Мартин Селигман в поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день


Мне тоже небезразлично, в какой школе будет учиться наш сын, но стоит ли отправлять его в школу в этом году?



бет19/26
Дата07.07.2016
өлшемі1.65 Mb.
түріКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26
Мне тоже небезразлично, в какой школе будет учиться наш сын, но стоит ли отправлять его в школу в этом году?

Тесси (слушатель, пересказывает): Тебя это волнует, но ты не уверен, что наш сын готов к учебе.

Питер (выступающий): Да, так оно и есть. Он еще маленький, ему будет трудно освоиться в незнакомой обстановке.

Заметьте, прежде чем перейти к следующему аргументу, Питер подтверждает, что Тесси поняла его правильно.

Тесси (слушатель): Словом, ты боишься, что взрослые сверстники дурно на него повлияют?

Тесси не совсем уверена, что правильно поняла мужа, и поэтому пытается переакцентировать его ответ.

Питер (выступающий): Отчасти поэтому. Кроме того, я думаю, ребенок будет по тебе скучать. Хотя и не хочу, чтоб он рос маменькиным сынком...

Питер передает «трибуну» Тесси.

Тесси (теперь онавыступающая): Ну что ж, я поняла твои сомнения. На самом деле я действительно не предполагала, что тебя это волнует. Не думала, что ты заботишься о таких вещах.

Взяв слово, Тесси пытается выразить одобрение Питеру.

Питер (слушатель): Похоже, ты довольна, что я проявил к ребенку внимание?

Тесси (выступающая): Да. Но принять решение нам будет нелегко. Если мы все-таки захотим отдать его в этом году, то в хорошую школу.

Питер (слушатель): Ты сказала: если уж отдавать, то в хорошую школу.

Тесси (выступающая): Совершенно верно. Ради хорошей школы стоит рискнуть.

Тесси рада, что муж внимательно ее слушает, и говорит об этом Питеру.

Питер (слушатель): Значит, ты не против отдать ребенка в хорошую школу.

Тесси (выступающая): Можно попробовать. Я не говорю, что обязательно его отдам...

Питер (слушатель): То есть ты не ручаешься, что отдашь его в этом году, даже если это будет самая лучшая школа?

Тесси (выступающая): Да. Теперь слово опять тебе.

Два фундаментальных принципа счастливой семейной жизни пронизывают подобный диалог: внимание к партнеру и отношение к нему как к человеку уникальному, незаменимому. Не скупитесь на внимание для тех, кого любите!

Предложенные мною приемы помогут вам уделять друг другу больше внимания. Восхищение достоинствами супруга — хороший способ проявить к нему живой интерес. При этом важно не только качество уделяемого внимания, но и его количество. Мы хотим, чтобы наши любимые не только слушали нас внимательно, но и делали это почаще. Мы огорчаемся, если какие-то дела и заботы не позволяют им урвать для нас лишнюю минутку. И тут на помощь приходит идея «незаменимости».

Недавно я объяснял Никки, что такое клонирование. Ей уже десять лет.

О клонировании услышала от мамы. Я попробовал так: «Никки, клонирование — это научный рецепт бессмертия. Представь, что ты взяла частичку своего тела и сделала из нее еще одну Никки. И вот эта Никки-клон жила у тебя в чулане, пока не выросла. Еще представь себе, что нейрология достигла потрясающих высот и мы смогли скопировать твой мозг, весь до последней клеточки. И когда ты доживешь до ста лет и станешь очень старой, ты сможешь передать содержимое своего мозга Никки-клону, и клон

проживет с ним еще сто лет. Представляешь, если раз в сто лет создавать такого клона, то можно жить вечно!»

К моему удивлению, Никки помрачнела. Опустив глаза и чуть не плача, она выдавила: «Это буду уже не я. Я могу быть только одна».

Наши любимые отвечают нам взаимностью только при одном условии: если мы для них — единственные и незаменимые. А незаменимыми для окружающих мы становимся благодаря своим достоинствам. Основное достоинство некоторых весьма счастливых людей — врожденная способность любить и быть любимыми. Кажется, будто они источают любовь, питая ею все вокруг. Другим же приходится учиться любить. Слава богу, существует масса достоинств — доброта, благодарность, способность прощать, умение общаться с людьми, видеть перспективу, цельность, чувство юмора, энтузиазм, справедливость, самоконтроль, благоразумие, смирение, — которые помогают супругам отточить взаимную любовь.

Глава 12

Воспитание детей


  • Археологи работают без перерывов, — пропыхтел Даррил; он тащил из ямы кусок лавы размером с баскетбольный мяч. Более четырех часов под раскаленным мексиканским солнцем — для шестилетнего мальчика это немалая нагрузка. Манди зовет сына посидеть в теньке. Дело в том, что за завтраком молодая преподавательница археологии рассказала нам о раскопках в Уильямсбурге. Буквально через несколько минут намазанный кремом от загара, одетый в рубашку с длинным рукавом, длинные брюки и шляпу, Даррил с лопатой отправился в одиночку раскапывать древности.

Явившись к ланчу, я с ужасом обнаружил, что еще недавно аккуратный, ровненький пляж отеля сплошь усеян камнями, добытыми Даррилом из трех ям.

  • Даррил, тебе будет трудно собрать эти камни, — строго заметил я.

  • Папа, какой ты пессимист! — смеется Даррил. — Разве не ты написал книгу The Optimistic Child («Ребенок-оптимист»)? Похоже, это плохая книга.

Даррил — наш третий ребенок, всего их у нас четверо. Ларе сейчас двенадцать, Никки — десять, Даррилу — восемь, а Карли всего годик. Поскольку данные о серьезных исследованиях положительных эмоций у маленьких детей практически отсутствуют, я писал эту главу, основываясь главным образом на собственном родительском опыте. Воспитывая детей, мы с женой руководствуемся принципами позитивной психологии. Эта глава состоит из двух частей: в первой речь идет о позитивных эмоциях у детей (поскольку все начинается именно с них), а во второй — о достоинствах и добродетелях, эти эмоции порождающих.

Позитивные эмоции у маленьких детей



Уставая от детских обид, капризов и рева, мы перестаем замечать, как много положительных эмоций у наших малышей. Они игривы и веселы, как молодые щенки. И только подрастая, бывает, становятся неразговорчивыми и замкнутыми. Принято считать, что щенки и дети нравятся взрослым, поскольку вызывают желание проявить заботу и покровительство, и это с точки зрения эволюции помогает малышам выжить. Меня же больше интересует: зачем и почему малыши так веселы, игривы и трогательны?

Как мы уже узнали (см. главу 3), положительные эмоции оказывают на нас разностороннее и продолжительное благотворное воздействие. В отличие от эмоций негативных, заставляющих сосредоточиться на непосредственной опасности, положительные способствуют духовному росту. Хорошее настроение ребенка — верный знак того, что все идет хорошо и у него, и у родителей. Важнейшая заповедь родительского кодекса гласит: позитивные эмоции увеличивают и развивают интеллектуальный, социальный и физический потенциал ребенка, необходимый во взрослой жизни. Следовательно, именно они играют решающую роль в эволюции личности и общества.

Испытывая отрицательные эмоции, детеныш (ребенок, котенок или щенок) бежит в укрытие, а если такового поблизости нет — застывает на месте. Зато, чувствуя себя в безопасности, юное создание смело вступает в контакт с миром. Эволюция позаботилась о том, чтобы молодняк расширял жизненный опыт, играя и исследуя все вокруг. Если десятимесячного младенца положить на одеяло и разбросать рядом яркие игрушки, поначалу он будет очень осторожен и не двинется с места, то и дело оглядываясь: рядом ли мать? И только удостоверившись, что все в порядке, кроха подползет к игрушкам и займется ими.

В этой ситуации спокойная привязанность, о которой мы говорили в предыдущей главе, играет важную роль. Ребенок, чувствующий себя в безопасности под крылом у матери, быстрее учится постигать мир, чем малыш, поставленный в другие условия. Инстинкт самосохранения слишком силен, и стоит матери исчезнуть, как ребенка охватывают отрицательные эмоции, тормозящие процесс познания. Малыш не захочет рисковать, поэтому отвернется от неизведанного, начнет кричать и плакать. И только вновь увидев мать, он успокоится и возобновит прерванное занятие.

Думаю, дети больше нашего склонны к положительным эмоциям именно потому, что в первые годы человеческой жизни происходит активное развитие и накопление ресурсов. Позитивные переживания подталкивают малыша исследовать мир, вырабатывая разнообразные навыки. Это, в свою очередь, вызывает положительные эмоции, повышает настроение, и процесс развивается по нарастающей. В результате младенец растет не по дням, а по часам, стремительно реализуя и увеличивая свой природный запас физических и умственных способностей. Под влиянием негативных эмоций малыш, наоборот, ищет защиты, опираясь на уже известное и жертвуя обретением чего-то нового.

Тридцать пять лет назад когнитивные психотерапевты, занятые успешным лечением депрессивных больных, обнаружили, что суть их методов заключается в борьбе с «нисходящей спиралью» отрицательных эмоций каждого пациента.

Джойс проснулась в четыре утра и стала обдумывать до сих пор не законченный отчет. Его следовало сдать еще вчера. Джойс лежала без сна, думая

о том, что начальник не любит, когда работу не выполняют в срок, и на душе становилось все беспокойнее. «Даже если я справлюсь с отчетом, — говорила себе Джойс, — шеф все равно будет зол, потому что я опоздаю на день». Она представила, с какой презрительной усмешкой босс заберет готовые данные, и совсем пала духом. «А ведь я могу и потерять работу», — подумала Джойс. От этой мысли ей стало совсем скверно. Джойс вообразила, как признается сыновьям-близняшкам, что осталась без работы, а значит, летом они не смогут никуда поехать, и едва не расплакалась. В полном отчаянии она решила покончить со всеми проблемами разом: «Таблетки должны быть в ванной...»

Депрессия нередко развивается столь стремительно147, поскольку угнетенное состояние духа способствует появлению новых, еще более негативных мыслей и чувств. Они подавляют нас еще больше, вызывая очередной наплыв отрицательных эмоций, и так далее... Тем, кому знакомы подобные «падения», обязательно нужно научиться прерывать это скольжение вниз по «нисходящей спирали».

Но существует ли аналогичная «восходящая спираль» для положительных эмоций? Исследователи утверждают, что, испытывая положительные эмоции, люди начинают думать и действовать по-другому: мысль работает раскованно и творчески, а поступки становятся более решительными и смелыми. Все это помогает справляться с повседневными проблемами и, таким образом, приносит новые положительные эмоции... Если такой процесс действительно имеет место и человек способен им управлять, это может кардинально изменить его жизнь к лучшему.

Психологи Барбара Фредриксон и Томас Джойнер задались целью экспериментально подтвердить благотворное воздействие положительных эмоций. По их просьбе 138 студентов описали свое настроение и указали, как они решают свои насущные задачи. Каждый студент, определив самую важную для него проблему за последний год, описал свои действия: отчаяние или поиск разумного совета, позитивный пересмотр и обсуждение, попытки уклонения или когнитивный анализ (форма широкого подхода к проблеме, включающая анализ разных вариантов ее решения и взгляд на ситуацию с разных точек зрения для большей объективности).

Через пять недель тестирование студентов было повторено. Этот двойной эксперимент позволил ученым зафиксировать перемены, происшедшие за пять недель, как в эмоциональном состоянии, так и в подходе к решению задач. Студенты, изначально настроенные счастливо и жизнерадостно, пять недель спустя продемонстрировали более широкий подход к решению проблемы, а студенты, изначально отличавшиеся широтой и рассудительностью взглядов на свою проблему, к концу эксперимента стали счастливее148. Таким образом, вторая родительская заповедь гласит: расширяйте и пополняйте позитивные эмоции своего ребенка, запуская «восходящую спираль» позитивных эмоций.

Третья заповедь учит нас к положительным эмоциям ребенка относиться не менее серьезно, чем к отрицательным, и воспринимать его достоинства не менее серьезно, чем недостатки. Догматики твердят, что негативная мотивация — фундаментальное свойство человеческой природы, а позитивная — явление вторичное. Однако я, например, не видел тому ни малейших доказательств. Наоборот, я уверен, что недаром в процессе эволюции у человека развились и те и другие качества, и благородство, взаимопомощь, альтруизм и доброта влияли на ход истории не меньше, чем склонность к воровству, насилию, эгоизму и т. п. То, что человеческой личности в равной мере свойственны и положительные, и отрицательные черты, — один из основополагающих принципов позитивной психологии.

Понятно, что, поглощенные порой обидами, слезами и ссорами наших малышей, мы, родители, не всегда следуем рекомендациям психологов. И я считаю, что самое важное — всегда помнить эти три заповеди позитивной психологии:

  • Положительные эмоции расширяют и развивают интеллектуальные, социальные и физические ресурсы ребенка, необходимые в дальнейшей жизни.

  • Повышение уровня положительных эмоций у ребенка может привести к включению «восходящей спирали» и резкому улучшению способностей и самочувствия.

  • Положительные черты не менее свойственны характеру ребенка, чем отрицательные.

И самое приятное: разумный процесс воспитания требует от родителей вызывать у детей положительные эмоции и развивать положительные черты характера, а не исправлять отрицательные. Невозможно понять, насколько трехмесячный ребенок добр или благоразумен, но заметить улыбку на его лице совсем не трудно. Положительные эмоции проявляются раньше, чем достоинства и добродетели. Поэтому сейчас мы поговорим о том, как вызывать эти эмоции у маленьких детей.

Восемь способов вызвать положительные эмоции у детей



  1. Спите рядом

Вскоре после рождения нашего первенца, Лары, мы стали спать вместе с ней. Манди пришла к выводу: чтобы ребенок спал лучше, надо укладывать его с нами. Услышав об этом впервые, я пришел в ужас: «Недавно я смотрел фильм, где корова, перевернувшись во сне, задавила теленка. А кроме того, как мы будем заниматься любовью?» Но Манди, как обычно, настояла на своем и была права. (Точно так же, по ее желанию, мы обзавелись четырьмя детьми, хотя сначала я не хотел ни одного.)

Совместный сон оказался настолько полезен, что с появлением каждого нового младенца мы действовали все решительнее, продлевая сроки этого удовольствия. Наша младшая дочь Карли до сих пор спит с нами, а ведь ей скоро год.

Эта практика полезна в силу многих причин:

  • Амаи. Мы считаем, что между новорожденным и родителями необходимо установить крепкие узы — так называемую спокойную привязанность. Если малыш, просыпаясь, видит рядом родителей, он не боится и не чувствует себя покинутым. Наоборот, у него возникает чувство защищенности и покоя. Работающие родители, укладывая младенца к себе в постель, увеличивают время

общения с ним. Это замечательно и для малыша, и для них. Родители общаются с ребенком, укладывая его спать, успокаивают, если он проснулся ночью, и возятся с ним по утрам. Малыш понимает, что ему не нужно кричать, требуя пищи и внимания, и перестает терзать родителей воплями по ночам. У японцев существует такое понятие — амаи149. Это слово означает ощущение заботы и любви, возникающее у правильно воспитанного ребенка. Мы хотим, чтобы дети чувствовали нашу заботу и от окружающих ожидали в первую очередь любви. Даже если их ожидания не оправдаются, такой взгляд на жизнь наиболее продуктивен.

  • Безопасность. Многие родители слишком переживают за детей. Мы боимся внезапной смерти ребенка в младенчестве, беспокоимся, как бы у него не остановилось дыхание, опасаемся незнакомых людей, пожаров и наводнений, животных и насекомых. Если малыш рядом, у нас больше шансов его уберечь.

  • Общение с отцом. В наших семьях о детях в основном заботятся мамы. В результате между ребенком и матерью быстро устанавливаются близкие отношения, а отцу (когда до него наконец доходит, что он «третий лишний») стоит немалых трудов завоевать доверие малыша. Эта проблема не возникает, если ребенок спит вместе с родителями.

По берлинскому времени сейчас три часа утра, а для тех, кто только прилетел из Америки, — девять вечера. Мы лежим в постели и пытаемся уснуть, зная, что впереди трудный день, а рассвет наступит через четыре часа. Пятимесячная Карли просыпается и начинает хныкать. Манди пробует убаюкать ее, но безуспешно. Не помогают никакие ласки — малышка плачет все громче и громче. «Теперь попытайся ты, дорогой», — шепчет мне на ухо жена, хоть я и притворяюсь спящим. Протирая глаза, сажусь на кровати, а Манди плюхается рядом. Карли продолжает плакать. Что делать? Я начинаю ласкать дочку, растираю ей спинку, щекочу пятки, но все напрасно. У меня руки опускаются.

Может, что-нибудь спеть? Хорошая мысль, так и сделаю. Голос у меня не ахти, в восьмом классе даже выгнали из хора, несмотря на то что певцов всегда

не хватало. Мне было очень стыдно, и с тех пор я ни разу не пел на людях.

Но вообще-то пою с удовольствием, хоть и фальшивлю.

«Гутен абенд, гуте нахт, мит Розен бедахт...» — завел я колыбельную Брамса. Карли тут же притихла, удивленно глядит на меня. Воспрянув духом, я продолжаю петь, и, когда дохожу до «Морген фрюе зо Готт виль...», Карли, к моему изумлению, расплывается в широкой улыбке. Чтобы закрепить успех, пою погромче, жестикулируя, как Бартоло в «Севильском цирюльнике». Малышка смеется. Так продолжается добрых пять минут. В горле пересохло, я умолкаю, чтобы перевести дух. Карли снова начинает реветь.

«Мои глаза видели славу Господа...» — опять затягиваю я. Дочь моментально затихает и улыбается, глядя на меня.

Через три четверти часа мой репертуар иссяк, но Карли уже спит крепким сном. Для нас обоих это был полезный опыт. Я убеждаюсь, что не только Ман- ди, но и я сам в состоянии успокоить ребенка. А Карли, больше привязанная к маме, оценила и меня. Теперь, когда малышка начинает плакать, я ее успокаиваю. По меньшей мере раз в день Манди призывает меня именно для этого, и я с удовольствием бросаю любые дела, чтобы спеть дочке песенку.

«Там, в долине, далеко внизу — послушай, как шумит ветер. Послушай, как шумит ветер, моя дорогая...»

Основное преимущество совместного сна — в том, что он способствует развитию «спокойной» привязанности. Тесное общение полезно как ребенку, так и родителям. Если младенец, просыпаясь, всегда видит родителей, готовых уделить ему время и внимание, само собой возникает чувство защищенности — ребенок знает, что о нем заботятся, его любят.

О недостатках совместного сна

«А чем это закончится? — гадали мы. — Что, если поток слез и обид перечеркнет все наши усилия? Вдруг наша малышка, привыкнув к близости и вниманию родителей, не сможет спать одна?» Впрочем, мы ведь привили ей основы амаи — уверенности в родительской любви, заботе и поддержке. Теоретически последствия совместного сна могут быть как положительными, так и отрицательными, но трудно себе представить, чтобы эволюция тысячелетиями мирилась с практикой совместного сна родителей и малышей, будь это не во благо.

  1. Синхронные игры

Я играл в них со всеми шестью своими детьми в течение первого года их жизни (старшим — Аманде и Дэвиду — сейчас тридцать два и двадцать семь лет). Эти игры придумали мы с моими коллегами, исследуя психологию беспомощности.

В результате экспериментов, проведенных более тридцати лет назад, удалось выяснить, что животные, чувствуя себя беспомощными перед каким-либо неприятным явлением (например, разрядами тока), становились пассивными, впадали в депрессию и даже умирали150. Зато у животных (и людей), имевших возможность контролировать негативные явления (выключать электричество), мы наблюдали противоположный эффект: активность, хорошее настроение и здоровье. Таким образом, решающим фактором было сознание подконтрольности ситуации.

Подобным образом реагируют и дети. Когда ребенок видит связь между своими действиями и результатом, это влияет на него положительно. И наоборот, ощущение собственного бессилия наносит вред: малыш становится инертным, подавленным и чаще болеет.

Синхронные игры несложны, не требуют особых приспособлений, времени и обстановки. Мы, к примеру, играем чаще за едой или в автомобиле. Так, за обедом, после того как Карли съест молочную кашу, мы ждем, когда она хлопнет ладошкой по столу, и все хлопаем в ответ. Девочка смотрит на нас, потом хлопает еще три раза. Мы отвечаем тем же. Карли улыбается и хлопает обеими ладонями. Мы повторяем маневр. Малышка смеется. Через минуту вся семья хихикает. Так без нажима с нашей стороны Карли узнает, что ее действия могут влиять на поступки любимых ею людей и что с ней считаются.

Игрушки. Подбирая игрушки, мы руководствуемся принципами синхронных игр и желанием вызвать состояние «потока». Во-первых, мы выбираем то, что интересно для ребенка. Погремушка забавляет ребенка не тем, что гремит, а потому, что звук обусловлен его действиями. В наших магазинах есть масса интерактивных игрушек для любого возраста. Покупайте то, что малыш может сжимать, тянуть или растягивать, получая при этом ответную реакцию.

Кроме того, помните, что ребенок испытывает удовольствие и погружается в состояние «потока», только если сложность игрушки соответствует его развитию и способностям. При этом каждая неделя — это целый этап в развитии младенца. Сейчас в магазинах так много отличных игрушек для синхронных игр, что я упомяну только несколько самых дешевых, уж их-то было бы грех упустить:

  • Строительные блоки. Вы возводите из отдельных блоков постройку, а ребенок ее разрушает. Став побольше, он сам начнет строить.

  • Книги и журналы. Дети очень любят рвать печатные издания. Ког- да-то я думал, что позволять ребенку рвать книги — святотатство, но теперь, когда в почтовый ящик без спросу кидают столько красивых и ненужных каталогов, пестрящих яркими картинками, я с удовольствием отдаю их на растерзание Карли.

  • Картонные ящики. Не выбрасывайте большие упаковочные ящики, в которых из магазина доставляют, скажем, посудомоечную машину или компьютер. Вырежьте в них «двери» и «окна» и запустите внутрь малыша.

Игра, по определению, доставляет духовное удовольствие. Она требует определенных навыков и увлекательна для детей любого возраста, погружая их в состояние «потока». Не думаю, однако, что стоит посвящать играм особую главу — это одна из тех областей, где советы «эксперта», как правило, не требуются. Предложу всего лишь несколько рекомендаций.

  • Постарайтесь не отвлекать ребенка во время игры.

  • Не торопите и не подгоняйте малыша.

  • Если он хочет поговорить, дайте ему выговориться. Когда ребенок поглощен игрой, не объявляйте ему: «Все, времени больше нет, заканчивай». Если у вас действительно есть какие-то неотложные дела, подойдите к ребенку минут за десять до того и предупредите: «Еще десять минут — и пора закругляться».

Отрицательные стороны синхронных игр. Возможно, вы подозреваете, что приучение ребенка к подобной синхронности в раннем возрасте может его испортить? В 1966 году, критикуя движение «за повышение самооценки», я писал:

Детям необходимы неудачи. Иногда они должны испытывать грусть, досаду, волнение. Постоянно стараясь уберечь детей от огорчений, мы лишаем их... определенных навыков. Когда на пути ребенка попадается препятствие, а мы встреваем и «стелем соломку», пытаясь смягчить удар, то тем самым не даем возможности приобрести полезный опыт. Лишая детей негативного опыта, мы понижаем их самооценку столь же неотвратимо, как если бы умаляли их заслуги и расстраивали планы.

Таким образом, некоторые из методов движения «за повышение самооценки» на самом деле способствуют ее снижению. Смягчая неприятные ощущения, мы отнимаем у детей чувства положительные, мешаем погрузиться в состояние «потока». Спасая от неудач, не позволяем насладиться победой. Успех, достигнутый дешевой ценой151, оборачивается дорогими потерями.

Когда ребенок подрастает, беспомощность перед взрослой жизнью порой приводит к серьезным травмам. Так может, стоит готовить человека не только к победам, но и к поражениям? Я отвечу так: во-первых, мир ребенка и без того полон неприятностей, из которых он должен извлекать уроки, независимо от того, насколько часто вы играете с ним в синхронные игры. Звонит телефон — и ребенок непроизвольно мочится в пеленки. Мама уходит в магазин — и у малыша начинает болеть животик. В таких случаях дети и вправду ничего не могут поделать.

А во-вторых, синхронные игры, безусловно, важны. Если в этот ответственный период развития выбирать между беспомощностью и синхронностью, я выберу последнюю, так как она стимулирует положительные эмоции.

  1. Да и нет

Четвертым по счету словом Карли, после «аабууу» (что означает «хочу есть»), «мама» и «папа», было слово «хорошо» (good). Несмотря на то что нашей дочке уже двенадцать месяцев, она до сих пор ни разу не сказала «нет». Это удивительно, поскольку слова с негативной оценкой («нет», «плохой», «фу!») обычно усваиваются раньше, чем положительные («да», «хороший», «еда»). Вероятно, причина в том, что мы сами редко употребляли слова отрицания.

Слово «нет» очень важно для малыша, поскольку указывает на запрет или опасность. Но часто взрослые используют его необдуманно, во вред ребенку. Нельзя путать то, что плохо для нас, с опасным или вредным для детей. Так, если Лара тянулась к моей чашке чая, я обычно говорил «нет!», имея при этом в виду, что чай предназначен мне, а не ей. Теперь я стараюсь пускать в ход другие слова. Когда Карли теребит мне волосы на груди (поверьте, это больно) или не дает покоя нашей черепашке, вместо «нет» я говорю «осторожно» или «ой-ой». Но зачем ограничивать употребление отрицаний?

Психолог Робертсон Дэвис однажды обратился к аудитории одной из женских школ с вопросом: «Когда вы приближаетесь к получению аттестата, какое слово звучит в вашем сердце — ДА или НЕТ?»152. Последние двадцать лет я много об этом думаю. Полагаю, наше глубинное «да» или «нет» формируется под влиянием того, что мы слышим в детстве от родителей. Если ребенка на каждом шагу одергивают сердитым «нет», он всегда и в любой ситуации будет подсознательно ждать отказа. Последствия предугадать нетрудно. Но если ребенок слышит от родителей «да», положение радикально меняется. Как сказал поэт Эдвард Каммингс:

«Да» — целый мир, и в мире «да» живут, уютно свернувшись, другие все миры.

Можно ли обойтись без «нет»? Мы говорим «нет», желая показать, что ребенку грозит опасность (кипяток, острый предмет, ядовитое растение, оживленное движение транспорта), или желая наложить запрет на те или иные действия (царапать мебель, расшвыривать еду, врать, обижать других, мучить собаку). Если же речь идет просто о расхождении во вкусах, вместо «нет» лучше употребить другое слово.

К примеру, мы с детьми идем в магазин. Там они всегда принимаются канючить: «Купи! Купи!» Как же ограничить лавину запросов, обойдя жесткое «Нет!»? Мы заходим в отдел игрушек за какой-нибудь мелочью, а у детей разбегаются глаза, и они требуют купить все, что им понравилось. Мы отвечаем так: «Даррил, через два месяца у тебя день рождения. Давай, вернувшись домой, занесем эту игрушку в список подарков». Такая тактика срабатывает, и неплохо. Импульсивная требовательность малыша превращается в умение думать о будущем (об этом мы еще поговорим в свое время).

  1. Похвала и наказание

Наша похвала избирательна. «Безусловно позитивная» оценка мне нравится лишь наполовину. Она предполагает доброе и ласковое отношение к ребенку независимо от того, как он себя ведет. Конечно, мягкость и тепло вызывают у малыша положительные эмоции, что побуждает его исследовать мир, обретая полезные и разнообразные навыки, и все это прекрасно. Однако «безусловно позитивная» оценка не зависит от того, чем занимается ребенок, а приобретение навыков, наоборот, тесно связано с самой деятельностью. И этим различием нельзя пренебрегать. Помните, что приобретенная беспомощность развивается у человека не только тогда, когда он не в силах контролировать неприятные события, но и при отсутствии контроля над приятными.

Если вы хвалите ребенка, что бы он ни делал, это приводит к нежелательным последствиям. Во-первых, к пассивности (ребенок знает: что бы он ни сделал, его все равно похвалят). Во-вторых, малыш перестает отличать заслуженную похвалу от напрасной, а истинные заслуги — от мнимых. «Безусловно позитивная» оценка может привести к тому, что ребенок перестанет извлекать уроки из поражений и побед.

Любовь, забота, внимание должны окружать ребенка всегда. Чем больше любви и заботы малыш получает от родителей, тем позитивнее атмосфера и тем спокойнее он себя чувствует. А следовательно, растущему человеку легче познавать мир и учиться в нем жить. Однако с похвалой дело обстоит иначе. Ребенка следует хвалить за успехи, а не для поднятия тонуса. Похвалу следует выражать по-разному — в зависимости от заслуг. Подождите, пока ребенок усадит в игрушечный автомобиль фигурку водителя, и похлопайте в знак одобрения. Не преувеличивайте подобные достижения. Высшую похвалу приберегите для более важных случаев — например, когда ребенок правильно выговорит имя старшей сестры или впервые поймает мяч.

Наказание блокирует положительные эмоции, поскольку сопряжено с болью и страхом. Это сковывает инициативу и мешает постигать новое. И все-таки избирательно применяемое наказание лучше «безусловно позитивной» оценки. Беррес Фредерик Скиннер ошибается, считая наказание неэффективным воспитательным средством. Оно помогает корректировать поведение ребенка, что подтверждают многочисленные эксперименты. Беда в том, что нередко ребенок не понимает, за что его наказывают. Страх и боль малыша ассоциируются с образом наказывающего, и тогда ребенок еще больше пугается, становится замкнутым. Он настроен избегать не только наказания, но и взрослого «обидчика».

Чтобы уяснить, как важно ребенку понимать, за что его наказывают, рассмотрим лабораторный опыт. В процессе эксперимента крыс громким сигналом предупреждают, что сейчас произойдет нечто неприятное (например, их ударит током). Как только крыса усваивает значение этого сигнала, ее начинает пугать сам его звук. Зато если сигнал не звучит, то и электрического разряда не последует. Таким образом, отсутствие сигнала означает стопроцентную безопасность — и крыса расслабляется. Но не будь сигнала-предупреждения перед ударами тока — животные постоянно испытывали бы страх.

Наказание часто не достигает цели именно потому, что ребенок не воспринимает «сигнал опасности». Следовательно, надо убедиться, что предупреждение понято. Ребенок должен знать, за что его наказывают. И помните: винить за черты характера нельзя — осуждайте лишь конкретный поступок.

Никки два с половиной года. Она бросает снежками в Лару. Старшая сестра морщится. Это еще больше раззадоривает Никки.

  • Перестань кидать снежки, Никки, — кричит мама, — ты делаешь Ларе больно.

В сестру летит новый снежок.

  • Никки, если ты бросишь еще раз, я уведу тебя домой! — предупреждает Манди. В Лару немедленно попадает очередной снежок. Манди тотчас ведет негодующую Никки домой.

  • Я предупредила, что уведу тебя домой, если не прекратишь кидаться снежками. Ты не перестала, поэтому мы уходим, — мягко напоминает дочери Манди. Никки громко рыдает:

  • Я больше не буду... я не буду бросаться снежками...

Мы с женой стараемся не наказывать детей, если можно использовать другие меры воздействия. Как правило, родители наказывают детей за постоянное нытье. Однако для ребят старше четырех лет этому есть хорошая альтернатива. Мы называем ее «улыбающееся лицо».

Даррил, которому только что исполнилось четыре года, несколько дней подряд устраивал вечерние «концерты» перед сном, упрашивая, чтобы ему разрешили поиграть еще десять минут. И вот как-то утром Манди усадила сынишку рядом.

  • Даррил, — начала она, рисуя на бумаге рожицу, — какое у тебя вчера было лицо, когда ты ложился спать?

Даррил изобразил хмурую физиономию.

  • А почему ты был так недоволен?

  • Я хотел еще поиграть.

  • И поэтому ты хмурился, жаловался и ныл?

-Да.

  • Ты добился, чего хотел? После того как ты поплакал, мама разрешила поиграть еще десять минут?

  • Нет.

  • А какое, по-твоему, выражение лица у тебя должно быть, чтобы мама разрешила поиграть подольше? — осведомилась Манди, рисуя еще одну рожицу.

  • Улыбающееся? — соображает Даррил, дорисовывая растянутый в улыбке рот.

  • Правильно. Попробуй в следующий раз улыбнуться. Обычно это помогает.

Так оно и получилось.

Атмосфера тепла и заботы, недвусмысленные предупреждения о грозящем наказании, глубочайшая любовь, но избирательная похвала, улыбка и другие приятные вещи — все это вносит в жизнь вашего ребенка позитивное начало.

О недостатках избирательных похвал и наказаний. Главный минус избирательности похвалы в том, что временами у ребенка все же будет плохое настроение. Он может огорчаться, что его не хвалят или хвалят недостаточно. Это, само собой, неприятно, зато ребенок не будет избалован и сохранит доверие к вам. То же касается и применения наказаний. Конечно, расстраивать своего ребенка не хочется никогда, однако предотвратить привычку к дурным и опасным поступкам в данном случае важнее.

  1. Братское соперничество

Принято считать, что старшие дети ревнуют к младшим, и это отравляет отношения между братьями и сестрами вплоть до глубокой старости. На этом примере как нельзя более ясно заметна разница между подходами позитивной психологии и обычной. «Негативная» психология неизменно настаивает, что ее положения носят универсальный характер, хотя материалом для ее исследований обычно служит поведение людей во время войны, социальных беспорядков или экономических кризисов. Пациентами психологов чаще бывают личности, нуждающиеся в лечении. И нет ничего удивительного в том, что соперничество между братьями и сестрами встречается в семьях, где любовь и внимание — редкость и за них идет борьба: чем больше заботы уделяется младшему ребенку, тем меньше достанется старшим. Подобная борьба за родительскую любовь вызывает целый «букет» негативных эмоций, включая ненависть, ревность, зависть и чувство покинутости. Понятно, почему Фрейд и его последователи так увлеклись нездоровыми отношениями в семье.

Психологи забыли, что в семьях, где всем детям хватает любви и внимания, соперничества между детьми просто не возникает. А ведь сделать домашнюю атмосферу теплее совсем несложно! Достаточно, чтобы старший ребенок почувствовал свою значительность: у него есть своя, особая роль.

Сколь бы убедительно я ни рассуждал, но всякий раз, когда жена возвращалась домой с новым младенцем, мне было страшно... Манди посадила двухлетнюю Лару на кровать, со всех сторон обложив подушками. «Вытяни ручки, Лара», — сказала Манди, устраивая новорожденную Никки (всего тридцати часов от роду) у нее на коленях. Потом, когда у нас родились Даррил и Карли, мама точно так же звала старших детей знакомиться с младенцем. И всегда это приносило радость. Сияющие старшие дети обнимали новорожденного (вместо того чтобы уронить его или раздавить, как я всерьез опасался).

Манди устраивала это знакомство с малышом, чтобы старшие дети почувствовали: родители с ними считаются. Без этого в душе ребенка зарождается ревность. Подобный приступ соперничества был и у нашей Лары вскоре после появления Никки.

Когда мои друзья впервые после рождения Никки собрались у нас поиграть в покер, каждый из них непременно подходил к кроватке поглядеть на младенца, восхищенно ворковал и охал. Лара, сидевшая в той же комнате, приуныла — на нее-то никто не обращал внимания.

Утром Лара зашла в комнату, когда мама нянчила Никки, и попросила салфетку.

  • Возьми сама, видишь же, мама занята, — сказал я с укором. Старшая дочь убежала и расплакалась. Позже, когда Манди меняла Никки пеленки, Лара вернулась и объявила:

  • Я ненавижу Никки, — и укусила Манди за ногу.

Не нужно быть психологом, чтобы понять: девочку обуяла ревность. Вечером Манди попросила Лару помочь ей поменять пеленки.

  • Нам с Никки нужна твоя помощь, — сказала она.

Вскоре мама и старшая дочь дружно трудились. Лара приносила чистый подгузник, а мама снимала грязный и вытирала младенцу попку, затем надевала чистый подгузник и вместе с Ларой отправлялась мыть руки. Конечно, первое время процедура смены подгузников стала занимать у мамы вдвое больше времени, но усилия окупились с лихвой.

Иной последователь Фрейда станет уверять, что возня с грязными пеленками «соперницы» еще больше уязвит двухлетнюю девочку. Но в данном конкретном случае нам удалось показать, как мы доверяем своей любимой старшей дочери, и ревность прошла.

Семь лет спустя, катаясь на роликах, Лара сломала руку. Настала очередь Никки ревновать. Лара училась лучше Никки и лучше играла в теннис. Зато Никки уже тогда была очень доброй и умела заботиться о ближних: с удовольствием учила маленького Даррила рисовать и читать. И Манди решила победить ревность, воззвав к этим качествам. На время болезни Лары Никки стала ее нянькой: выдавливала зубную пасту на щетку, завязывала шнурки, расчесывала волосы.

А когда девочки купались, Никки с удовольствием плыла рядом с сестрой, поддерживая ее загипсованную и завернутую в полиэтиленовый пакет руку.

Положительные эмоции влияют на все стороны нашей жизни. По мере того как Никки помогала своей сестре, сработала «восходящая спираль»: у девочки не только улучшилось настроение — в гору пошла и учеба, появились успехи в теннисе.

Подрастая, ребенок проявляет свои индивидуальные достоинства, которые помогают бороться с детской ревностью. Мы с женой стараемся поручать детям домашнюю работу, учитывая особенности характера. Слова «домашняя работа» звучат скучно, однако, по мнению Джорджа Вайанта, именно выполнение таких обязанностей закладывает основы жизненного успеха — по крайней мере, об этом свидетельствует анализ биографий выпускников Гарварда 1939-1944 годов. Работа по дому — залог будущего душевного здоровья и позитивного мировоззрения153. Следовательно, она необходима. Но какие именно задания лучше давать ребенку?

Никки, девочке доброй и заботливой, мы поручали уход за животными. Она кормила наших двух овчарок, Барни и Рози, вычесывала им шерсть и давала витамины. Выводила погулять черепашку Эйба и чистила его клетку. Трудолюбивая и аккуратная Лара идеально заправляла кровати. Даррил занимался мытьем посуды. Благодаря его чувству юмора и жизнерадостности это превращалось в развлечение — потоками лилась вода, объедки так и летели в мусорное ведро.

Поручая ребенку занятие в соответствии с его способностями, мы следуем мудрому совету Джорджа Вайанта.

Отрицательные стороны борьбы с ревностью. Детская ревность расцветает там, где не хватает любви и домашнего тепла. Поэтому наилучшее от нее лекарство — уделять побольше внимания каждому ребенку. Будь мои карточные партнеры знатоками трудов доктора Спока или Пенелопы Лич, они, знакомясь с новорожденной Никки, обязательно сказали бы что-нибудь приятное и сидящей рядом Ларе. В своих проявлениях любви родители ограничены временем (и конечно, количеством детей), однако я не рекомендовал бы уделять детям больше внимания в ущерб своей работе. Существуют ведь и другие средства. В основе детской ревности, по-моему, лежит боязнь ребенка, что родители его разлюбят. Но появление в семье нового младенца можно обставить так, чтобы другие дети почувствовали себя незаменимыми. Не забывайте постоянно давать им новые ответственные поручения, связанные с уходом за самым маленьким.

Конечно, теоретически нельзя исключить, что подросший ребенок воспримет новые обязанности как бремя, обижаясь и ревнуя еще больше. В моей практике такого не случалось, однако допускаю, что это возможно, особенно если новые обязанности не столь почетны, сколь трудны.

  1. Драгоценные минуты перед сном

Те минуты, что вы проводите с ребенком на сон грядущий, могут стать очень ценными для вас обоих. Нередко родители ограничиваются поцелуем, незатейливой молитвой или каким-нибудь другим кратким ритуалом. Мы с женой «вечерним посиделкам» посвящаем как минимум минут пятнадцать, это для нас важнее мытья посуды или сидения у телевизора. Нам нравятся два вида упражнений — «Лучшие моменты дня» и «Страна снов».

Лучшие моменты дня. Ребенок может получать от родителей все, что попросит, и все-таки не чувствовать себя счастливым. Это зависит от того, сколько позитивного оседает в его головенке. Сколько приятных и сколько неприятных мыслей приходит на ум каждый день? Разве можно грустить, если тебя переполняют радостные воспоминания и надежды? И можно ли веселиться, все время думая о неприятном? Как приблизиться к золотой середине?

Психологи из Питтсбургского университета Грег Гарамони и Роберт Шварц решили подсчитать соотношение положительных и отрицательных мыслей. Будучи исследователями добросовестными, они постарались учесть разные виды позитивных мыслей: воспоминания, мечты, приятные объяснения и т. д. Опросив двадцать семь человек, ученые пришли к выводу, что у депрессивных личностей количество положительных и отрицательных мыслей примерно одинаково: на каждую негативную мысль приходится одна позитивная. У людей, не склонных к депрессии, положительных мыслей приблизительно вдвое больше, чем «плохих». Вероятно, такой вывод представляется слишком очевидным, но он очень важен. О том же свидетельствуют и результаты психотерапии: пациенты, излечившиеся от депрессии, возвращаются к соотношению 2:1 вместо прежнего 1:1. Те, кому лечение не помогло, сохраняют прежний баланс154.

С помощью упражнения «Лучшие моменты дня» мы вырабатываем у детей здоровое соотношение положительных и отрицательных мыслей — в надежде, что таковое сохранится всю жизнь.

Итак, свет погашен. Манди, Лара (пяти лет) и Никки (ей три года) начинают секретничать:

Манди: Что тебе сегодня больше всего понравилось, Лара?

Лара: Было здорово гулять в парке с Ли и Андреа. Вкусные крекеры. А еще понравилось плавать и нырять на глубине вместе с папой. Мне понравилось за обедом держать тарелку в руках.

Никки: А мне понравилась клубника в шоколаде.

Лара: Да, и дурачиться вместе с Даррилом. И гулять без платья, в одних трусиках.

Никки: Мне тоже.

Лара: Мне понравилось читать слова. Понравилось, как люди купаются в речке и катаются на скейтбордах по улице.

Еще понравилось покупать с папой фильм и платить деньги.

Манди: Еще что-нибудь?

Лара: Хорошо было играть с Даррилом за ужином, с Никки в русалок в ванной, с папой — в фантастическую машину. И смотреть мультфильм про Барни. Никки: Мне тоже понравился Барни.

Манди: А что-нибудь плохое сегодня было?

Лара: Даррил укусил меня в спину.

Манди: Больно?

Лара: Очень.

Манди: Прости брата, он еще маленький и ничего не понимает. Надо отучить его кусаться. Начнем с утра, хорошо?

Лара: Хорошо. Мне жалко, что у Ли умер кролик, и мне не понравилось, что Никки рассказала, как Реди (наша собака) съела этого кролика.

Манди: Да, это жестоко.

Лара: Это ужасно.

Манди: Мне тоже не понравился рассказ Никки, но она еще маленькая и все это придумала, не понимая, что кого-то огорчит. Кролика очень жаль, только он был уже старый и больной. Может быть, папа Ли купит им нового кролика.

Лара: Может быть.

Манди: В общем, день у тебя прошел хорошо.

Лара: Сколько хороших событий я назвала, мама?

Манди: Ну, наверное, около пятнадцати.

Лара: А плохих?

Манди: Два.

Лара: Ух ты — пятнадцать приятных событий за один день! Что же будет завтра?

Постепенно мы начали обсуждать с детьми не только случившееся за день, но и планы на завтра. Впервые мы попытались это сделать, когда Ларе было всего два или три года («Что тебе больше всего хочется делать завтра — пойти смотреть кроликов у Ли?»), но не достигли желаемого результата. Попытка с Никки тоже провалилась. Дети приходили в такое возбуждение, что долго не могли заснуть. Начиная с пяти лет тема «завтра» воспринималась более спокойно. Плюс ко всему, таким образом мы развили у детей способность планировать будущее, но об этом поговорим чуть позже.

Страна снов. Перед сном ребенка посещают мысли, окрашенные эмоциями и зрительными образами. Это основа будущих снов. Существует обширная литература о связи сновидений и настроения.

Характер снов зависит от склонности человека к депрессии. Дети и взрослые в угнетенном состоянии духа видят безрадостные сны. Интересно, что лекарства-антидепрессанты помогают им не видеть таких снов. Мы с детьми играем в так называемую «Страну снов» — игру, полезную для психики и, конечно, навевающую приятные сны.

Для начала я прошу детей думать о чем-нибудь очень хорошем. С этим они справляются легко, особенно после совместных обсуждений лучших минут дня. Каждый рассказывает о том, что пришло ему в голову. Потом я прошу детей сосредоточиться на своих фантазиях и дать им название.

Даррил представляет, как они с Карли устраивают игру: он с разбегу утыкается животом в голову Карли и при этом падает, а малышка заливается смехом. Даррил называет это «игрой в головы».

  • Когда будете засыпать, — внушаю я тоном заправского гипнотизера, — постарайтесь сделать так: во-первых, вообразите, что вы играете в любимую игру, во-вторых, засыпая, повторяйте ее название, а в-третьих, попытайтесь увидеть во сне то, что вообразили.

На своем собственном опыте я пришел к выводу, что это упражнение помогает видеть приятные сны155. Само собой, я использовал его и на семинарах. В результате мои студенты в два раза чаще стали видеть светлые сны.

О недостатках вечерних посиделок. Единственный минус состоит в том, что эти пятнадцать минут вы могли бы провести не с детьми, а потратить на «взрослые» дела. Но я сомневаюсь, что такой обмен принес бы вам пользу.

  1. Договор

Я научил детей просить о чем-либо не с кислой миной, а с улыбкой. Мы ясно дали понять, что если кто-то будет хныкать и требовать «хочу!» или «дай!» — то ничего не получит. А вот улыбающемуся ребенку, возможно, и выпадет удача.

Однако метод позитивного подкрепления требует немало времени, мастерства и энергии, а вот оправдывает себя не всегда. Когда я осыпал поцелуями Лару за то, что она сказала «папа» (ей был тогда только год), кроха была довольна, но озадачена. Она продолжала веселиться, однако слово «папа» больше не повторяла. Тем не менее многие родители почему-то уверены, что детей нужно воспитывать только так — методом позитивного подкрепления. (Самый активный его сторонник и пропагандист — психолог Скиннер.)

Моя жена — одна из немногих, кто не разделяет этой точки зрения, хотя по образованию она тоже психолог. «Дети ведут себя иначе. Они не повторяют поступков, за которые когда-то получили похвалу, — считает Манди. — Даже в младенчестве дети думают о будущем — по крайней мере наши, и ведут себя так, чтобы в перспективе добиться желаемого».

Каждый родитель знает, что дети четырех-пяти лет иногда бывают невыносимы, и при этом повлиять на их поведение невозможно.

У нашей Никки, например, возникла привычка прятаться. Так продолжалось добрую неделю. Несколько раз на дню шалунья находила себе тайное убежище в недрах нашего старого дома и сидела там тихо как мышь. Манди, нянчившая маленького Даррила, громко звала дочь:

  • Никки, нам надо встречать папу! — Ни гласа, ни воздыхания. Манди оставляла Лару приглядывать за братом, а сама обегала весь дом и сад в поисках непослушной Никки. В конце концов она находила проказницу и отчитывала — с каждым разом все резче и резче. Ничего не помогало — ни уговоры, ни угрозы, ни крики, ни шлепки. Манди пыталась объяснить дочери, сколько хлопот та ей доставляет, но методы и приемы традиционной психологии не действовали — Никки с каждым днем пряталась все чаще и чаще. Она знала, что ведет себя нехорошо, и тем не менее продолжала прятаться.

  • Это невыносимо! — делилась со мной Манди. За завтраком она тихо сказала Никки:

  • Предлагаю заключить договор.

Никки уже полгода просила купить ей новую куклу. Барби стоила дорого, и мы обещали подарить ее на день рождения, а до него оставалось еще пять месяцев.

  • Мы сегодня же идем и покупаем тебе Барби, — продолжала Манди. — Но взамен обещай: во-первых, больше не прятаться, а во-вторых, приходить по первому зову.

  • Вот это да! Конечно, обещаю! — выпалила Никки.

  • Но имей в виду, — добавила Манди. — Если ты хоть раз не явишься, когда я позову, мы отберем у тебя Барби на неделю. А если это повторится, больше тебе этой куклы не видать.

Никки перестала прятаться. Такой же договор мы предложили Дар- рилу, чтобы он перестал ныть, и это подействовало как истинное волшебство. Впоследствии мы еще два раза прибегали к спасительному средству, когда остальные методы — и кнута, и пряника — не приносили успеха. Столь внезапное предложение резко меняет действия ребенка в лучшую сторону. Боясь лишиться сокровища, он хорошо себя ведет и не нарушает условий договора. Очень важно предложить ребенку награду сразу, а не через неделю — за безупречное поведение.

Заключение договора свидетельствует, что родители способны найти общий язык с ребенком. Награда закрепляет хорошее поведение в дальнейшем — ребенок знает, что, если он опять поступит плохо, тем самым он нарушит обещание и потеряет любимую игрушку. Одним словом, заключение договора приучает ребенка думать о будущем.

Отрицательные стороны метода договора. Это очень деликатный прием, и злоупотреблять им не следует, иначе ребенок примерит на себя роль вымогателя. Мы прибегаем к договору только в экстренных случаях и после того, как все остальные методы воздействия исчерпаны. С каждым из своих детей мы позволили себе воспользоваться таким приемом не более одного-двух раз. Не стоит заключать договор по мелким бытовым поводам — из-за еды, сна, уборки. Помимо того, надо строго соблюдать условия: если Никки дважды нарушит обещание, Барби отправится на благотворительную ярмарку.

  1. Новогодние обещания

Каждый год мы вместе с детьми даем себе и друг другу новогодние обещания, а потом — в середине лета — проверяем, насколько

успешно воплощается задуманное. Приблизительно половину обещаний удается сдержать. Начав заниматься позитивной психологией, я заметил, что наши обещания несколько однобоки. В основном речь идет об исправлении своих недостатков или о соблюдении каких-нибудь табу: «Я обещаю лучше относиться к братьям и сестрам», «Внимательно слушать маму», «Не класть в чай больше четырех ложек сахара», «Не хныкать» — и так далее.

Запреты скучны. Если, проснувшись поутру, перечитать список всего, что ты обещал не делать (не есть сладкого, не флиртовать, не играть в азартные игры, не пить алкоголя, не посылать язвительных писем по электронной почте), от этого мигом испортится настроение. Обещая на Новый год бороться с недостатками и соблюдать умеренность, мы вносим в теплую праздничную атмосферу ледяную струю.

Поэтому мы сочли, что отныне будем принимать положительные обязательства, основанные на использовании наших достоинств.

Даррил: В этом году я буду учиться играть на пианино.

Мама: Я освою музыкальную грамоту и научу детей.

Никки: Я буду много заниматься и выиграю стипендию балетной школы.

Лара: А я напишу рассказ и пошлю в журнал.

Папа: Я напишу книгу о позитивной психологии, и это станет звездным

часом моей жизни.

На той неделе нам предстоит летний отчет о проделанной работе, и думаю, по меньшей мере четверым есть чем похвастать.

Добродетели и достоинства наших детей



В начале этой главы я рассказал, как можно вызвать у малышей положительные эмоции. На мой взгляд, именно они побуждают дитя исследовать окружающий мир, способствуя обретению самых разнообразных навыков. Эти навыки не только вызывают новый всплеск положительных эмоций, но и помогают выявить индивидуальные достоинства ребенка. Поэтому пока ребенку не исполнилось семь

лет, родителям все свои силы надо сосредоточить на создании положительных эмоций. Благодаря этому вы узнаете и лучшие качества характера своего ребенка. В этом вам поможет тест, разработанный Кэтрин Далсгаард. По существу, он повторяет тест, приведенный в главе 7, но разработан специально для детей.

Конечно, лучше всего использовать тест, приведенный на веб-сайте: это даст вам возможность сравнить показатели своего ребенка с данными сверстников. Итак, если у вас есть такая возможность, зайдите прямо сейчас на сайт www.authentichappiness.org и пройдите тест вместе с малышом. Попросите ребенка сначала ответить на вопросы самостоятельно, а потом позвать вас. А тех, кто сделать этого не может, приглашаем выполнить тест по книге.

Если вашему ребенку меньше десяти, прочитайте ему вопросы вслух. Ребенок старше десяти лет пусть пройдет тест самостоятельно. Для оценки каждой черты характера необходимо ответить на два вопроса.

Тест: оценка достоинств ребенка



(Автор теста — доктор философии Кэтрин Далсгаард)

  1. Любознательность

5

4

3

2

А. Мне не скучно, даже когда я один Очень похоже на меня В общем, похоже на меня Может, похоже, а может — нет Не про меня

Совершенно не про меня

5. Если я хочу что-нибудь узнать, заглядываю в книгу

или в компьютер

5

4

3

2

Очень похоже на меня

В общем, похоже на меня

Может, похоже, а может — нет

Не про меня

Совершенно не про меня

  1. Любовь к знаниям

А. Я с удовольствием узнаю что-то новое

Оглавление 1

Предисловие 6




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет