Краткая история brafa (Брюссельской ярмарки антиквариата и изящных искусств)



Дата06.07.2016
өлшемі101.57 Kb.


Краткая история BRAFA

(Брюссельской ярмарки антиквариата и изящных искусств)
BRAFA (Брюссельская ярмарка антиквариата и изящных искусств, ранее именовавшаяся Бельгийской ярмаркой антиквариата и изящных искусств) – старейшее из ежегодных мероприятий подобного рода: она проводится с 1955 года. С 2004 года ярмарка устраивается в престижнейшем центре Tour & Taxis, расположенном в центре Брюсселя, в пределах непосредственной досягаемости от главных железнодорожных вокзалов и международного аэропорта, и предоставляющем 130 участникам из Бельгии и других стран 12 315 квадратных метров выставочной площади. Брюссельская ярмарка, одно из ключевых событий в своей отрасли, готова постоянно ставить перед собой новые амбициозные задачи.
В 1919 году бельгийские антиквары создали общенациональное объединение под названием «Бельгийская синдикальная палата раритетов и художеств» (Chambre syndicale des Beaux-Arts et de la Curiosité de Belgique). Под этим именем ассоциация существовала до 1961 года, когда название сменилось на «Бельгийскую палату дилеров антиквариата» (Belgian Chamber of Antique Dealers). В 1989 году произошла новая смена названия: на сей раз объединение стало известно как Бельгийская Королевская палата дилеров антиквариата (Royal Belgian Chamber of Antique Dealers). Палата является членом UBEMA (Бельгийско-Люксембургский союз художественного рынка) и CINOA (Международной конфедерации ассоциаций арт-дилеров).
В 1956 году впервые было решено провести ярмарку антиквариата, которую отличал бы высочайший уровень. Предполагалось, что таким образом члены ассоциации получат возможность ежегодно встречаться в тщательно выбранном месте Брюсселя и представлять лучшие из доступных на рынке предметов искусства. Подвиги бельгийской армии в конце Второй мировой войны обеспечили бельгийским арт-дилерам возросшее уважение со стороны коллег и коллекционеров по всему миру. Самый первый показ состоялся в зале «Арлекин» на брюссельской авеню Луизы. К нынешнему времени эта старейшая в мире ярмарка превратилась в событие, которое невозможно пропустить. Ежегодно она предоставляет профессионалам и любителям антиквариата возможность смотреть и учиться, оценивать состояние рынка и налаживать новые контакты.

Девять президентов
Первым президентом был господин Ван Хойдсенхофен. За ним последовали Луи Ван Капеллен, Хосе Буэсо, Раймонд Маринен и Шарль ван Хофе, приходившийся дядей Франсуа ван Хофе. Затем руководящую должность занял Жорж Баптист. Господину Белле, завещавшему ассоциации прекрасное здание с большими окнами, палата обязана честью собираться в самом сердце Саблона – на перекрестках улиц Аллар, ван Мур и Ваттею. Следует помнить, однако, что идею ежегодных встреч двадцати ведущих дилеров выдвинул еще Баптист. Поначалу собрания проходили в зале «Арлекин» на брюссельской авеню Луизы. В 1967 году Баптист решил перевести их в просторный Дворец изящных искусств.
Следующим президентом был Кристиан де Браун (1971-2002), человек великой созидательной энергии, альтруист, проведший на этом посту более тридцати лет.
В 2004 году, под руководством Яна Де Маре, ярмарка переехала из Дворца изящных искусств на нынешнее место – в высококлассный комплекс Tour & Taxis, гордость бельгийской индустриальной архитектуры, что придало всему событию совершенно магическую атмосферу. Возросшие благодаря новому помещению возможности позволили ярмарке держаться избранного курса и собирать постоянно возрастающее количество посетителей (блестящим свидетельством послужила ярмарка 2008 года). Рост числа посетителей, в свою очередь, стимулировал повышение уровня, которое достигается путем приглашения ведущих антикварных дилеров Бельгии и одновременно усиления международной составляющей: отныне в списках участников фигурируют дилеры из Великобритании, Германии, Италии, Люксембурга, Монако, Нидерландов, Франции и Швейцарии, а, начиная с 2009 года США и России. Число бельгийских и иностранных участников сохраняется неизменным: оно не превышает 130, причем 49% должны составлять антиквары из Бельгии, а 51% - представители других стран. Стабильное число дилеров способствует поддержанию общего уровня ярмарки и приближает ее по масштабу к основным конкурентам.
В 2005 году нынешний президент, госпожа Грете Зеберх, стала первой женщиной, взявшей на себя руководство организацией ярмарки на национальном уровне. Она же создала прецедент, став первым руководителем ярмарки, не базирующимся в Брюсселе. Свободно владеющая несколькими иностранными языками Грете Зеберх вместе со своей сестрой Йелвой унаследовала фирму, существующую в центре Антверпена вот уже более ста лет и занимающуюся мебелью, гобеленами, скульптурой, серебром и раритетами XV-XVIII веков. Госпожа Зеберх стремится обеспечить ярмарке то международное признание и реноме, которого она заслуживает в силу своего высокого качества.

Высокопоставленные персоны

Открытие ярмарки это всегда событие торжественное и изысканное.



За последние годы церемонию открытия почтили своим участием такие важные и известные персоны, как Ее королевское высочество великая герцогиня Люксембургская, барон Филипп Робертс-Джонс, актриса Катрин Денев, актер Ален Делон, модельер Карл Лагерфельд, княгини Елизавета и Мария-Тереза фон Турн-и-Таксис, Ее королевское высочество эрц-герцогиня Родольфа Австрийская, Его королевское высочество принц Филипп Бельгийский и княгиня Джезине Дориа-Памфили.

Интервью с президентом Грете Зеберх (к ярмарке 2008 года)
Отвечая на вопрос о том, каковы отличительные свойства BRAFA (Брюссельской ярмарки антиквариата и изящных искусств), прочно обосновавшейся в престижном центре Tour & Taxis и заслужившей репутацию международного события не меньшей значимости, чем ярмарка TEFAF в Маастрихте или же антикварная биеннале в Париже, она подчеркивает качество, влияние и безукоризненную корректность, особо отмечая высокий уровень участников и представленных предметов. «Предпочтение отдается дилерам антиквариата и предметов искусства, уже принимавшим участие в крупнейших ярмарках, вне зависимости от их специализации. Однако мы стремимся не перегружать определенные сектора (в частности, раздел живописи XIX века) и развивать другие (археологию, современное искусство). Все будущие экспонаты проходят тщательную экспертизу. Эксперты приглашаются из числа хранителей музеев и ученых, известных в своей стране либо по всему миру, однако, за исключением нескольких областей, где наблюдается нехватка специалистов (Азия, современная бронза), в число экспертов не могут входить участники ярмарки. Именно пристальное внимание к качеству лежит в основе высокой репутации ярмарки как в Бельгии, так и за рубежом».

Праздничная атмосфера
В 2008 году на ярмарке насчитывалось 130 участников. Желающих было много, однако число экспозиторов и в этом году сохранится неизменным, причем 51% составят участники иностранного происхождения. Это означает, что некоторые из имен, знакомых по прошлым каталогом, на сей раз окажутся не представлены, зато среди новичков будут Bérès и Сybèle из Франции, Finch & Co из Великобритании, а также галереи из Италии, Германии и Испании. Новые лица можно будет увидеть и среди бельгийских участников: Serge Schoffel, Muruani & Noirhomme Gallery, Apelles Art, Vincent Collet. «Расширение влечет за собой опасность ослабления контроля при отборе. Ярмарка занимает весь павильон А целиком – а это 12 400 квадратных метров выставочного пространства! Мы не собираемся расползаться по соседним помещениям, поскольку это нарушит равновесие экспозиции». Блестяще продуманная планировка, как и в прошлые разы, была предложена архитектурным бюро Volume Architecture: она будет строиться вокруг трех широких, идущих параллельно друг другу аллей, по которым посетители смогут спокойно передвигаться. Каждый участник получит свою долю внимания, вне зависимости от расположения.

Важнейшие экспонаты
Смысловым центром экспозиции на предыдущей ярмарке стали две шпалеры XV века, посвященные истории Александра Великого. «Вот результат контактов, установленных на ярмарке 2006 года. Эти монументальные вещи почти 20 метров длиной находились в крайне печальном состоянии: разобрать, что на них изображено, было практически невозможно. Ярмарка изящных искусств и антиквариата оказала содействие реставрации гобеленов на Королевской шпалерной мануфактуре Де Вит в Мехелене. Таким образом, нам представилась уникальная возможность увидеть эти всемирно знаменитые шпалеры, включенные во многие каталоги: впервые с момента приобретения они выставляются за пределами Италии». Ради того, чтобы представить их наилучшим образом, на вход будут проецироваться изображения отдельных фрагментов и деталей, а для самих шпалер будет выгорожено временное музейное пространство. Первоначально эти вещи, созданные, предположительно, около 1460 года, хранились в генуэзском палаццо дель Принчипе (Италия) и входили в коллекцию князей Дориа Памфили: скорее всего, это работа мастерских Паскье Гренье в Турне. Шпалеры, вероятно, принадлежали Андреа Дориа, командовавшему флотом Карла V в его непрекращающейся войне с турками на Средиземном море.

Ярмарка, отличная от других
Маастрихт, Париж, Брюссель. Конкуренции, в сущности, между ними нет, но в чем состоят различия? «Если говорить о практической стороне, брюссельская ярмарка – место очень приятное. Она расположена в столице Европы, в замечательном комплексе Tour & Taxis. Последнее обстоятельство дает брюссельской ярмарке большое преимущество по сравнению с парижской биеннале, поскольку брюссельский выставочный центр располагает обширной парковкой. Это не самая важная, но, вне сомнения, приятная деталь, равно как и намеренно ограниченный размер: по размаху Брюссель значительно уступает ярмарке в Маастрихте. В Брюсселе представлены галереи самой разной специализации, однако экспозиция устроена с тем расчетом, чтобы не казалось, будто предметы просто нагромождены в кучу в каком-то одном конце зала. Это значит, что африканское искусство благополучно соседствует с современной живописью, а мебель XVII века трется дверцами о предметы из Азии.... Для посетителей это безусловный плюс, поскольку по ходу осмотра им будут постоянно открываться новые горизонты. Подобная организация пространства очень сильно отличает брюссельскую ярмарку от TEFAF, где существуют четкие границы между секторами. Следует учитывать, что и форма организации в Маастрихте существенно отличается от того, что мы имеем в Брюсселе: у каждого сектора есть свой президент, а ярмаркой в целом заправляет президент, не являющийся дилером антиквариата. В Маастрихте сталкиваются лучшие из антикваров и люди, представляющие современное искусство – зачастую это бывают американцы, назначающие более высокие цены, нежели те, с которыми приходится сталкиваться в Брюсселе». Значит, различаются и клиенты? «В Маастрихте очень много посетителей с другого берега Атлантики, где подобных ярмарок вовсе не существует, а также из Германии и Англии. В Париже и Брюсселе американцев меньше, зато сюда любят приезжать из Южной Европы. Как бы то ни было, мы обратили внимание, что с тех пор, как ярмарка базируется в центре Tour & Taxis, к нам стало съезжаться все больше клиентов из других стран. Исключение составляют только голландцы, которые остались в Маастрихте. Это вопрос языка и, возможно, дело вкуса...»

Приобретения с реальной гарантией
Безопаснее всего делать приобретения именно на крупных ярмарках, поскольку тут все предметы проходят проверку у сотни и более групп экспертов. «Первичная экспертиза в Брюсселе включает в себя проверку подлинности и качества. Это означает, что, невзирая на постоянно возрастающий уровень подделок, которые становится все труднее изобличить, предметы, чья аутентичность не поддается установке, вообще не попадают в экспозицию. Исключаются также «зареставрированные» предметы и предметы недостаточной сохранности, лишенные инвестиционной ценности. Разумеется, чем выше стоимость предмета, тем более строгий производится контроль.

Проверке подвергается и происхождение. Раньше этим занималась компания Art Loss Register, ныне же обязанность возложена на профильные полицейские управления, которые используют свои базы данных для идентификации украденных и утерянных предметов. Может статься, что те или иные вещи были приобретены у дилера по всем правилам – отсюда важность чека, подтверждающего законность покупки. Если проблемы возникнут, соответствующий предмет будет изъят из экспозиции ярмарки, и следователи проработают всю вытекающую из чека цепочку продавцов и покупателей, чтобы в конце концов выйти на первоначального покупателя краденого.

Гаагская конвенция 1954 года, к которой присоединились 90 стран, и в том числе (с 1970 года) – Бельгия, предусматривает случаи торговли незаконно либо тайно ввезенными в страну культурными ценностями. Третий уровень контроля касается предметов, добытых в результате археологических раскопок, а также предметов, происходящих из Азии, Африки и доколумбовой Америки.

Наконец, четвертая ступень контроля покрывает Конвенцию по международной торговле вымирающими видами дикой фауны и флоры, известную также как Вашингтонская конвенция или CITES. Это международное соглашение, затрагивающее определенные породы экзотической древесины, раковины и черепаховые панцири....»


Мир коллекционеров...
Музейные хранители, члены антикварных ассоциаций и иностранные журналисты, посещающие ярмарку, с каждым годом становятся все моложе; в то же время, многие из них имеют свои коллекции. «Мы заметили, что за последние два или три года – когда период минимализма исчерпал себя – клиентура стала делаться все моложе. Но молодые люди покупают иначе, чем их родители: новое поколение не хранит верность одному дилеру или стилю.

Молодежь более эклектична в своих вкусах и, благодаря интернету, лучше осведомлена в предмете. Мы сталкиваемся с четырьмя основными типами покупателей: люди, желающие украсить свою обстановку; «мелкие» коллекционеры, у которых насчитывается от 15 до 25 предметов; основательные коллекционеры, желающие приобрести несколько предметов музейного уровня, и, наконец, те, чьи коллекции составлены исключительно из предметов музейного уровня. Бельгийцы – в гораздо большей степени, чем их соседи-голландцы – все как один коллекционеры в душе». А наши музеи гордятся полученными в дар прекрасными вещами...

...и инвесторов
Несмотря на то, что спрос на бельгийском арт-рынке превышает предложение, и высококачественные или редкие вещи уходят очень быстро, предметы среднего качества зачастую залеживаются, поскольку у коллекционеров, благодаря интернету, появилась возможность сопоставлять цены. «Кроме того, предметы искусства являются инвестицией, ценность которых определяется в зависимости от периода создания, а инвестиции не всегда лишены риска. Стоимость же предметов антиквариата достаточно стабильна, поскольку они легко вписываются практически в любой стиль интерьера».
Грете Зеберх рассуждает об эффектах моды. Дома деревенского типа требовали грубой сосновой обстановки. Пасторальный стиль создал спрос на витрины для фарфора и мебель из дуба. Появившаяся в последнее время мода на лофты и просторные помещения, в свою очередь, создает условия для сочетания старинной мебель с дизайнерской. То же самое правило распространяется на любую скульптуру, позолоту и инкрустацию...
Совет коллекционерам и инвесторам: «сосредоточьтесь на тех вещах, которые вам по-настоящему нравятся! Если у вещи есть ярко выраженная индивидуальность, она переживет любую моду. Покупайте надолго и делайте упор на качество. Расширяйте свои сведения, осматривая музеи, посещая аукционы и изучая специальную литературу. Покупайте то, что вышло из моды, и продавайте то, что в нее вошло. И наконец, не смешивайте эмоции и инвестиции».
Интервью Клер Кольон (Le Soir - Immo)




Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет