Андрей Жуков Николай Непомнящий Запрещённая история



жүктеу 2.84 Mb.
бет10/12
Дата13.06.2016
өлшемі2.84 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Глава 8

ВИКИНГИ В АМЕРИКЕ:

ОТ ИСЧЕЗНУВШЕЙ ГРЕНЛАНДСКОЙ КОЛОНИИ

ДО ПАРАГВАЙСКИХ НАДПИСЕЙ

Что сталось с ними? Быть может, их выкосила чума? Или истребили эскимосы? А может, они вымерли от голода и холода? Увы, история не дает однозначного ответа. И тем не менее факт есть факт: впервые викинги объявились в Гренландии в 986 году от Рождества Христова. Через пятьсот лет самое северное норманнское поселение насчитывало несколько тысяч человек.

И вдруг — конец. Потомки великих «людей с севера» исчезли — все до единого. Может, разгадка кроется в древних сагах? Как бы там ни было, на след исчезнувших гренландских викингов спустя столетия вышли археологи. Равно как и на другие следы их присутствия в Новом Свете.

Итак, «лета 1408 года от Рождества Господа нашего Иисуса Христа в Вальсе, что на крайнем юге Гренландии, довелось нам стать очевидцами бракосочетания Сигрид Бьернсдаттер с Торстейном Олафсоном…». Эта старинная запись об образовании союза, скрепленного брачными узами в Вальсейской церкви шестьсот лет тому назад, представляет для нас интерес не столько как свидетельство о некоем торжественном средневековом обряде, сколько как последнее упоминание об эпохе, канувшей в Лету и оставившей по себе лишь смутные воспоминания.

В те давние времена только викинги да их потомки и обживали южное побережье Гренландии. Норманны… знаменитые «люди с севера». И жили они в большем или меньшем достатке, хотя края те во все времена считались суровыми, неприютными. Достаток же новоявленных поселенцев и потомков их во многом обеспечивался за счет торговли со Скандинавией, прародиной викингов. И животноводства — на летних пастбищах, примыкающих к побережью, паслась скотина: быки, коровы, бараны и козы. Кроме того, именно оттуда, с южной оконечности Гренландии, первопоселенцы пускались в опасные походы следом за солнцем — к берегам Америки. И было это, напомним, за пятьсот лет до Христофора Колумба.

Однако после 1408 года о жизни поселенцев не осталось ни единого письменного свидетельства. И о дальнейшей судьбе «людей с севера» ничего не известно: они буквально растворились во времени, оставив по себе воспоминания в виде разваленных жилищ в двух некогда процветавших поселениях — Эстербюгд и Вестербюгд.



Гренландия во времена Эрика Рыжего

Вот уже сто лет кряду археологи пытаются разгадать тайну исчезновения гренландских викингов. И тут на помощь им пришла северная мерзлота, прекрасно сохранившая останки обитателей, предметы норманнской одежды, утвари и образчики оружия. По этим-то артефактам ученым и удалось частично воссоздать весьма скромную и нелегкую жизнь древнескандинавских переселенцев. Вернее, их образ жизни, максимально приближенный к подлинному. Он был мало-помалу восстановлен по результатам многолетних раскопок, в частности в местечке, вошедшем в археологические анналы под названием Песчаный хутор. В своей работе археологи в буквальном смысле опирались на мощнейшие буровые керны. После чего извлеченные на свет божий артефакты подвергались изотопному анализу с использованием радиоуглеродного метода определения абсолютного возраста предметов.

В самом деле, сотрудники Датского национального музея в Копенгагене провели не один день в лабораториях Орхусского университета, стараясь выявить как можно более полное содержание углерода в извлеченных из-под покрова вечной мерзлоты останков гренландских первопоселенцев. Таким затейливым способом ученые, среди прочего, с точностью восстановили питательный рацион викингов на протяжении их пятисотлетнего пребывания в самой северной из норманнских колоний. В результате была опровергнута расхожая гипотеза, согласно которой первопоселенцы питались главным образом рыбой И моллюсками.

Для историков, как, впрочем, и для других посвященных людей, давно не секрет, зачем викинги пустились в далекое и опасное плавание к берегам Гренландии. К тому же ответ содержится в исландских легендах и преданиях. В саге об Эрике Рыжем, к примеру, довольно подробно рассказывается о том, как и почему этот отважный мореход оказался на острове, который он нарек Грен-Ландом (Зеленой Землей). Ну а попал он туда, напомним, не по доброй воле: его изгнали из Исландии, как душегуба, во времена викингов столь суровая кара, считавшаяся хуже смерти, ожидала всякого, кто отнимал жизнь у своего собрата. Что примечательно, Эрик повторил судьбу родного отца: в молодости тот тоже согрешил, убив человека в Норвегии, и был сослан в Исландию.

Что до самого Эрика, то он еще сызмальства слышал сказания о далекой гористой стране, покрытой вечными снегами. И знал, что земля эта лежит там, где заходит солнце. Впав в немилость, Эрик с горсткой добровольцев, таких же, как и он, отчаянных парней, пустился в плавание на кнарре, военно-грузовом струге, взяв курс на запад, в неизвестность.

Три года обследовал Эрик со спутниками южный берег Гренландии, сплошь изрезанный фьордами, прежде чем дерзнул нарушить запрет и вернулся на родину — в Исландию. Встретившим его с укоризной сородичам Эрик расписал открытую им землю в самых ярких цветах, с явным преобладанием зеленого. Поведал он и об обширных, от горизонта, тучных пастбищах и мягком, в представлении викингов, разумеется, климате. И призвал соплеменников отправиться туда вместе с ним.

На сей раз добровольцев нашлось предостаточно. Еще и потому, что к тому времени в Исландии не осталось ни одного свободного клочка суши, который можно было бы использовать под сельскохозяйственные угодья и пастбища. Да и перенаселен он бы сверх всякой меры, этот благодатный остров, похожий на теплый оазис посреди великого студеного моря. Дальше в саге об Эрике рассказывается, что через некоторое время от исландских берегов отвалила флотилия из двадцати пяти кнарров. Но из них, увы, лишь четырнадцать дошли до легендарной земли: остальные же одиннадцать стругов частью повернули обратно, частью пошли ко дну. Было это в 986 году от Рождества Христова. Так началась великая гренландская эпопея викингов.

В ходе буровых работ, проводившихся на гренландском ледовом панцире, выяснилось, что в наши дни тамошний климат практически не отличается от того, каким он был во времена Эрика Рыжего. Так что первопроходец и впрямь дал волю воображению, живописуя прелести открытой им земли. Но только в том, что касалось благодатного климата. Насчет же тучных пастбищ, отдадим ему справедливость, Эрик ничуть не покривил душой. Летом привезенную с родины скотину: коров, быков, баранов, свиней и коз — выгоняли в поля, где сочной травы было в избытке. А на зиму заготавливали сена — его тоже с лихвой хватало, чтобы прокормить домашнюю живность до следующей весны. На острове в изобилии водилась и дичь: белые медведи, олени и моржи — она существенно разнообразила рацион первопоселенцев. Одна беда: лето в Гренландии было уж больно коротко — зерно не успевало дать всходы. Не рос там и лес, который можно было бы пустить на строительство жилищ и стругов. Как бы там ни было, слухи о «Зеленой стране» докатились до Исландии. И самые обездоленные исландцы пустились в опасный путь по морю туда, где заходит солнце, и ничуть не прогадали. Так что вскоре население Гренландии, включая новоприбывших, уже насчитывало около трех тысяч душ.

Викинги селились в основном на берегах фьордов и обживали главным образом южные и западные области Гренландии. Поселения их больше походили не на деревни, а на фермы, или, точнее, хутора. Поселенцы обустраивались возле самых плодородных пастбищ — те были сосредоточены в местечках Эстребюгд, на юге, и Ветербюгд, в 400 километрах к северу, где в наши дни расположен городок Нук.

Лучшие, со всех точек зрения, угодья заняли первопоселенцы, оно и понятно. А тем, кто пришел позже, достались земли похуже. Они-то, поздние переселенцы, и начали осваивать области, удаленные от побережья. Археологи до сих пор находят следы отдаленных от фьордов норманнских поселений. Там почерневшие от времени развалины каменных жилищ вплотную подступают к подножию таких же черных скал. И зачастую руины жилых построек легко спутать с нагромождением обломков скальных пород.

Сегодня от дальних хуторов остались одни лишь основания. Впрочем, в разрушении норманнских жилищ повинны не только время и ненастье… но и эскимосы. За долгие столетия они буквально по камням разобрали опустевшие хутора викингов. А камни пустили на обустройство своих летних стойбищ либо надгробий.

Викинги и эскимосы

В этом сочетании, вернее связи, нет ничего удивительного: ведь Гренландия принадлежала «людям с севера» отнюдь не по праву первенства, а скорее первопроходства. Ко времени прихода викингов остров был обитаем, притом давно. Но тамошнее население, эскимосы, проживало лишь в двух местах — на северо-западном и восточном побережье. И соответственно делилось на народы калатдлит и ангмассалик. Уроженцы северо-западной земли — Туле (не путать с крайними северными пределами античной Ойкумены) — время от времени спускались к югу, а викинги, отправляясь на охоту, поднимались к северу. Так что встреча двух народов, можно сказать, была неизбежна.

Что любопытно, до наших дней у эскимосов и исландцев сохранились предания о знаменательной встрече двух культур — тулейской и древнескандинавской. Между тем историки так и не смогли уточнить время этой встречи. Единственное, в чем они уверены на все сто, так это в том, что такая встреча действительно имела место, иначе и быть не могло. К тому же об этом свидетельствуют обнаруженные по ходу раскопок на месте древних эскимосских стойбищ артефакты — образцы скандинавской утвари и деревянные или каменные фигурки в одеждах европейского покроя.

С другой стороны, в старинных эскимосских преданиях говорится о кровопролитных стычках эскимосов с викингами. На этом основании некоторые ученые сочли, что эскимосы, которых было больше, всего вероятнее, перебили чужеземцев и присвоили себе их добро в качестве боевых трофеев.

В пользу этой гипотезы говорят и археологические находки: например, проломленные черепа скандинавов, погибших, скорее всего, именно в таких стычках. Заметим здесь же, что эскимосы довольно лихо метали камни и праща была, пожалуй, главным боевым оружием. При всем том, однако, эскимосов и викингов отнюдь нельзя было считать непримиримыми соперниками: делить им было нечего, да и охотились они на разного зверя, а свободных земель на острове было хоть отбавляй. Тем более что Гренландия и сегодня представляет собой громадную, крупнейшую в мире пустошь. Кроме того, маловероятно, что первобытные эскимосы отважились бы целенаправленно нападать на укрепленные поселения викингов, такие как Вестербюгд и Эстербюгд.

Не будем, однако, сбрасывать со счетов тот факт, что гипотеза об избиении викингов эскимосами зиждется на подлинном историческом документе, в котором описывается хождение некоего Ивара Бардсона, епископского посланника, за море в Вестербюгд. По прибытии к месту назначения — а было это в 1350 году — досточтимый посланник не обнаружил там ни одной живой души, лишь несколько человеческих останков да одичалых коров и быков…

И все же, невзирая на сами собой напрашивающиеся домыслы, большинство историков полагают, что поселенцы покинули Вестербюгд по своей воле: жизнь в некогда процветавшей колонии с каждым днем становилась все тяжелее.

В самом деле, как раз в то время, в XIV веке, наступила так называемая новая микроледниковая эпоха. И анализ образчиков глубинных пород, извлеченных на поверхность с помощью мощных буровых кернов, показал, что начиная с 1300 года климат в Гренландии сделался более суровым. Несколько сезонов кряду не было урожаев, в Вестербюгде вышли все запасы продовольствия, наступил голод. А следом за тем начался мор. И вполне вероятно, что уцелевшие поселенцы, превозмогая напасти, медленно двинулись к югу — в Эстербюгд, где покуда еще было теплее и земля, следовательно, давала урожаи.

Из свидетельства о бракосочетании, состоявшемся в 1408 году в Вальсе, близ Эстербюгда, явствует, что в церкви, где проходило торжество, было много народа. Из чего, в свою очередь, можно заключить, что в те времена южное поселение викингов по-прежнему благоденствовало. Кроме всего прочего, самое наличие церкви (развалины ее, с позволения сказать, неплохо сохранились до наших дней) говорит о том, что викинги принесли на гренландскую землю христианство.

Всего же в гренландской общине викингов насчитывалось двадцать три церкви, притом что большая часть размещалась в Эстербюгде. Некоторые из них представляли собой обыкновенные хижины, сложенные из камней либо глиняных кирпичей с резаной соломой или мякиной. Возводили викинги и величественные святилища — на их-то постройку и шел тес, материал, ценившийся в Гренландии буквально на вес золота.

В сагах рассказывается, что христианство принес на гренландскую землю Лейф Счастливый, сын Эрика Рыжего, после того как однажды, в пору своей юности, погостил у норвежского короля-христианина Олава. По возвращении в отчий дом Лейф столь восторженно описал христианские обряды, вершившиеся на исторической родине, что мать его Тьодильда, она же благоверная жена Эрика Рыжего, с не меньшим восторгом обратилась в новую веру, отрекшись от язычества без всякого сожаления.

Итак, с наступлением похолодания, что затрудняло землепашество и животноводство, поселенцам ничего не оставалось, как довольствоваться подножным кормом да зверьем и рыбой, добытыми на охоте или рыбной ловле — на манер эскимосов. И даже делить добычу с эскимосами: ведь общение викингов со «скреллингами», как те называли туземцев, далеко не всегда, уточним, заканчивалось стычками. Хотя церковь — если можно так выразиться применительно к институту раннего христианства в Гренландии — порицала какие бы то ни было отношения с «дикими язычниками», равно как и их образ жизни, столь отличный от образа жизни тех же исландцев и скандинавов.

Результаты раскопок доказывают, что викинги постепенно свыклись с постигшими их тяготами и, лишившись возможности заниматься землепашеством и животноводством, переключились на охоту, рыбную ловлю и собирательство. А результаты изотопного анализа останков, обнаруженных в обоих главных поселениях, позволили восстановить хронологию более точно. Так, после сравнения различных типов изотопов, содержавшихся в костных тканях, исследователи установили, что первое время поселенцы питались в основном продуктами земледелия, животноводства и рыбой. Иначе говоря, если в самом начале гренландской одиссеи питательный рацион викингов состоял из 80 % продуктов сельского хозяйства и всего лишь 20 % морепродуктов, как, впрочем, и у их скандинавских собратьев, то за четыреста-пятьсот последующих лет это соотношение изменилось с точностью до наоборот. Таким образом, «люди с севера» вымерли вовсе не оттого, что не смогли приспособиться к новым климатическим условиям. Напротив, предположение о том, что норманны в конце концов сменили оседлый образ жизни на кочевой, как раз и объясняет практически полное отсутствие в местах былых норманнских поселений рыболовных снастей и останков морепродуктов: рыбных костей и ракушек.

Некоторые археологи считают, что викингам, сделавшимся кочевниками, волей-неволей пришлось жить среди эскимосов и, в конце концов, смешаться с ними. Впрочем, никаких фактических подтверждений того, что так оно и было на самом деле, обнаружить не удалось. Останки, найденные в норманнских поселениях и эскимосских стойбищах, были подвергнуты тщательному анализу в антропологической лаборатории Панумского института в Копенгагене. Однако ни малейших признаков расового смешения в итоге выявлено не было.



Лейф идет на юг

Вместе с тем результаты костного анализа показали, что причиной вымирания поселенцев была вовсе не эпидемия, например чумы. Больше того: в ходе осмотра выяснилось, что склонность к заболеваниям у гренландских викингов была ничуть не выше, чем, скажем, у деревенских жителей средневековой Европы. При этом, однако, следует иметь в виду, что, даже если та же чума не докатилась до берегов Гренландии, она тем не менее повлияла на дальнейшую судьбу поселенцев. Так, прокатившись великим мором по Южной и Центральной Европе, черная чума уничтожила 60 % норвежского и 30 % исландского населения. А ведь, как мы уже знаем, гренландские викинги поддерживали тесные торговые связи с обеими метрополиями: ибо от товарообмена во многом зависела их жизнь, принимая во внимание полнейшую изоляцию Гренландии от остального мира.

С другой стороны, открытие новых морских торговых путей, связавших европейские страны с богатейшими государствами Востока, с их диковинными товарами, повлекло за собой резкое снижение спроса на исконные северные товары — моржовую и китовую кость, а также шкуры полярных зверей.

Верно и то, что торговые интересы «людей с севера» не ограничивались только Норвегией и Исландией. Уже знакомый нам Лейф, славный отпрыск не менее достославного Эрика Рыжего, тот самый, что, к величайшему сожалению отца, заронил в Гренландии зерно христианства, давшее добрые всходы, унаследовал от своего предка не только красноречие, но и неугасимую страсть к мореплаванию. В тех же сагах рассказывается, как однажды мореход по имени Бьярни Херьолфсон поведал Лейфу о своих приключениях на море, обернувшихся тем, что после бури, из-за которой ему пришлось уклониться от начального курса, он вышел к неведомой земле и лежала она далеко на западе. Нимало не колеблясь, Лейф выкупил у Бьярни кнарр, снарядил его всем необходимым и с тридцатью пятью верными спутниками пустился в море. Так, некоторое время спустя он первым ступил на берег Хеллюланда, ныне Баффиновой Земли. Вслед за тем Лейф и сотоварищи его спустились южнее и высадились на побережье Маркланда, нынешнего полуострова Лабрадор. Наконец, отважные первопроходцы открыли Винланд — землю, которая много времени спустя стала называться Ньюфаундлендом. Как гласит предание, Лейф Счастливый нарек эту землю Винландом, потому что там якобы в изобилии произрастал дикий виноград. Впрочем, те же пытливые историки отмечают, что винограда на Ньюфаундленде отродясь не было и что это, скорее всего, плод богатого воображения Лейфа. Хотя не исключено, что в южной части Вин-ланда Лейф со спутниками обнаружил заросли голубики, которая иначе зовется винной ягодой.

Итак, в один прекрасный день норманнские струги подошли к берегам Ньюфаундленда. На крайней северной оконечности острова под названием бухта Мидоуз до сих пор сохранились полуразрушенные каменные столбы, некогда поддерживавшие многочисленные постройки викингов, — жилища, конюшни, скотные дворы и продовольственные хранилища.

И тут возникает еще одно предположение: быть может, гренландские поселенцы и в самом деле снялись в Америку, решив обжить более теплые, хоть и дальние, края, благо викинги, как известно, всегда были легки на подъем? В свое время эта смелая гипотеза даже нашла подтверждение. Однажды на месте древней стоянки индейцев археологи наткнулись на старинную норвежскую монету — как бы в подтверждение индейской же легенды о пришествии «со стороны, где восходит солнце», чужеземного племени голубоглазых и светловолосых, что косвенно также подтверждает гипотезу о первооткрытии Нового Света выходцами из Скандинавии. При этом, однако, убедительного доказательства теория массового исхода гренландских викингов в Америку не получила.

Когда-то существовала гипотеза, и ученые считали ее наиболее вероятной, что гренландские викинги, хлебнув лиха в суровом краю эскимосов, вернулись на свою историческую родину — кто в Исландию, кто в Норвегию. Тем более что, как мы помним, в эпоху исчезновения гренландских викингов Норвегию с Исландией опустошила чума, да и возвращение по исхоженным вдоль и поперек водам было куда менее опасным, нежели переход по неизведанным просторам извечно бурной северо-западной Атлантики. Например, по Лабрадорскому морю.

Между тем, как ни странно, в исландских архивах нет ни единого упоминания о том, что гренландские викинги вернулись на «Ледяную землю». Хотя вполне вероятно, что в стране, где чума выкосила 30 % населения, возвращение горстки гренландских переселенцев прошло незамеченным.

Так что же сталось с потомками великих «людей с севера»? Быть может, они действительно вымерли, затерявшись в неоглядной ледяной гренландской пустоши? Или же их перебили эскимосы? А может, они вернулись в Скандинавию и растворились среди своих же соплеменников? Как бы там ни было, определенно известно лишь одно: часть гипотез так и не подтвердилась научными данными, другие остаются неподвижными. И только факты, добытые в ходе будущих археологических раскопок с применением более совершенной техники и технологий, помогут ученым приподнять завесу тайны, столетиями окутывающей судьбу гренландских викингов, которых однажды простыл и след.

Нет, скорее всего, они все же двинулись дальше — искать охотничьи угодья и место для жилья, и открыли Америку. Вот что говорят авторы книги «Очерки по истории географических открытий» И.П. и В. И. Магидовичи: «В поисках новых богатых охотничьих угодий норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Североамериканского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи и древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета» (заимкам), строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг, устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временные постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму. В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье острова Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив, прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На острове Саутгемптон и на полуострове Мелвилл найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что норманны не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нинигон можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Североамериканского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нинигон по реке Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно».

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (пирамидки, возможно навигационные, встречаются в местах распространения сейдов-мегалитов; имеют аналоги в Канаде, Исландии; их возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, Джонс и Смит неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического архипелага, в частности островов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их проникновения — убежища для гнезд на побережье острова Девон у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — гурии на восточном берегу острова Элсмир.

Летом 1981 года в печати появилось сообщение о еще более северной находке. На побережье пролива Кеннеди канадский археолог П. Шледерман обнаружил остатки кольчуги, лодочные заклепки и клинки, датируемые серединой XIII века.

Плавания Лейфа Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI–XV веках не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но малопривлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания, видимо, не оказали решающего воздействия на великие открытия, совершенные мореплавателями в тропической полосе за океаном (или оказали, но это еще надо будет доказать). Однако с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI века западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

Камень из Кенсингтона

Из всех находок, свидетельствующих о скандинавском присутствии на территории Соединенных Штатов, самые жаркие споры вызвал так называемый Кенсингтонский рунный камень.



Кенсингтонский рунный камень

Поздней осенью 1897 года шведский эмигрант фермер Олаф Охман корчевал пни на пригорке возле своего дома вместе с младшим сыном Эдуардом. Когда он вытаскивал очередной пень, из-под земли показался камень, зажатый между переплетенными корнями. Охман заметил на камне какие-то надписи и отнес его в соседнюю деревушку Кенсингтон в Миннесоте, общину эмигрантов из Скандинавии, где он был выставлен на всеобщее обозрение. Один из жителей догадался, что надпись сделана рунами — старинным скандинавским алфавитом, которому по-прежнему учили детей в некоторых местных школах того времени.

Грубая копия надписи была отправлена О. Дж. Брейду— профессору скандинавских языков в университете штата Миннесота. Брейд остался равнодушным к открытию, как и другие специалисты по Скандинавии, которые сочли надпись современной фальшивкой. Глубоко разочарованный, Охман отнес камень обратно на свою ферму. Там он и лежал, пока его не увидел Хьялмар Холанд, посетивший этот район в 1907 году. Он был убежден, что надпись подлинная, и в течение следующих пятидесяти лет пытался убедить в этом окружающий мир, приводя в доказательство ее перевод: «Восемь готов и 22 норвежца отправились исследовать земли, лежащие к западу от Винланда. Мы разбили лагерь у двух каменистых островков в одном дне пути к северу от этого камня. Однажды мы пошли рыбачить, а вернувшись домой, обнаружили 10 человек, истекающих кровью и умирающих. Аве Мария, сохрани от зла. Еще 10 человек остались в море присматривать за нашими кораблями в 14 днях пути от этого острова. Год 1362».

В 1949 г. камень был выставлен на обозрение в Смитсоновском институте в Вашингтоне, и доктор Мэтью Стирлинг, директор Американского бюро этнологии, назвал его, «возможно, самым важным археологическим объектом, обнаруженным до сих пор в Северной Америке».

Можно ли считать подлинность Кенсингтонского рунного камня окончательно доказанной?

Профессор Эрик Уолгрен из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе посвятил несколько лет исследованию Кенсингтонского рунного камня, который он считает подделкой на основе словарного состава, грамматических особенностей и системы датировки. В частности, надпись содержит много необычных словарных форм, включая таковые явно английского происхождения, а также составной термин opdagelsefard, означающий «исследовательское путешествие». Грамматика выглядит странно: окончания слов нехарактерны для XIV века, но широко использовались в XX столетии. Все числа в тексте написаны по-арабски, в то время как в средневековых рунных надписях пользовались римскими числительными.

Защитники подлинности Кенсингтонского рунного камня усердно обрабатывали архивы всех языков и диалектов Скандинавии в поисках возможных параллелей и нашли ряд близких слов и словосочетаний, но ничего похожего на opdagelsefard. Они также смогли доказать, что арабские числительные использовались в Скандинавии еще в XIV веке, однако это не то же самое, что использование арабских числительных в рунных надписях, так как при этом смешиваются две совершенно разные системы общения.

Э. Уолгрен резюмирует точку зрения рунологов в своем критическом вердикте: «К рунной надписи на Кенсингтонском камне можно применить простой тест. Если мы удалим из рассмотрения все руны, не имеющие бесспорного исторического происхождения от XIV века и ранее, то останутся лишь простейшие формы, такие как «и» и «мы». Эти формы оставались неизменными с Раннего Средневековья до настоящего времени».

«Возможно, но маловероятно», — таков был вердикт специалистов о надписи на Кенсингтонском камне с тех пор, как Холанд отвез его в Скандинавию в 1911 году. Попытки подкрепить аргументы в пользу рунного камня другими предполагаемыми рунными надписями, обнаруженными на территории Соединенных Штатов, оказались безуспешными. По единодушному заключению рунологов, все они являются либо очевидными современными подделками, либо трещинами на поверхности камня, имеющими совершенно естественное происхождение.

Более широкий исторический подход мог бы прояснить проблему происхождения Кенсингтонского рунного камня. Насколько вероятным было присутствие викингов или выходцев из Скандинавии на территории современных Соединенных Штатов в 1362 году? Могла ли экспедиция викингов отправиться в путешествие на Средний Запад Америки?

«Карта Винланда»

Для ответа на эти вопросы были представлены два исторических свидетельства скандинавского происхождения. Одним из них является «Карта Винланда», которая считалась доказательством успешной экспедиции в Америку под руководством гренландского епископа Эриксона в 1118 году. К сожалению, этот единственный в своем роде документ так же небезупречен, как и Кенсингтонский рунный камень.

Так называемая «Карта Винланда», несмотря на многолетние исследования, по-прежнему остается загадкой и вызывает горячие споры. Некоторые считают эту карту искусной подделкой, другие наоборот уверяют в ее подлинности. Ни тем, ни другим до сих пор не удалось доказать свою правоту со 100-процентной уверенностью.

«Карта Винланда»

Карта считается чрезвычайно ценной: пожухлый лист пергамента размером 28 х 40 сантиметров застрахован на сумму в 25 миллионов долларов. На ней изображены очертания берегов Европы, Азии, Северной Африки и Северной Америки (побережья современной Канады). Два глубоких пролива, врезающихся в атлантический берег, могут соответствовать заливам — Гудзонову и Святого Лаврентия. Текст в верхнем левом углу, написанный на латыни, повествует о том, как двое скандинавских мореплавателей — Бьорн Херьолфссон и Лейф Эрикссон — открыли плодородную землю, где росло много виноградников, и назвали ее Винланд. Карта была якобы составлена в первой половине XV в. одним швейцарским монахом.

В 1957 году один итальянский торговец предложил антикварным фирмам в Женеве, Лондоне и Париже купить неказистый, источенный червями пергамент. Те отказались, и лишь американский делец Лоренс Уиттен выложил за подозрительную карту 3500 долларов. Затем Уиттен предложил раритет банкиру-коллекционеру Полу Меллону, а тот, в свою очередь, преподнес карту Йельскому университету в штате Коннектикут. Предполагаемую карту викингов поместили в большое собрание пергаментов. Она появилась очень кстати: как раз в те годы в научном мире кипели споры об открытии Америки викингами.

Впервые карта была опубликована в 1965 году — через пять лет после того, как на Ньюфаундленде в местечке Ланс О’Медоуз нашли следы пребывания викингов. Ученые установили, что карта составлена между 1431 и 1449 годами, то есть за 50 лет до исторического плавания Христофора Колумба.

В начале XXI века дискуссия по поводу «Карты Винланда» возобновилась с новой силой после того, как сразу два института подвергли спорный документ облучению лучами лазера и произвели спектральный анализ. Американские ученые из Брукхейвенской национальной лаборатории подвергли исследованию крошечный кусочек от правого поля карты. Как показали результаты, животное, из шкуры которого сделан пергамент, умерло в 1434 году.

Одновременно химики из университетского колледжа в Лондоне исследовали чернила на карте и обнаружили в них следы анатаза, одной из форм диоксида титана. Это вещество применялось для письма начиная с 1923 года.

Статья в английской «Санди тайме» прямо указывает на автора — австрийского иезуита Йозефа Фишера, скончавшегося в 1944 году. Вроде бы он начертил карту Винланда на листе пергамента, выдернутом из фолианта XV века. ««Карта Винланда», — заявил на ученом совете один из профессоров-разоблачителей, — не что иное, как фальшивка, но тем не менее основанная на реальных фактах».

В 2003 году химик Йельского университета Жаклин Олин провела новые исследования и показала, что анатаз вполне мог образоваться из минерала ильменита, содержащего титан. Этот железо-титановый минерал использовался в Средние века для получения сульфата железа, сырья для производства красок. И, хотя многие исследователи считают, что чернила карты Колумба не содержат ильменита, Олин сумела изготовить чернила «XV века» на основе этого минерала. Причем в результате были получены чернила, не содержащие ильменита, зато содержащие анатаз.

Тем не менее в пользу подделки говорят многие вещи. Например, на карте Гренландия изображена в виде острова с правильными размерами и формами, тогда как в Средневековье считали, что вокруг Гренландии невозможно проплыть, и обычно изображали ее в виде полуострова. Вдобавок к этому автор карты использовал латинскую форму написания имени «Лейф Эрикссон» (Erissonius), относящуюся к XVII веку. Наконец, вообще непонятно, зачем викингам понадобилась карта, когда они прекрасно обходились другими навигационными навыками.

Как бы то ни было, но сторонники подлинности этой карты и ее противники единодушны во мнении, что первыми европейцами, побывавшими на берегах Северной Америки, были скандинавы. Их корабли пересекли Атлантический океан на рубеже первого и второго тысячелетий. Они совершили это океанское плавание по крайней мере трижды. Однако им не удалось колонизировать земли и основать многолюдные колонии, поэтому о выдающемся открытии скандинавских мореходов вскоре забыли.

Но вернемся к рунному камню. Холанд попытался увязать его датировку с событиями скандинавской истории. Магнус Эриксон, король Швеции и Норвегии, попросил некоего Поуэлла Кнутссона отплыть в Гренландию в 1354 году для «защиты» тамошних христиан. Холанд предположил, что экспедиция Кнутссона, состоявшая из шведов и норвежцев, отклонилась на запад, высадилась на берег в Винланде, а затем исследовала внутреннюю часть континента. Разведчики частично были перебиты туземцами, что отражено в надписи на Кенсингтонском камне. Выжившие после резни могли стать основателями племени «белых индейцев» — манданов, живших вдоль берегов Миссури.

К сожалению, у нас нет никаких оснований верить тому, что экспедиция Кнутссона вообще отправилась в Гренландию. Не сохранилось никаких норвежских или гренландских записей об их отбытии или возвращении.

Пока лингвистика, история и археология выносят суровый приговор Кенсингтонскому рунному камню. Но если он не подлинный — значит, это подделка. Если ли у нас причины подозревать это? Исторические обстоятельства того времени, когда он был найден, практически гарантировали, что находка получит широкий общественный резонанс. Всемирная выставка, назначенная на 1892 г. в Чикаго, отмечавшая 400-летие открытия Америки Колумбом, возмутила многих американцев скандинавского происхождения на Среднем Западе, которые считали, что с их предками обошлись несправедливо.

Последний удар по сторонникам Кенсингтонского камня был нанесен серией исповедей. В 1973 году некий Уолтер Крэн, лежа на смертном одре, сделал магнитофонную запись, в которой он утверждал, что его отец Джон признался (тоже перед смертью) в изготовлении надписи при соучастии Олафа Охмана. Сам Уолтер искал и нашел подтверждение этой истории у Джона Охмана, сына Олафа, перед тем как тот испустил последний вздох. Целью подделки, по словам Уолтера Крэна, было «одурачить людей во всей стране, особенно образованных, которые смотрели на них свысока… чтобы мистификаторы наконец-то смогли как следует посмеяться над ними».

Это признание звучит весьма убедительно. Многие скептики пришли к выводу, что оно является прекрасным завершающим штрихом в истории Кенсингтонского камня, хотя целых три признания на смертном одре — это, пожалуй, уже слишком.



Дальний вояж Ульмана

Французский исследователь Жак дю Майю заинтересовался обрывками легенд о путешествии викингов под предводительством Ульмана, которое состоялось в конце X века. По дошедшей до нас фрагментарной информации можно было предположить, что викинги достигли Южной Америки. И даже обосновались там на некоторый период. Жак дю Майю исколесил в составе небольшой экспедиции несколько стран Южной Америки — в поисках следов викингов. И нашел их! В перуанских Андах живет народность гуаяков. Именно к ним обратили взоры ученые.

Дело в том, что антропологически они заметно отличаются от окружающих индейских племен. Более светлая кожа, удлиненный череп и некоторые другие черты указывают на возможное их родство с европеоидами.

Интересно, что гуаяки — кочующие охотники-собиратели — изготовляют глиняную посуду и пользуются музыкальными инструментами. Это костяные свистульки, похожие на флейту Пана, — костяные или бамбуковые, а также своего рода гитары — трехструнные, без грифа, сделанные из выдолбленного дерева. Первый из этих инструментов очень распространен среди индейцев Андского нагорья.

Экспедиция дю Майю сделала интересную находку — фрагмент глиняной посуды, украшенной снаружи сложным геометрическим рисунком и десятью знаками, причем девятый был явно руническим.

Перуанский унтер-офицер, сопровождавший ученых, показал им место, где жил в своей хижине индеец-гуаяк (ставший потом членом экспедиции). Он, кстати, не мог читать руническое письмо, но объяснил, что черепок этот — фрагмент глиняного горшка и женщина племени украсила его знаками, принятыми у них.

Надпись, действительно, была совсем свежая. Вероятно, гуаяки использовали руны как декоративный элемент, а не как письмо, ибо они совсем не знали письменности, тем более средневековой скандинавской…

Дю Майю нашел еще двоих людей из племени и попросил их написать нечто подобное. Им дали бумагу и шариковую ручку, и они без колебаний принялись «писать», причем довольно быстро. Результат оказался неожиданным: индейцы выводили какие-то знаки, смысл которых был им явно непонятен, — как будто следовали какой-то забытой графической традиции.

Однажды начальник лагеря принес три маленьких глиняных черепка, на двух из которых можно было невооруженным глазом увидеть нарисованные надписи. Он нам объяснил, что это фрагменты, найденные за несколько дней до этого на краю деревни, где гуаяки выкорчевывали участок леса под посевы кукурузы.

Один из фрагментов представлял собой кусок горлышка вазы, довольно тонко выделанной вручную (подобные встречаются повсюду в Парагвае, где в течение столетий делают керамику и выбрасывают осколки). Но те три куска были явно не современными. Происходили они их района Сьерра-Мороти. Позже там нашли еще 144 фрагмента, относившиеся к семи сосудам, вазам из грубой охристой глины, сделанным вручную. Вазы были покрыты таинственными надписями. Несомненно, они принадлежали предкам гуаяков, которые явно не понимали смысла надписей. Но они хранили их из религиозного почтения. Теснимые колониальными войсками и миссионерами, индейцы уходили из родных мест и закопали вазы в яму. Именно в таком углублении их и нашли археологи. Выяснилось, что фрагменты сосудов, украшенных насечками, которые представляют собой ряды рунических знаков, были общими для гуаяков и других индейцев района. Но только этого района! На севере Парагвая никто никогда не делал ничего подобного, даже амазонские араваки, которые считаются замечательными гончарами.

Чтобы понять смысл надписей на фрагментах ваз, нужно два слова сказать о рунах. Так называют род письма, которое германские народы использовали с III века до нашей эры вплоть до XIII века и даже позже. Известно три главных рунических алфавита — древний футарк в 24 знака, использовавшийся до VIII века; футарк англосакский, содержавший от 28 до 32 знаков, используемый древним населением Британии с VI по XI век; новый футарк новонорманнский, в 16 знаков, появившийся после VIII века. Каждая руна представляет звук или несколько звуков. Германские народы пользовались рунами, как мы пользуемся буквами греческого или латинского алфавитов.

Надписи на вазах из Сьерра-Мороти принадлежали первым двум типам. Предположительно, норманны прибыли в Америку около 967 года, то есть в эпоху, когда древние руны начали смешиваться с новым футарком. Древний способ письма, хотя и был вытеснен в начале IX века, не исчез без следа, и некоторые его знаки присутствуют в более поздних надписях. Что касается букв, характерных для англосакского футарка, то это может свидетельствовать только об одной вещи: экспедиция Ульмана состояла не только из датских норманнов и нескольких германцев, но и из людей с Британских островов и из Ирландии.

На одном из черепков можно различить дату: 1305. Цифры в виде кривой турецкой сабли характерны для Европы, частично попавшей под арабское влияние в X веке. Исследователи нашли также и фрагмент, на котором изображена лама. Это животное раньше не было известно жителям Парагвая, оно попало туда только после испанского завоевания. Без последствий, кстати, так как ламы не вынесли тяжелого тропического климата. Эти животные хорошо чувствуют себя только на высокогорьях. Художник, который выгравировал ламу, спустился, следовательно, с Андского нагорья.

Множество рунических знаков, выражающих разные понятия, нанесены и на другие черепки глиняной посуды из Сьерра-Мороти. Таким образом, археологический материал позволяет предположить, что викинги могли обосноваться в Южной Америке в XI веке. А антропологическое изучение гуаяков, в свою очередь, позволило экспедиции высказать предположение, что эти «белые индейцы» были на самом деле «опустившимися» и быстро смешавшимися с индейцами европейцами нордической расы, которые прежде долго прожили на Андском нагорье.

На востоке Парагвая, в 20 километрах от городка Вильярика, находится Сьерра-Ивитирузу, небольшой горный массив крестообразной формы. В центре одного из возвышений имеется большая скала тридцати метров в высоту, именуемая Сьерра-Полилья. Это самая высокая точка в цепи холмов.

Сьерра-Полилья и ее «произведения», как выражаются местные жители, были открыты раньше, хотя впервые их изучила экспедиция де Майю. Ранние испанцы должны были знать о них, потому что дорога, что ведет от Атлантического побережья в Асунсьон, проходит именно по этим местам.

Первая экспедиция в район Ивитирузу натолкнулась на неожиданное препятствие: скала давала приют сотне тысяч огромных красных ос, чрезвычайно опасных и агрессивных. Участники поисков смогли сделать только несколько снимков на скорую руку. Но успели заснять два нарисованных кораблика и 124 надписи — малоразборчивых, но, несомненно, рунических.

Нужно было дополнительное обследование. Но как выгнать ос? Выкуривать их не хотелось — ведь только благодаря им сохранился этот островок граффити, убереженный от детей, влюбленных и туристов, которые не преминули бы перекрыть эти надписи собственными высказываниями. Попытались работать в костюмах пчеловодов — неудобно. Наконец нашли в Асунсьоне препарат, предназначенный для усыпления ос.

К концу работы по фотографированию никто уже больше не сомневался: Сьерра-Полилья — поселение викингов. Нигде больше не было столько следов их пребывания, сколько нашли тут. Лес, без сомнения, покрыл руины. И скала была невредима, и на глубине, в гроте, имелся отчетливый рисунок стилизованного гонца, бегущего со всех ног, подобно тому, как это делали инки. Рисунок более германский, чем скандинавский, напоминал забавного персонажа, подобные которому встречаются в средневековой германской иконографии. Это не окажется неожиданностью, если предположить, что норманны были выходцами из Шлезвига и что германцы составляли часть викингов, прибывших в Америку в X веке.

На одной из настенных картин видны четыре корабля, начертанные черной краской, причем безукоризненно, второй из них имеет только силуэт. Слово из трех букв, которое фигурирует вверху третьего корабля, легко транслитерируется и означает у норманнов «богатство». Надпись, которая сопровождает первый корабль, менее ясна. Она состоит из трех линий, каждая из которых представляет собой слово. Первое, почти стертое, нельзя дешифровать. Второе содержит две буквы — «ок», означающие союз «и». Третье — неясно.

Остается узнать, что делали корабли в Сьерра-Полилья, в 800 километрах от моря? И причем здесь знак богатства? Может быть, выходцы из Северной Европы заготовили здесь много серебра и готовились к вывозу его на родину?

И последнее открытие: в 14 километрах от гуаякской деревни Сьерра-Мороти на камнях под аркой моста, найдена надпись, сделанная старыми рунами, на которой можно ясно различить число 1457. Интересная деталь: семерка имеет архаическую форму, идущую из X века, то есть из эпохи отъезда Ульмана из Европы.



Исландцы с индейскими генами

Историки уже единодушно признали, что викинги побывали в Новом Свете намного раньше Христофора Колумба. Однако предположение, что индейцы попали в Европу за 500 лет до открытия Америки, пока вызывает некоторое недоумение. Но тем не менее, основываясь на результатах анализа ДНК жителей Исландии, ученые предположили, что первые индейцы пришли в Евразию на… кораблях викингов. Не первый случай, когда анализ ДНК поставил все с ног на голову в исторической науке. А может, и наоборот — вернул все на круги своя?

В кругах серьезных ученых мужей принято считать доподлинно подтвержденными лишь два контакта Старого Света с Новым. Открытие Америки викингами во главе с Лейфом Эрикссоном, прозванным Счастливым, осуществленное ранее 1000 года. А также посещение берегов Америки, сохранившееся в преданиях полинезийцев. Что касается плаваний через Атлантику древних египтян, финикийцев, греков, римлян, арабов и даже (о, дань политкорректности!) чернокожих сынов Африки, китайцев (под командованием флотоводца Чжэн Хэ и его коллег), японцев — все это пока остается более или менее жизнеспособными гипотезами. У этих версий остаются свои как преданные сторонники, так и непримиримые противники.

Ученые — тоже люди, которым, как известно, свойственно ошибаться. В течение нескольких десятилетий не было никаких данных и вдруг — прорыв, сенсация. Настоящие профессионалы сенсаций как раз и опасаются.

Но открытия все же случаются и в наш прозаический век. В конце прошлого года ряд солидных зарубежных изданий сообщили, что у 80 человек из четырех семей в Исландии был исследован геном, который показал, что они имеют тип ДНК, который свойственен коренным жителям Америки и Восточной Азии.

Так называемая митохондриальная ДНК наследуется в большинстве случаев по материнской линии. Среди современных исландцев 11 человек оказались носителями митохондриальной ДНК, свойственной коренному населению Америки. Генетическое родство с жителями Британских островов и Скандинавии, также выявленное в ходе исследования, впрочем, нисколько никого не удивило.

Проведенные исследования показали, что все исландцы с так называемыми «индейскими» генами происходят от четырех женщин, родившихся примерно около 1700 года. В свою очередь, все эти кровники имеют одну-единственную прародительницу, которая родилась задолго до наступления XVIII века. Проще говоря, первая американка прибыла в Европу за несколько столетий до 1710-х годов.

«Поскольку островитяне с начала второго тысячелетия жили практически в полной изоляции, логично предположить, что эти гены принадлежали представительнице коренного населения Америки, которая прибыла в Исландию с викингами около 1000 года», — отмечают авторы исследования. Сделанный ими вывод не только не противоречит, но даже подтверждает информацию о походе викингов под предводительством Лейфа Эрикссона к берегам Нового Света. Да и вообще о трансатлантических связях до Колумба!

Это предположение совпадает и с историческими данными, повествующими нам о том, что викинги открыли Гренландию еще до конца тысячелетия, а затем быстро продолжили свой путь на земли ныне современной Канады. Исландцы даже основали поселение в Ньюфаундленде, которое существовало около десяти лет.

Поставить окончательную точку в доказательстве этой любопытной гипотезы мешают несколько серьезных факторов. Во-первых, в Америке не осталось в живых людей — носителей точной генетической информации (мы помним, как один воинственный янки в погонах, которого звали генерал Крук, сгоряча брякнул: «Из всех индейцев, которых я видел, хорошими были только мертвые»). Генотип, обнаруженный у исландцев, вполне возможно, происходит от индейцев, вымерших после прихода на их земли европейцев (или истребивших друг друга в межплеменных войнах накануне этого пришествия). Туго пока и с археологическими данными, способными либо подкрепить, либо изничтожить упомянутую гипотезу.

В одной из саг об Эрике Рыжем, отце Эрика Счастливого, рассказывается о доставленных в Гренландию четырех мальчиках-индейцах, которых викинги называли «скрелингами». С ними скандинавы враждовали практически всегда. В другой саге рассказывается о том, как викинги, натолкнувшись на спящих индейцев, безжалостно уничтожили их всех.

Таинственность будет окутывать мраком версию о появлении первых индейцев в Европе до тех пор, пока ученые не произведут анализ ДНК останков индейцев из древних захоронений. Кроме того, специалистами предпринят анализ генов большой группы людей из региона «потомков индейцев» близ ледника Ватнайекюдль на юге Исландии.



Недавние находки

Более полувека назад на Ньюфаундленде были открыты следы поселения викингов тысячелетней давности. С тех пор археологи и историки-любители истово прочесывали восточное побережье Северной Америки в поисках новых свидетельств, но безуспешно. И лишь теперь Патрисия Сазерленд из Мемориального университета Ньюфаундленда (Канада) и Абердинского университета (Шотландия) и ее коллеги смогли объявить об обнаружении второго по счету форпоста викингов в Америке.

Копаясь в руинах многовекового здания на Баффиновой Земле далеко за полярным кругом, археологи нашли несколько очень любопытных точильных камней. Их канавки несут следы медных сплавов (например, бронзы), которыми пользовались викинги и которых не знали коренные жители Арктики.

Согласно письменным источникам, викинги ходили в Новый Свет около 1000 года. Исландские саги повествуют о подвигах Лейфа Эрикссона, вождя гренландских викингов, который, как нам известно, добрался до страны, названной им Хеллуландом (что в переводе с древнескандинавского означает «земля каменных плит»), после чего отправился на юг в некий Винланд.

В 1960-х норвежские исследователи Хельге Ингстад и Энн Стайн Ингстад обнаружили и раскопали лагерь викингов в Л'Анс-о-Медоуз на северной оконечности острова Ньюфаундленд, датируемый 989—1020 годами. Он обладал тремя залами, а также хижинами, в которых работали ткачи, кузнецы и корабельные мастера.

Госпожа Сазерленд впервые заподозрила существование еще одного форпоста в 1999 году, когда ей на глаза попались два куска веревки, найденные на Баффиновой Земле и хранившиеся в Канадском музее цивилизации в Гатино (Квебек). Исследовательница обратила внимание на то, что канаты мало походили на скрученные сухожилия животных, которыми пользовались коренные американцы. И действительно, выяснилось, что это пряжа викингов, идентичная по технике исполнения той, что бытовала в Гренландии XIV века.

После этого г-жа Сазерленд продолжила свои поиски в музеях. Ей удалось найти и новые образцы пряжи викингов, и деревянные линейки, на которых отмечались торговые операции, и десятки точильных камней.

Артефакты были обнаружены в четырех местах, причем не только на Баффиновой Земле, но и на севере полуострова Лабрадор (а их разделяет более полутора тысяч километров). В каждом из этих мест существовали поселения культуры Дорсет, что намекало на их контакты с викингами.

В конце концов госпожа Сазерленд возобновила раскопки в самом многообещающем месте — долине Тэнфилд на юго-восточном побережье Баффиновой Земли. В 1960-х годах американский археолог Моро Максвелл обнаружил там часть здания из камня и дерна, которое, по его словам, было трудно интерпретировать. Госпожа Сазерленд заподозрила, что этот дом построили викинги.

С 2001 года археологи отыскали массу свидетельств пребывания викингов в этих местах: фрагменты шкур крыс Старого Света, лопату из китового уса, похожую на те, которыми гренландцы резали дерн, крупные камни, вырезанные и отделанные по европейскому образцу, а также еще больше пряжи и точильных камней. К тому же руины имеют поразительное сходство со зданиями викингов Гренландии.

Некоторые исследователи Арктики отнеслись к находкам скептически. Радиоуглеродная датировка показала, что долина Тэнфилд была заселена задолго до прибытия викингов. Но в то же время она дала понять, что эта местность заселялась несколько раз, и в том числе в XIV столетии, когда викинги активно занимались земледелием на берегах соседней Гренландии. Далее сотрудники Геологической службы Канады изучили канавки более 20 точильных камней из долины Тэнфилд и других мест с помощью энергодисперсионной спектроскопии. В них обнаружились микроскопические полосы бронзы, латуни и плавленого железа, что недвусмысленно указывает на европейскую металлургию.

Госпожа Сазерленд полагает, что викинги отправлялись в Канадскую Арктику в поисках ценных ресурсов. Знать Северной Европы того времени высоко ценила моржовую кость, мягкие меха и прочие вещи, которые в том числе добывались охотниками культуры Дорсет. Воды Хеллуланда кишели моржами, берега изобиловали песцом и другим мелким пушным зверем. Вероятно, викинги выменивали их на железо, куски дерева под резьбу и прочие товары.



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет