Беседовала



Дата22.07.2016
өлшемі93.91 Kb.
Беседовала

Екатерина ПЕСТЕРЕВА
В. Ар-Серги: «Писатели – хранители языка»
30 июня в Национальной библиотеке Удмуртии в рамках Литературной гостиной состоялась творческая встреча с одним из самых известных писателей республики Вячеславом Ар-Серги, произведения которого весьма охотно печатают как в столичных изданиях, так и за рубежом. Вячеслав Витальевич рассказал поклонникам своего творчества о нелегком писательском труде и работе над сценарием к художественному фильму «Тень Алангасара».
ВСЯ РАБОТА: Вячеслав Витальевич, расскажите о проблемах, которые существуют в современной литературной среде. Удается ли сегодня удмуртским писателям и поэтам удерживать высокую творческую планку, некогда заданную именами Флора Васильева, Кузебая Герда, Михаила Петрова, Олега Поскребышева и Геннадия Красильникова?

В. Ар-Серги: Для начала следует вспомнить, что такое литературный процесс. Это процедура, при которой книга автора без препятствий и преград приходит к читателю. К сожалению, в нашей республике, равно как и во многих других российских регионах, сложилась такая ситуация, когда талантливые писатели и поэты годами не могут издать свои произведения, потому что на это нужны большие денежные вложения. Начинающим дарованиям требуется поддержка, в первую очередь финансовая, от государства или местных властей.

Многие интересуется: «Кто, если не Вы, будет развивать удмуртскую литературу?». Но у нас закрылись почти все местные издательства, осталось лишь 3–4 наименования. При этом если ты что-то сдал в редакцию, тебя опубликуют, в лучшем случае, через полгода. Происходит полная дисквалификация писателя. Чтобы родник поил водой, нужно черпать из него как можно больше ресурсов.

Мне в свое время тоже пришлось нелегко. В правительство я не вхож, с олигархами на одной улице не рос, приходилось бороться за место под солнцем самостоятельно. Я родился в обычной удмуртской деревне, отец – электрик, моряк и просто очень хороший человек. К слову, в моем роду не было ни одного богатого человека, но все мужчины замечательно играли на гармони, этим и зарабатывали на кусок хлеба. Только я к музицированию таланта не имею. Отец утешал: «Зато хоть стихи пишешь».

Я увлекся литературным творчеством класса с 7–8-го. За одну ночь мог написать порядка 15–20 страниц. Иногда до 5 утра засиживался, но упорно трудился. Особенно сложным периодом оказались 90-е годы. Тогда мы с композитором Шабалиным, чтобы прокормиться, разгружали КамАЗы на рынке. Литературный труд очень тяжелый. Примечательно, что его цену почему-то хорошо знают в Татарстане, Башкортостане, Орловской области. Там народные писатели, такие как Роберт Миннуллин, Ренат Халис, в почете, находятся на пожизненном обеспечении государства, получают материальную поддержку по 15 тысяч рублей ежемесячно за вклад в развитие культуры и искусство края. К ним прислушиваются чиновники, их уважают. В нашей республике к литераторам отношение иное.

Кто-то скажет: «Но ведь Мандельштам, например, нищий был». Действительно, многие писатели и поэты не имеют копейки за душой. Все работали и работают ради искусства. Однако помощь не была бы лишней. Ведь тогда в свет вышло бы гораздо больше замечательных произведений. Народ должен понимать, что именно писатели являются хранителями языка. Это очень важная функция.

ВР: Вы учились на Высших литературных курсах Московского литературного института им. М. Горького. Расскажите об этом периоде своей биографии.

В. Ар-Серги: Отмечу, что это единственный в мире институт, где готовят писателей. Учиться там было невероятно интересно. Известный драматург Виктор Сергеевич Розов и литературный критик Инна Люциановна Вишневская набрали курс, в котором учили всего двух человек: меня и будущего автора сценария к картине «Любовь и голуби» Владимира Гуркина. Случалось, мой друг где-то задержится, и я в шутку говорил преподавателям: «Приступайте к занятию, половина группы находится в аудитории». Виктор Сергеевич однажды произнес: «Дорогие други, вы станете драматургами только тогда, когда найдете своего режиссера». Мне этого сделать не удалось, но я не стал огорчаться и продолжил писательскую карьеру.

В тот период в московских вузах (МГУ, МГТУ им. Баумана) училось немало замляков. В итоге наши коренные удмурты – Перевозчиковы, Широбоковы, Поздеевы – оказались за рубежом. Произошла так называемая «утечка мозгов». Между тем это ценнейшие кадры. Дело в том, что в Удмуртии не все профессии востребованы. Например, из 1,5 млн. человек, проживающих на территории республики, практически нет режиссеров, корреспондентов, операторов. Поэтому люди стараются перебраться в столицу и даже за рубеж. О писателях, поэтах и говорить не приходится. Ижевск не является литературным городом. С этим утверждением можно смириться, но лучше постараться изменить положение вещей.



ВР: Вы стали членом Союза писателей СССР, когда едва перешагнули 27-летний рубеж. Не было ли зависти коллег?

В. Ар-Серги: Многие удивлялись, как мне это удалось. В советское время вступить в данную организацию было невероятно трудно. В пять раз проще было получить кандидатскую степень. Сейчас люди рассуждают: «Вячеслав уже 43 года носит статус Народного писателя Удмуртии. Кто он такой?».

В этом случае отвечаю, что у меня есть имя, и вот уже более 30 лет дети в школах изучают в обязательной программе мои произведения. Как правило, на этом споры утихают. Литература делится на два вида. Одни авторы пишут исключительно ради прибыли, другие занимаются ей по призванию. Я отношу себя ко второй категории, так как не мыслю своей жизни без литературы. Знаю, что она обойдется без меня, но я без нее – нет.



ВР: Вы считаете себя русским или удмуртским писателем?

В. Ар-Серги: В московских справочниках, во многих зарубежных энциклопедиях я фигурирую как русский поэт и прозаик. При этом я не прекращал писать на удмуртском языке. Помню, полтора года назад в Москве, в Музее им. Маяковского, проходил вечер русской лирики. Мои произведения были представлены наряду с творчеством Гандлевского, Рубинштейна, Айзенберга, Кибирова и других известных писателей. Заметьте, среди них нет ни одного русского имени. Думаю, что так и должно быть, потому что русский язык стал фактом искусства, фактом творчества. И никто не возражает против того, что Фазиль Искандер, будучи абхазцем по происхождению, получил в этом году государственную премию, так как его имя давно уже вошло в русскую классику. Молдаванин Ион Друце, киргиз Чингиз Айтматов также пишут на русском языке.

ВР: С какого возраста Вы говорите и пишете на русском?

В. Ар-Серги: До 10-ти лет я совершенно не владел русской речью и не имел в ней нужды. Все предметы в начальной школе преподавались нам на родном удмуртском языке. И вдруг оказалось, что с 4-го класса будут учить русские педагоги. Для меня это был шок. Моим спасителем стал известный всем Ролан Антонович Быков. В те годы на экраны вышел его фильм «Айболит-66» на русском языке. Мы в деревне ничего не понимали. Я даже нанял соседа, который за три конфеты согласился переводить мне диалоги. Я просмотрел картину с переводом 7 раз. На 8-й сеанс пошел в кино уже без переводчика. С этого фильма я начал знакомство с русской речью.

Помню, на пятом курсе учебы в Московском литературном институте я проходил стажировку в Эстонии у академика Пауля Аристея. Он знал в совершенстве 38 языков, в том числе вымершие диалекты. Однажды он произнес такую фразу: «Языковед, который знает меньше пяти языков, вызывает подозрение в своем профессионализме. Филолог, учитель русского языка и литературы, владеющий всего одним-двумя языками, – это не специалист». Я с ним во многом согласен.



ВР: Сейчас ведется активная полемика относительно того, нужен ли в школах удмуртский язык. Каково Ваше мнение на этот счет?

В. Ар-Серги: Думаю, нужен, ведь это сохранение наших истоков. Например, в соседнем Татарстане нет ни одного человека (и заметьте, любой национальности), который сказал бы: «Зачем меня в школе заставляли учить татарский?». Все утверждают, что это было весело и увлекательно. В Удмуртии изучать родной язык можно по желанию. Но если я, к примеру, замученный делами директор школы и вдруг поступает предложение на мое усмотрение ввести изучение национального языка, разумеется, я откажусь, так как и без этого мне хлопот предостаточно.

ВР: Поговорим о Вашем опыте в киноиндустрии. Расскажите, как шла работа над фильмом «Тень Алангасара».

В. Ар-Серги: Кино очень увлекает, но это сложная работа. Например, в 90-е годы в России упор в творчестве был сделан на создание национальных фильмов, рассказывающих о быте жителей глубинок. Одновременно запускались три картины: из Казани, Махачкалы и Ижевска. Полностью отсняли только ижевскую ленту. Возможно, для первых двух не хватило финансирования, ведь кино – вещь дорогая. Так, один метр картины «Тень Алангасара» в те времена оценивался в 25–30 долларов. А всего было снято 13 километров, плюс 3 километра на дубли, что вылилось в круглую сумму.

Я счастлив, что мне удалось поработать в кинематографе. Меня окружали талантливейшие люди: актер Вячеслав Тихонов, молдавский композитор Евгений Дога, опытные операторы... Любопытно, что кино учит экономии слова. Например, я пишу фразу: «Пошел дождь». На экране, чтобы воплотить мою задумку в жизнь, должны появиться 5–6 пожарных машин, чтобы лить воду, нужна специальная техника, которая даст электрический разряд в небе, наподобие молнии. И думаешь: «Всего два слова, а сколько работы предстоит... Может, да ну его, этот дождь». Вот такие чувства порой возникают.



ВР: Вячеслав Витальевич, какой совет Вы бы дали начинающим писателям?

В. Ар-Серги: Какого-то, в прикладном понятии, упорядоченного литературного процесса в нашем крае нет. Поэтических сообществ, ждущих молодого автора, тоже. Начинающему писателю остается одно: искать единомышленника, своего мастера, именно не организацию, не сообщество, а отдельного человека, с которым можно повести искреннюю беседу. Если вам в этом повезет – прекрасно, если нет – то и отчаиваться не стоит, нужно продолжать идти по выбранному пути. Быть может, дорога и приведет к заветному успеху.
Вячеслав Ар-Серги (настоящее имя – Вячеслав Витальевич Сергеев) – удмуртский писатель и драматург, Заслуженный работник культуры УР.

Родился 5 апреля 1962 года в деревне Новая Казмаска Завьяловского района УР. В 1984 году окончил филологический факультет Удмуртского госуниверситета в Ижевске. Служил в рядах Советской Армии. По увольнению в запас пробовал себя в журналистике, пройдя путь от корреспондента республиканской газеты до главного редактора журнала «Кизили».



Учился на Высших литературных курсах Московского литературного института им. М. Горького. Работал сценаристом киностудии «Кайрос» (фонд Ролана Быкова). С 1990-х годов – на профессиональной писательской работе. Литературный дебют Вячеслава Ар-Серги состоялся в годы его учебы в средней школе. Ныне он автор более 50 книг поэзии и прозы, опубликованных в Удмуртии, России и ряде зарубежных стран, а также пьес, сценариев и многочисленных публикаций в СМИ. В числе его сценарных работ и сценарий первого удмуртского художественного фильма «Тень Алангасара». Произведения Вячеслава Ар-Серги переведены на более чем 20 языков литератур народов России и Европы. Творчество писателя внесено в обязательные программы изучения литературы в школах и высших учебных заведениях республики.

В начале 2014 года Вячеслав Ар-Серги стал лауреатом Всероссийской общенациональной премии имени Антона Дельвига – «Золотой Дельвиг». По решению жюри, серебряная медаль «За верность Слову и Отечеству» была вручена ему за книгу «Вслушаться в себя...» (Ижевск, 2012), которая включает поэтические и прозаические произведения автора, а также интервью разных лет.


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет