Законодательства о спорте Монография Москва 2011 ; 349. 23; 34. 096; 347. 83; 340. 13



жүктеу 5.66 Mb.
бет2/59
Дата18.07.2016
өлшемі5.66 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   59

бельгийские: Силанс Л. (Silance L.)143 и др.;

бразильские: Мейрим Жозе Маркос (Meirim José M.)144; Нунес Инасио (Nunes Inácio)145; Шмитт Паулу Маркуш (Schmitt Paulo Marcos), Пуга Барбоза Альберто душ Сантуш (Puga Barbosa Alberto dos Santos), Гимарайнш Ф.Х.С. (Guimarães F.X.S.)146; Сион Маркуш Фредерику Дониси (Sion Marcus Frederico Donnici)147; Родригеш Франсишку Ксавьер Фрейри (Rodrigues Francisco Xavier Freire) и Каэтано Сидней Мартинс (Caetano Sidney Martins)148; Родригеш Фильо М. (Rodrigues Filho M.)149; Менезеш де Са Фильо Фабио (Menezes de Sá Filho Fábio)150; Мозарч П. (Mozart P.)151; Карлеццо Эдуарду (Carlezzo Eduardo)152; Криежир Марсильо Сезар Рамуш (Krieger Marcílio César Ramos)153; Олинто Маркуш (Olinto Marcos)154; Гильерме Песоа Фрэнку дже Камаргу (Guilherme Pessoa Franco de Camargo)155; Резенде Жозе Рикарду (Rezende José Ricardo)156; Пиментель Эклитон душ Сантуш (Pimentel Écliton dos Santos)157 и др.;

британские: Льюис А. (Lewis A.) и Тэйлор Дж. (Taylor J.)158; Белоф М.Дж. (Beloff M.J.), Кирр Т. (Kerr Т.) и Димитриу М. (Demetriou M.)159; Андерсон Дж. (Anderson J.)160 и др.;

греческие: Панагиотопулос Димитриос П. (Panagiotopoulos Dimitrios P.)161, Папалукас Мариос (Papaloukas Marios)162 и др.

испанские: Кампс Повилл Андре (Camps Povill A.)163; Алонсо Мартинес Рафаэль (Alonso Martínez Rafael); (Реал Феррер Габриэль (Real Ferrer Gabriel); Миллан Гарридо Антонио (Millan Garrido Antonio); Бермехо Вера Хосе (Bermejo Vera José); Мартин Асеро Рафаэль (Martín Acero Rafael);

итальянские: Гроппи Джанлука (Groppi Gianluca) и Микелотти Кармен (Michelotti Carmen)164; Д'Онофрио Пако (D'Onofrio Paco)165; Колантуони Лючио (Colantuoni Lucio)166; Камера Гвидо (Camera Guido), Carbone Leonardo (Карбоне Леонардо), Музумурра Лина (Musumurra Lina), Николелла Габриэле (Nicolella Gabriele), Риччио Джиованни Мария (Riccio Giovanni Maria)167; Ломбарди Роберта (Lombardi Roberta), Рицелло Сальваторе (Rizzello Salvatore), Скока Франко Гаэтано (Scoca Franco Gaetano) и Спасиано Марио Розарио (Spasiano Mario Rosario)168; Казини Лоренцо (Casini Lorenzo)169; Ди Чиомо Франческо (Di Ciommo Francesco)170; Льотта Джузеппе (Liotta Giuseppe) и Санторо Лаура (Santoro Laura)171; Кантамесса Леандро (Cantamessa Leandro) и Сьянкалепоре Джиованни (Sciancalepore Giovanni)172; Вакка Чезаре (Vacca Cesare)173; Капогросси Гуарна Франческо (Capogrossi Guarna Francesco) и Липарата Андреа (Liparata Andrea)174; Вигорити Винченцо (Vigoriti Vincenzo)175; Блуметти Джузеппе (Blumetti Giuseppe), Боттино Габриэле (Bottino Gabriele), Горгольоне Андреа (Gorgoglione Andrea), Патрасси Роберто (Patrassi Roberto), Раймонди Сандро (Raimondi Sandro) и Зучетти Альберто (Zucchetti Alberto)176; Ди Нелла Лука (Di Nella Luca)177; Коччья Массимо (Coccia Massimo)178; Коччья Клаудио (Coccia Claudio)179; Траверси Алессандро (Traversi Alessandro)180; Бертини Бруно (Bertini Bruno)181; Иццо Карло (Izzo Carlo), Тортора Марио (Tortora Mario) и Гиа Лючио (Ghia Lucio)182; Гуалаццини Уго (Gualazzini Ugo)183; Бонавитакола Романо (Bonavitacola Romano)184; Граселли Серджио (Grasselli Sergio)185; Форленца Обердан (Forlenza Oberdan) и Фумагалли Луиджи (Fumagalli Luigi)186; Де Сильвестри Антонио (De Silvestri Antonio)187; Соррентини Алессандра (Sorrentini Alessandra)188; Агрифольо Джангабриэле (Agrifoglio Giangabriele)189; Беллини Федерико (Bellini Federico) и Реитано Мария (Reitano Maria)190; Меннеа Пьетро Паоло (Mennea Pietro Paolo)191; Пиццамильо Гвидо (Pizzamiglio Guido)192; Розати ди Монтепрандоне Мауро (Rosati di Monteprandone Mauro)193; Санино Марио (Sanino Mario)194; Валори Гвидо (Valori Guido)195; Кангелли Серджио (Cangelli Sergio)196; Моро Паоло (Moro Paolo)197; Насьимбене Бруно (Nascimbene Bruno) и Бастианон Стефано (Bastianon Stefano)198; Паризи Анна-Мария (Parisi Annamaria)199; Бестаньо Франческо (Bestagno Francesco), Карбоне Серджио (Carbone Sergio), Комба Андреа (Comba Andrea), Дорди Клаудио (Dordi Claudio), Фумагалли Луиджи (Fumagalli Luigi), Гарбарино Карло (Garbarino Carlo), Сапьенца Розарио (Sapienza Rosario), Сеатцу Франческо (Seatzu Francesco), Греппи Эдуардо (Greppi Edoardo) и Веллано Микеле (Vellano Michele)200; Мероне Аньелло (Merone Aniello)201; Тоньон Джакопо (Tognon Jacopo)202; Конделло Доменико (Condello Domenico)203; Бонини Франческо (Bonini Francesco)204; Багаттини Федерико (Bagattini Federico), Д'Авирро Антонио (D'avirro Antonio), Дуччи Микеле (Ducci Michele), Джильоли Марко (Giglioli Marco), Мастроматтео Анжело (Mastromatteo Angelo), Мессери Мауро (Messeri Mauro), Тадеуччи Сассолини Марио (Taddeucci Sassolini Mario) и Кватроччи Джузеппе (Quattrocchi Giuseppe)205; Ленер Рафаэле (Lener Raffaele), Пикоцца Эуженио (Picozza Eugenio) и Франкини Клаудио (Franchini Claudio)206; Спадафора Мария Тереза (Spadafora Maria Teresa)207; Феррара Мария (Ferrara Maria)208; Теодори Клаудио (Teodori Claudio)209; Масуччи Мариано (Masucci Mariano)210; Ренато Г. (Renato G.)211; Луизо Франческо П. (Luiso Francesco P.)212; Фраттароло Витторио (Frattarolo Vittorio)213; Альвизи Кьяра (Alvisi Chiara)214.

немецкие (ФРГ): Фрицвейлер Йохен (Fritzweiler Jochen), Пфистер Бернард (Pfister Bernhard) и Суммерер Томас (Summerer Thomas)215; Хефлинг Вольфрам (Höfling Wolfram) и Хорст Йохан (Horst Johannes)216; Шауб Ренате (Schaub Renate)217; Хайсинг Доминик (Heising Dominique)218 и др.;

французские: Амсон Шарль (Amson Charles)219; Бюй Фредерик (Buy Frédéric), Дюваль Жан-Марк (Duval Jean-Marc), Дюран Александр (Durand Alexandre), Мармэйю Жан-Мишель (Marmayou Jean-Michel), Пораккья Дидье (Poracchia Didier), Риццо Фабрис (Rizzo Fabrice)220; де Сильва Изабель (dе Silva Isabelle)221; Брейя Жан-Кристоф (Breillat Jean-Christophe), Дюдоньон Шарль (Dudognon Charles), Каракийо Жан-Пьер (Karaquillo Jean-Pierre), Лагард Франк (Lagarde Franck), Пейе Флоранс (Peyer Florence), Росипон Прюн (Rocipon Prune)222; Гатси Жан (Gatsi Jean)223; Лапубль Жан-Кристоф (Lapouble Jean-Christophe)224; Мюзелли Д.225 и др.;

швейцарские: Зан-Рюфинан Пьермарко (Zen-Ruffinen Piermarco)226; Дюбей Жан-Филипп (Dubey Jean-Phillippe)227; Бондалла Ж. (Bondallaz J.)228, Хаузер Т. (Hauser T.)229 и др.

Научно-источниковедческая систематизация трудов по различным аспектам спортивного права проведена автором настоящего исследования по нескольким десяткам стран (включая Россию) и нескольким языкам, используемым в науке как основные, и получила свое отражение в отдельном издании230.

Однако следует признать, что в настоящее время практически отсутствуют комплексные научные теоретико-правовые исследования вопросов систематизации законодательства о спорте, выстроенные, в том числе на основе сравнительного анализа опыта систематизации указанного законодательства в двух и более государствах, с тем, чтобы обеспечить большую адекватность и точность результатов исследования.

Отсутствуют также теоретико-правовые исследования перспективного развития российского законодательства о спорте.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, складывающиеся в области спорта и в иных областях, сопряженных со спортом.

Предметом настоящего исследования является законодательство Российской Федерации и зарубежных стран, международные правовые акты и другие документы, определяющие отношения в области спорта, реализующие систематизацию законодательства о спорте и (или) связанные с указанной систематизацией.

Целью настоящего исследования является комплексное научное теоретико-правовое исследование понятия, содержания, видов и иных особенностей, а также перспектив развития систематизации законодательства о спорте (на примере российского и зарубежного опыта).

Цель исследования определила постановку и необходимость решения следующих исследовательских задач:

– теоретико-правовое исследование правовой природы, понятия, содержания и видов систематизации законодательства, а также генезиса различных видов систематизации и их взаимодействия друг с другом, в хронологической развертке;

– теоретико-правовой анализ предметных областей регулирования спортивного права и законодательства о спорте, в том числе анализ содержания понятия «спорт» в контексте предметной области регулирования законодательства о спорте;

– теоретико-правовое и системное исследование особенностей предметной области и метода правового регулирования спортивного права, оценка факторов, обусловливающих самостоятельность спортивного права как комплексной отрасли законодательства;

– исследование и классификация реализованных в зарубежных странах моделей систематизации спортивного законодательства и моделей спортивного права; оценка степени распространенности в мире такой формы акта в области спорта, как кодекс;

– сравнительно-правовое исследование и оценка эффективности интенсивного развития законодательства о спорте в течение короткого промежутка времени посредством (как первый вариант оценки) инструментариев кодификации (и рекодификации) и посредством (как второй вариант оценки – в сопоставлении с первым) принятия дополнительных нормативных правовых актов и внесения изменений в существующие акты; сопоставительное исследование генезиса правового регулирования в области спорта и систематизации законодательства о спорте в России, Франции, Бразилии, Италии, Испании, США и ряде других государств с середины прошлого столетия по настоящее время;

– теоретико-правовой прогностический анализ тенденций перспективного развития законодательства о спорте; исследование трендов, идеологем и иных особенностей мирового развития законодательства о спорте на уровне государств и регионов мира, выявление корреспонденции между моделями правового регулирования в области спорта стран по регионам мира, в том числе с учетом процессов глобализации;

– теоретико-правовое исследование модели систематизации законодательства о спорте, реализуемой в Российской Федерации, а также оценка правовых и фактических возможностей, перспектив, возможных направлений и содержания кодификации законодательства о спорте в Российской Федерации.

Методологическую основу настоящего исследования составили общенаучные методы исследования общественных отношений, образующих объект исследования (метод синтеза, метод анализа, системный метод, метод моделирования, статистический, социологический, структурно-функциональный и др. методы), а также частно-научные методы познания (теоретико-прогности­ческий, формально-юридический, логико-правовой, сравнительно-правовой, конкретно-исторический и др. методы).

Метод анализа явился основным методом настоящей работы и позволил достичь выполнения поставленных цели и задач, в частности – применялся при разработке авторских классификаций. Метод синтеза частично применялся при конструировании собственных определений и иных теоретических построений.

Системный подход позволил осмыслить и исследовать систему нормативной регламентации в области спорта, включая как нормативно-правовой, так и иные сегменты регламентации, исследовать взаимодействие этих сегментов, максимально полно исследовать особенности и процессы систематизации законодательства в области спорта, системно исследовать совокупность правовых актов и иных документов в указанной области. Междисциплинарный подход использовался при выявлении и осмыслении научных подходов и концепций в исследуемой области.

Конкретно-исторический метод применялся при исследовании динамики формирования, развития и систематизации законодательства о спорте в различных странах мира. Сравнительно-правовой метод применялся при сопоставительном рассмотрении законодательства Российской Федерации и законодательства зарубежных стран о спорте. Метод моделирования позволил реконструировать процессы систематизации и выработать ряд прогностических оценок.

Теоретико-прогностический метод применялся при выработке рекомендаций по решению конкретных вопросов совершенствования законодательства Российской Федерации.

Формально-юридический метод использовался для уяснения содержания нормативных правовых актов и документов в области спорта и их корреспонденций.

Метод выдвижения и последующих проверки и подтверждения (или опровержения) авторских научных гипотез и метод построения частных эксплицитно структурированных теорий231 по отдельным направлениям позволили комплексно решить ряд задач настоящего исследования.

Метод экспертных оценок и метод контент-анализа использовались при организации и обработке результатов интервьюирования отечественных и иностранных специалистов в области правового регулирования спорта, что, в свою очередь, позволило, наряду с еще рядом других применявшихся методов (обеспечение репрезентативности выборки, положенной в основу исследования в качестве эмпирической базы), обеспечить верификацию и валидацию финальных результатов настоящего исследования.

В качестве теоретико-методологической основы исследования были отобраны и использованы научные труды отечественных и зарубежных правоведов по теории и истории права и государства, истории учений о праве и государстве, спортивному праву, а также (в части анализа научных подходов к исследованию систематизации законодательства) – международному праву, конституционному праву, административному праву, уголовному праву, иным отраслям и направлениям правового регулирования, в том числе работы: А.Х. Абашидзе, С.А. Авакьяна, А.Б. Агапова, С.В. Алексеева, С.С. Алексеева, В.С. Афанасьева, М.В. Баглая, И.Н. Барцица, В.В. Безбаха, К.А. Бекяшева, Гарольда Дж. Бермана, В.В. Блажеева, А.Г. Богатырева, С.А. Боголюбова, О.В. Болтиновой, С.В. Бошно, А.В. Васильева, Ю.В. Васильевой, А.Б. Венгерова, Н.А. Власенко, О.Н. Горбуновой, В.Г. Графского, Е.Ю. Грачевой, К.Н. Гусова, Рональда М. Дворкина, Е.Ю. Догадайло, Н.Г. Дорониной, А.С. Дугенца, А.Б. Зеленцова, В.Д. Зорькина, И.А. Исаева, А.Я. Капустина, А.Д. Керимова, Д.А. Керимова, Б.А. Кистяковского, Е.И. Козловой, В.М. Корельского, Н.М. Кропачева, М.Н. Кузнецова, Э.В. Кузнецова, И.Н. Куксина, П.Р. Кулиева, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, В.В. Лапаевой, В.И. Лафитского, Е.А. Лукашевой, Д.И. Луковской, В.О. Лучина, Г.В. Мальцева, О.В. Мартышина, М.Н. Марченко, Т.Д. Матвеевой, И.М. Мацкевича, А.В. Мелехина, Н.А. Михалевой, В.А. Мусина, В.С. Нерсесянца, А.Ф. Ноздрачева, С.И. Носова, Д.М. Овсянко, А.А. Окунькова, В.Д. Перевалова, Л.И. Петражицкого, А.С. Пиголкина, А.В. Полякова, И.В. Понкина, А.Е. Постникова, Т.Н. Радько, Н.Г. Семилютиной, В.Ф. Сидорченко, З.А. Станкевича, Б.А. Страшуна, Е.А. Суханова, В.М. Сырых, О.И. Тиунова, Ю.А. Тихомирова, Г.А. Тосуняна, В.И. Фадеева, Н.А. Фроловой, Т.Я. Хабриевой, И.О. Хлестовой, В.А. Четвернина, В.Е. Чиркина, Т.М. Шамбы, Ю.Л. Шульженко, А.И. Экимова.

В процессе подготовки настоящего исследования был отобран и обработан обширный отечественный и зарубежный (из нескольких десятков стран) массив научных монографий и иных публикаций по вопросам содержания, особенностей, видов систематизации законодательства, а также по вопросам общественных отношений в области спорта, спортивной деятельности и деятельности, сопряженной с различными аспектами спорта.

Нормативную и эмпирическую базу исследования составили:

1) законодательство Российской Федерации в области спорта, включая законодательство субъектов Российской Федерации, а также законодательство СССР в области спорта;

2) массив нормативных правовых актов в области спорта 92 стран мира и 116 внутригосударственных субъектов232 (общее количество – свыше 800 нормативных правовых актов), из них ряд актов автором настоящего исследования был переведен на русский язык, прокомментирован и впервые введен в российский теоретико-правовой научный оборот;

3) документы ряда зарубежных стран в области спорта;

4) несколько десятков международных документов в области спорта;

5) акты саморегулируемых организаций – неофициальные кодексы в области спорта ряда зарубежных стран, в том числе: Бразилии (6 кодексов, из них действующих - 2), Португалии (1 кодекс), Италии (2 кодекса), Канады (1 кодекс), Испании (2 кодекса), Украины (1 кодекс);

6) документы и материалы российской судебной практики;

7) документы и материалы зарубежной судебной практики: Франции, Бразилии, Италии, Испании;

8) свыше 30 проектов федеральных законов, в разное время обсуждавшихся в Российской Федерации и касавшихся вопросов спорта;

9) результаты лично проведенных автором настоящего исследования в 2009 и 2011 гг. анкетирований среди 4 групп респондентов:

– органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области спорта;

– крупнейшие юридические вузы и факультеты России;

– руководство спортивных федераций;

– 17 крупнейших зарубежных специалистов в области спортивного права (представителей Франции, Бразилии, Испании и Аргентины).

10) материалы правоприменительной практики в период работы автора настоящего исследования в качестве федерального судьи и, ранее, одного из руководителей Управления правового обеспечения Главного управления внутренних дел Московской области.

Реализованная научная методология, эмпирическая база, на которой основано настоящее исследование, проведенная в последующем верификация и валидация основных научных концепций настоящего исследования отражают реальную картину исследуемой предметной области и обеспечивают достоверность результатов исследования.

Научная новизна настоящего исследования определяется особенностями избранных объекта и предмета исследования, поставленными исследовательскими целью и задачами, реализованными исследовательскими направлениями, результатами проведенного исследования, в том числе следующими:

– разработана и обоснована авторская многокритериальная классификация видов кодификации законодательства, включающая виды рекодификаций и декодификаций;

– представлены разработанные или уточненные автором определения ряда основных понятий по теме исследования («систематизация законодательства», «кодификация законодательства», «декодификация законодательства», «рекодификация законодательства», «спорт» (в широком и узком понимании), «спортивное право», «lex sportiva», «предмет (предметная область) регулирования спортивного права», «глобализация спорта»);

– существенно развит и получил детальное обоснование вывод о том, что спортивное право обладает рядом особенностей предметной области регулирования и особенностей метода правового регулирования спорта, совокупно детерминирующими комплексно-отраслевой характер спортивного права и наличие соответствующей комплексной отрасли законодательства;

– исследованы и изложены инвариантные и индивидуальные свойства сложной нелинейной динамической системы нормативной регламентации в области спорта; определена структура системы нормативной (как правовой, так и иных форм) регламентации в области спорта; дана классификация международных документов в области спорта;

– определены содержание и структура неправового сегмента регламентации в области спорта – «lex sportiva»;

– исследованы корреляции между моделями кодификации законодательства о спорте нескольких стран с развитой системой спортивных отношений;

– на основе проведенного сравнительного теоретико-правового исследования моделей систематизации законодательства о спорте во Франции, Бразилии, США, Италии, Испании и ряде других стран выявлены, исследованы и описаны различия правовой природы, форм и иных особенностей действующих в этих странах кодифицированных актов в области спорта, разработаны и предложены авторские классификации моделей систематизации законодательства о спорте и типов спортивных кодексов; выявлены различные модели спортивных кодексов, в том числе на примере Италии доказано существование спортивных кодексов со смешанной нормативной природой, в которой нашли свое место как элементы нормативно-правовой регламентации, так и «lex sportiva»;

– выявлены и описаны основные тенденции перспективного развития (прежде всего в контексте систематизации) законодательства о спорте в России и за рубежом;

– обоснована необходимость принятия Спортивного кодекса Российской Федерации.

Результатами проведенного исследования являются следующие основные авторские выводы, концептуальные положения и построения:



1. Систематизация законодательства – формализованное упорядочение нормативно-правового материала в целом по всему массиву правового регулирования или по определенной сфере общественных отношений, устранение устаревших и неэффективных норм права, разрешение юридических конфликтов и ликвидация пробелов в целях придания нормативно-правовому материалу надлежащей системности, повышения степени его организованности и правовой определенности, достижения оптимальных внутренних структурированности и согласованности, обеспечения устойчивости и эффективности правового регулирования, а также эргономичности (доступности и удобства в пользовании) при реализации правовых норм.

Кодификация законодательства как вид систематизации законодательства и как форма законотворчества (правосистематизирующего правотворчества) – вид упорядочения нормативно-правового материала в определенной сфере общественных отношений, реализуемый в процессе и результате деятельности (обычно) органа законодательной власти через целенаправленное организующее и перераспределяющее воздействие на разрозненную и несистемно (либо недостаточно системно) организованную и взаимодействующую совокупность нормативных правовых актов и правовых норм, действующих в определенной области общественных отношений на определенный момент, посредством их (актов и норм) компренирования (вобрания, включения в себя и системного встраивания, интеграции внутри себя) в себя, изменения (переработки) и обогащения (в целях восполнения правовых пробелов, снятия противоречий) дополняющим нормативно-правовым материалом, с депозицией (сбором и осаждением в отсекаемый в данном случае «осадок») или реновационным замещением устаревших и не удовлетворяющих по иным критериям сегментов и элементов правовой регламентации, перегруппировкой и интегрирующим системным выстраиванием получаемой совокупности по определенной многоуровневой и сложноструктурированной функционально-логической, синтаксической и морфологической схеме (модели, матрице) внутри вновь формируемого таким образом единого, логически цельного, устойчивого и системного нормативного правового акта (кодекса), заменяющего в результате в определенной отрасли права (подотрасли, институте, направлении правового регулирования) существенную часть нормативно-правовой регламентации и реализующего отраслеобразующую (институтообразующую) функцию.

Конвенционально (условно) полная кодификация предполагает максимально возможно достижимый охват и компренирование нормативно-правового материала. Полная – стопроцентная – кодификация нормативно-правового материала обычно не реализуется, отводя кодексу роль костяка, ядра отрасли (подотрасли, института, направления правового регулирования), дополняемого совокупностью иных законодательных актов. Одно из исключений – уголовные кодексы в ряде стран романо-германской правовой системы. Именно поэтому обоснованно говорить о конвенционально (условно) полной кодификации. Обычно этот вид кодификации имеет своим результатом (продуктом) принятие одного или нескольких кодексов. При этом такая кодификация может различаться по критериям глубины и обширности правовой регламентации: регламентация всей совокупности общественных отношений в определенной сфере (насколько это вообще возможно и требуется); регламентация общих рамочных вопросов; регламентация отдельных направлений или сегментов определенной сферы общественных отношений.

Частичная (партикулярная) кодификация нормативно-правового материала заканчивается принятием кодекса (группы кодифицированных актов), регламентирующего один или несколько сегментов более широкой предметной области регулирования – области общественных отношений.



2. Выдвинута и обоснована концепция функционально-онтологического цикла систематизации законодательства в определенной области общественных отношений, включающего в себя определенную сложную совокупность этапов. При этом финалом каждого этапа, сложного по внутренней структуре и состоящего из нескольких подэтапов, и условием качественного перехода на новый этап систематизации выступает подэтап, являющийся отправной точкой для принятия «конструирующих» решений и создающий критическое накопление факторов, «выбивающих из равновесия» равновесную систему нормативно-правового массива. При этом указанный заключительный подэтап допустимо рассматривать и как составную часть финализируемого им крупного этапа, и как самостоятельный этап, с ним связанный. То есть указанный цикл состоит из этапов с двумя и более фазами каждый.

3. Рекодификация – полная замена кодекса (группы кодексов) на новый кодифицированный акт (новую группу кодексов), либо существенное изменение структуры и объема правовой регламентации, входящей в исходный кодекс (группу кодексов) с учетом практики его (их) применения, либо изменение (включая дополнение) фундаментальных и иных наиболее существенных положений кодекса (группы кодексов).

Рекодификация в зависимости от охвата изменяемого нормативно-правового материала может быть аксиальной (от лат. axis – ось), реализуемой по одному или нескольким направлениям, либо ретиальной (от лат. rete – сеть, невод), реализуемой в рамках одного сегмента нормативно-правового массива (одного сегмента предметной области регулирования). Аксиальная рекодификация – частичная рекодификация, реализуемая по одному или нескольким направлениям и связанная с внесением в кодекс (группу кодифицированных актов) небольших по формальному объему локальных («точечных») изменений существенного характера. Ретиальная рекодификация – частичная рекодификация, реализуемая в рамках одного сегмента нормативно-правового массива (одного сегмента предметной области регулирования) и связанная с внесением в кодекс (группу кодифицированных актов) существенных изменений фрагментарного (в том числе локально-фрагментарного) характера по одному или нескольким сегментам их предметной области регулирования.

Задачами рекодификации (помимо указанных выше, применительно к кодификации – в представленной дефиниции) могут выступать нижеследующие (отдельно либо в той или иной совокупности):

– объединение и укрупнение законодательных (в том числе – кодифицированных) актов (совокупностей актов), регламентирующих однородные или сопряженные общественные отношения;

– конвенционально полная или частичная (партикулярная) системная «переплавка» актов (совокупностей актов) как сопоставимой, так и различной юридической силы;

– переструктурирование и (или) переформатирование системы законодательства, с обеспечением ее дополнительной оптимизации и рационализации, повышением ее эффективности, целостности, системной стройности и внутренней логической и содержательной согласованности.

Сочетание кодификаций и рекодификаций законодательства в будущем станет комплексным универсальным антикризисным инструментом ликвидации провалов в государственной политике в определенной области общественных отношений и обеспечения интенсивного инновационного положительного развития в этой сфере.

4. Объективными особенностями спортивного права, совокупно детерминирующими комплексно-отраслевой характер спортивного права и наличие комплексной отрасли законодательства, можно определить следующие:

– особенности метода правового регулирования;

– особенности предметной области правового регулирования, прежде всего – особая специфика спортивных отношений;

– особенности генезиса формирования и перспективы развития спортивного права;

– корреспонденция самостоятельного отраслевого значения спортивного права высокому социальному, политическому и экономическому значению спорта;

– специфика государственного управления в области спорта; государственно-общественное партнерство и корреспондирующее такому партнерству сочетание механизмов государственного регулирования и саморегулирования в развитии правового регулирования спорта;

– существенная степень разработанности совокупности правовых норм, регулирующих область спортивных отношений и иных отношений, с ними связанных.

5. Структура системы регламентации в области спорта включает:

1) документы международного публичного права, включающие в себя:

– международные конвенции;

– общепризнанные принципы и нормы международного права;

– документы международных межгосударственных организаций;

– двух- и многосторонние межгосударственные, межправительственные и межведомственные соглашения о сотрудничестве в области спорта;

2) национальное (внутреннее) право государств;

3) »lex sportiva» – сложноструктурированный и когерентно взаимодействующий комплекс систем материальных и процессуальных неправовых норм, состоящий из:

– системы документов «мягкого международного права» в области спорта – документов международных (глобальных и региональных) неправительственных (негосударственных некоммерческих) организаций в области спорта, их соглашения с межгосударственными организациями, государствами и между собой, политических и рекомендательных документов глобальных или региональных международных конференций по спорту;

– комплексов документов национальной (в рамках конкретных стран) неправовой спортивной регламентации – документов и корпоративных норм саморегулируемых и иных организаций в области спорта и спортивных объединений (регламентов, кодексов, правил, соглашений, уставов), а также обычаев (неписаных правил);

– норм нравственности (включая систему «Фэйр Плэй»).

6. На основе анализа массива свыше 800 нормативных правовых актов в области спорта 92 зарубежных стран мира (а также 116 внутригосударственных субъектов) разработана и обоснована классификация моделей систематизации законодательства о спорте в различных странах мира по критерию структуры нормативно-правовой регламентации и особенностей ее систематизации233:

1) кодифицированная модель:

1.1) модель конвенционально (условно) полной кодификации (Франция);

1.2) модель партикулярной (частичной) кодификации (Бразилия, Испания, Италия);

2) модель свода законодательства (одна из форм систематизации законодательства) (США (на уровне штатов), Замбия);

3) сложноструктурированная некодифицированная модель:

3.1) сложноструктурированная некодифицированная модель федеративных государств (двухуровневая система законодательства о спорте):

3.1.1) модель, реализующая основное регулирование на уровне субъектов федерации (с достаточной степенью вариативности по сравнению с федеральным уровнем) и рамочное регулирование на уровне федерации либо характеризующаяся отсутствием (или сведением к минимуму) регламентации на федеральном уровне (Австралия, Австрия, Бразилия, Германия, Индия, Канада, Мексика, США, Швейцария);

3.1.2) модель, реализующая основное регулирование на уровне федерации и лишь дополнительное, вспомогательное регулирование на уровне субъектов федерации, несущественно отличающееся от федерального законодательства, дублирующее его (Аргентина, Бельгия, Босния и Герцеговина, Венесуэла, Малайзия, Российская Федерация);

3.2) сложноструктурированная некодифицированная модель регионалистских государств (Испания, Италия, Китай, Чили и др.) (многоуровневая система законодательства о спорте):

3.2.1) модель, реализующая рамочное регулирование на уровне высшей центральной власти и достаточно полноценное, развернутое регулирование на уровне внутригосударственных субъектов с достаточной степенью вариативности (Испания, Италия (трехуровневая система регулирования – только для автономных провинций Больцано – Альто-Адидже и Тренто автономного региона Трентино – Альто-Адидже));

3.2.2) модель, реализующая основное регулирование на уровне высшей центральной власти и достаточно ограниченное, чисто вспомогательное, партикулярное регулирование на уровне внутригосударственных субъектов (Чили, Китай);

3.3) сложноструктурированная некодифицированная модель унитарного государства (одноуровневая система законодательства о спорте) (Беларусь, Латвия, Литва, Люксембург, Парагвай, Украина, Уругвай, Эквадор, Эстония и др.);

4) симплифицированная модель. Эта модель характеризуется тем, что государственная регламентация намеренно сведена к минимуму. Основной массив регламентации приходится на иные (помимо правовой) формы регламентации, реализуется саморегулируемыми организациями (Ирландия, Исландия, Мальта, Панама, Сингапур, Финляндия, Япония и др.);

5) законодательство стран, где правовое регулирование в области спорта не развито (Марокко, Намибия и др.).

При этом 2 спортивных кодекса Бразилии (Бразильский Кодекс спортивной юстиции и Бразильский Кодекс профессиональной этики работников, занятых в области физического воспитания), Спортивный кодекс Франции, 2 спортивных кодекса Италии (Кодекс Высшего суда спортивной юстиции Италии и Кодекс Национального спортивного арбитражного трибунала), «Спортивный кодекс» штата Аризона (Титул 5 «Развлечения и спорт» Обновленного свода законов штата Аризона (США)), 2 спортивных кодекса Испании (Кодекс надлежащего управления спортивных федераций Испании и Кодекс спортивной этики, утвержденные Высшим советом Испании по спорту) – это разные по сути, форме и своей природе кодифицированные акты.

Модели кодификации законодательства о спорте и модели спортивных кодексов (как их результатов) можно классифицировать следующим образом:

1) конвенциально (условно) полная кодификация с квазиклассическим кодексом (Франция);

2) партикулярная (частичная) кодификация с неклассическим кодексом, регламентирующим определенную совокупность сегментов общественных отношений в области спорта (Бразилия, Испания);

3) англо-саксонская «кодификация» (издание свода законов); это не вполне кодексы, и они лишь в некоторой степени являются спортивными, в устоявшемся понимании этих слов, соответственно, в романо-германской правовой системе и в языковом сознании (США);

4) правовое регулирование посредством кодексов со смешанной нормативной природой (Италия).

7. Несмотря на то, что в мире сегодня действует достаточно мало кодифицированных нормативных правовых актов в сфере спорта и кодификацию законодательства в области спорта нет оснований считать обычной или массовой тенденцией, тем не менее, кодификация является наиболее эффективным способом систематизации законодательства о спорте, поскольку кодификация несет в себе не только отраслеобразующий потенциал, а также, поскольку сам кодекс как продукт одного из способов систематизации законодательства о спорте обладает очень существенным потенциалом развития спорта и спортивного права за счет присущего механизму кодификации в его лиминальной (пороговой) фазе определенного механизма депозиции и отсеивания в качестве своего рода «осадка» устаревших сегментов и элементов правовой регламентации, тормозящих развитие спортивного права и спорта в целом.

При этом именно аксиальная и ретиальная частичные рекодификации (в отличие от полной рекодификации или декодификации с декомпозицией и рассеиванием правового регулирования в области спорта по множеству нормативных правовых актов) являются наиболее эффективными и гибкими средствами правового обеспечения перспективного инновационного конструктивного прорыва в области спорта, снятия накапливающихся критических проблем правового регулирования в области спорта.



8. Сопоставительный теоретико-правовой анализ генезиса правового регулирования в области спорта в 10 странах (Россия, Франция, Бразилия, США (штат Аризона), Италия, Испания, Португалия, Аргентина, Германия, Мексика) с середины прошлого столетия по настоящее время, оценка последствий применения различных форм систематизации на определенных этапах развития законодательства о спорте в этих странах и анализ влияния процессов глобализации на сферу спорта позволили выявить следующие основные магистральные, оказывающие определяющее влияние на развитие спортивного права тенденции развития законодательства о спорте в зарубежных странах в среднесрочной и долгосрочной перспективе:

1) дальнейшее усиление интерференции (взаимопроникновения, взаимообогащения и взаимного нелинейного усиления) спортивного права и «lex sportiva»;

2) повышение децентрализации управления в области спорта и повышение роли саморегулирования в этой области, в том числе в глобальном масштабе. При общем сохранении двух основных обобщенных моделей правового регулирования (по критерию меры государственного вмешательства), существующих ныне в мире (модель государственной интервенции и либеральная модель), все большее ослабление государственного вмешательства в область профессионального спорта в целом (передачи государством значительного числа своих полномочий в области спорта саморегулирующим организациям) и, вместе с тем, усиление государственно-правового регулирования в некоторых сегментах профессионального спорта (следствие признания профессионального спорта как разновидности экономической и трудовой деятельности);

3) дальнейшая эволюция, усложнение структуры и увеличение объема правового регулирования в рамках национального спортивного права в большинстве стран до уровня отрасли права, рецептирующей все больший объем правовых инструментариев, свойственных другим отраслям и институтам права; с одновременным расширением и активизацией использования различных форм систематизации (прежде всего – кодификации) законодательства о спорте, создание необходимых предпосылок для кодификации спортивного права во все большем числе государств мира;

4) изменение структуры взаимоотношений между международным спортивным правом и национальным спортивным правом в сторону некоторого повышения роли международного спортивного права;

5) развитие международного спортивного права, в том числе: эволюция международно-правового регулирования организации и процедур рассмотрения и разрешения международных спортивных споров; развитие международно-правового регулирования статуса и деятельности международных спортивных федераций; эволюция международных правовых документов Олимпийского движения в сторону повышения роли Международного олимпийского комитета в регулировании сферы спорта; усложнение правового регулирования статуса и процедур судейства в международных спортивных соревнованиях в целях повышения объективности, непредвзятости и обоснованности такого судейства; уточнение статуса профессионального спортсмена в международных соревнованиях и др.;

6) развитие коммерческо-правовой составляющей спортивного права, в том числе – существенное развитие связанных со спортом сегментов информационного и авторского права;

7) усиление блока нормативно-правовой регламентации обеспечения безопасности в спорте, в том числе развитие страхового права в области профессионального и особенно – экстремального спорта; нормативное закрепление сегмента этических требований в спорте.



9. Кодификация законодательства о спорте в России, разработка и принятие Спортивного кодекса России, который обеспечит системное и полноценное, логически последовательное регулирование отношений в области спорта, является насущно необходимой и актуальной мерой законодательной политики государства, поскольку закрепленный действующим законодательством Российской Федерации правовой режим в области спорта недостаточно соответствует содержанию и специфике спортивных и тесно связанных с ними отношений, не отвечает требованиям осуществления антикризисной политики в сфере спорта и требованиям обеспечения интенсивного развития российского спорта.

Необходимо создание единого отраслевого законодательства как системы, обеспечивающей комплексное правовое регулирование общественных отношений в области спорта, а также регулирование надлежащего государственного и муниципального управления в этой сфере и основанной на единстве терминологии, приоритетов и принципов организации, обеспечения, осуществления и развития спортивной деятельности. Комплексного, системного и существенно более эффективного правового регулирования общественных отношений в области спортивной деятельности и связанных с ней отношений (по сравнению с действующим в настоящее время законодательством) предполагается достигнуть посредством создания основополагающего, кодифицированного федерального законодательного акта в области спорта, системно регулирующего в оптимально полном объеме устойчивую и целостную широкую группу общественных отношений в указанной области. Такой законодательный акт должен осуществлять базовое регулирование общественных отношений как на уровне принципов и общих правовых предписаний, так и на уровне конкретных норм, учитывающих и реализующих специфику в отдельных сегментах общественных отношений в области спорта, фиксировать их как специфический предмет регулирования, определяющий самобытность спортивного права как отдельной, имеющей существенные особенности комплексной отрасли законодательства, обеспечивать адекватные этим отношениям методы правового регулирования, а также надлежащее взаимодействие и согласованность этой отрасли с иными отраслями и институтами законодательства.

Главной задачей разработки концепции проектируемого кодекса является создание комплексного кодифицированного акта в области спорта в целях создания эффективной и развернутой системы правового обеспечения организации, реализации, развития и охраны спортивной деятельности в Российской Федерации по различным видам спорта, на разных уровнях публичной власти и самоорганизации общества, в максимально достижимой полноте аспектов осуществления и проявления общественных отношений в области спорта и иных, неотъемлемо сопряженных с ними, общественных отношений, с заложением максимально возможно достижимых потенциала развития отечественного спорта и, самого по себе, отечественного законодательства о спорте и потенциала мобильности (оперативности) такого развития по мере необходимости.

Практическое значение работы состоит в системном исследовании до сих пор обстоятельно не изученных в науках общей теории права и государства, спортивного права вопросов и, как результат, в предложении теоретико-методологических подходов к их исследованию.

Впервые введены в российский теоретико-правовой научный оборот (переведены на русский язык и прокомментированы): Спортивный кодекс Франции234, 2 бразильских спортивных кодекса235, «Спортивный кодекс» штата Аризона (США)236, Кодекс Высшего суда спортивной юстиции Италии237; целый ряд иных нормативных правовых актов зарубежных стран в области спорта238.

Введен в научный оборот массив нормативных правовых актов в области спорта 92 стран мира и 116 внутригосударственных субъектов239 (общее количество – свыше 800 нормативных правовых актов).

Представлена концепция проекта Спортивного кодекса Российской Федерации, разработанная автором настоящего исследования240.

Основные положения и выводы исследования прошли апробацию в опубликованных, представленных на обсуждение и инициировавших научные дискуссии научных монографиях, авторских переводах ключевых для темы исследования зарубежных кодифицированных нормативных правовых актов, в научных статьях.

Целый ряд положений и выводов исследования получил успешную апробацию в результате участия автора в законотворческой деятельности в качестве члена Комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России, в том числе при выработке предложений по ряду законопроектов (находящихся в процессе разработки или прохождения в Федеральном Собрании Российской Федерации241), но главное – по 4 уже принятым Федеральным законам: «О внесении изменения в статью 184 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 17 июня 2010 г. № 120-ФЗ242; «О внесении изменения в статью 27 Федерального закона "О физической культуре и спорте в Российской Федерации"» от 27 июля 2010 г. № 196-ФЗ243; «О внесении изменения в Федеральный закон "О физической культуре и спорте в Российской Федерации"» от 29 ноября 2010 г. № 321-ФЗ244; «О внесении изменения в Федеральный закон "О физической культуре и спорте в Российской Федерации"» от 07 мая 2010 г. № 82-ФЗ245.

Работа в Комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России по иным (помимо законотворческого) направлениям в течение 3 лет также позволила апробировать ряд научных концепций автора настоящего исследования.

Результаты научных исследований автора, включая ряд важнейших концептуальных сегментов настоящего исследования, успешно внедрены в учебный процесс ряда российских вузов (Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина, Российский Университет Дружбы народов), реализованы в нескольких разработанных автором настоящего исследования (частично – в соавторстве), изданных, успешно внедренных в образовательный процесс и получивших высокие оценки специалистов246 учебно-методических пособиях, в разработанной и внедряемой образовательной программе магистерской подготовки по спортивному праву в рамках направления «Юриспруденция»247.

Авторские научные концепции, подходы, идеи и предложения в рамках настоящего исследования прошли апробацию в докладах автора на научно-практических конференциях, в том числе следующих: III Международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития» (Москва, МГЮА им. О.Е. Кутафина, 01.06.2009 г.); конференции «О гражданско-правовых отношениях между спортсменом и физкультурно-спортивной организацией. Пути развития» (Москва, 19.11.2009 г.); круглом столе «Обсуждение проекта Федерального закона «О спортивной подготовке» (Москва, 19.11.2009 г.); I Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы спортивных правоотношений: законодательное регулирование, перспективы развития» (Челябинск, Уральский государственный университет физической культуры, 14.05.2010 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Конституционно-правовые основы формирования судейского сообщества в Российской Федерации: вопросы теории и практики» (Москва, ВЗФЭИ, 18.05.2010 г.); Международной научно-практической конференции «Международное и национальное правосудие: теория, история, практика» (Санкт-Петербург, 20.05.2010 г.); IV Международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития» (Москва, МГЮА им. О.Е. Кутафина, 31.05.2010 г.); круглом столе «Спортивный арбитраж: зарубежный опыт, современная практика, перспективы для России» (Москва, ТПП РФ, 03–04.06.2010 г.); круглом столе «Законодательное обеспечение совершенствования деятельности общероссийских и региональных спортивных федераций» (Москва, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, 04.04.2011 г.); V Международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития» (Москва, МГЮА им. О.Е. Кутафина, 30.05.2011 г.), XVII Международном конгрессе по спортивному праву IASL (Москва, ЦМТ, 27-30.09 2011 г.), круглом столе «Проблемы правового регулирования отношений в области спорта» (Москва, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 03.10.2011 г.).

Профессиональная деятельность автора настоящего исследования в качестве федерального судьи и, ранее, одного из руководителей Управления правового обеспечения Главного управления внутренних дел Московской области также позволила апробировать ряд научных подходов и концепций.

В целях верификации (как формы апробации) ряда разработанных теоретико-правовых концептуальных построений в рамках концепции кодификации законодательства России о спорте автором настоящего исследования в 2009 и 2011 гг. был проведен ряд анкетирований среди 4 групп респондентов:

– руководителей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области спорта;

– руководителей крупнейших юридических вузов и факультетов Российской Федерации;

– руководителей российских спортивных федераций248;

– 17 крупнейших зарубежных специалистов в области спортивного права (из Франции, Бразилии, Испании и Аргентины).249


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   59


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет