Ярков, И. Д. По периметру границы афганистана: Запис­ки генерала пограничных войск кгб СССР



бет6/20
Дата11.07.2016
өлшемі1.61 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

В новой должности

С первых дней в Кабуле я врастал в обстановку и ритм рабо­ты, знакомился с людьми и анализировал ситуацию на террито­рии Афганистана, изучал документы и справочные материалы. Всё говорило о сложности положения внутри страны. Характер­ной чертой являлись резкие порой колебания — от некоторого улучшения до обострения положения дел в различных провин­циях. Так, в провинции Кунар контрреволюция планировала ор­ганизовать семь мятежных полков по 400-600 человек. Назначили командиров. А на всей территории ДРА было выявлено более 1,5 тысячи бандгрупп, общей численностью около 90 тысяч мятеж­ников. Из них в зоне ответственности советских ПВ — около 345 бандгрупп, количеством до 16135 человек. Это средние данные из источников различных ведомств..

Под влиянием контрреволюционеров находилась значитель­ная часть территории ДРА, полностью 5 провинций из 29 (Гур, Урузган, Заболь, Бамиан, Пактика). А из 286 уездов и волостей — 112 и частично — 145.

Под контролем народной власти находились 29 уездов и во­лостей (половина из них в зоне ответственности советских пог­раничных войск).

Большая часть населения Афганистана, не понимая целей и задач Апрельской революции, в силу религиозных устоев и на­циональных традиций под давлением мятежников оказывала им поддержку.

Из этого вырисовывался ряд факторов, которые влияли на обстановку не в пользу народной власти:

1. Слабая активность органов власти по расширению зоны влияния на местное население и в закреплении их там, где достигнуты успехи военным путём над мятежниками.

92

2. Продолжающаяся фракционная борьба в НДПА, отвле­кающая её от решения основных задач.



3. Неукомплектованность ВС ДРА (54%) и низкое мораль­но-боевое состояние личного состава.

4. Утечка информации, что снижало результаты проводи­мых боевых операций.

5. Активизация контрреволюционных сил, помощь им со стороны США, Пакистана, Ирана и Китая.

За рубежом было выявлено 146 лагерей беженцев из ДРА (в Пакистане - 140, Иране - 6) с общей численностью 2,2-2,5 млн человек.

В созданных там учебных центрах проходили подготовку до 35 тысяч боевиков, которые могли быть переброшены в ДРА во второй половине 1982 года.

Отмечалось усиление снабжения автоматическим оружием и средствами ПВО (ДШК). Если в 1980 году приходились на 10 мя­тежников один автомат, на 300 — один РПГ, на 600 — один ДШК, то в настоящее время (1982 год) на 10 человек — два-три автома­та, на 8-10 — один РПГ, на 100 — один ДШК и один миномёт.

Всё это давало возможность контрреволюции иметь значительные людские и материальные ресурсы для вос­полнения потерь, расширения подполья, диверсионно-террористической деятельности, внедрения во все органы государственной власти своей агентуры. Резко возросла диверсионная деятельность мятежников против советских войск. Участились обстрелы войсковых колонн, постов, аэродромов и мест постоянной дислокации, подрывы транс­порта на дорогах.

В директиве руководства СССР в адрес ГВС предусмат­ривалось, в связи с непростой обстановкой в ДРА, на 1982 год следующее:

- установить государственную власть в равнинных райо­нах северной части страны;

- активизировать действия армейских частей 17-й, 18-й, 20-й пехотных дивизий, пограничных войск, час­тей царандоя ДРА и освободить от мятежников районы:

93

... севернее линии Меймене — Мазари-Шариф — Кундуз (зона ответственности ПВ СССР);



- принять меры по перекрытию путей перехода границы мятежниками и переброски оружия из Пакистана и Ира­на в ДРА;

- к началу 1983 года переложить основную тяжесть воо­ружённой борьбы с противником на афганские войска, а части Советской армии использовать для обеспечения безопасности основных административно-политических центров и коммуникаций страны;

- повысить роль царандоя в закреплении органов власти на местах.

Мне пришлось знакомиться с содержанием и других доку­ментов, в которых делались практически аналогичные выводы по обстановке. Я видел советских людей, которые стремились ини­циировать деятельность органов власти всех уровней, а военных специалистов — на работу с местным населением, на разгром во­оружённых групп контрреволюции. Но активности одной сторо­ны мало для достижения поставленной цели, если другая сторо­на к этому относится пассивно, не проявляет достаточной воли и энергии.

Ежедневно мне поступала информация из Москвы, Ашхаба­да о действиях ММГ совместно с подразделениями ВС, царандоя и отрядами ополченцев ДРА во всей зоне ответственности ПВ в северных провинциях. Члены координационной группы интере­совались конкретными действиями подразделений. У меня всег­да были примеры для доклада.

Первые мои сообщения были за 5, 6 и 8 мая. В эти дни ММГ ПВ, 75-й пехотный полк, батальон царандоя и группа СГИ (бе­зопасность) активными действиями очистили от мятежников кишлаки Абдул, Аина, Бекбан, Буляк, Уртабус, установили власть и создали там отряды защиты революции. При этом уничтожили в бою 22 бандита, захватили в плен 18, изъяли 5 единиц стрелко­вого оружия, призвали в армию 14 человек.

11 и 12 мая в районе Хитоякин, Чаман (провинция Бадахшан) мятежники совершили нападение на воинскую колонну,

94

следовавшую из Файзабада в Кундуз. Севернее кишлака Дирра-Капан оперативным путём обнаружены банды, которым нанесе­но поражение с применением авиации.



К 15 мая проведено несколько боевых действий: 1) киш­лак Калайи-Нау — отбито нападение бандитов, при этом уничтожено 16 нападающих; 2) в районах кишлаков Баламургаб, Акказан-Манган, Шибарган (газопровод), Андхой, Меймене, Хайратон, Ташкурган, Калайи-Куф проводились боевые операции и действия по обнаружению и ликвида­ции мятежников, оказывалась помощь населению в укреп­лении власти.

Докладывая по итогам за период с 1 по 15 мая о действиях в зоне нашей ответственности, указал, что проведено 11 боевых операций. При этом уничтожено 330 мятежников, 159 захвачено, изъята 31 единица оружия.

Все данные сверялись со старшими советниками других ведомств. Эту информацию я оформлял документально в виде справок в 4 адреса — руководителям ведомств и Ф.А. Табееву.

Доклады и сообщения на координационной группе, офици­альные справки от различных ведомств дополнялись сводками о боевых действиях, о мерах по укреплению власти на местах на всей территории страны, что давало нам общее представление об обстановке.

Кроме кратких данных о проведённых боевых действиях и их результатах из штабов ГУПВ и округа, мне передавали под­робности об отдельных боях наших подразделений с бандфор­мированиями.

Так, 19 мая 1982 года в г. Имам-Сахиб, в 53 км западнее г. Мазари-Шариф (провинция Балх), в 66 км от государствен­ной границы, произошёл жестокий бой. Около 100 мятежни­ков разгромили подразделение царандоя, захватили оружие. О готовящемся нападении узнал по роду своей деятельности майор М. Ульянов, сообщение передали командиру ММГ, на­ходящейся в том районе на выполнении боевой задачи. Под­разделение немедленно перенацелили и оно совершило марш к Имам-Сахибу.

95

Личный состав подразделения с ходу вступил в бой с банди­тами, застигнутыми врасплох. Огнём из бронетранспортёров и вызванных вертолётов противнику нанесли поражение.

Но боевикам удалось подбить один наш вертолёт, который совершил вынужденную посадку вблизи душманов. М. Улья­нов, руководивший боем на одном из участков, с группой погра­ничников не дал возможности захватить наш экипаж, при этом уничтожил несколько душманов.

Бой закончился полным разгромом бандформирования, его уничтожением.

Этот пример показывает, что полевые командиры банд тща­тельно отслеживали через свою агентуру действия подразделе­ний ММГ. Они выбирали момент для нападения на афганские подразделения тогда, когда советские воины находились на рас­стоянии и не успевали прийти на помощь.

12 мая 1982 года состоялось открытие железнодорожного моста через р. Амударью, соединяющего берега Советского Со­юза и Афганистана, город Термез и порт Хайратон.

На этом событии присутствовал Бабрак Кармаль в сопро­вождении посла СССР Ф.А. Табеева.

Осмотрев мост, ознакомившись с порядком его охраны на территории ДРА, Б. Кармаль высказал беспокойство по поводу его безопасности. На его взгляд, система охраны была недоста­точно организована.

Табеев через меня высказал просьбу к генералу армии В.А. Матросову об усилении охраны нового объекта на государс­твенной границе. Вскоре пришёл ответ: меры уже принимаются.

21 мая поступило срочное сообщение: взорван газопровод Акча — госграница СССР. Практически он не охранялся и всегда существовала угроза его подрыва, что наносило ущерб государс­твенному бюджету ДРА. На его ремонт направили специалистов под охраной ММГ.

На одной из встреч с Н.И. Макаровым он мне рассказал, что в г. Мазари-Шарифе активизируется формирование 6-й погра­ничной бригады, и сделана заявка в ГУПВ о направлении допол­нительно советников для неё. При увеличении количества пог-

96

ранбатальонов, один из них планируется выделить для охраны газопровода.



В конце мая Ф.А. Табеев пригласил на совещание советни­ков силовых структур, чтобы принципиально рассмотреть пла­ны освобождения от мятежников северных провинций ДРА. Он обратил внимание на то, что часть уездов и волостей, особенно в зоне ответственности ПВ КГБ, по несколько раз освобождаются от мятежников и их влияния, но сил царандоя не хватает для за­крепления успеха. Слабо идёт работа по восстановлению власти, организации отрядов защиты революции и ополченцев. Необхо­димо потребовать от органов власти на местах активизировать работу с местным населением.

Далее он акцентировал внимание на выполнение требова­ний директивы советского руководства по нормализации обста­новки в ДРА.

После совещания мне сообщили, что документы для приезда жены в Кабул получены и находятся в Ашхабаде. К очередному вылету нашего самолёта она будет готова к переезду.

Ожидаемый приезд Людмилы Андреевны заставил меня ис­кать выход из создавшихся затруднений с жильём. Из всех оп­робованных вариантов найти квартиру остался один: просить помощи у НШ ГВС — генерала В.П. Гришина.

Изложив суть дела, в чём я нуждаюсь, высказал просьбу по­мочь разрешить непростой для меня вопрос. Он с пониманием отнёсся к этому и пообещал подыскать подходящий вариант.

Через несколько дней Гришин предложил вместе выехать и посмотреть для меня трёхкомнатную квартиру в новом микро­районе, построенном советскими специалистами. В этих домах жили советники с семьями. Здесь, в одном из домов, жила член Политбюро ЦК НДПА Радебзад. Район охранялся подразделени­ями ВС ДРА.

Услышав моё согласие жить в этом помещении, Владимир Павлович сразу вручил и ключи от квартиры. Проблема была решена!

3 июня перед советниками выступил заместитель ГВС по по­литической части генерал-лейтенант Николай Фадеевич Кизюн.

97

Он изложил ситуацию с внутренним положением в ДРА. Вот краткое содержание доклада.



«...Контрреволюционные силы с помощью Пакистана и Ирана стремятся свергнуть народно-демократический строй ДРА. Но в настоящее время этого сделать не могут. Бандформи­рования действуют против ВС ДРА и СА партизанскими метода­ми. Они несут потери, но пополняются за счёт местных жителей. В ДРА идёт гражданская война. Наша задача учить подсоветных работать с населением, искать у них поддержку для власти.

О положении в НДПА. Накануне Саурской революции на­считывалось 17 тысяч членов и кандидатов партии. На сегод­няшний день - более 70 тысяч. Рабочих и крестьян среди них тогда - 10%, а сейчас - 26%. Но с ними не работают в идейном плане и через них не влияют на массы. Существует разобщён­ность, деление партии, осуществляется постановка на учёт отде­льно парчамистов и халькистов. А это разные организации.

Руководители и члены парторганизаций не могут и боятся работать в массах. Губернаторы провинций Балх, Саманган без­действуют и надеются только на армию и советские войска. В ВС ДРА офицеры, служившие ещё при короле, не привыкли рабо­тать с солдатами, да и не хотят. А это передаётся и молодым офи­церам. Отсутствует воспитательная работа. В результате в армии низкая воинская дисциплина. Кроме совершаемых преступле­ний в ВС, ежемесячно дезертируют до 2 тысяч военнослужащих, в том числе офицеры».

Доклад генерала Кизюна - это обобщённые данные, взятые из разных источников. Влияние советников во всех ведомствах, на разных уровнях упиралось в инертность в характерах, мест­ный менталитет, воспитанный природными условиями и пле­менным устройством афганского общества. Работая с афганца­ми, необходимо внимательно относиться к словам собеседника, так как за ними могут скрываться противоположный смысл и, тем более, дела. Несмотря на недостатки, работа, направленная на укрепление власти, хотя и медленно, но шла.

Параллельно с проведением боевых действий, под влиянием советников шла работа представителей государственных струк-

98

тур по разъяснению местному населению целей и задач Саурс­кой революции. Государственная власть предпринимала усилия в строительстве школ, медицинских учреждений, промышлен­ных объектов.



Силовые органы выходили на главарей банд и склоняли их к прекращению вооружённого сопротивления и к переходу к мирной жизни. В провинции Фарьяб велись переговоры с ря­дом бандглаварей в населённых пунктах Гурзбан, Чичекта, Ачек и других, где активное участие принимали наши пограничники. Это объясняется тем, что главари больше доверяли советским командирам, чем представителям органов власти.

В результате длительных переговоров с главарями трёх крупных банд в кишлаке Даултабад, банда прибыла к располо­жению ММГ и сложила своё стрелковое оружие в количестве 75 единиц.

Но не всегда удачно складывалась обстановка и для наших подразделений. Внезапному нападению подверглась 8 июня в 19 ч. 50 мин. ММГ, дислоцированная в кишлаке Кайсар. В резуль­тате миномётного обстрела погиб один и ранено 7 погранични­ков. Но и банда не ушла от возмездия. Усилиями разведчиков установили её местонахождение и действиями подразделений из Кайсара и Меймене, во взаимодействии с батальоном царандоя, её уничтожили. Было убито 37 душманов, захвачено трое, а так­же 2 миномёта и 15 единиц стрелкового оружия.

Находясь в Кабуле, я всегда имел подробную информацию о боевых действиях наших подразделений в зоне ответственности.

11 и 12 июня, как член военного совета пограничного округа, я находился в Ашхабаде на его заседании. Обратно возвращался уже с Людмилой Андреевной.

В Кабуле я её сразу привёз в предоставленную нам квартиру. К условиям новой обстановки она привыкла быстро. Что жен­щине нужно? Для начала — жильё, кухня, магазины, а осталь­ное — потом. Это моё представление, конечно. Здесь из перечис­ленного было всё.

В кабульском аэропорту 18 июня встретил генерал-лейте­нанта Ивана Петровича Вертелко. Он, как первый заместитель

99

начальника ГУПВ, по заданию генерала армии В.А. Матросова прилетел из Москвы для согласования плана боевых действий в северных провинциях с оперативной группой ГШ ВС СССР, находящейся в Кабуле. Руководителем её был Маршал Советс­кого Союза С.Л. Соколов, а его заместителем — генерал армии В.И. Варенников. План включал совместные действия частей ВС ДРА, 40-й армии с пограничными войсками КГБ СССР в зоне их ответственности по районам местности и временным срокам на вторую половину 1982 года и в перспективе на первую половину 1983 года. Этот согласованный план должен быть представлен на утверждение министру обороны и председателю КГБ СССР.



После моего возвращения с пленума ЦК компартии Таджи­кистана, 29 июня на совещании генерал армии М.И. Сорокин, а затем, в тот же день, руководитель представительства КГБ Б.Н. Воскобойников высказали требования о представлении досто­верных данных по результатам проведения боевых операций и нанесения авиационных ударов, о количестве уничтоженных мятежников. Это вызвано тем, что некоторые командиры по­казывали завышенное количество убитых и раненых бандитов. Рекомендовано результаты рассматривать по количеству захва­ченного оружия и боеприпасов. А данные представлять по согла­сованию с командирами частей других ведомств, если те прини­мали участие в совместных операциях.

В конце июня - начале июля в северных провинциях акти­визировали свои действия бандгруппы против комитетов защи­ты революции в кишлаках, участились ночные обстрелы воинс­ких гарнизонов, ММГ в зоне ответственности ПВ (Имам-Сахиб, Калайи-Нау, Дашти-Кала, Чичка, Калайи-Куф).

1 июля в 4.00 вновь взорван газопровод вблизи кишлака Ферокала (район Акчи). Вышедшая сюда ММГ обнаружила банду и уничтожила её. Здесь же восстановили органы власти и органи­зовали отряд защиты революции. Повреждения на газопроводе устранили специалисты под охраной ММГ.

Это был уже третий подрыв неохраняемого объекта, два первых случились 30 мая и 16 июня. Нанесённый ущерб бюдже­ту ДРА составил до 2 млн долларов.

100

Необходимо было предпринимать меры для охраны газо­провода. С этой целью командование ПВ подготовило письмо в ЦК НДПА с предложениями по обеспечению безопасности дан­ного объекта, и за подписью Б.Н. Воскобойникова его передали послу Ф.А. Табееву.



Чуть позже из Москвы получили ответ на ранее направлен­ное предложение по усилению охраны железнодорожного моста через р. Амударья. Для этой цели выделена штатная пограничная застава в количестве 64 человек с шестью бронетранспортёрами, двумя бронекатерами. Определена зона охраны моста, как на бе­регу, так и на речном участке с использованием катеров. Подраз­делениями армии ДРА обеспечили вторую линию охраны.

В составленной мной докладной записке на Ф.А. Табеева и М.И. Сорокина подробно указаны привлекаемые силы и органи­зованная система охраны моста. За подписью Б.Н. Воскобойни­кова она ушла адресатам.


Комендатура посольства

Июнь 1982 года был насыщенным боевыми действиями ММГ во взаимодействии с частями ВС и царандоем ДРА. А в кишлачных районах привлекались и отряды ополченцев. Поиск бандгрупп вёлся активно всеми имеющимися средствами. Под­разделения совершали рейды по направлениям, вертолёты осу­ществляли разведывательные облёты районов местности, где могли находиться незаконные вооружённые группы. Плановые боевые операции по ликвидации бандитских групп сочетались с самостоятельными выходами подразделений к местам их нахож­дения при получении оперативных сообщений.

Противник партизанскими действиями стремился любой ценой возвратить утраченные, важные для него в экономичес­ком и политическом отношениях, районы на севере Афганиста­на, в зоне ответственности советских ПВ.

Избегая прямых столкновений с нашими подразделения­ми, бандиты выбирали тёмное время суток для обстрела рас­положений ММГ и исчезали в горной местности после совер­шения налёта.

101

По полученному сообщению из ГУПВ, в истекшем месяце проведено 6 плановых операций, в 20 случаях пограничные вой­ска действовали по обстановке.



С 26 июня начата операция в прибрежной зоне и райо­не кишлака Акча (провинция Джауджан) в целях разгрома бандгрупп и обеспечения безопасности газопровода, идуще­го в СССР.

В результате боевых действий в течение месяца уничтожено более 1000 бандитов, в том числе 11 главарей, захвачено 560, из них 3 главаря. Изъято и уничтожено 280 единиц оружия, взорва­ны 7 складов с боеприпасами и продовольствием, 56 единиц ав­тотехники. Задержано 120 бандпособников.

После получения телеграммы из ГУПВ докладной запиской эти результаты представлены в три адреса: послу, ГВС и руково­дителю представительства КГБ. Кроме этого, послу я докладывал подробно о взаимодействии с частями 40-й армии и о существу­ющих проблемах, которые решаются в высших инстанциях.

На совещании в представительстве Б.Н. Воскобойников особо отметил результативность действий советских ПВ в своей зоне ответственности. В отличие от действий частей 40-й армии, которые действуют по площадям, пограничные подразделения, на основе оперативных данных, ведут борьбу с бандгруппами из­бирательно, там, где они есть. Поэтому руководители северных провинций высоко оценивают действия ММГ. А работа, прово­димая с местным населением, имеет тенденцию к укреплению взаимоотношений с советскими пограничниками, поддержке органов государственной власти.

В Кабул поступали данные, касающиеся перехода границы жителями Афганистана в Иран. В связи с чем иранское прави­тельство ужесточило контроль на ирано-афганской границе в ограничении приёма беженцев. Перед ними ставили условия, чтобы они имели рекомендательные письма. При выезде с терри­тории Ирана ограничений не было.

Такое перемещение населения через границу в Иран ис­пользовали и органы безопасности Афганистана для выявле­ния подпольных центров контрреволюции.

102

Занимаясь этим, значительное время я тратил на контроль за организацией службы по охране территории посольства и видел, что нагрузка на личный состав превышает все нормы, прописан­ные руководящими документами.



Посольство СССР занимало большую территорию, на ко­торой находились торгпредство и другие советские организа­ции. Для охраны всех учреждений определены посты, в основ­ном круглосуточные. Иначе и быть не могло при той сложной обстановке.

Для точного расчёта необходимого количества погранични­ков, постов я и комендант майор Листратов составили схему ох­раны. На основе этого расчёта я подготовил докладную записку на имя начальника войск КСАПО генерала Г.А. Згерского, пред­варительно согласовав этот вопрос с послом и руководителем представительства. При очередном приезде в Ашхабад на во­енный совет этот документ «пошёл» по команде. Впоследствии новый штат комендатуры, с учётом увеличения личного состава, был утверждён.

; Так как первое время комендатура была нештатная и ей не было предусмотрено помещение для расположения, как воинскому подразделению, пришлось заниматься и её обус­тройством.

- Сложность для пограничников состояла и в том, что отсутс­твовало банно-прачечное обслуживание. Душ, которым пользо­вался личный состав, не обеспечивал условий помывки, а воду часто отключали. Изыскивая выход из непростого положения, я обратился к командиру армейской строительной организации, которая обеспечивала объекты 40-й армии. Узнав о наших за­труднениях, он согласился помочь пограничникам. Но на опре­делённых условиях:

- проект (чертёж) мы представляем;

- оплата за стройматериалы — наша;

- рабочая сила — наша;

- построенный объект идёт в зачёт строительной организации.

Они оказывают услуги:

103


- для руководства работами назначается специалист-стро­итель (сержант);

- выделяют и подвозят стройматериалы;

- с учетом нашего заказа делают расчёт необходимой пот­ребности;

- бурят скважину.

Условия были приняты. Хозяин — барин. По представленной заявке и предложениям произвели расчёт потребности стройма­териалов и стоимость затрат.

На очередной встрече с Ф.А. Табеевым я доложил о необ­ходимости помочь пограничной комендатуре создать нормаль­ные бытовые условия. Нужно было получить его разрешение на отвод земли под объект, выделение денег на оплату строймате­риалов.

После того, как он заслушал меня, мои доводы о необходи­мости строить объект, дал на это согласие. Я сразу же подал ему заранее подготовленные план объекта, расчёты на строительство и отдельно — рапорт об оплате за стройматериалы. Он внима­тельно рассмотрел представленные документы, уточнил некото­рые детали и подписал их.

Основной вопрос был решён. Надо приступать к строитель­ству. Но для этого нужны люди. И их необходимо найти среди личного состава. Да ещё таких, чтобы были знакомы со строи­тельными работами.

Учитывая большую нагрузку по службе, я не хотел волевым решением сам определять людей на строительство. Здесь должно быть желание работать, ведь от этого зависит качество.

Мы решили провести собрание личного состава, вызвать у солдат интерес к строительству объекта. А кроме 3-5 специально выделенных строителей на постоянной основе, им будут помо­гать свободные от службы. Таким образом, эта стройка должна быть «общенародной».

И действительно, в процессе работы сторонних наблюда­телей не было. Через месяц объект построили и подготовили к использованию. Он включал: топку (универсальную, можно было топить твёрдым топливом или мазутом), парную, мой-

104


ку, бассейн (2,5x2 м), раздевалку. Одновременно пропускная способность помывки составляла 10 человек. Обеспечивала водой пробуренная рядом с объектом скважина.

Проблема была решена.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет