Простая история в двух актах



жүктеу 0.76 Mb.
бет1/6
Дата25.07.2016
өлшемі0.76 Mb.
  1   2   3   4   5   6


Николай ХАЛЕЗИН

День благодарения

Простая история в двух актах




День Благодарения. Сегодня все возносят

чистосердечные и смиренные хвалы Богу, – все, кроме индюков.

На островах Фиджи не едят индюков, там едят водопроводчиков.

Но кто мы с вами такие, чтобы поносить обычаи Фиджи?

Марк Твен

Минск – 2004

Действующие лица:

Андрей – 37 лет



Джо – 79 лет
Мелисса – 27 лет
Эван – 45 лет

Акт I

Действие первое
Действие происходит в небольшом городке, расположенном в одном из средних штатов Америки. На сцене: большая комната-студия, располагающаяся в цокольном этаже хорошего американского дома. Слева стоит больничная кровать с изменяемой геометрией лежака; она может занавешиваться жалюзи, чтобы свет не беспокоил лежащего на кровати. Невдалеке от кровати стоит инвалидная коляска. Справа располагается кухня. В центре комнаты – стол, с разложенными на нем элементами макета какого-то строения. Под потолком – окно, сквозь которое можно видеть кусочек неба и ноги проходящих мимо людей. На кровати лежит Джо. На кухне Андрей что-то готовит.
Джо. Эндрю! (Пауза) Это конец!

Андрей. Что опять?

Джо (трагично). Элвис умер!

Андрей. Молодец!

Джо. Ты – бесчувственная скотина! Он погиб за всех нас!

Андрей. Ты его не перепутал с Иисусом Христом?

Джо. Как же я тебя ненавижу, мерзкий эмигрантишка….

Андрей. Заткнись, сейчас будешь есть.

Джо. Вы, люди выросшие на задворках цивилизации….

Андрей. Ты успокоишься?

Джо. Я не смогу принять еду из твоих грязных рук. Ты никогда не…

Андрей (подходит к кровати с тарелкой). Тихо!!!
Джо мгновенно замолкает, садится на кровати и открывает рот. Андрей крутит ручку, регулируя лежак под спину Джо, садится рядом и начинает кормить того из ложки. Джо покорно ест.
Джо. Почему ты отодвинул коляску?

Андрей. Я больше не хочу поднимать тебя с пола. Ешь и молчи!

Джо. Ты не имеешь права запрещать мне излагать мысли. Наша Конституция каждому гражданину гарантирует свободу слова.

Андрей. Очень смешно.

Джо. В этом нет ничего смешного. Я, как гражданин Соединенных штатов, пользуюсь всеми правами, дарованными мне Конституцией. (Пауза) Ты, к счастью, этих прав не имеешь.

Андрей. Я имею право заклеить тебе рот скотчем. Это право даровал мне твой сын.

Джо. У меня нет сына…. У меня шесть дочерей: Вивьен, Джуди, Марлен, Грета, Мерилин и…

Андрей. Вупи.

Джо. Какая Вупи?

Андрей. Голдберг… Вупи Голдберг. И один сын – Эван.

Джо. Эван? Эван… может быть, Эвандер?

Андрей. Эвандер – это Холифилд. Все! Надоел! (Вытирает Джо рот салфеткой) Время спать!
Андрей идет в кухню и наводит там порядок: вытирает стол, прячет посуду в посудомоечную машину…
Джо. Вспомнил! Эван!! Он какой, младший?!! (Пауза) Зачем ты отодвинул коляску?

Андрей. Не доставай меня, я очень устал. Поспи, пожалуйста.

Джо. Эван не приходил? Эндрю, Эван не приходил?! Он обещал принести мне слив.

Андрей. Я, кажется, просил тебя не называть меня Эндрю – я Андрей. Сливы тебе нельзя, – они слабят. (Пауза) Лучше бы ты любил груши, – я бы реже мыл твой горшок. (Пауза) Как я мечтаю, чтобы у тебя на голове была лампочка, которая бы включалась, когда ты начинаешь бредить…
Со стороны кровати раздается сап – Джо уснул. Он что-то говорит во сне, похрапывая. Андрей садится за стол и начинает клеить какие-то элементы макета. Пока не очень понятно, что это за макет.

Раздается звонок в дверь. Андрей удивленно поднимается со стула, идет к двери и отпирает ее. На пороге стоит симпатичная девушка. У нее в руках пять номеров газеты USA Today.
Андрей. Здравствуйте.

Мелисса. Здравствуйте.
Какое-то время они стоят в нерешительности. Затем Мелисса решается переступить порог.
Мелисса. Меня зовут Мелисса. Я ваша новая соседка. Мы переехали в соседний дом три дня назад…. Который слева…. Если стоять лицом к вашему….

Андрей. Андрей… меня зовут.

Мелисса. Я увидела у вас на пороге газеты – пять штук, и подумала: может быть что-то случилось, кому-то плохо... может быть. Подумала, что человек заболел, и не может забрать газеты…. Не знаю… (Пауза) У вас странное имя – Андрей. Никогда не слышала такого.

Андрей. Это русское имя… белорусское. Ну, в общем-то это имя, оно библейское…. А по-гречески значит – человек, муж... еще – мужественный, храбрый….

Мелисса. Как интересно.

Андрей. А я сам из Беларуси – это страна такая между Польшей и Россией. Да вы проходите….
Мелисса проходит в комнату. Андрей указывает ей на кресло.
Мелисса. Спасибо (присаживается). Вы говорили что-то про Россию….

Андрей. Ах, да. Между Россией и Польшей – Беларусь. А вы знаете Россию?

Мелисса. Да, я знаю Россию. Я изучаю в университете право, и нам рассказывал про Россию преподаватель истории юриспруденции. У него там кто-то из родных умер в лагере…. Я тоже была в скаутском лагере, но у нас никто не умер. Это было в Аризоне – там очень красиво. А про Польшу я ничего не слышала…. А вы из Польши?

Андрей. Нет, я из Беларуси – это рядом… с Россией. Да ладно, какая разница? В общем, я из Европы – так проще будет. (Пауза) Это с другой стороны земного шара….

Мелисса. А почему вы не забирали газеты?

Андрей. У меня нет времени читать…. Да я, собственно, не выходил на улицу пять дней. У нас так бывает…. Просто Джо….

Джо. …Хочет в туалет.
Мелисса пугается и удивленно смотрит в тот угол комнаты, где стоит кровать Джо.
Андрей. Да, вот…. Это Джо. Он, в общем-то….

Джо. Хочет в туалет.

Андрей. Да, хочет. И как всегда некстати.
Андрей идет к кровати, достает из-под нее судно и подкладывает его под Джо.
Мелисса. Простите, я, наверное, не вовремя….

Джо. Не волнуйтесь, милая девушка, сейчас я пописаю, и вы продолжите свою беседу. Правда, уже со мной вместе.

Мелисса (пятится к двери). Простите, я зайду как-нибудь в другой раз… потом. До свидания.
Мелисса поспешно выходит из комнаты.
Андрей. Старый дуралей! Ты всегда не вовремя со своими испражнениями. Надо купить тебе памперсы… и все-таки заклеивать рот скотчем.

Джо. Ты не можешь влюбиться в американку, амиго. Вы, эмигранты, должны находить себе эмигранток и жить в ваших эмигрантских районах: чайна-таун, Гарлем, макароннинг-стрит….

Андрей. Мерзкий расист. Если бы ты жил в Германии лет семьдесят назад – был бы любимцем Гитлера. Урод!

Джо. Семьдесят лет назад я жил в Оклахоме.

Андрей. Та еще дыра.

Джо. Ты не можешь так говорить. Оклахома – это нефть, а нефть – это кровь Америки. Мы, американцы, очень умная нация: когда цены на нефть низкие, мы закупориваем наши скважины и ввозим ее из ваших недоразвитых стран; когда высокие – раскупориваем… (Пауза) Но так было не всегда. Когда мы воевали против северян, ситуация была не из простых. Однажды я стоял в карауле… Генерал Ли был славным малым, и только тебе я могу сказать, что легко отдал бы за него жизнь. Свою… да и чужую.

Андрей. Тьфу, блин… опять началось. Джо!!! Если бы ты воевал за южан, то сегодня мы отмечали бы твое двухсотлетие! Ты просто…. Да что я говорю! Тьфу!
Андрей садится за стол и пытается увлечься макетом. Джо что-то бубнит себе под нос. В комнату входит Эван.
Эван. Привет, Эндрю!

Андрей. Привет! Не Эндрю, а Андрей.

Эван. Не обижайся, Эндрю. Как старик?

Андрей. Бредит.

Эван. И гадит?

Андрей. Да ладно… все нормально. Ты обещал принести ему слив.

Эван. Забыл, завтра принесу. Как он это помнит?

Андрей. Он помнит даже войну севера с югом…

Эван. Ну, и как там было? Это, кстати, в каком году?

Андрей. Что «в каком году»?

Эван. Старик воевал?

Джо. С 43-его по 45-й. Сицилия, сынок. Мы высадились на этом загаженном островке, где кроме вина и макарон ни черта не было. Такого десанта Европа не видела даже в страшном сне…

Эван. Папа, ты сейчас бредишь или в рассудке?

Джо. Сейчас в рассудке. Ты принес сливы?

Эван. Какие сливы?

Джо. Это у меня провалы в памяти или у тебя?

Эван. Ах, да, прости! Завтра принесу…. Совсем замотался и не попал в магазин.

Джо. Если я еще окончательно не выжил из ума, твой офис находится прямо у магазина, а у его порога стоят лотки. И один из них точно наполнен сливами. А, Эван?

Эван. Да, папа. Прости, пожалуйста, завтра я обязательно принесу.

Андрей. И не забудь про компьютер. Ты обещаешь уже третью неделю.

Эван. Да, обязательно. Я звонил, узнавал – его уже починили.

Андрей. Ты сообщал мне эту новость пять дней назад.

Эван. Да-да, Эндрю, я обязательно завтра его заберу… и сливы тоже. Все! Я приду завтра.

Андрей. И не забудь, что у меня в это воскресенье выходной.

Эван. А что, уже прошло две недели?

Андрей. Уже прошло три недели.
Эван потихоньку направляется к выходу, стараясь делать это тихо и непринужденно. У самой двери он поворачивается в сторону Андрея и Джо.
Эван. Все помню! Компьютер и сливы! В воскресенье у тебя выходной! Пока!
Эван быстро выходит из комнаты. Пауза.
Джо. Хочешь пари? Завтра он не появится вовсе, послезавтра принесет мне яблоки вместо слив, забудет про твой выходной, а компьютер ты заберешь сам во вторник, когда он вспомнит, что раз в две недели тебе полагается один день отдыхать от меня. Спорим, амиго? Я ставлю на кон те яблоки, которые он мне принесет.

Андрей. Спорим. Я согласен со всем, кроме яблок – он принесет киви.

Джо. Почему киви?

Андрей. Сам он любит киви.
Пауза
Джо. Я что, рассказывал тебе про войну севера с югом?

Андрей. Да.

Джо. Ну и как, интересно?

Андрей. Ты толком ничего не вспомнил… общие слова.

Джо. Да уж… (Пауза) А она ничего.

Андрей. Ничего…

Джо. Может, уступить тебе мою кровать на пару часов? А, амиго?

Андрей. Я могу воспользоваться кроватью Эвана. Только, по-моему, в вашей стране кровати вообще не нужны….

Джо. Ты почти прав, Эндрю…. Раньше они были нужны чаще. Американцы обмельчали и стали пуританами. Но я помню еще те времена, когда девушку можно было пригласить на вечеринку, а после… сутки не выходить с ней из автомобиля.

Андрей. И ты ругаешь мою страну. Я не знаю, сколько мне должны заплатить, чтобы я занялся этим в машине! Это бред, Джо! Для занятий любовью существуют кровати… пол, наконец… или природа…. А в автомобиле… это идиотизм!

Джо. Просто в вашей нищей стране люди покупают машины в том возрасте, в котором уже не хочется заниматься любовью. (Пауза) Когда я был молодым, девки липли на меня, как мухи… на мед. Однажды к нам в Луисвилл приехала Джуди Гарленд…. В то время редкий юноша не вспоминал ее, принимая ванну…. Она шла по Луисвиллу от церкви к мэрии, а я шел ей навстречу…. Наши глаза встретились, и уже никакая сила не смогла разлучить нас. Через год у нас было уже двое сыновей – Чарли и Паркер.

Андрей. Луисвилл в Кентукки.

Джо. Чарли стал выдающимся музыкантом, а Паркер… по-моему тоже….

Андрей. Тьфу, блин…. Никак не могу привыкнуть. Когда ты уже…
С кровати Джо раздается сопение. Он беззаботно спит. Андрей садится за стол, некоторое время сидит в раздумьях, затем начинает заниматься своим недостроенным макетом.

Действие второе
Андрей что-то готовит на кухне. Джо сидит в инвалидном кресле и смотрит в окно, находящееся под потолком. Спустя некоторое время в окне видны проходящие женские ноги.
Джо. Она! Точно, она!
Андрей быстро перебегает в середину комнаты и смотрит в окно.
Джо. Не успел – уже прошла.
Андрей возвращается в кухню. Проходит некоторое время. В окне видны женские ноги, проходящие в обратном направлении.
Джо. О! Опять пошла.
Андрей быстро перебегает в середину комнаты и смотрит в окно.
Андрей. Где?

Джо. Опять не успел. Пошла обратно.

Андрей. Ты меня разыгрываешь?

Джо. Нет. Она куда-то ходила, и только что вернулась. Может быть, что-то забыла дома...
Андрей возвращается на кухню. Проходит некоторое время. В окне видны женские ноги, проходящие мимо.
Джо. Вот! Идет, амиго!!!
Андрей комкает полотенце и бросает им в Джо.
Андрей. Хватит меня изводить!

Джо. Она пошла в город. А до того возвращалась домой – наверное, точно что-то забыла.
Пауза
Андрей. Хочешь чипсов?

Джо. Хочу Маргариту.

Андрей. И что ты с ней будешь делать?

Джо. Пить.

Андрей. Кого.

Джо. Коктейль – «Маргариту».

Андрей. А-а.

Джо. Вот тебе и «а-а». Вы что там, в своей России пьете?

Андрей. В десятитысячный раз говорю: я из Беларуси, а не из России.

Джо. Какая разница?

Андрей. А какая разница: Америка или Канада?

Джо. Разница большая, амиго. Ты нелегально находишься в Америке, и пытаешься легализоваться здесь, чтобы получить стейк потолще и суп погуще. Вот такая разница!

Андрей. При чем тут это? Да, иди ты….

Джо. Эндрю, вы едете сюда из России, Беларуси, Китая, Пакистана и еще черт знает каких стран. Сюда, в Америку! В мою Америку, для которой не сделали ни черта…. Поэтому я волен называть все ваши страны Россией или, скажем, Трифляндией. А если я захочу когда-нибудь эмигрировать в вашу Трифляндию, то не буду обижаться, если ты станешь называть мою страну какой-нибудь Россией…

Андрей. Почему ты никогда не начинаешь бредить, когда хочешь сказать гадости о моей стране, а?
Пауза
Джо. О чем мы говорили, Эндрю?

Андрей. Ты спрашивал, что пьют в моей стране.

Джо. И что там пьют?

Андрей. Чай, кофе… пиво.

Джо. Это везде пьют, а что пьют из того, чего не пьют в Америке.

Андрей. Ну, не знаю…

Джо. Вот видишь... Что это за страна, где нет даже своего напитка.
Пауза
Андрей. А у вас что есть?

Джо. Виски

Андрей. В Шотландии виски лучше.

Джо (пауза). Кока-кола.

Андрей. А, да, точно…. Хотя, конечно, говно ваша кока-кола… и дети от нее болеют.

Джо. Говно, не говно, а весь мир пьет. Кока-кола – величайшее достижение наших пищевиков.

Андрей. Не пищевиков, а химиков.

Джо. Хоть физиков, но мир пьет. И с каждым годом все больше.
Пауза
Андрей. Самогон.

Джо. Что?

Андрей. Самогон – величайшее достижение белорусских пищевиков.

Джо. На что это похоже?

Андрей (после паузы). На пожар.

Джо. А из чего делают ваш этот самогон?

Андрей. Его можно делать практически из всего. Самые популярные сорта самогона из свеклы и из пшеницы. Из пшеницы – самый вкусный.

Джо. Сколько градусов?

Андрей. Семьдесят.

Джо. Семьдесят?!!

Андрей. Семьдесят… но пьется как двадцать.
Пауза
Джо. Эндрю…

Андрей. Что?

Джо. Эндрю, я хочу попробовать это чудо до того, как умру.
Пауза
Андрей. Я постараюсь, Джо… я постараюсь. Хочешь спать?

Джо. Нет, не хочу. (Пауза) Знаешь, чего я хочу, Эндрю?

Андрей. Чего?

Джо. Я хочу оказаться на берегу океана во время заката… и хочу выпить твоего самогона, Эндрю. А потом…
Раздается стук в дверь.
Андрей. Открыто!
В комнату входит Мелисса. У нее в руках два номера газеты USA Today.
Мелисса. Здравствуйте! Я принесла ваши газеты. Вы не выходили два дня?

Андрей. Да, два дня. А вы откуда знаете? (Пауза) А-а! Понял…

Джо. Мы не выходили уже месяца три.

Мелисса. А газеты всего две.

Андрей. Нет, это он о себе. Джо, мы выйдем завтра... честное слово.

Джо. По-моему, вас зовут Мелисса?

Мелисса. Да, а вас – Джо?

Джо. Да, а его – Эндрю.

Андрей. Джо!

Джо. Хотя, у них в Португалии его принято называть Андрей.

Мелисса. А разве вы не из России?

Андрей. Я из Беларуси – это около России.

Джо. Как раз между Кубой и Вьетнамом.

Андрей. Да вы присаживайтесь (ставит стул перед Мелиссой).

Мелисса. Спасибо (присаживается).
Пауза
Джо. Вообще-то я не очень здоров.

Мелисса. Да, я понимаю. Но вы хорошо выглядите.

Джо. Спасибо. Я знаю, что выгляжу как персик… который упал с дерева... две недели назад.

Мелисса. Нет, что вы…

Джо. И прошел торнадо.

Мелисса. Где? Во Флориде?

Джо. По персику.

Андрей. Он шутит.

Мелисса (улыбаясь). Смешно.

Джо. Грустно.

Мелисса. Нет, вы и вправду нормально выглядите.

Андрей. Вы уже устроились на новом месте?

Мелисса. Да, почти. Только еще не купила книжный шкаф и у мамы…

Джо. Книжный шкаф?! Вы что же, читаете столько книг, что они не помещаются в тумбочке у кровати?

Андрей. Джо!

Мелисса. Да, я учусь в университете, и мне приходится читать много разной литературы. Я изучаю право…

Джо. Я уже слышал про вашу учебу. И что же, вы станете адвокатом, когда закончите университет?

Мелисса. Я еще не решила, но пока думаю, что адвокатом. Хотя, адвокатом уже могу работать... я учусь в магистратуре...

Джо. Терпеть не могу адвокатов – они едят на ужин маленьких детей.

Мелисса. Нет, что вы, адвокаты занимаются вопросами права и помогают гражданам решать свои проблемы.

Джо. Да, они помогают гражданам решать одни проблемы и создавать другие – еще большие.

Мелисса. Вы считаете, что профессия адвоката…

Джо. …слишком хорошо оплачивается.

Андрей. Твоя оплачивалась не хуже.

Джо. Это потому, что у меня не было профессии. Моей профессией можно считать умение покупать дырки в земле, из которых хлещет нефть. (Пауза) Я помогал американцам заправлять автомобили, а адвокаты помогали им лишаться этих автомобилей... они помогают американцам становиться пешеходами. (Пауза) Эндрю, сколько ты платишь адвокату, который ведет дело о твоей натурализации?

Андрей. Не надо, Джо.

Мелисса. Андрей, а у вас что, нет вида на жительство в Америке?

Джо. Да, милая девушка, таких как он, называют в Мексике «чиканос» – мокрая спина. Они готовы тягать тачку с говном по Таймс-сквер, лишь бы получить вечером миску с похлебкой и проститься, наконец, с картонной коробкой, в которой спали на лужайке в Централ-парк.

Мелисса. Андрей, а почему вы уехали с родины?

Джо. Он захотел попробовать настоящий биг-мак…

Андрей. Заткнись! (Мелиссе) Так сложились обстоятельства… Мне пришлось уехать...

Джо. И теперь его содержит мой сын Эван.

Андрей. Потому, что я обхожусь ему в три раза дешевле, чем содержание этого старого маразматика в доме для престарелых.

Мелисса. А вы давно в Америке?

Андрей. Больше двух лет.

Мелисса. Вам здесь нравится?

Андрей. Я почти ничего не видел, кроме Джо, Эвана, своего адвоката и вас. По такому маленькому городку не определишь, как здесь живут люди. (Пауза) После натурализации я хочу переехать в Канаду.

Мелисса. Почему именно в Канаду?

Джо. Потому, что туда съезжаются все лесники мира…

Андрей. Потому, что она больше похожа на Беларусь.

Мелисса. А какая она – Беларусь?

Андрей. У нас в стране живет десять миллионов человек… великолепная природа… милые люди... красивые девушки...

Мелисса. А у вас в стране есть «звезды»?

Андрей. Как же их может не быть – у нас ведь то же самое небо, хоть мы и смотрим на них с другого полушария.

Мелисса. Нет, я имею в виду известных людей – «звезд».

Андрей. А-а! Конечно, у нас много известных людей. (Пауза) Янка Купала, например.

Мелисса. Не знаю, к сожалению.

Андрей. Якуб Колас… это писатель.

Мелисса. Не слышала. А что он написал?

Джо. Я тоже не слышал ничего об известных людях Пакистана. Эндрю, а как зовут вашего министра юстиции? Может быть его Мелисса знает?

Андрей. Пошел ты!

Мелисса. Мне тоже не очень нравится, что все известные люди – американцы.

Андрей. Может быть, хотите чего-нибудь выпить: чай, кофе, лимонад?

Джо. Давай лимонад, амиго.

Мелисса. Да, я тоже с удовольствием выпью лимонада.
Андрей идет на кухню и готовит лимонад.
Мелисса. Скажите, Джо, а чем вы болеете?

Джо. Старостью.

Мелисса. Но ведь это не диагноз.

Джо. Старость – это диагноз, а молодость – призвание.

Мелисса. Мой дедушка умер от рака. Его начали лечить от пневмонии, а у него был рак легких. Он курил по две пачки сигарет и не ходил к врачу.

Джо. Я не знаю, что у меня не так. Врачи говорят, что я старый. Хотя, если честно, я к ним всю жизнь не ходил, и мой сын Эван – приличное говно – тоже не водил меня к врачам. Теперь я, бывает, хожу под себя и несу околесицу, но Эндрю этому даже рад – через мой бред он узнает историю Америки. Недавно я рассказал ему о войне Севера с Югом.

Мелисса. Правда?

Андрей (подает Мелиссе и Джо лимонад). Да, он рассказал мне, как воевал на стороне южан.
  1   2   3   4   5   6


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет