Фрейн Майкл Театр (Шум за сценой)



жүктеу 1.25 Mb.
бет7/8
Дата17.06.2016
өлшемі1.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

    ПОППИ/вслух/. Ну что ж, извини! Тебе все-таки придется это услышать, слышишь, Ллойд? Я беременна! /На сцене у всех перехватывает дыхание. До Ллойда и Поппи доходит, что действие закончилось./

    ЛЛОЙД /шепотом/. И - занавес! /ПОППИ бежит к суфлерской будке./ Пораженный ЛЛОЙД падает на кактус.

    ВИКИ. Что же это? папа?

    ГРАБИТЕЛЬ. Когда все кругом бред и туман, нет ничего лучше... /Берет тарелку у миссис КЛАКЕТТ./ Тарелки старых добрых сардин

    АКТ ТРЕТИЙ

    Гостиная загородного дома Брентов. Среда, после полудня. Муниципальный театр в Стоктоне-на-Тизе, в субботу, 6 апреля. На этот раз мы смотрим первое действие опять из зрительного зала, как в первом акте. И до того, как поднимется занавес, слышим объявление в зал.

    ГОЛОС ПОППИ/через громкоговоритель/. Леди и джентльмены, займите, пожалуйста, ваши места... мы начи... ой, господи!... поди!..

    /Она умолкает, потому что занавес поднимается, а на сцене ТИМ еще проверяет декорации. Занавес повисает, потом опускается, потом поднимается снова. На сцене пусто. Звонит телефон. Из кухни выходит МИССИС КЛАКЕТТ, вернее, ее выталкивает на сцену чья-то нога. МИССИС КЛАКЕТТ чуть не падает, хромает, озирается. В руках ее тарелка сардин./

    МИССИС КЛАКЕТТ /телефону/. Кончайте дребезжать, разорваться мне? Сардины с пола и трубку брать! У меня только одна нога! /Берет трубку./ Алло!.. Да никого тут нету. Ну, говорю, нету Брента. Да, живет. А сейчас не живет. Ну, в Испании он живет, в Испании. /Пока говорит, занята своей ушибленной коленкой./ Правильно, мистер Филипп Брент, который пьесы пишет, только зачем он эти пьесы пишет, один бог знает. Все равно, что в зоопарке в клетке у льва сидеть. Чего?.. И она в Испании. Вообще, все в Испании. Никого их нету. В какой тебе я Испании?! Я тут в агонии, а не в Испании. Стою как человек, с тарелкой сардин, а она меня прям по чашечке... Сардины вон по всему полу...

    /Тарелка с сардинами, пока она трет коленку, переворачивается и она не замечает, как сардины валятся на пол./

    Да, милок, вот такие дела у нас. Мы три месяца не играли, а она сразу лягаться как кобыла. Вот такие дела!.. Ешьте сардины прямо с пола. С одной коленкой. Не говорите, что они пропали. /Начинает искать сардины./ А если хотите еще что-нибудь узнать, звоните агентам по продаже дома. У них руки свободные, и они могут соображать, что делают. Нет, они не в Испании. По кабинетам сидят у телефонов, Сквайр, Сквайр, Хеккем и этот... Подождите, я что-то не то делаю. Я не могу тут одной рукой думать. /Передвигает телефон, тарелку, газету./ Вот вечно на одном и том же месте. Тут дел по горло, а во что-нибудь обязательно вляпаешься. /Влипает ногой в тарелку./ Ну, я говорила? /Обтирает туфлю о газету./ Теперь все тут вляпаются! /Накрывает сардину газетой./ Ну-ка, вот так, от греха подальше. А то и не заметят. А вот что я держу в руках сейчас - это я вообще не знаю. А со сцены, наконец, ухожу. /Уходит в кабинет с пустой тарелкой и с трубкой в руке./

    /Телефонный аппарат падает со стола и тянется за ней. Звук ключа в замке. Открывается дверь. На пороге стоит РОДЖЕР, в руках картонная коробка./

    РОДЖЕР. Только моя экономка, но сегодня после обеда у нее выходной.

    /Телефонный аппарат ползет к двери. Входит ВИКИ./

    Так что дом полностью в вашем распоряжении. /Идет обратно, приносит дорожную сумку, закрывает дверь./ На всякий случай проверю. /Подставляет ногу, чтобы остановить ползущий телефон./

    /ВИКИ глазеет вокруг./

    Эй, кто-нибудь дома? Видишь, никого нет. /Поднимает телефон, ставит на стол./ Как, нравится? /Убирает руку с телефона и аппарат прыгает на пол./

    ВИКИ. Отлично! И это все твое?

    /Телефон опять начинает уползать. РОДЖЕР, как бы между прочим, поднимает его и ставит на буфет./

    РОДЖЕР. Да ну; просто сарайчик; чепуха. Старая мельница, XVI век.

    ВИКИ. Ну; это деньжищ?

    /Еще один рывок провода и телефон летит по комнате./

    РОДЖЕР. Нормально. Надо же иметь местечко; чтобы провести время с деловыми людьми. Вот уж кто-то на телефоне висит. Видишь, что делает? /Поднимает телефон, опять ставит его на буфет./Наверное; это этот... как его... господи... араб... Он хотел прийти в четыре. Я сейчас с ним поговорю и... /Ищет трубку. Обнаруживает, что ее нет. Идет вдоль телефонного провода/

ВИКИ. Да. А мне надо к четырем доставить все эти документы в нашу контору в Базен-Стоуке.

    РОДЖЕР. Ну вот, у нас с тобой времени только-только, чтобы, это поднять... то есть, я хочу сказать, удержать... /Продолжает ловить телефон./ Так что не будем возиться, тянуть шампанское. /Тянет провод./

    ВИКИ. А все эти двери...

    РОДЖЕР. О, это еще не все? Вот - в кабинет, вот - в кухню, отдельная комната для трубки. /Изо всех сил дергает шнур и он остается у него в руках./

    ВИКИ. С ума сойти! А где тут это...

    РОДЖЕР. Что? А! Вот сюда, пожалуйста. /Обматывает тем временем шнур вокруг телефона и открывает дверь для Вики в ванную./

    ВИКИ. Ну, отпад! /Уходит в ванную/

    /РОДЖЕР небрежно выбрасывает телефон следом за ней. Из кабинета выходит миссис КЛАКЕТТ, все еще хромал, держит в руках телефонную трубку без шнура и небольшую лопату./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Я просто зашла за своими сардинами.

    /Взаимное удивление. РОДЖЕР закрывает дверь в ванную./

    РОДЖЕР. Прошу прощения, я думал, здесь никого нет.

    МИССИС КЛАКЕТТ. А меня здесь и нет. /Ищет телефон, чтобы положить трубку на место./ Я вообще не знаю, где я.

    РОДЖЕР. Я от агентов.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Теперь телефон потеряла.

    РОДЖЕР. Сквайр, Сквайр, Хеккем и Дадли.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Телефон еще ни разу не пропадал.

    РОДЖЕР. Я Трамплмейн.

    МИССИС КЛАКЕТТ /кладет трубку на видное место/. Смотри, вот сюда кладу, если кому понадобится.

    РОДЖЕР. Да-да, спасибо, Я просто заскочил какие-то размеры... надо выяснить...

    /ВИКИ пытается открыть дверь. РОДЖЕР ее не пускает, МИССИС КЛАКЕТТ заглядывает под газету на полу; потом оборачивается в поисках тарелки./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Черт, теперь тарелка исчезла!

    РОДЖЕР. Ах да, со мной клиент. Может, снимать будет. Интерес у нее есть.

    /ВИКИ за сценой пытается открыть дверь. Выходит/

    ВИКИ. Это не спальня.

    РОДЖЕР /наступает на газету/. Спальня? Нет, это ванная и туалет первого этажа. А это наша домоправительница миссис Крокетт.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Сардины, дорогой, сардины...

    ВИКИ. О, привет.

    РОДЖЕР. Она ... Вообще-то ее здесь нет.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Меня-то нет, а ты стоишь прямо на них.

    РОДЖЕР/переминаясь/. А сегодня королевские, так сказать...

    МИССИС КЛАКЕТТ /заглядывает под газету/. Ну, зачем ты только на них встал?

    РОДЖЕР. Вы о нас не беспокойтесь.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Одной мне нужны эти сардины, ты понял?

    РОДЖЕР. Мы только осмотрим дом.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Теперь придется пол тут мыть. /Уходит в кабинет, оставив все, как есть./

    РОДЖЕР. Ты уж извини, Вики...

    ВИКИ. Все нормально. Телевизор-то нам зачем, правда?

    РОДЖЕР. Телевизор? Да, телевизор. Она же забыла нам сказать, что хочет смотреть эти... королевские... как их? Из-за этой истории с этими /показывает на сардины/. Ну, ты понимаешь, я хочу сказать... В случае, если кто-нибудь смотрит на все это, то думает - о боже!

    ВИКИ. Ну и отлично, пошли тогда? /Идет наверх./ Мне к четырем надо в Базен-Стоук.

    РОДЖЕР. Прости, дорогая, но я думал; нам следует с этим разобраться.

    ВИКИ. Бери с собой наверх.

    РОДЖЕР. А мы где?

    ВИКИ. Не потеряй мои документы.

    РОДЖЕР. Подожди, мы вышли откуда?

    ВИКИ. Что?

    РОДЖЕР. Что - что?

    ВИКИ. А про нее?

    РОДЖЕР. Про нее? Ах, да!.. Про нее. Она в семье уже несколько поколений.

    /Из кабинета идет МИССИС КЛАКЕТТ, несет бутылку виски./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Сардины, сардины. Сейчас вот только пол помою, чтобы они не расползались тут под ногами. /С удивлением глядит на бутылку в своих руках./ Глядите, что это я схватила?

    ВИКИ. Здорово!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Там как на поле боя.

    ВИКИ. Потрясающе!

    /МИССИС КЛАКЕТТ ставит бутылку виски рядом с другими бутылками на буфет./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Я ее вот сюда поставлю, гляди! Тут он ни за что не найдет. Сардины, сардины! Вам самим придется заняться сардинами. Мне уже обратно надо идти. Открывать еще сардины. Мне уже обратно надо идти. Открывать еще сардины. /Уходит./

    ВИКИ. Видал?! Она нормальна, она даже хочет нам сардины...

    РОДЖЕР. Да, потрясающая... Ты что хочешь делать? /Показывает на сардины./ ВИКИ. А куда идти?

    РОДЖЕР. Я не знаю. Как-нибудь заверни их в... ну...

    ВИКИ. Наверх, что ли?

    РОДЖЕР. Я имею в виду, мне-то надо вот это. /Показывает на сумку и коробку./

    ВИКИ. Сюда, что ли; в эту дверь?

    РОДЖЕР. Хорошо. Сама возьми, а я ими займусь... /О сардинах./

    /ВИКИ уходит в ванную наверх, все еще не в состоянии отступить от сценария. РОДЖЕР пытается собрать сардины газетой./

    ВИКИ /вновь появляется/. Здесь еще одна ванная.

    РОДЖЕР. Коробка, сумка...

    ВИКИ. Вечно ты пытаешься запихнуть меня в ванную.

    РОДЖЕР. Сумка, коробка...

    ВИКИ. Это шкаф.

    РОДЖЕР. Сумка, коробка, сумка, коробка...

    ВИКИ. Ну, ты возбужден!..

    РОДЖЕР. Если у нас не будет этих... так сказать, наверху... о боже... я говорю, эти... /Бежит к лестнице, потом обратно, кладет сверток с сардинами на телефонный столик, забирает сумку и коробку./

    ВИКИ. Ты даже не можешь дверь открыть. /Уходит в спальню./

    /Звук ключа в замке. Дверь открывается, на пороге ФИЛИПП. В руках карточная коробка/

    ФИЛИПП. Да, но сегодня миссис Клакетт после обеда выходная.

    /РОДЖЕР бежит наверх с сумкой и коробкой. Дверь в спальню захлопывается перед его носом. Входит ФЛАВИЯ/

    Дом полностью в вашем распоряжении.

    /РОДЖЕР уходит в спальню с сумкой и коробкой. ФИЛИПП приносит свою дорожную сумку./

    ФЛАВИЯ. Подумать только!

    ФИЛИПП. Тебе нравится?

    ФЛАВИЯ. Просто поверить не могу!

    ФИЛИПП. Лучшее место для свиданий.

    ФЛАВИЯ. В собственном доме!.. /Берет в руки разбитый телефон/

    ФИЛИПП. Да. Здесь уж нас никто не найдет.

    ФЛАВИЯ. Но странно, что телефон оказался в саду.

    ФИЛИПП. Дай, я поставлю его на место. /Берет телефон; хочет поставить его на столик, но аппарат все еще соединен с проводом; который тянется через дверь в ванную и обратно, через парадную дверь, но не доходит до столика./

    ФЛАВИЯ. Я подумала, лучше принести его в дом, ведь он кому-то обязательно понадобится.

    ФИЛИПП. Да, это разумно. /Осторожно выдергивает провод./ О боже, кажется, провод зацепился.

    ФЛАВИЯ. Посмотри вон там, в ванной. /Осторожно, но с силой выдергивает провод из розетки./ По-моему, я распутала.

    /Тем временем ФИЛИПП уносит телефон через переднюю дверь и возвращается с ним через ванную./

    ФИЛИПП. Я влез через окно в ванную и... /Убирает сверток с сардинами и ставит телефон на место./

    ФЛАВИЯ. Ну, хорошо, хорошо, наше маленькое убежище.

    ФИЛИПП. Да, здесь нас никто не будет.../старается сложить газету, но из нее вытекает масло./

    ФЛАВИЯ. Никто не найдет, ты хотел сказать? Но вообще странно, что приходится прятаться... /Пауза./

    ФИЛИПП. Что, что?

    ФЛАВИЯ. Я знаю, о чем ты думаешь? Ты думаешь: это чертовски серьезно.

    ФИЛИПП. Прости, да, это серьезно.

    ФЛАВИЯ. Ты думаешь об управлении налогов.

    ФИЛИПП. Да, конечно, управление налогов!.. Хорошо!.. Но надо хоть как-то помыться и лечь в постель. /Кидает сверток с сардинами на диван, берет сумку и коробку, идет наверх./

    ФЛАВИЯ /поспешно/. Да, но управление!.. Мы должны сначала хоть немножко поговорить об этих налогах. Я же знаю, у тебя в голове все время крутится мысль ''если они узнают, что они вернулись, хоть на одну ночь, то они аннулируют наше заявление о проживании за границей..." Да брось ты их!

    /ФИЛИПП бросает сумку и коробку, но к этому моменту он уже наверху./

    Вниз!

    ФИЛИПП. Тише!

    ФЛАВИЯ. Не там, вниз!

    ФИЛИПП. Они могут услышать нас.

    /Входит МИССИС КЛАКЕТТ с еще одной тарелкой сардин./

    МИССИС КЛАКЕТТ /самой себе/. То они бьют тебя ногами чуть не до смерти, то ты должна крутиться прямо как в вальсе с этими сардинами. /Ставит тарелку на столик и собирается сесть как раз на газету с сардинами./

    ФИЛИПП /поспешно, сверху/. Миссис! Газета!

    /МИССИС КЛАКЁТТ подскакивает как раз вовремя./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Господи! Как вы напугали меня? У меня сердце прямо в диван ушло.

    ФИЛИПП. И у меня.

    ФЛАВИЯ. Мы думали, что вы ушли.

    МИССИС КЛАКЕТТ /ощупывает сверток/. Я думала, вы в Сардинии.

    ФИЛИПП. Мы там, там, нас здесь нет.

    ФЛАВИЯ. Вы нас не видели.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Смотрите-ка, они прямо сюда притащили подарок!

    ФЛАВИЯ. Между прочим, сборщики налогов нас разыскивают.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Я догадываюсь, кто это додумался.

    ФЛАВИЯ. Нас здесь нет, вы нас не видели.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Хорошенькое пюре из этих сардин. Видали; подложили мне на диван!

    ФЛАВИЯ. Мы хотели лечь...

    МИССИС КЛАКЕТТ. Думает, так и уйдет, без всякого спасибо

    ФЛАВИЯ. А как постель?

    МИССИС КЛАКЕТТ. Подожди, у меня тоже есть маленький сюрприз для тебя, моя милая. /Бежит за Флавией вверх по лестнице./

    ФЛАВИЯ. Но-но! Я возьму грелку.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Я подарю тебе эти сардины, дорогая моя. /Спускается и уходит в кабинет/

    ФИЛИПП. Господи ты боже мой!

    /ФЛАВИЯ быстро возвращается/

    ФЛАВИЯ. Так теперь она вообще оставила тебя одного. Что ты должен делать, разговаривать сам с собой?

    ФИЛИПП. Господи!

    ФЛАВИЯ. Она сказала тебе насчет писем?

    /Входит МИССИС КЛАКЕТТ из кабинета. Она охотится за Флавией, держа в руках промасленный сверток./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Что она тебе говорит, мой дорогой?

    ФЛАВИЯ. Вы бы сказали ему, милочка моя, о письмах? /Филиппу./ Она положила их у тебя в кабинете. Налоговое извещение,

    ФИЛИПП. Боже мой!

    МИССИС КЛАКЕТТ. Она рассказывает ему о его письмах! Он что, твой? /Надвигается на Флавию./

    ФЛАВИЯ /отступает/. Они все там, на письменном столе. /Убегает наверх в ванную./

    ФИЛИПП. На письменном?

    МИССИС КЛАКЕТТ, Ты меня слушай. Можно подумать, ты с ней расписан. Иди за мной. /Уводит Филиппа в кабинет./

    /Сумка и коробка остаются возле двери в спальню. Из спальни выходит РОДЖЕР, все еще одетый, но без галстука./

    РОДЖЕР. Я точно слышал голоса. /Падает, споткнувшись о сумку и коробку./

    /Выходит ВИКИ в нижнем белье./

    ВИКИ. Где голоса? Какие голоса?

    РОДЖЕР. Коробки, черт их побери! Голоса коробок! Тьфу!.. Коробки людей...

    ВИКИ. Но здесь никого нет.

    РОДЖЕР. Дорогая, я сам видел, как ручка повернулась. И эти сумки... Не знаю, они были, так сказать, когда мы вошли, но ты понимаешь, что я хочу сказать...

    ВИКИ. Все-таки я не понимаю, зачем надевать галстук, чтобы посмотреть...

    РОДЖЕР /берет сумку и коробку/. Потому что, если кто-то оставил их рядом с... ну, в общем, я имею в виду... Давай, они, наверно, хотят, чтобы они были внизу, так сказать...

    ВИКИ. Миссис Клакетт?

    РОДЖЕР. Когда шли сюда... на пути... нанесли всякое... Я хочу сказать... да кто его знает...

    ВИКИ /смотрит вниз/. Ой, смотри, она открыла наши сардины. /Хочет спуститься./

    РОДЖЕР /ставит сумку и коробку рядом со шкафом, удерживает Вики/. Я принесу. Не можешь ты идти в таком виде.

    ВИКИ. А что такого?

    РОДЖЕР. Миссис Клакетт?

    ВИКИ, Миссис Клакетт?

    РОДЖЕР. Она незаменимый человек.

    /Входит МИССИС КЛАКЕТТ из кабинета, без свертка, потирая руки./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Ну, я отблагодарила ее как следует за эти сардины.

    /РОДЖЕР пытается открыть дверь шкафа, чтобы спрятать ВИКИ. Дверь не открывается. Мешают сумка и коробка./

    А вы все еще тут болтаетесь, что ли?

    РОДЖЕР. Да, тут целая волынка. /Дергает изо всех сил за ручку, и ручка отрывается./

    МИССИС КЛАКЕТТ. Спасибо, я плохо вижу из-за этой ноги.

    РОДЖЕР/отодвигает сумку и коробку, все-таки открывает дверь, запихивает Вики в шкаф и кое-как прилаживает ручку/. Пробую тут проверить все двери... Я имею в виду ручки... и вообще, так сказать... /Начинает спускаться вниз с сумкой и коробкой Филиппа./ Миссис Бланкетт.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Клакетт, дорогой мой, Клакетт.

    РОДЖЕР. Миссис Клакетт, кто-нибудь еще есть в этом доме, а, миссис Клакетт? А мне послышалось, вроде кто-то говорит. То есть я нашел эти коробки, эти вещи, голоса...

    МИССИС КЛАКЕТТ. Голоса? Нет тут никаких голосов, милый.

    РОДЖЕР. Значит мне почудилось,

    ФИЛИПП /за сценой/. О боже! /И раздается звук упавшего тела там, за сценой, и новые стоны и причитания Филиппа./

    РОДЖЕР. Простите, что вы сказали?

    МИССИС КЛАКЕТТ /подражая Филиппу/. О боже! /И тут же крутит вещи на буфете, бутылки, заглушая крики за сценой, и тоже стонет и причитает./

    РОДЖЕР. Что это, в чем дело?

    МИССИС КЛАКЕТТ. Да дверь в кабинет открыта. /Идет и закрывает./

    РОДЖЕР. Я думаю, им понадобятся эти... внутри... /Показывает на кабинет и на коробку./ Так что я их положу рядом с... /Показывает на переднюю дверь./ Тогда они смогут... ну, вы понимаете, что я хочу сказать... /Уходит через переднюю дверь с сумкой и коробкой./

    /Наверху из ванной выходит ФЛАВИЯ. У нее в руках аптечка. Проходя мимо бельевого шкафа и видя, что дверь открыта, она так ею хлопает, что замок защелкивается, а ручка остается у нее в руке./

    ФЛАВИЯ. Вечно все ручки хлопают в этой... в этом... все двери, я говорю. /Уходит/

    /Из кабинета появляется ФИЛИПП с налоговой квитанцией и конвертом. Его роль играет теперь не Фредерик, а ТИМ./

    ФИЛИПП. Последнее уведомление. Меры будут приняты.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Господи, а вы кто такой?

    ФИЛИПП. Я Филипп. Ну так на полу оказались эти сардины, он наступил... я наступил...

    МИССИС КЛАКЕТТ... и поскользнулся?! Она убила его? То есть вас? Убила?..

    ФИЛИПП, Нет; нет. Он просто немного контужен. Через минуту я... он... будем в порядке.

    /МИССИС КЛАКЕТТ уходит в кабинет./

    Вы разве не хотели мне сказать, что приходили насчет дома?

    ФИЛИПП. Я говорю, господин приходил насчет дома.

    МИССИС КЛАКЕТТ/возвращается/. А, точно. Один приходил насчет дома.

    ФИЛИПП. Не говорите мне ничего, меня здесь нет.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Так что он не разбился?

    ФИЛИПП. Пусть этим занимаются Сквайр, Сквайр, Хеккем и Дадли.

    МИССИС КЛАКЕТТ. А вашу коробку он в саду для вас оставил.

    ФИЛИПП. Пусть делают что хотят, только никому не говорите; что мы здесь.

    МИССИС КЛАКЕТТ. Да, конечно, я просто сяду и включу... сардины? Я забыла про сардины!.. /Видит сардины на столе./ Нет, не забыла, я вспомнила про сардины. Ну, сюрприз! Надо пойти на кухню и приготовить еще тарелочку, чтобы это дело отметить. /Уходит./

    ФИЛИПП. Я не получал это. Меня здесь нет. Я в Испании. Но если я не получал, я не открывал его.

    /Появляется ФЛАВИЯ. В одной руке платье Вики; в другой - ручка от шкафа./

    ФЛАВИЯ. Дорогой... /Удивленно смотрит на Тима, потом собирается и показывает ему ручку./ Дорогой, у меня никогда не было такой ручки, скажи?

    ФИЛИПП. Не было.

    ФЛАВИЯ. Я бы никогда не стала покупать ничего такого блестящего. /Бросает платье, и у себя за спиной пытается прикрутить ручку на место./ Не ты ли мне это подарил, а?

    ФИЛИПП. Я никогда бы не дотронулся до такого.

    ФЛАВИЯ. Нет; оно симпатичное.

    ФИЛИПП. Убери его. Положи, откуда взяла. Никогда его не видел. /Уходит в кабинет/

    ФЛАВИЯ. Ладно. Я положу его на чердак. Если еще кто-нибудь захочет попробовать. /Уходит, взяв ручку и оставив платье на полу./

    /Через парадную дверь, уже без сумки и коробки, возвращается РОДЖЕР./

    РОДЖЕР. Так, так. Опять дверь в кабинет открыта. Что здесь происходит? /Слышит стук наверху./ Стучат наверху! /Бежит наверх./ О боже, что здесь происходит?! /Видит, что нет ручки./ О боже! Да не стучи, послушай? Я не могу, потому что эта ручка того... так сказать... Ты давай сама, ну... Сама давай... Давай... я хочу сказать, кто б там ни сидел... Слышишь, слышишь меня, дорогая? Да кончай ты барабанить? Я отсюда не могу, понимаешь? /Открывает дверь в спальню./ Эй, давай сюда, отсюда! Вон там протиснись через это вон... и слезай вниз, понимаешь?.. Как-то надо, выходить из этого... Ну, ей-богу... /Уходит в спальню./

    /Из кабинета выходит ФИЛИПП с квитанцией и конвертом, В роли его опять ФРЕДЕРИК, у которого на лбу лейкопластырь, и еще один, окровавленный, на носу./

    ФИЛИПП. Последнее уведомление... Будут приняты меры... Судебное разбирательство...

    /Наверху РОДЖЕР выходит из спальни и тянет за собой ВИКИ, ФИЛИПП глядит на них в полном недоумении./

    РОДЖЕР. Ах, это ты?

    ВИКИ. Конечно; я. Это ты загнал меня сюда в темноту, в эти черные простыни.

    РОДЖЕР. Тихо, я загнал тебя вон туда. Тебе, скажи, удалось протиснуться через...

    ВИКИ. Я заперла дверь? Это ты запер дверь.

    РОДЖЕР, Не мог я ее запереть. Смотри, отлетела.

    ВИКИ. Кто-то запер дверь.

    ФИЛИПП. Простите меня, ради бога. /Скрывается в кабинет./

    РОДЖЕР. Ну, хорошо, не можем мы тут стоять в таком виде!

    ВИКИ. В каком виде?

    РОДЖЕР. Я хочу оказать, когда люди все время снуют туда-сюда...

    ВИКИ. Хорошо, я могу снять это...

    РОДЖЕР. Но только вот здесь, здесь!.. /Уводит ее в спальню./

    /С опаской выходит ФИЛИПП из кабинета опять с налоговой квитанцией/

    ФИЛИПП. Последнее уведомление. Меры будут приняты...

    /Из спальни появляется РОДЖЕР. В руках аптечка, За ним - ВИКИ. ФИЛИПП смотрит на них./

    ВИКИ. А теперь что?

    РОДЖЕР. Грелка?.. Я ее туда не клал, эту аптечку?

    ВИКИ. И я тоже.

    ФИЛИПП. Виноват, виноват. /Опять уходит./

    РОДЖЕР. Кто-то там наливает в аптечки горячую воду... /Уходит/

    ВИКИ. Уж не думаешь ли ты, что здесь привидение? /Тоже уходит/

    /Появляется ФЛАВИЯ наверху./

    ФЛАВИЯ. Дорогой мой, дорогой мой...

    ФИЛИПП /осторожно выглядывает из кабинета, робко машет квитанцией, собираясь говорить./

    ФЛАВИЯ. Дорогой, ты ложишься или нет? /Уходит в спальню./

    /Снова появляются РОДЖЕР и ВИКИ из ванной./

    РОДЖЕР. Что ты сказала?

    ВИКИ. Я? Я ничего не говорила.

    /ФИЛИПП опять уходит в кабинет./

    РОДЖЕР. Я хочу сказать: сначала была ручка, теперь - аптечка. То есть грелка...

    ВИКИ. У меня прямо мурашки по телу.

    РОДЖЕР. Ну, накинь что-нибудь на себя...

    ВИКИ. Я бы пошла и накрылась одеялом с головой.

    РОДЖЕР /хочет открыть дверь в спальню/. Подожди секунду. А куда я дел сардины? /Идет вниз./ Ты подожди здесь.

    ВИКИ. Об этих старых домах всегда рассказывают странные истории.

    РОДЖЕР. Здесь внутри полный модерн. Отопление на мазуте, так сказать...

    ВИКИ. Что? Кто там?

    /РОДЖЕР глядит вокруг, прислушивается./

    РОДЖЕР. Сардины! Они пропали! /Видит сардины./ Нет, они не пропали. Они здесь. Боже мой, господи, да что же это такое?! /Поворачивается и идет к двери./

1   2   3   4   5   6   7   8


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет