Отношения психики и тела: психологический подход к лечению раковых заболеваний



жүктеу 3.04 Mb.
бет6/13
Дата16.06.2016
өлшемі3.04 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Изменение представлений

Первым делом Джон, как и любой другой стремящийся поправиться человек, должен был определить те установки и представления, которые не давали ему возможности вырваться из положения беспомощной жертвы обстоятельств. Пси­хологически было совершенно ясно, что, если он будет продолжать придержи­ваться старых представлений и считать, что должен жертвовать своими интереса­ми ради других, он, действительно, окажется, бессилен удовлетворить свои эмоци­ональные потребности. Такие представления надо было изменить.

Мы старались помочь Джону увидеть в себе то, на что он раньше не обра­щал внимания, и одновременно изменить его восприятие других сторон жизни. В результате наших общих усилий он по-новому стал оценивать ситуацию на работе и в конце концов пришел к выводу, что начальство, поставив его во главе новой группы, на самом деле пыталось его как-то поощрить. Им неоткуда было знать, что Джона это назначение расстроило. Мы старались, чтобы он (как и все осталь­ные наши пациенты) понял, что человек должен более серьезно относиться к своим эмоциональным реакциям на возникающие жизненные ситуации.

Мы работали и с его чувством несостоятельности, связанным с невозможно­стью воплотить юношеские мечты. Как и многие другие честолюбивые люди, Джон направлял большую часть своей энергии на развитие тех сторон личности, кото­рые имели отношение к его работе. Теперь же, когда стало ясно, что мечты недо­стижимы, мы убедили его разрешить себе исследовать какие-то иные возможнос­ти, увидеть новые стороны своей личности, которым он до сих пор не давал проявляться. И наконец, мы работали с переживаниями Джона по поводу отъезда сына. Мы стремились показать, до какой степени он ставил собственное счастье в зависимость от другого человека, и помогли ему увидеть, что он еще может нала­дить новые отношения с женой.

Не следует воспринимать все это как критику Джона. Многие из нас пере­живали подобные ситуации и реагировали на них точно так же. В данном случае сложность заключалась в том, что система представлений, которую Джон усвоил еще в детстве под влиянием конфликта между родителями, не позволяла ему найти новые способы реагирования на трудные жизненные ситуации. Ведь выход всегда можно найти. Когда люди чувствуют, что оказались в ловушке, загнаны в угол, это происходит потому, что они ограничены рамками собственных, привыч­ных для них способов реагирования.
История болезни Боба Гилли

Иногда жизненные изменения, предшествующие болезни, относятся к тому разряду перемен, которые принято считать положительными. Пример заболевшего раком в тридцать девять лет Боба Гилли, показывает, насколько индивидуальны реакции людей на стресс. В самом начале работы с Бобом Стефани, пытаясь установить степень его эмоционального участия в возникновении болезни и вернувшись с их первой встречи, подумала было, что наша теория к нему неприменима.

На первый взгляд Боб казался образцом деятельного и успешного предпри­нимателя. Он стоял во главе собственной корпорации, был хорошо известен сре­ди специалистов и даже получил премию за то, что в течение десяти лет выпуска­емая его фирмой продукция занимала первое место по качеству в своей отрасли. И хотя в прошлом Бобу пришлось пережить немало трудностей с партнерами, несколько лет назад ему удалось подобрать таких, с которыми у него сложились идеальные отношения.

Рассказывая о своей семье, Боб говорил, что в начале брака у них с женой не все ладилось, особенно в тот период, когда у него были трудности по работе, но по мере того, как его дело развивалось и ему стал сопутствовать успех, каза­лось, что и отношения с женой стали выправляться. Кроме всего прочего, не­сколько лет назад Боб с женой решили взять на воспитание детей, и буквально перед самой болезнью они усыновили второго ребенка. Внешне казалось, что Боб находится на самом взлете своей профессиональной и семейной жизни и должен был бы наслаждаться радостями, доставшимися ему немалой ценой.

Одним из намеков на то, что на самом деле все обстоит не так замечательно, как кажется на первый взгляд, стало замечание, которое Боб обронил во время первой встречи. Он сказал, что одно из немногих предшествующих болезни пере­живаний, которые он помнит, можно обобщить строчкой из песни Пегги Ли:

«Неужели это все, к чему я так стремился?» Человек, привыкший, что доказа­тельством его профессиональной и семейной состоятельности является успешное преодоление трудностей и достигнувший большинства поставленных целей к трид­цати девяти годам, почувствовал себя в полной растерянности. Если ты не на­учился за всю свою жизнь радоваться покою, отсутствие борьбы и страстей может восприниматься как большая потеря.

Через год у Боба был обнаружен запущенный рак, ему снова словно броси­ли вызов — на смертельный поединок. За этим последовали месяцы и годы само­анализа, посвященные в основном тому, чтобы научиться радоваться достигнуто­му и принимать себя таким, каков ты есть, а не стремиться постоянно доказывать свои достоинства, преодолевая бесконечные препятствия и ища трудности.

Как оценить значение событий

Нетрудно понять, кто и какое значение придает определенным событиям в своей жизни. Гораздо сложнее разобраться в этом на своем личном примере. Потеря работы, например, может иметь для человека разное значение. Она может озна­чать:



1. Поражение или признак неудачи.

2. Вызов.

3. Возможность начать все сначала.

4. Подтверждение того, что в жизни нет справедливости.

Какое из этих значений придаст тот или иной человек потере работы, будет определяться другими его представлениями, например:



1. Видит ли он возможность найти другую работу.

2. Насколько человек воспринимает данную работу как показатель соб­ственной ценности.

3. Является ли он хозяином своей жизни.

4. Его способностями создать новую положительную ситуацию.

Принцип, применяемый для определения значимости события, годится для всех ситуаций, которые обычно выделяются как возможные причины рака. Каки­ми бы болезненными ни были эти ситуации сами по себе — например, потеря любимого человека или важной роли, с которой вы себя отождествляете, — вели­чина стресса и особенно степень того, насколько эти события заставляют вас ощу­щать свою беспомощность и безнадежность, зависят от того значения, которое вы им придаете.

Как только вы начинаете внимательно изучать свои сложившиеся представ­ления, ограничивающие ваши реакции, как только даете себе возможность рас­смотреть другие возможности интерпретации событий и реакций на них, у вас появляется реальный шанс изменить для себя оценку значения тех или иных ситуаций и превратить негативные ситуации в позитивные. Когда вскрываются и уничтожаются основные установки, блокировавшие нормальный ход жизни, она снова начинает течь спокойно и беспрепятственно, а вместе с этим возвращается и жизненная энергия, которая восстанавливает здоровое функционирование есте­ственного защитного механизма человека.

И хотя у разных людей это высвобождение энергии происходит по-разному, оно почти всегда связано с тем, что человек разрешает себе по-новому восприни­мать жизнь. Кто-то может способствовать своему выздоровлению, научившись говорить окружающим «нет», другой — говоря «да» новому опыту и тем сторо­нам своей личности, которых он раньше не признавал. Когда энергия высвобож­дается, человек встречает неизбежные трудности и стрессовые ситуации, веря, что они разрешимы и преодолимы. Он знает, что способен принимать решения, кото­рые помогут ему поправиться.


Определение своей роли в возникновении заболевания

С чего лучше всего начать, чтобы распутать клубок старых представлений и отка­заться от привычного способа реагирования на стресс? Работая с онкологически­ми больными, мы обнаружили, что очень полезно бывает попросить пациентов определить те стрессовые ситуации, которые они переживали в период от полуго­да до полутора лет перед началом болезни.

Связь между эмоциональными состояниями и заболеванием касается не только рака, но и всех других болезней, так что процесс определения взаимосвязи между стрессом и болезнью может оказаться полезным для всех. Поэтому мы предлагаем не только онкологическим больным, но и всем остальным читателям выполнить приведенное ниже упражнение. (Для того, чтобы лучше представлять себе, какие ситуации могут привести к заболеванию, вы можете воспользоваться шкалой, которую мы обсуждали в четвертой главе.) Это упражнение поможет вам перейти от общих представлений к собственному опыту.

1. Подумайте о болезни, которой вы сейчас страдаете или которая у вас когда-то была. Если у вас был рак или вы больны им сейчас, при выполнении этого упражнения имейте в виду именно его.

2. Если у вас рак, выпишите на листке бумаги пять основных стрессовых ситуаций, с которыми вы столкнулись в период от полугода до полутора лет перед тем, как обнаружили свое заболевание.

3. Если вы больны чем-то другим, то перечислите пять основных стрессовых ситуаций, произошедших в течении шести месяцев, предшествовавших болезни. (Для менее тяжелых, чем рак, заболеваний, по-видимому, следует говорить о более коротком периоде времени.)

4. Если вы когда-то пережили рецидивы этого заболевания, вспомните пять серьезных стрессовых ситуаций, произошедших за шесть месяцев до рецидива.

Если вы просто прочтете эти вопросы, не задумываясь над ними и не записав свои ответы, вы не получите той пользы, которую могла бы принести эта книга. То же самое можно сказать и о всех других упражнениях.

Отвечая на поставленные вопросы, большинство людей обнаруживает, что за предшествовавший заболеванию период они пережили несколько серьезных стрессов. Если вам не удалось найти каких-то чрезвычайно тяжелых внешних стрессовых ситуаций — смерти супруга или супруги, потери работы и т. д. — обратитесь к внутренним стрессам. Не приходилось ли вам переживать внутрен­нюю борьбу с. такими проблемами, как разочарование, связанное с невозможнос­тью воплощения юношеских надежд, серьезными трудностями в личных отноше­ниях, кризисом самоутверждения как личности? Все это может иметь не меньшее значение в появлении чувства беспомощности и безнадежности, чем при очевид­ных внешних стрессах.

Если вам удалось определить в своей жизни серьезные внешние или внут­ренние стрессы, попробуйте решить, какое участие вы приняли в этих ситуациях. Может, вы сами создали их, или стрессу способствовал способ вашего реагирова­ния на происходящее? Не привела ли к этому ваша привычка всегда ставить интересы окружающих выше своих, то, что вам трудно сказать «нет», или то, что вы забыли об ограниченности своих физических, интеллектуальных и эмоцио­нальных возможностей? А если стресс был вызван внешними событиями, напри­мер, смертью любимого человека, не могли ли вы выбрать какие-то другие спосо­бы реагирования? Дали ли вы себе, скажем, возможность выразить горе или решили ни за что не показывать своих чувств? Обратились ли за помощью и поддержкой к друзьям?

Такой самоанализ нужен для того, чтобы определить те представления и способы поведения, которые вы бы хотели сейчас изменить. Поскольку эти уста­новки представляют собой угрозу вашему здоровью, необходимо их пересмот­реть.

Следующее упражнение поможет вам определить пять основных стрессовых ситуаций, которые вы переживаете в настоящий момент, и найти альтернативные способы реагирования на них. Это упражнение носит профилактический харак­тер, и цель его в выявлении и устранении тех моментов, которые в будущем могли бы сделать вас уязвимым для болезни.



1. Выделите пять основных стрессовых ситуаций, которые вы переживаете в настоящий момент.

2. Подумайте над тем, насколько вы сами способствуете возникновению этих ситуаций.

3. Обдумайте, как можно было бы устранить эти стрессы из вашей жизни.

4. Если вы не видите разумного способа избавиться от стресса, подумайте, помогаете ли вы себе с ним справиться другими средствами? Принимаете ли поддержку друзей? Даете ли себе возможность получать какие-то удовольствия? Позволяете ли себе выражать чувства по поводу стрессовой ситуации?

5. Если бы вы чаще ставили свои потребности выше интересов окружающих, не помогло бы вам это избавиться от стрессовых ситуаций или уравновесить их? Задумываетесь ли вы над тем, в чем заключаются ваши собственные интересы? Пробовали ли вы когда-нибудь их удовлетворить вопреки тому, что, как вы считаете, они противоречат интересам других?

Выполнив это упражнение, обязательно сравните, как вы реагировали на стресс до заболевания и как — сейчас. Нет ли в этих реакциях сходства? Если есть, то пересмотрите свое поведение — возможно у вас выработался привычный способ реагирования на стрессы, который не способствует вашему здоровью.


Возьмите на себя ответственность за свое здоровье

Разбираясь в том, как вы могли способствовать возникновению у себя рака, хоро­шо обратиться за помощью и поддержкой к психологу-консультанту или психотерапевту. Часто одно лишь это бывает первым шагом к тому, чтобы пересмотреть «правила», которые вы выработали когда-то в детстве; попыткой установить но­вые, более здоровые способы реагирования на стресс. К сожалению, многим из нас бывает трудно обратиться за помощью, когда дело касается наших эмоцио­нальных проблем. Отчасти это результат принятых в нашем обществе установок. Ведь когда мы узнаем о том, что нам грозит тяжелое заболевание, мы, не испыты­вая ни смущения, ни неловкости, обращаемся за помощью к квалифицированно­му врачу, многие годы изучавшему человеческий организм. Точно так же нет никакого смысла стесняться специалиста, который поможет понять, каким спосо­бом стресс содействовал возникновению вашего заболевания.

В результате самоанализа большинству наших пациентов удается увидеть взаимосвязь между заболеванием и душевным состоянием, как и то, какую роль они сами играли в поддержании этого состояния. Но иногда, осознав, что болезни способствовали их собственное поведение и представления, пациенты начинают испытывать чувство вины за свои прошлые действия. Поэтому мы бы хотели повторить здесь совет, который обычно даем своим пациентам.

Во-первых, мы ни в коей мере не стремимся вызвать у вас чувство вины в том, что вы способствовали возникновению заболевания. Есть существенная раз­ница между тем, что человек в чем-то «виноват» и тем, что он чему-то способство­вал. Как можно обвинять кого-то, что, живя в обществе, он полностью следовал его правилам — ведь мало кто умеет адекватно обращаться со своими эмоциями.

Более того, о вине можно говорить лишь в том случае, когда человек знает, что его способ реагирования чреват саморазрушением и сознательно выбирает такое поведение. Это ни коем образом не относится к людям, у которых физическое заболевание развилось как реакция на стресс. Как и все, вы даже не подозревали о существовании какой бы то ни было связи между эмоциональным стрессом и болезнью. Поэтому ваше участие почти наверняка было результатом бессозна­тельных представлений и принятых в обществе норм поведения.

Печально то, что именно те, кто стремится придерживаться выработанных обществом норм поведения, наиболее часто заболевает тяжелыми болезнями. В книгах, рассматривающих эмоциональные аспекты онкологических заболеваний, приводится бесконечное количество примеров, в которых онкологические боль­ные описываются как люди «чистейшей души», добрые, чуткие, лишенные эгоиз­ма и приятные во всех отношениях.

Те, кто берет на себя ответственность за собственное здоровье, достоин наше­го восхищения. Ведь они не только решаются проанализировать собственные пред­ставления, чувства, переживания и их влияние на душевное состояние, они нахо­дят в себе мужество подвергнуть сомнению принятые нормы поведения и отка­заться от тех из них, которые не способствуют выздоровлению.
Главная цель самоанализа - найти пути к здоровью, отказавшись от взгля­дов, приводящих человека к саморазрушению. Если вы могли способствовать возникновению болезни, точно также вы можете способствовать и своему выздо­ровлению.


ПРЕИМУЩЕСТВА БОЛЕЗНИ

В обществе, не придающем большого значения чувствам и часто пренебрегающем эмоциональными потребностями, необходимыми для благополучия человека, бо­лезнь может выполнять важную роль: она становится способом удовлетворения этих потребностей в том случае, если человек не смог найти иных, сознательных путей их удовлетворения.

Несмотря на то, что болезнь означает страдание и боль, она одновременно решает и некоторые проблемы, встающие перед человеком. Болезнь является сво­его рода «разрешением», дающим человеку право вести себя так, как он никогда бы не осмелился, будь он здоров. Только представьте себе все то, что получает больной: возросшее внимание и заботу окружающих, возможность не ходить на работу, уменьшение обязанностей, снижение предъявляемых к нему требований и многое другое. Поскольку онкологические пациенты часто относятся к тому раз­ряду людей, которые ставят интересы окружающих выше собственных, им быва­ет трудно позволить себе все перечисленные вольности просто так, не имея серь­езного на то основания. В этом смысле заболевание «отменяет» многие представ­ления, мешающие человеку обратить внимание на собственные эмоциональные потребности. И часто, только заболев, вы чувствуете, что вправе снять с себя определенную ответственность и заботы и впервые обратить внимание на самого себя, не испытывая при этом вины или необходимости оправдывать свое поведе­ние.

Но предоставляя человеку временную передышку, болезнь одновременно является для него ловушкой. Если вам удается получить внимание и право на отдых только при условии, что вы больны, какая-то часть вас не захочет выздо­равливать. Мы ни в коем случае не являемся сторонниками использования болез­ней для подобного «облегчения» жизни. Рак — слишком высокая цена, чтобы с его помощью решать проблемы, которые можно было бы и так разрешить, изме­нив выработанные жизненные правила, не позволявшие вам обратить внимания на собственные потребности.


Болезнь как способ разрешения проблем

Вилли был одним из тех, кто сделал ставку на болезнь и попался в эту ловушку. Прежде чем вступить в ряды ВВС, он жил со своими родителями, учился и рабо­тал. Как в колледже, так и дома, и на работе, он постоянно чувствовал, что все стремятся заставить его делать что-то, чего ему не хочется. И вот, чтобы «всем показать», он убегает из дому и вступает в армию. Но тут к своему удивлению и отчаянию Вилли видит, что и здесь его окружают сплошные начальники. Он младше всех по званию, и все только и знают, что ему приказывать. Но поступив на службу, он не может демобилизоваться раньше, чем через четыре года, и Вилли понимает, что попался. Мало того, он не может даже никому пожаловаться на свою судьбу. Как он сам уже позже рассказывал, он начал представлять себе как было бы хорошо, если бы он вдруг заболел какой-нибудь неизлечимой болезнью как все стали бы его жалеть, узнав, что он смертельно болен.

У него на шее появляется уплотнение, Вилли обращается к врачу, и биопсия показывает, что у него — лимфома, злокачественная опухоль, известная под на­званием болезнь Ходжкина. Когда ему сообщили диагноз, Вилли пережил какое-то возбуждение, почти радость. Уже позже он понял, что в том, как он отреагиро­вал на сообщение, которое большинство людей воспринимает с ужасом, было что-то не совсем нормальное. Именно это и побудило его вместе с нами рассмотреть психологический аспект своего заболевания, пока он проходил курс радиотера­пии. Наша совместная работа помогла ему понять, что чувство облегчения кото­рое он испытал, узнав о диагнозе, было связано с тем, что болезнь «вызволила» его из безвыходной ситуации, в которую, по его представлению, он попал и покончила с бесчисленными требованиями окружающих. Однако главная пробле­ма теперь заключалась в том, что если он выздоровеет, ему снова придется воз­вращаться в армию, и это значительно затрудняло его борьбу за собственную жизнь. Поэтому центральным вопросом нашей работы с Вилли стало разрешение этой проблемы, с чем он в конечном счете и справился.

В похожей ситуации оказался другой наш пациент — молодой врач-психи­атр. Примерно за полгода до того, как у него был обнаружен рак, один из его давнишних пациентов попытался покончить жизнь самоубийством, что привело к гибели другого человека. Ситуация осложнялась тем, что этот врач был сторон­ником новых подходов к лечению психически больных, и кое-кто из его против­ников решил использовать случившееся для того, чтобы подвергнуть сомнению его нетрадиционные методы. Это еще больше усугубляло чувство вины, от кото­рого и без того страдал наш пациент. Им овладела глубокая депрессия, и он несколько раз обдумывал возможность самоубийства. Через шесть месяцев у него обнаружили запущенную саркому лимфатических узлов, распространившуюся на печень и легкие.

В данном случае болезнь оказалась «полезна» сразу с нескольких точек зрения. Во-первых, она заставила замолчать его оппонентов — ведь, в конце концов, какой смысл критиковать умирающего, да и мало кто на это осмелится. Во-вторых, болезнь облегчала переживание вины, определенным образом «иску­пая» преувеличенное чувство ответственности врача за действия его пациента. Но выздоровление, без всякого сомнения, уничтожит епитимью, которую он сам на себя наложил.

К счастью, будучи психиатром, он достаточно хорошо научился осознавать все, что в нем происходит, и поэтому смог разобраться в своих чувствах. Во время постановки диагноза специалисты оценивали его шанс прожить более пяти лет всего в десять процентов. Сегодня с тех пор прошло уже шесть лет, и несмотря на то, что за это время два раза наблюдалось обострение болезни, он продолжает вести активный образ жизни и работать по специальности.

Этому пациенту удалось под временным «прикрытием» болезни собраться с силами и, почувствовав себя физически лучше, справиться со сложной психоло­гической ситуацией. Но многие не видят иного решения своих проблем иначе, как только с помощью болезни. Один из наших пациентов говорил о том, что до болезни пережил тяжелый период в своей профессиональней деятельности, во время которого у него совсем не оставалось времени на жену и детей, поскольку он постоянно ощущал довлеющую над ним необходимость достичь финансового успеха. Заболевание предоставило ему замечательную возможность не работать, все время находиться со своей семьей и не чувствовать при этом, что он должен что-то предпринимать, но разрешить эти трудности окончательно болезнь не мог­ла. Наш пациент никак не мог вернуться на работу. Трижды его физическое состояние становилось значительно лучше, симптомы болезни полностью исчеза­ли, но как только он всерьез начинал думать о том, что пора возвращаться к работе, у него снова наступал рецидив.

Еще одна наша пациентка была совладетельницей компании и чувствовала, что ее партнеры перекладывают на нее неоправданно большую часть забот о фир­ме. Но поскольку ей было очень сложно отстаивать свои интересы, в конце кон­цов вместо нее это <нет> пришлось сказать ее болезни. Никто не мог бы осмелить­ся просить ее о чем-то, пока она болела. К счастью, она поняла, что если и дальше будет «прятаться» за болезнь, то никогда не поправится. И она решила научиться говорить <нет», не прибегая к помощи болезни. Она снова вернулась к делам и почувствовала большое удовлетворение, что теперь может постоять за себя.

У нас было несколько пациентов, которые обнаружили, что для них болезнь стала временным способом не ходить на ненавистную работу. И снова, поскольку заболевание только отдаляет решение проблем, очень важно найти в себе силы и пересмотреть некоторые свои позиции и поведение, из-за которых работа стано­вится наказанием. Иначе каждый раз, когда вы должны будете снова возвращать­ся к профессиональной деятельности, вы будете воссоздавать стрессовую ситуа­цию и саму болезнь.

Помимо всего перечисленного болезнь дает человеку временное право быть более открытым в эмоциональном плане. Но если человек не научится быть таким же открытым, когда он здоров, то стоит ему поправиться, как вновь начинают действовать старые правила, и он оказывается в ситуации, чреватой психологи­ческим и физическим разрушением, в том положении, которое однажды уже при­вело его к заболеванию.

Все сказанное объясняет и ту депрессию, которую, по рассказам самих боль­ных, они иногда переживают, узнав об уменьшении опухоли или о том, что их физическое состояние значительно улучшилось. Вместо того, чтобы, получив хо­рошее известие, почувствовать облегчение, они, к своему удивлению, часто впада­ют в депрессивное состояние. И несмотря на то, что на сознательном уровне они радуются отступлению болезни, подсознательно ими переживается потеря этого полезного инструмента. Когда возможность улучшения состояния вызывает у па­циента чувство подавленности, можно с уверенностью сказать, что ему еще пред­стоит проделать серьезную психологическую работу.
Право на эмоции

Когда человек начинает понимать, что от того, насколько он сможет изменить свои представления и поведение, зависит его жизнь, это становится значительным стимулом к изменениям. Многие из наших пациентов признавали, что благодаря болезни они смогли обратить внимание на свои истинные потребности. Заболева­ние дало им возможность преступить определенные социальные нормы, в кото­рых они воспитывались, и начать развиваться и расти как личность: оно научило их выражать свои чувства, открыто и прямо заявлять о своих потребностях. Если бы не болезнь, они бы так и продолжали вести тихую жизнь, полную невысказан­ного отчаяния.

Очень важно понять, что те потребности, которые приходится удовлетво­рять с помощью болезни, являются абсолютно законными и оправданными. Орга­низм требует внимания к себе единственным доступным ему способом. Будь то потребность самому решать все жизненные вопросы, как это было у Вилли, или же потребность психиатра избавиться от чувства вины, стремление молодого спе­циалиста к равновесию между работой и другими сторонами своей жизни, или же необходимость научиться говорить «нет», которую испытывала женщина, управ­лявшая своей фирмой — все это обычные человеческие потребности, которые необходимо удовлетворить для поддержания духовного и физического здоровья. С этой точки зрения организм даже в болезни ведет себя конструктивно. Заболе­вание предоставляет человеку возможность эмоционального роста.
Определение «преимуществ» заболевания

Задача, с которой сталкивается пациент, состоит в следующем:



  1. определить те потребности, которые оказываются удовлетворены благодаря болезни;

  2. найти пути удовлетворения этих потребностей иным образом, без участия болезни. Как же определить эти потребности? Ниже приводится упражнение, которое мы ис­пользуем, помогая своим пациентам выяснить, какие «преимущества» дает им болезнь.

Возьмите лист бумаги и перечислите пять главных преимуществ, которые вам дала самая серьезная из всех ваших болезней (их может оказаться и боль­ше). Если у вас сейчас или когда-либо раньше был рак, возьмите его в качестве примера.

Сейчас мы предлагаем вам познакомиться с историей, которая служит хоро­шей иллюстрацией того, как может работать это упражнение. Пока наша книга готовилась к печати, мы должны были встретиться с одним своим деловым парт­нером в городе Вейл, штат Колорадо. Нам удалось закончить переговоры раньше времени, и наш партнер, который раньше никогда не катался на горных лыжах, решил попробовать. Вернувшись со своих тренировок очень уставшим, он выле­тел домой. На следующий день у него начался грипп, из-за которого он провалял­ся в постели целых две недели. Стараясь поскорее поправиться, он решил вос­пользоваться подходами, о которых мы ему рассказывали в Вейле, и описал ситу­ацию, в которой находился до начала гриппа, выделив шесть преимуществ, кото­рые предоставила ему болезнь.



В тот момент, когда я заболел, я находился в трудной ситу­ации: мне необходимо было завершить дело, важное для меня как с эмоциональной, так и с финансовой точки зрения. Мне очень хоте­лось, чтобы завершение этого дела закончилось полной победой, но работа шла медленно, и я очень сомневался в положительном исхо­де. Заболев, я добился сразу нескольких положительных момен­тов:

1. Мне очень не хватало помощи жены, но я чувствовал, что буду иметь право отвлечь ее от ее собственных дел, только если, в буквальном смысле, не смогу справиться со всем сам.

2. Мне была необходима какая-то «внешняя» причина, позво­лявшая задержаться с выполнением своей части работы.

3. Возможно, я искал какого-то оправдания для тех недочетов, которые могли позже в этой работе вскрыться.

4. Мне удалось найти повод всерьез заняться своим здоровьем, а это означало, что помимо всего остального, поправившись, я смогу выкроить время для игры в теннис и других вещей, которые мне нравятся, но для которых мне обычно не найти времени, потому что я «слишком занят».

5. Это была просто возможность немного отдохнуть от рабо­ты, от которой за последнее время я очень устал.

6. Разговоры в Вейле напомнили, мне о смерти отца, умершего от опухоли мозга. Они разбередили в моей душе все нерешенные вопросы, связанные с этим событием.

Совершенно очевидно, что физическая усталость нашего партнера после непривычных для него лыжных тренировок и стресс, связанный с необходимо­стью завершения серьезной работы, содействовали тому, что он оказался вос­приимчив к болезни. Но, как следует из его ответов, грипп дал ему возможность отдохнуть, обратиться за помощью к другим, позаботиться о себе, зарядиться новой энергией, освободиться от необходимости соответствовать самым высоким стандартам, пересмотреть некоторые свои взгляды на жизненные ценности и стиль жизни — иными словами, сделать все то, на что он бы не решился без помощи болезни.

И последнее переживание — воспоминания, связанные со смертью отца, всплывшие у него после обсуждения нашего подхода к лечению раковых заболе­ваний. Для того, чтобы принять наш метод, ему было необходимо начать разби­раться в своих чувствах, которые были вызваны смертью отца.

Изучая списки преимуществ, которые составляют наши пациенты, мы при­шли к выводу, что существует пять таких основных областей:


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет