Фрейн Майкл Театр (Шум за сценой)



жүктеу 1.25 Mb.
бет3/8
Дата17.06.2016
өлшемі1.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

    РОДЖЕР. Грелка! Я ее туда не клал!

    ВИКИ. Я тоже.

    РОДЖЕР. Кто-то ходит и наполняет грелки горячей водой. /Уходит, в ванную/

    ВИКИ. Ты что хочешь сказать, что здесь привидение? /Тоже уходит./

    /Появляется ФЛАВИЯ и движется по коридору./

    ФЛАВИЯ. Милый, ты ложишься или нет? /Скрывается в спальне./

    /РОДЖЕР и ВИКИ появляются из ванной./

    РОДЖЕР. Что ты сказала?

    ВИКИ. Я ничего не говорила.

    РОДЖЕР. Сначала дверная ручка, потом грелка...

    ВИКИ. Слушай, у меня прямо мурашки по коже.

    РОДЖЕР. Ты бы накинула что-нибудь на себя.

    ВИКИ. Давай пойдем и накроемся с головой.

    РОДЖЕР /хочет открыть дверь в спальню/. Секунду, а куда я дел сардины? /Идет вниз, ВИКИ хочет идти за ним./ Ты постой здесь!

    ВИКИ. Об этих старых домах всегда рассказывают страшные истории.

    РОДЖЕР. Здесь внутри полный модерн. Никакому привидению тут не выжить, когда отопление на мазуте. /Уставился на телефонный столик, где стояли сардины./

    ВИКИ. Ты что? Что там?

    /Дверь спальни открывается. ФЛАВИЯ ставит дорожную сумку Вики на стол у двери в спальню. Она даже не глядит вокруг. И дверь снова закрыта./

    РОДЖЕР. Сардины, они пропали!

    ВИКИ. Нет, здесь что-то нечистое! Я иду и лезу под одеяло. /Идет и застывает на месте, видя сумку./

    РОДЖЕР. Я поставил их сюда или туда?

    ВИКИ. Сумка! /Бежит вниз к Роджеру, который стоит точно под нею./

    РОДЖЕР. Наверно, миссис Крокетт опять их унесла. Что, что ты?

    ВИКИ. Сумка!

    РОДЖЕР. Сумка?

    ВИКИ. Сумка, сумка...

    /Выходит ФЛАВИЯ из спальни, держит папку с документами Вики, забирает на ходу сумку и уходит вдоль по коридору. Пока она это делает, ВИКИ тянет Роджера наверх./

    РОДЖЕР. Ну какая сумка, какая?

    /Тут ВИКИ видит пустой стол, без сумки./

    ВИКИ. Нет сумки!..

    РОДЖЕР. Нет сумки?

    ВИКИ. Сумка! Сумка! Вдруг! Была... Здесь!

    РОДЖЕР. Да она в спальне. Я же ее в спальню отнес. /Входит в спальню./

    ВИКИ. Не ходи туда.

    РОДЖЕР /выходит/. Папка!

    ВИКИ. Папка?

    РОДЖЕР. И сумка, и папка - ничего нет!

    ВИКИ. Там же все мои документы!

    РОДЖЕР. Что же это, черт возьми, происходит? Где миссис Спреччет? /Начинает спускаться вниз, обращается к Вики./ Ты посиди в спальне.

    ВИКИ. Нет, нет, ни за что! /Бежит вниз./

    РОДЖЕР. Ну, тогда оденься!

    ВИКИ. Я туда не пойду!

    РОДЖЕР. Хорошо, сейчас принесу тебе платье. /Идет в спальню, возвращается / слушай, платья тоже нет.

    ВИКИ. Боже!

    РОДЖЕР /идет вниз/. Без паники, без паники. Всему должно быть разумное объяснение. Я позову миссис Сплочетт и она расскажет, что здесь происходит, Стой здесь!.. Нет, тебе нельзя оставаться в таком виде. Иди сюда, в кабинет, вот тут посиди

    /РОДЖЕР идет на кухню, а ВИКИ открывает дверь кабинета. Оттуда слышны вопли Филиппа./

    ВИКИ. /Отпрянула, и бежит/. Роджер, там кто-то есть!

    /Раздается еще вопль Филиппа. ВИКИ, уже ничего не соображая, убегает через главную дверь. Из кабинета выходит ФИЛИПП. В правой руке у него налоговое извещение, в левой - тарелка сардин./

    ФИЛИПП. Дорогая, это, конечно, очень глупо, я знаю. /Пытается оторвать бумагу от пальца./

    /Наверху появляется ФЛАВИЯ с разными антикварными безделушками./

    ФЛАВИЯ. Дорогой, если мы не ложимся, я буду разбирать чердак.

    ФИЛИПП. Дорогая, я не могу лечь, я тут приклеился.

    ФЛАВИЯ. Дорогой, почему ты не поставишь сардины?

    /ФИЛИПП ставит тарелку на стол, а когда убирает руку, на ней остаются сардины/

    ФИЛИПП. Ты видишь, я прилип к этим сардинам.

    ФЛАВИЯ. Дорогой, ну не будь дурачком! Возьми в тумбочке бутылку, где написано "яд". Он проест насквозь все, что одно. /Уходит вдоль по коридору./

    ФИЛИПП. Ну, одно дело, когда люди влипают в проблему. Я понимаю. Но это просто черт знает что! /Уходит в ванную первого этажа,/

    /Пауза./

    ЛЛОЙД. Селздон!.. Твой выход, Селздон! Ты слышишь, подъехали!

    БЕЛИНДА /за сценой/. Он идет, милый, он идет.

    ЛЛОЙД. Но его рука должна была просунуться через окно еще до ухода Фрэди.

    /Стекло в окне разбивается, просовывается рука, которая открывает шпингалет./

    А, вот и он! Как сказано у Тениссона: "Рука в белой венецианской парче, мистическая и прекрасная..." Только она запоздала схватить кровавый меч.

    /Открывается окно и через него влезает пожилой ГРАБИТЕЛЬ. Выглядит очень живописно./

    ГРАБИТЕЛЬ. Ни тебе решеток, ни сирены от воров, на них просто надо подать в суд за подстрекательство.

    ЛЛОЙД. Стоп, Селздон! Давай повторим это еще разок!

    ГРАБИТЕЛЬ. Нет, просто хочется сесть и рыдать, как вспомнишь, что бывало мы брали банки, склады золотых слитков - и чем я занимаюсь теперь?! Вспарываю бумажные пакеты!

    ЛЛОЙД. Стоп, Селадон, стоп! /Наливает себе стаканчик./ Стоп!

    /Входит ПОППИ./

    ГРАБИТЕЛЬ, Я знаю, они все в Испании. Старая карга с кухни сама сказала об этом.

    ПОППИ /громко/. Ллойд просит, чтобы вы остановились.

    /Входит БЕЛИНДА./

    ГРАБИТЕЛЬ /продолжает/. А ее тоже дома нет. Я сам видел, она выскочила сейчас в купальнике.

БЕЛИНДА. Остановись, Селздон, голубчик! Радость моя! /Берет его за руку и он, наконец, останавливается./

    ЛЛОЙД. О боже! Говорят, во время войны была такая знаменитая пианистка Майра Гэсс. Она продолжала играть даже во время воздушных налетов,

    СЕЛЗДОН. Что - стоп?

    ПОППИ. Стоп!

    БЕЛИНДА. Стоп!

    ЛЛОЙД. Спасибо... Белинда, спасибо, Поппи!

    /БЕЛИНДА и ПОППИ уходят./

    СЕЛЗДОН. А я был знаком с Майрой Гэсс.

    ЛЛОЙД. Я думаю; он слышит не хуже меня.

    СЕЛЗДОН, Простите, вы что-то сказали?

    ЛЛОЙД. Пожалуйста, с твоего выхода.

    СЕЛЗДОН. Это было во время войны. На одном благотворительном концерте в Сандер-Ленде.

    ЛЛОЙД. Спасибо. Поппи!

    СЕЛЗДОН. Кофе? Мне не надо, а то я потом не усну.

    /Входит ПОППИ из-за кулис./

    ЛЛОЙД. Возьми у меня стакан, пожалуйста.

    СЕЛЗДОН, Мне снова выходить?

    ЛЛОЙД. Да, Селздон! Только чуть пораньше, чуть-чуть, как вчера. Фрэди!

    /Входит ФРЕДЕРИК из ванной./

    Начинай, как только Фрэди откроет дверь. /Фредерику./ Какая там реплика?

    ФРЕДЕРИК. Одно дело, когда люди влипают в проблему...

    ЛЛОЙД. Вот как услышишь: влипают в проблему...

    ФРЕДЕРИК /удивленно/. Влюпают в проблему?

    ЛЛОЙД /повторяет/. Влипают в проблему. И я хочу, чтобы в этот момент твоя рука просунулась в окно.

    СЕЛЗДОН. Все, больше не говорите. Только можно одно предложение?

    ЛЛОЙД. Какое, Селздон?

    СЕЛЗДОН. Может, мне выйти чуть раньше?

    ЛЛОЙД. Что?

    СЕЛЗДОН. Нет, понимаешь, тут вроде какая-то пауза между уходом Фрэди и моим выходом.

    ЛЛОЙД, Нет, Селздон! Ты лучше послушай меня.

    СЕЛЗДОН. Да?

    ЛЛОЙД. Как ты насчет того, чтобы выйти чуточку раньше?

    СЕЛЗДОН. О'кей, наши идеи сходятся. /Удаляется через окно./

    /Входит ФРЕДЕРИК из ванной на первом этаже./

    ЛЛОЙД. Интересно, кто кого водит за нос: я его или он меня? Фрэди, с твоего выхода!

    ФИЛИПП /размахивает налоговым извещением/. Но одно дело, когда люди влипают в проблему, ну а это же просто нелепо. /Уходит в ванную./

    /Появляется грабитель как раньше, но только вовремя./

    ГРАБИТЕЛЬ. Ни тебе решеток, ни сирены от воров. На них надо просто подать в суд за подстрекательство. Нет, просто хочется сесть и рыдать, как вспомнишь, что бывало мы брали банки, склады золотых слитков, - и чем я занимаюсь теперь?! Вспарываю бумажные пакеты! /Наливает себе стаканчик./ Я знаю, они все в Испании. Старая карга с кухни сама сказала об этом. А ее тоже дома нет. Я сам видел, она выскочила сейчас в купальнике через парадную дверь. Где парадная дверь? /Щурится, оглядывается, открывает дверь, готовит себе отход./ Так, нагрузим фургон, спешить некуда, времени у нас навалом. Что нам тут предлагают? /Подходит к телевизору./ Так. Одна высокочастотная электропечка. /Выключает из сети и кладет телевизор на диван./ Так. А это что? /Со стаканом в руке всматривается в картины и вещи./ Барахло! Одно барахло! Нет, если вы так настаиваете... /Кладет что-то в карман./ А где его письменный стол? Нет, правильно люди говорят, нелегко уходить на пенсию. /Уходит в кабинет./

    /Из кухни появляется РОДЖЕР, за ним миссис КЛАКЕТТ, у нее в руках вторая тарелка сардин./

    РОДЖЕР. Вы понимаете, будущий владелец, естественно, хочет знать, не случалось ли здесь прецедентов телекинеза.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Да все тут отлично, милок! И телевизор них цветной.

    РОДЖЕР. Я имею в виду - де-ма-те-ри-а-ли-зо-вы-ва-лось тут что-нибудь раньше? Не перелетало ли по комнатам?

    МИССИС КЛАКЕТТ /ставит сардины на столик, телевизор опять на место, включает его в сеть и закрывает переднюю дверь/. Перелетало? Нет, все на своих двоих ходят, как в любом доме.

    РОДЖЕР. Я объясню это будущему владельцу. Она, кстати, осматривает кабинет. /Открывает дверь в кабинет и тут же захлопывает./ Там человек!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Нет, нет, голубчик, ты что? В доме никого.

    РОДЖЕР /приоткрывает дверь/. Да посмотрите, ну? Ищет что-то.

    МИССИС КЛАКЕТТ /бросив быстрый взгляд/. Да никого я не вижу!

    РОДЖЕР. Вы его не видите? Но это странно! А где же... Я оставил своего клиента? Она пропала! Мой клиент! /Закрывает дверь, озирается, видит сардины./ О боже!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Что еще?

    РОДЖЕР. Вон!

    МИССИС КЛАКЕТТ, Где?

    РОДЖЕР. Сардины!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Ох, сардины!

    РОДЖЕР. Вы сардины не видите?

    МИССИС КЛАКЕТТ. Сардины вижу. Я даже вижу, куда они двинутся дальше.

    РОДЖЕР. Нет, эти сардины я больше не выпущу из своих рук. Где мой клиент? /Хватает сардины и бежит наверх/

    МИССИС КЛАКЕТТ. Кажется, я сегодня всю ночь буду открывать сардины и мотаться с ними туда-сюда как кукушка на часах. /Уходит на кухню./

    РОДЖЕР. Вики, Вики! /Скрывается в ванной./

    /Из кабинета появляется ГРАБИТЕЛЬ с кучей

    серебряных чашек./

    ГРАБИТЕЛЬ. Он говорит, Чарльз, говорит он, тебе стукнуло семьдесят, пора повесить ружье на стену, пора уступить свое место кому помоложе. /Бросает серебро на диван и возвращается в кабинет/

    /Наверху РОДЖЕР выходит из ванной/

    РОДЖЕР. Куда она делась? Может, пошла сюда, в спальню? /Входит в спальню./

    /ГРАБИТЕЛЬ из кабинета несет коробку и сумку Филиппа. Высыпает содержимое коробки за диван и складывает туда серебряную посуду/

    ГРАБИТЕЛЬ. Я ему говорю: может мне и семьдесят, но все что надо еще при мне. На это он не знал, что ответить.

    /РОДЖЕР выходит из спальни, все еще держа в руках сардины, зовет: "Вики! Вики!" и скрывается в бельевом шкафу, а ГРАБИТЕЛЬ возвращается в кабинет, так и не увидев и не услышав Роджера./

    Или, может, я ничего не слышал?

    /На первом этаже из ванной выходит ФИЛИПП. К его рукам еще приклеена бумажка и тарелка с сардинами./

    ФИЛИПП. Дорогая, этот яд, ты говорила, этот растворитель растворяет что угодно, но только не этот клей. Сейчас он растворяет мои брюки. Дорогая, если он разъест брюки, он пройдет дальше и вообще все растворит. Ты слышишь? Я лучше совсем сниму эти брюки. /Начинает, как может, их снимать./ Флавия, скорей! У нас есть какой-нибудь раствор против этого растворителя, который растворяет этот клей? Флавия, я уже чувствую, уже разъедает!

    /Из бельевого шкафа выходит РОДЖЕР с сардинами. ФИЛИПП подтягивает брюки./

    РОДЖЕР. Нет, что-то тут есть, в этом доме!

    ФИЛИПП /в сторону/. Управление налогов!

    РОДЖЕР /испуганно/. Вернулся!

    ФИЛИПП. Нет!

    РОДЖЕР. Нет?

    ФИЛИПП. Меня здесь нет!

    РОДЖЕР. О господи, помоги?

    ФИЛИПП. Я за границей.

    РОДЖЕР. Он за границей, за гранью!

    ФИЛИПП. Я должен идти.

    РОДЖЕР. Стойте!

    ФИЛИПП. Я не могу стоять.

    РОДЖЕР. Ответьте!

    ФИЛИПП. Только в присутствии моего адвоката!

    РОДЖЕР. Только в... Подождите, подождите, вы просто вор, обыкновенный вор?

    ФИЛИПП. О'кей, очень приятно было с вами познакомиться. /Машет правой рукой с квитанцией, и тут же прячет ее за спину./ О, не хотите ли сардин? /Протягивает левую руку с тарелкой и его брюки спадают вниз./

    РОДЖЕР. Нет, вы не вор. Вы какой-то сексуальный маньяк. Так это вы? Что вы сделали с Вики, где она? Я сейчас спущусь и покажу вам!.. /Сбегает вниз к телефону, набирает номер полиции 999./ Полиция!

    ФИЛИПП. А, у вас уже есть сардины? Ну, тогда я побежал. /В спущенных брюках убегает через парадную дверь./

    РОДЖЕР. Стойте! /В трубку./ Алло! Полиция! Кто-то влез в мой дом? Кто-то в чей-то дом! Сексуальный маньяк! Пропала молодая женщина!

    /Через окно входит ВИКИ./

    ВИКИ, Оно там, в саду! Мужчина!

    РОДЖЕР /в трубку/. Простите, молодая женщина нашлась. /Закрыв трубку./ Ты как, нормально?

    ВИКИ. Кажется, он заметил меня.

    РОДЖЕР /в трубку/. Он ее заметил. Нет, вор. Маньяк и вор. Все наши вещи!..

    ВИКИ /натыкается на сумку и коробку Филиппа/. Вещи здесь!

    РОДЖЕР /в трубку/. Нет, вещи здесь. Что? Тарелки сардин нету.

    /ВИКИ находит сардины./

    Есть!.. Нашлись сардины!

    ВИКИ. Ты что? Хочешь, чтобы сюда явилась полиция! А я вот в таком виде!

    РОДЖЕР /в трубку/. Что я говорю? Я говорю: всё, забудем об этом разговоре, гуд бай! /Кладет трубку./ Я думал, с тобой что-то ужасное случилось.

    ВИКИ. Конечно, я его знаю.

    РОДЖЕР. Знаешь?

    ВИКИ. Он наш клиент. Им занимается наше управление налогов.

    РОДЖЕР. Сексуальный маньяк!

    ВИКИ. Ну я не могу оказаться перед ним в таком виде! Надо же быть в форме, когда работаешь в таком управлении.

    РОДЖЕР. Ну, надень что-нибудь!

    ВИКИ, Что? У меня ничего нет,

    РОДЖЕР. Сейчас что-нибудь найдем. Пошли! /Забирает коробку и сумку и первым идет наверх./ Захватим эти сардины! /Скрывается в ванной./

    /Из кабинета появляется ГРАБИТЕЛЬ, несет магнитофон./

    ГРАБИТЕЛЬ. Что скажешь; я ему говорю. Когда это мне надо было во время дела бежать по малой нужде? /Ставит магнитофон на пол./ Где у них тут сортир?

    /Входит РОДЖЕР из ванной, все так же с коробкой и сумкой. За ним ВИКИ, прикидывая на себя коротенькую ночную рубашку./

    РОДЖЕР. Побудь там! Не выходи, пока не оденешься. /Скрывается в спальне./

    ГРАБИТЕЛЬ. Ну, я так и знал. Не хватало еще засыпаться! /Уходит в открытую дверь ванной наверху./

    /Через переднюю дверь возвращается ФИЛИПП./

    ФИЛИПП. Дорогая! Ну, помоги же!

    /Из спальни выходит ВИКИ, за ней РОДЖЕР, ФИЛИПП поспешно скрывается в ванной на первом этаже./

    РОДЖЕР. Ну, надень, надень хотя бы это! Потом что-нибудь найдем. /Уходит в спальню./

    /ВИКИ входит в ванную на втором этаже и тут же выскакивает./

    ВИКИ. Там кто-то есть! Это он! /Бежит в нижнюю ванную/

    /Наверху появляется ФЛАВИЯ со старой жестяной коробкой из-под печенья./

    ФЛАВИЯ. Ах, дорогой, я откапываю такие прелестные вещицы? Ты помнишь эту старую коробку из-под печенья?

    /ВИКИ визжит за сценой./

    ...которую ты подарил мне на самую первую...

    /ВИКИ вылетает из ванной и замирает при виде Флавии/

    Вы кто такая?

    ВИКИ. Боже, его жена! /Закрывает лицо руками./

    /Из ванной выходит ФИЛИПП все с теми же сардинами и бумагой, прилипшей к рукам, поддерживая брюки локтями, и к тому еще с ночной рубашкой. ФЛАВИЯ видит его сверху./

 ФИЛИПП. Я лишил вас одежды!.. /Смотрит вверх и замечает Флавию./ Дорогая! Где ты была? Я тут с ума схожу. Посмотри, в каком я виде! /Поднимает руки и штаны его падают/

    /Коробка из-под печенья вываливается из рук застывшей Флавии. ФИЛИПП с распростертыми в мольбе руками идет по лестнице к жене. Впереди него бежит ВИКИ и прячется в бельевом шкафу./

    Дорогая! Я просто пытался объяснить ей, управление налогов не имеет права... И мои пальцы прилипли...

    /ФЛАВИЯ с криком гнева без слов удаляется по коридору; а из спальни выходит РОДЖЕР прямо на Филиппа. ФИЛИПП закрывается ночной рубашкой./

    РОДЖЕР. Ну что ты машешь этой штукой у меня перед носом? Я ищу... Сейчас там посмотрю. /Тоже уходит по коридору./

    /ФИЛИПП хочет сойти вниз, и тут слышен звук спускаемой в туалете воды. Он останавливается. Из ванной появляется ГРАБИТЕЛЬ. В руках два золотых крана./

    ГРАБИТЕЛЬ. Пара золотых кранов всегда пригодится. /Останавливается, увидев Филиппа./ Господи боже ты мой!

    ФИЛИПП. А вы кто такой?

    ГРАБИТЕЛЬ. Я? Да слесарим тут немного.

    ФИЛИПП. Налога? Опять налога?

    ГРАБИТЕЛЬ. Да какие наши доходы! Старый кран отвинти, новый привинти... /Скрывается в ванной./

    ФИЛИПП. Кругом фининспекторы!

    РОДЖЕР /за сценой/. О боже, боже!

    ФИЛИПП. Ну, теперь другой. /Уходит в спальню, закрывая лицо рубашкой./

    /По коридору возвращается РОДЖЕР./

    РОДЖЕР. Жестянки летают. Что происходит в этом доме?! Вики, ты оделась? /Уходит в ванную./

    /Из спальни снова появляется ФИЛИПП, пытаясь стянуть с головы рубашку./

    ФИЛИПП, Дорогая, ну, помоги!

    РОДЖЕР /выходит из ванной/. Мужчина!

    /ФИЛИПП скрывается в спальне. Из ванной выходит грабитель./

    ГРАБИТЕЛЬ. Ремонтируем технику, хозяин! Старое отвинти, новое привинти. Женщины это любят.

    РОДЖЕР. Где? Что вы с ней сделали?

    ГРАБИТЕЛЬ. Сделаем, хозяин, все сделаем! Одно закончим... /Уходит в ванную./

    РОДЖЕР. Одни сексуальные маньяки! Вики, где ты, Вики? /Уходит в ванную на первом этаже./

    /ГРАБИТЕЛЬ выходит из верхней ванной и спускается к передней двери./

    ГРАБИТЕЛЬ. Полно людей! Нет, надо отваливать. Не поймешь, что тут творится!

    /Входит РОДЖЕР из ванной на первом этаже. ГРАБИТЕЛЬ тут же поворачивается, чтобы опять уйти наверх./

    РОДЖЕР. Если я ее не найду - смотри! Получишь такой толчок и так далеко полетишь!..

    ГРАБИТЕЛЬ. Толчок тоже сделаем, хозяин! /Уходит в ванную наверху./

    РОДЖЕР. Вики, Вики!.. /Выходит через парадную дверь./

    /Из спальни появляется ФИЛИПП. Рубашка на его голове завернулась теперь в чалму. Сам он обмотан белой простыней. Из бельевого шкафа выходит ВИКИ. Она с головы до ног облачилась в черную простыню. Закрыв за собой дверь, оба замечают друг друга и отшатываются. Тут через переднюю дверь возвращается РОДЖЕР./

    Шейх! Это вы! Я ждал вас к четырем! Вы с женой? У вас очаровательная жена! И вы уже наверху? Вы прямо сейчас хотите осматривать дом? Я иду! /Поднимается наверх./

    /Появляется ФЛАВИЯ с большой вазой в руках./

    ФЛАВИЯ. Вот! Он и его красотка! Я сейчас разобью это об их головы!

    РОДЖЕР. Ну, давайте начнем снизу.

    /РОДЖЕР, ФИЛИПП и ВИКИ спускаются./

    ФЛАВИЯ. Кто вы такой? И что это за чучело?

    РОДЖЕР /Филиппу и Вики/. Прошу меня извинить, понятия не имею, кто это такая. Уверяю вас, с домом эта женщина никак не связана.

    /Из кухни появляется миссис КЛАКЕТТ еще с одной тарелкой сардин. РОДЖЕР спешит вперед, чтобы представить ее./

    А. вот эта милая леди с сардинами, она наоборот...

    МИССИС КЛАКЕТТ. Нет уж, спасибо, голубчик, ничего не наоборот! Теперь уж я сама их съем.

    РОДЖЕР. О, вы видите! Она собиралась поесть свои сардины...Может, и мы пока осмотрим другие помещения? /Уводит Филиппа, и Вики наверх, в сторону от ванной./ ФЛАВИЯ. Миссис Клакетт, что это такое?

    МИССИС КЛАКЕТТ. Да это арабские простыни. Они все время то появляются, то пропадут...

    РОДЖЕР. Прошу прощения, но здесь... /Открывает дверь в ванную./

    ФЛАВИЯ. Какие арабские простыни? /Уходит в спальню./

    /Из ванной выходит ГРАБИТЕЛЬ./

    ГРАБИТЕЛЬ. Оно тут у вас все плавает, хозяин.

    РОДЖЕР. А, простите. Этот человек у нас в гостях.

    ФЛАВИЯ /выходит из спальни/. Какие арабские? Это ирландские простыни! Ирландское белье! В моей постели!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Ах, ворюги, а ну-ка! /Сдергивает простыни с Вики./ Господи, вы только полюбуйтесь на нее!

    РОДЖЕР. Это ты?!

    ФЛАВИЯ. Да, это она. /С угрожающим видом спускается вниз. /

    /ФИЛИПП осторожно уходит в кабинет./

    ГРАБИТЕЛЬ /вдруг/. Моя девочка!

    ВИКИ. Папа!

    /ФЛАВИЯ останавливается. Из кабинета появляется ФИЛИПП в изумлении, но Филиппа заменяет теперь дублер./

    ГРАБИТЕЛЬ. Наша кроткая Вики! Бежавшая из дому! Я думал, никогда тебя больше не увижу!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Ну, дела творятся на белом свете!

    ВИКИ /Грабителю/. Что ты здесь делаешь в таком виде?

    ГРАБИТЕЛЬ. Что ты здесь делаешь в таком виде?

    ВИКИ. Я?.. Я везу документы обо всех, уклоняющихся от налогов, в отделение нашего управления в Базен-Стоуке.

    /ФИЛИПП, схватившись за сердце, падает на диван, никем не замеченный./

    ФЛАВИЯ /с угрозой/. Довольно! Где моя другая простыня?

    /Через переднюю дверь входит ШЕЙХ. Это настоящий шейх, на нем арабский халат и он очень похож на Филиппа, поскольку его играет ФРЕДЕРИК./

    ШЕЙХ. О, какой дом! Райский уголок! Я снимаю его!

    ВСЕ. Вы?!

    ФЛАВИЯ. Кто вы?

    ФРЕДЕРИК. Ллойд, минуточку! Извини, но мои брюки все еще спущены. Понимаешь, я не могу так быстро переодеться без костюмера!

    ЛЛОЙД. Пусть Тим тебе поможет. Где Тим?

    /ТИМ, закутанный в простыню как дублер Филиппа, поднимается из-за дивана./

    ТИМ. Вы меня?

    ЛЛОЙД. Ах да, ты же играешь?

    ТИМ. Я там сразу заснул, извините. Что-нибудь сделать?

    ЛЛОЙД. Ничего, Тим, не бери в голову. Мы тут сами как-нибудь! Он имел полное право немного вздремнуть там, за диваном, пока мы тут все носимся со спущенными штанами. О'кей, Фрэди? Давай с твоего выхода.

    /ФРЕДЕРИК замешкался./

    Какие еще проблемы, Фрэди?

    ФРЕДЕРИК. Извини, Ллойд. Но раз уж мы прервались...

    ЛЛОЙД. Господи, зачем я спрашиваю?!

    ФРЕДЕРИК. Извини, ты знаешь, как я трудно соображаю насчет сюжета.

    ЛЛОЙД. Я знаю, Фрэди.

    ФРЕДЕРИК. Извини; но можно еще один глупый вопрос?

    ЛЛОЙД. Все, что мне известно о мировой драме, к твоим услугам, Фрэди!

    ФРЕДЕРИК. Ллойд, я никак не пойму, как это шейх вдруг оказывается двойником Филиппа?

    ГАРРИ. Потому что он, о боже, заходит и мы все думаем, что он - это... Ну, ты понимаешь? В этом вся штука.

    ФРЕДЕРИК. Это я понимаю.

    БЕЛИНДА. Фрэди, золотко, все, что будет дальше, зависит от этого.

    ФРЕДЕРИК. Понятно. Но выходит, что это просто совпадение, а?

    ЛЛОЙД. Да, Фрэди, это просто совпадение. А если бы еще вспомнить, что существовал первый вариант пьесы, его, к сожалению, потеряли, - и там автор даже рассказывал, что отец Филиппа еще молодым человеком много путешествовал по Ближнему Востоку...

    ФРЕДЕРИК. Ну-ну, интересно.

    ЛЛОЙД. Я так и думал, что тебе понравится.

    ФРЕДЕРИК. А зритель-то поймет?

    ЛЛОЙД. А ты донеси. Взгляд, жест. В этом вся суть. О'кей?

    ФРЕДЕРИК. Спасибо, Ллойд, просто спасибо.

    ЛЛОЙД. Хорошо. Можем мы, наконец, закончить акт? С твоего выхода, Фрэди.

    /ФИЛИПП уходит через парадную дверь./

    Господи, я здесь умничаю, стараюсь... что останется от этого спектакля, когда я вернусь в Лондон и вы будете одни?.. Ладно, итак, где моя другая простыня?

1   2   3   4   5   6   7   8


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет