Дмитрий Львович Медведев Черчилль: быть лидером



жүктеу 5.65 Mb.
бет15/25
Дата16.06.2016
өлшемі5.65 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25

Глава 11. Становление лидера

Максимальная эффективность

Уинстон Черчилль возглавил правительство, когда ему пошел шестьдесят шестой год. Его путь наверх был долог, упорен и тернист. На этом пути были как головокружительные успехи, так и сокрушительные провалы. Жизненный путь Черчилля, который известный журналист, культуролог, историк социалистического движения Джордж Лихтхайм сравнил с «чем-то средним между эпосом Гомера и фантазиями Рабле» [946] , наглядно демонстрирует, насколько трудным и тяжелым является процесс становления лидера.

По мнению великого британца, лидером не рождаются, лидером становятся – каждым своим действием, каждым своим шагом доказывая и подтверждая высокий статус.



...

ИСКУССТВО УПРАВЛЕНИЯ: Лидером не рождаются, лидером становятся – каждым своим действием, каждым своим шагом доказывая и подтверждая высокий статус.

«Невозможно оценить энергию, которую великие мужчины и женщины тратят на то, чтобы достичь соответствующего уровня и начать выступление на мировой сцене, – говорил Черчилль. – Шестьдесят, может быть, даже семьдесят процентов их энергии уходит на то, чтобы только добраться до поля боя» [947] .

И чем раньше лидер осознает необходимость движения наверх и начнет прикладывать для этого соответствующие усилия, тем больше вероятность, что в конечном счете он добьется успеха.

«Как бы то ни было, следует наилучшим образом использовать возможности, предоставляемые возрастом» – таким было кредо политика [948] .



...

ГОВОРИТ ЧЕРЧИЛЛЬ: «Как бы то ни было, следует наилучшим образом использовать возможности, предоставляемые возрастом».

В отличие от большинства своих сверстников, Черчилль рано наметил цель в жизни, на достижение которой и направил свою энергию.

«По годам Уинстон еще мальчишка, по темпераменту также, но по своим намерениям, по тщательно разработанным планам, целям, подбору средств для достижения этих целей он уже зрелый мужчина, – такой портрет будущего премьера оставил журналист Дж. У. Стивенсон во время Суданской военной кампании 1898 года. – Любой другой на его месте, будучи младшим офицером гусарского полка, был бы шумным, простым, чувствительным и пустоголовым мальчишкой. Но Черчилль – это мужчина с твердо определившимися намерениями, с намеченными действиями, которые должны быть предприняты для их осуществления, с точными, почти сверхъестественными суждениями, которые должны привести его к цели» [949] .

Черчилль заметно выделялся на фоне своих современников. Журналист Джеймс Дуглас писал в 1909 году:

«В палате общин много умных людей, но ни один из них не поражает вас своими безрассудно смелыми, активными амбициями. Мы живем в век способностей, а не гениальности. Мистер Черчилль единственный, в ком ощущаешь драматическое будущее. Нет ничего более определенного – если он продолжит в том же духе, он станет премьер-министром» [950] .

...

ВОСПОМИНАНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ: «Мы живем в век способностей, а не гениальности. Мистер Черчилль единственный, в ком ощущаешь драматическое будущее».

Журналист Джеймс Дуглас, 1909 год

В этой главе мы рассмотрим процесс становления лидера и попытаемся определить, благодаря какой модели поведения Черчиллю удалось достичь столь многого. Какие выводы можно сделать из карьеры британского политика современным управленцам, чтобы облегчить свой путь наверх или, по крайней мере, придать ему более целеустремленный и упорядоченный характер?

Член Лейбористской партии, депутат палаты общин Вудро Ватт в 1958 году сделает в своем дневнике следующую запись:

«Черчилль единственный человек нашей эпохи, кто стал национальным достоянием еще при жизни. Всю свою парламентскую карьеру он выжимал максимум пользы от каждой занимаемой позиции» [951] .

...

ВОСПОМИНАНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ: «Черчилль единственный человек нашей эпохи, кто стал национальным достоянием еще при жизни. Всю свою парламентскую карьеру он выжимал максимум пользы от каждой занимаемой позиции».

Вудро Ватт

«Максимум пользы» – эти слова должны стать аксиомой для каждого лидера. Как именно заставить «работать» занимаемую должность для повышения лидерских качеств, речь пойдет ниже.

На первой должности

Принято считать, что люди плывут по течению организационных изменений, занимая те должности, на которые их назначает руководство. Однако это не так. В большинстве случаев позиция, которую занимает человек в иерархической структуре, определяется не только руководством, но и личными притязаниями.

...

ИСКУССТВО УПРАВЛЕНИЯ: Принято считать, что люди плывут по течению организационных изменений. Однако это не так. Позиция, которую занимает человек в иерархической структуре, определяется не только руководством, но и личными притязаниями.

Первого октября 1900 года двадцатишестилетний член Консервативной партии Уинстон Черчилль в результате всеобщих выборов, проходивших на волне национального патриотизма англо-бурской войны и получивших от этого название «выборы цвета хаки», был избран в нижнюю палату британского парламента, палату общин. Казалось, Черчилль достиг очень многого. Однако избрание в парламент едва ли можно было считать пределом мечтаний молодого человека, да и карьера большинства депутатов протекала далеко не в том ключе, в каком он планировал свою жизнь.

«Многие входят в парламентскую жизнь исполненные идеей выполнить важную миссию; но проходит сессия за сессией, и они никак не приближаются к своей цели, – описывает жизнь большинства обитателей Вестминстера личный доктор семьи Черчиллей Робсон Руз. – Между тем нужно слушать, вечер за вечером, непрерывный поток речей, бо́льшая часть которых не влечет за собой никакого практического результата. Существуют и другие причины для разочарования и отвращения. Среди депутатов разливается беспокойство. Многие спрашивают себя, стоит ли игра свеч, не следует ли покончить со скукой и выйти на более спокойные жизненные тропы, не ведут ли они ближе к счастью, чем непрестанный вихрь возбуждения и беспокойства» [952] .

Черчилль – не из их числа. В нем было слишком много энергии, амбиций и честолюбия, чтобы позволить себе задаваться подобными вопросами.

«Его натура не принимала медленного движения вперед, – пишет академик В. Г. Трухановский. – Черчилль был чрезвычайно честолюбивым человеком, ему не терпелось как можно скорее добиться власти и влияния» [953] .

Даже Джек Черчилль обращал внимание брата на тот факт, что «больше половины твоей жизни занимает карьера и мысли о будущем» [954] .

В черчиллевской модели лидерства нет места пассивности, выжиданию и бездействию. Подобная модель подходит не для всех ситуаций, и наш герой прекрасно понимал это. В одной из своих работ, рассуждая на сей счет, он напишет:

«Когда вопрос касался лично меня, я всегда поступал так, чтобы действовать. В тех же случаях, когда, стремясь сказать или сделать что-нибудь, я был вынужден умерить свой пыл после тщательного размышления, инертности ситуации или будучи кем-то переубежден, мне всегда становилось стыдно. Однако порой, спустя некоторое время, я понимал: мне повезло, что я вовремя остановился» [955] .

Признаваясь, что для него «ожидание всегда утомительнее действия» [956] , Черчилль, опытнейший политик и дипломат, тем не менее хорошо знал цену выдержке и подготовке. Например, когда в 1907 году ему сообщили о провале законодательных актов главного секретаря Ирландии Огастина Байррелла, для него не было никаких сомнений в определении виновника этого фиаско.

«Это ошибка Байррелла, – прокомментировал Черчилль. – И как только он мог представить этот глупый законопроект спустя всего три месяца после своего назначения главным секретарем Ирландии? Представил законопроект, до того как детально проработал предмет, или хотя бы создал видимость у других, что ему удалось это сделать. Немногие люди способны совершить больше одной ошибки. Похоже, мистер Байррелл – исключение» [957] .

Сам Черчилль старался опираться на «действие, нежели на бездействие» [958] . Следуя этому принципу, он начал активно заявлять о своей позиции с первых же дней в парламенте. Многим это не нравилось, и в конце мая 1904 года молодой политик cross the floor , как говорили в Вестминстере, пересек зал заседаний палаты общин, чтобы перейти в оппозиционный стан Либеральной партии.

«Разумеется, покинуть партию, которая вскармливала тебя, в которой состояло большинство друзей и близких по духу людей, было противным и гнусным решением, – скажет впоследствии Черчилль. – Несмотря на это, я уверен, что, принимая тогда это решение, я исходил из глубочайших побуждений, а также из безрассудства совершать подобные поступки – безрассудства, которое свойственно молодости, которое составляет ее славу и относится к ее важнейшим качествам» [959] .

Смена партии оказалась очень удачным решением. Во время выборов в январе – феврале 1906 года тори потерпели сокрушительное поражение [960] , и в истории Великобритании началась новая эпоха, прошедшая под началом Либеральной партии.

Новый глава правительства Генри Кэмпбелл-Баннерман предложил потомку герцога Мальборо пост заместителя министра финансов. Само же Казначейство возглавил опытнейший политик Генри Асквит, который большинством вигов рассматривался в качестве преемника Кэмпбелла-Баннермана как на посту лидера партии, так и премьер-министра. Принимая во внимание слабое здоровье последнего, ждать смены главы кабинета приходилось недолго [961] .

Из всего этого следовало, что Черчиллю несказанно повезло с предложением. Ему не только пришлось бы работать под началом будущего премьера – сам пост в политической иерархии Соединенного Королевства рассматривался как трамплин на место в правительстве. Любой начинающий политик ухватился бы за такую возможность обеими руками. Любой – но не Черчилль. У него был иной взгляд на сложившуюся ситуацию и на свое место при новом раскладе.

Черчилль не хотел служить под началом Асквита. По его мнению, Асквит был слишком влиятельной фигурой, чтобы предоставить ему возможность развернуться. Не лучше дело обстояло и с палатой общин, членом которой являлся канцлер Казначейства. Присутствие канцлера на заседаниях почти не давало шансов молодому политику на проявление его неординарных ораторских способностей. Из предыдущих глав вы уже знаете, насколько большое значение Черчилль – будущий «отец палаты общин» [962] – придавал этой площадке для распространения своих взглядов и влияния.

Взвесив все «за» и «против», Черчилль решил занять гораздо менее престижное с точки зрения общества, но куда более привлекательное для него лично место заместителя министра по делам ко лоний.

«Замечательно! Вы первый, кто просит меня о должности, которая хуже (выделено в оригинале. – Д. М .) той, которую я ему предложил!» – воскликнул Кэмпбелл-Баннерман [963] .

Разумеется, Министерство по делам колоний не могло сравниться по влиянию с Казначейством, но в те времена оно все же занимало одно из важнейших мест на политическом небосклоне. В течение года в него поступало свыше пятидесяти тысяч посланий из различных уголков земного шара. Фактически Черчилль оказался в самом центре управления Британской импе рией.

В момент прихода Черчилля в эту структуру ее возглавлял человек с длинным именем и длинным послужным списком – Виктор Александр Брюс, девятый граф Элджин, тринадцатый граф Кинкардин. Из всех этих титулов следовало, что Элджин был членом палаты лордов, а значит, ведение парламентской деятельности в палате общин ложилось на плечи его молодого заместителя. Кроме того, у главы министерства было поместье в Шотландии, где он любил проводить бо́льшую часть своего времени, оставляя многие вопросы управления ведомством на откуп все того же мистера Черчилля. Таким образом, Черчилль получил великолепный шанс проявить себя как в качестве оратора, так и управленца.

Первая должность всегда открывает будущему лидеру не только возможности, но и проблемы, с которыми приходится считаться и которые нужно преодолевать. Одна из главных проблем – недоверие к новичкам. «Им особенно трудно получить признание, потому что их всерьез еще не воспринимают», – делится результатами своих исследований профессор Гарвардской школы бизнеса Линда Хилл [964] .

Черчилль справился с этой проблемой. Его орудием стала компетенция. Молодой заместитель министра не понаслышке знал о проблемах в колониях, особенно о «горячей точке» Британской империи – Южной Африке. На рубеже веков Черчилль отправился на другой конец света, чтобы освещать перипетии англо-бурской войны на страницах Morning Post. Он брал интервью у многих участников событий, включая самих буров. Затем – участие в обороне бронепоезда, пленение и побег, которые позволили ему на личном опыте постигнуть особенности южноафриканского менталитета.



1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет