обид, прощать их, и совсем другое — научиться это делать. Различные духовные наставники и пред­ставители разнообразных философских школ во все времена говорили о необхо­димости прощения. Вряд ли бы они уделяли столько внимания этой проблеме, если бы прощать было легко. Но с другой стороны, они бы не предлагали этого, если бы это было невозможно.

В книге Эмметта Фокса «Нагорная проповедь»,¹ предлагается конкретный практический метод, помогающий человеку прощать (он будет подробно описан ниже). На первый взгляд он кажется очень простым. Суть его в том, чтобы пред­ставить себе человека, на которого вы держите обиду, и вообразить, что с ним случается что-то хорошее. Сначала у нас возникло сомнение в правомерности такого способа, поскольку, как нам показалось, здесь есть некоторое пренебреже­ние теми чувствами, которые вы к данному человеку испытываете. Мы же счита­ем, что для того, чтобы человек мог удовлетворить свои эмоциональные потребно­сти, ему совершенно необходимо признать важность собственных чувств. Однако, несмотря на эти сомнения, мы решили попробовать этот метод на себе.

Прежде всего оказалось, что очень трудно представить себе, что с челове­ком, к которому ты испытываешь враждебность и неприязнь, происходит что-то хорошее. Но постепенно мы начинали по-новому видеть свои отношения с «обид­чиком» и по-иному оценивать его поведение. Мы, например, продолжали крити­чески относиться к тому, как этот человек повел себя в определенной ситуации, но использование предложенного метода помогало нам лучше оценить всю ситуа­цию и то, что часть ответственности за нее лежала и на нас тоже.

По мере того, как мы снова и снова мысленно повторяли этот процесс, осо­бенно когда стали воссоздавать стрессовую ситуацию, нам стало легче представ­лять себе, что с этим человеком происходит что-то хорошее, и в результате мы начали лучше к нему относиться. Кроме того в ситуациях, когда нам приходилось вступать с этим человеком в непосредственное общение, мы не чувствовали пре­жнего напряжения и неприязни. Работая с затаенной обидой этим методом, мы смогли освободиться от стресса, который иначе еще долго продолжал бы жить в нашей душе. Оказалось, что не отрицая своей первоначальной реакции гнева и боли, можно по-иному понять и оценить ситуацию, и это во многом облегчает жизнь. У нас не осталось сомнений в преимуществах такого метода.
Формирование мысленных образов для преодоления обиды

Используемый нами для преодоления обид метод описан ниже. Однако, прежде чем вы начнете ему следовать, необходимо наметить подходящую цель. Опреде­лить ее не так уж сложно — если вы до сих пор переживаете какую-то старую боль, вновь и вновь возвращаетесь к вызвавшему ее эпизоду, повторяете в уме, что вам следовало тогда сказать или сделать, вспоминаете возмутительное поведение своего «обидчика», значит, в вас живут не нашедшие выхода чувства, и вы можете пора­ботать с ними с помощью метода Эмметта Фокса. Вот как это делается:



1. Сядьте поудобнее. Закройте глаза. Ступни ног поставьте на пол.

2. Если вы чувствуете, что напряжены или вам трудно сосредоточиться, воспользуйтесь методикой расслабления, описанной в одиннадцатой главе.

3. Мысленно представьте себе человека, к которому вы испытываете неприязнь.

4. Представьте, что с этим человеком происходит что-то хорошее, например, он добивается внимания, любви или получает много денег. Пусть с ним случится что-то, что он сам бы рассматривал как благо.

5. Постарайтесь осознать свою собственную реакцию на это. Если вам трудно представить, что с этим человеком происходит что-то хорошее — это вполне естественно. Постепенно, по мере того, как вы будете повторять данное упражнение, вам будет все легче и легче это сделать.

6. Подумайте о той роли, которую, возможно, вы сыграли в этой стрессовой ситуации. Попробуйте по-иному увидеть все событие и поведение того человека. Представьте себе, как эта ситуация может выглядеть с его точки зрения.
¹ Fox, E. Sermon on the Mount. New York: Harper & Row, 1938.

7. Обратите внимание, что чем больше вы расслаблены, тем меньше чувство вашей обиды. Обещайте себе, что вы постараетесь сохранить в себе новое понимание той ситуации.

8. Теперь вы можете открыть глаза и вернуться к обычным делам.

Это упражнение обычно занимает менее пяти минут. Постарайтесь выпол­нять его каждый раз, когда чувствуете, что ваши мысли снова вернулись к непри­ятному, вызвавшему гнев эпизоду. Возможно, иногда вам месяцами не придется выполнять это упражнение, а иногда вы будете делать его по нескольку раз в День.

Можно попробовать применять этот метод и сразу же после неприятного события. Так, например, в той ситуации с молодыми ребятами, можно предста­вить себе, как они добираются до места, куда так спешат, хорошо там проводят время, как добиваются успехов в учебе, в спорте и т. д. Возможно, вы даже вспомните свою молодость и те необдуманные поступки, которые сами соверша­ли, и может быть, проникнитесь пониманием того напряжения, в котором живут молодые люди.
Опыт наших пациентов

В течение последних нескольких лет мы часто замечали, что после того, как наши пациенты освобождаются от обид на других людей, последним человеком, кото­рому они прощают, являются они сами. Они прощают себе собственное участие в каком-то событии и те неприятности и стресс, которые за этим последовали. Это может оказаться особенно важным для онкологических больных, поскольку им часто бывает трудно вырваться из замкнутого круга, в котором они считают себя то жертвой, то виновником болезни и причиной страданий и горя для своей се­мьи. Чтобы вам стало понятнее, как это происходит, ниже мы приводим три примера из нашей практики.


Эдит

У пятидесятитрехлетней Эдит был рак груди, который распространился в кост­ную ткань и кишечник. В детстве, будучи единственным, обожавшим своего отца ребенком в семье, Эдит всегда казалось, что мать требует от него слишком боль­шого внимания к себе, и поэтому у отца не оставалось времени на нее. Она зли­лась и ревновала мать, борясь с ней за отцовскую любовь.

Когда Эдит было уже за сорок, отец умер от рака. Она очень глубоко пере­живала потерю отца, а кроме того оказалась в положении, когда вся забота о матери легла на нее. Мать к этому времени была уже в весьма преклонном возра­сте и жила в доме для престарелых. Она сердилась на Эдит, если та ежедневно ее не навещала, но даже когда дочь приходила к ней каждый день, то мать вызыва­ла у нее чувство вины и собственной неполноценности. Эдит пришлось столкнуть­ся не только с неудобствами и эмоциональными переживаниями, связанными с необходимостью опекать мать, но и с более ранним, не нашедшим своего выхода чувством затаенной обиды. Вскоре после смерти отца у нее развился рак груди.

Когда Эдит осознала свои негативные эмоции по отношению к матери, мы предложили ей представить себе, что с той происходит что-то хорошее. Через несколько недель, в течение которых Эдит выполняла это упражнение, ей уда­лось глубоко понять одиночество своей матери, особенно усилившееся с тех пор, как та овдовела, и увидеть, что материнские жалобы и требования не были на­правлены против нее лично, а отражали общий страх и отчаяние. Эдит осознала также, что со смертью отца она сама потеряла ощущение безопасности и уверен­ности.

Поняв все это, Эдит смогла сознательно выбирать, ехать или не ехать сегод­ня к матери, не чувствуя при этом вины, когда решала ее не навещать. Одновре­менно она обнаружила, что если не принимать в штыки все замечания матери, та начинала себя вести гораздо мягче. К своему удивлению Эдит увидела, что реше­ние проблем, связанных с ее матерью, совершенно неожиданным образом сказа­лось на улучшении ее отношений с собственными детьми.

В итоге физическое состояние Эдит резко улучшилось, метастазы исчезли, и последние три года она продолжает вести активный образ жизни.


Бетти

Тридцатипятилетняя Бетти, о которой мы уже рассказывали в двенадцатой главе, испытывала сильную злость и враждебность по отношению ко всему, что ее окру­жало. Она болезненно реагировала практически на все — на температуру в комна­те, на еду, на всех, кто спрашивал ее, почему она курит, и т. д. После очень неприятного конфликта с одним из работников нашего центра Бетти попробовала выполнять упражнение на преодоление обиды, и обнаружила, что она испытывала резко негативные чувства к огромному количеству самых разных вещей. Более того, оказалось, что у нее даже был обостренный интерес к обидам других людей, и она начинала вынашивать в себе обиды за них. Например, находясь в нашем стационаре, Бетти узнала, что повариха и ее муж были в напряженных отношениях с администратором центра и хотели из-за этого бросить работу. Бетти умудрилась даже вынести обсуждение их обиды на наш групповой терапевтический сеанс.

Постепенно осознавая значение, которое эти чувства играли в ее жизни, она поняла, что заимствовала такое отношение к миру у матери, которая считала, что «весь свет против нее» (кстати говоря, мать Бетти умерла от рака груди).

Когда через шесть месяцев, в течение которых Бетти работала над своими затаенными негативными чувствами, мы вновь встретились, нам сразу стали за­метны произошедшие перемены. Она постепенно научилась останавливать себя, как только замечала, что опять начинает вынашивать злобу, к поняла, что даже при наличии явной несправедливости стремление, во что бы то ни стало эту не­справедливость вскрыть наносит непоправимый вред ее здоровью. Выражение лица Бетти стало намного мягче, она стала гораздо более открыта в выражении своих чувств, менее тревожна и подавлена. Психологическое тестирование под­твердило, что Бетти теперь значительно в меньшей степени подавляла и отрицала свои чувства, стала в целом более жизнерадостной и начала лучше относиться к себе.


Эллен

Когда Эллен было тридцать два года, у нее развился рак груди с метастазами в костную ткань. В начале нашей совместной работы она пришла к пониманию того, что большую часть жизни посвятила обвинению родителей, особенно мате­ри, в том, что те в раннем детстве нанесли ей непоправимый психологический вред. Все свои несчастья она объясняла этой, как она считала, детской травмой.

Мы предложили ей прибегнуть к методу преодоления обид с помощью вооб­ражения. Первое время она сообщала, что ей трудно представить свою мать. Затем, заставив себя все-таки нарисовать ее мысленный образ и вообразить, как с ней происходит что-то хорошее, Эллен обнаружила, что на самом деле все это время она злилась на саму себя за то, что так умудрилась испортить собственную жизнь. Она поняла, что использовала обиду на мать как способ скрыть ненависть к самой себе. В действительности же оказалось, что прежде всего ей было необхо­димо простить саму себя.

Эллен стала представлять, как обнимает себя, мысленно хвалит, как в ее жизни происходит что-то хорошее. Она заметно изменилась. Если раньше она практически не проявляла никаких чувств и часто находилась в подавленном состоянии, то теперь в ней стали заметны признаки жизненной силы и энергии.

Очень важным для Эллен было то, что она научилась использовать свои чувства к матери как своего рода обратную связь. Как только она замечала, что вновь возвращается к старым обидам на мать, ей сразу становилось ясно, что этим она прикрывает злость на саму себя. И тогда она обычно представляла себе, что больше себя уважает и берет на себя большую ответственность за решение своих проблем. С тех пор прошел год, и судя по психологическим тестам, произошло значительное изменение к лучшему. Физическое состояние Эллен тоже заметно улучшилось. Она ведет активный образ жизни, и в настоящей момент признаков заболевания у неё не наблюдается.
Понимание глубинных причин обиды

Процесс освобождения от затаенных обид с помощью воображения — отнюдь не средство, помогающее избежать выражения истинных чувств, превращая их в неестественные положительные образы. Скорее, это способ увидеть глубинную природу ваших старых ран и освободиться от их разрушительного воздействия. Судя по субъективным впечатлениям самих пациентов и по результатам объек­тивных психологических тестов, после длительного применения этого метода у больных снижается стремление подавлять и отрицать свои эмоции. Они приобре­тают способность более адекватно обращаться с чувствами и в результате испыты­вают меньшее напряжение и стресс.

Поскольку невозможно просто превращать негативные эмоции в отрицатель­ные, то для того, чтобы начать представлять, как что-то хорошее происходит с человеком, к которому вы испытываете неприязнь, требуются серьезные усилия. Но когда вы их предпринимаете, вам становится яснее та роль, которую вы сами играете, выбрав тот или иной способ реагирования на болезненную ситуацию. Вполне возможно, что вы, как и кое-кто из наших пациентов, обнаружите, что в некоторой степени ваша неприязнь к определенному человеку объясняется вашим собственным стыдом за поведение в той ситуации, и вам хотелось бы видеть себя в другом свете.

Может случиться, что работая над преодолением обид, вы обнаружите, что, как бы вы ни старались, вам не удается простить какого-то человека. Обычно это означает, что в негативном чувстве к нему для вас скрыта какая-то выгода, что вы имеете от этого какую-то пользу. Может быть, обида позволяет вам оставаться жертвой, то есть играть определенную роль, которая дает основание жалеть себя и при этом не брать на себя ответственность за изменение жизни. Возможно, ваша долгая обида объясняется тем, что вам было трудно признаться себе в той боли и злобе, которую вызвала у вас первоначальная ситуация, и у вас сохраняется неприязнь к людям за то, что они «заставили» вас испытать эти чувства.

Таким образом, для того, чтобы примириться с поведением кого-то другого, вам приходится очень внимательно рассмотреть свое собственное. Если вам удас­тся простить себе, вам удастся простить и другим. Если же вы не можете простить другим, то это чаще всего происходит из-за того, что вам трудно распространить прощение на себя.

Преодоление затаенных негативных чувств не только освобождает ваше тело от стресса. Одновременно с этим, по мере того, как изменяются ваши чувства относительно прошедших событий, у вас появляется ощущение завершенности . чего-то важного. Перестав быть жертвой собственных обид, вы обретаете новое чувство свободы и способности управлять своей жизнью. Направив связанную прежде обидой энергию на конструктивные решения, вы тем самым делаете шаг к тому, чтобы вести такую жизнь, какую сами хотите. А это в свою очередь укреп­ляет способность вашего организма бороться с раком и коренным образом улуч­шает качество жизни.






1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет