«левый поворот»



жүктеу 4.43 Mb.
бет9/21
Дата21.06.2016
өлшемі4.43 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

Но главным претендентом на роль Бонапарта они считали, конечно, Сталина.

В отличие от Кагановича, Ежова, Ягоды, Тухачевского и других официальных лиц эти офицеры среднего звена НКВД еще были готовы на самостоятельные политические шаги. Это доказывает, кстати, их дальнейшая политическая судьба – Орлов и Кривицкий стали невозвращенцами и бросили вызов системе. Однако, у них было, конечно, недостаточно властного ресурса, чтобы повлиять на ход событий и повалить Сталина. Единственным оружием была информация и дезинформация. Но для сотрудников ИНО она всегда была главным и естественным оружием. Информация (или дезинформация) о соглашении Сталина и Гитлера могла взорвать хрупкое политическое равновесие весной 1937. Информация о прошлом Сталина могла быть оружием в борьбе против него, если она окажется в руках троцкистов. А как должен был реагировать вождь на информацию о существовании «папки Виссарионова»?

Подведем итог:

- в чекистской среде шли разговоры о том, что Сталин причастен к убийству Кирова, причем реальных доказательств у них не было;

- некоторые сотрудники ИНО НКВД знали, что Сталин ведет переговоры с Гитлером, причем один из них, Вальтер Кривицкий, распространял при этом дезинформацию о том, что соглашение состоялось;

- выяснилось, что некоторые чекисты действительно участвовали в заговоре против Сталина и считали, что владеют компроматом на него.

Кто все эти люди? Мы знаем об Канцельсоне, Орлове и Кривицком. Близки им были – Балицкий, Берман и Миронов. Дальше отстоит Слуцкий

Скорее всего, не было никакого «заговора Тухачевского». Все разговоры о нем и о соглашении Тухачевского и Сталина с Гитлером – информационный фон (информационное прикрытие?) реальной попытки Канцельсона, Орлова, Кривицкого и других изменить путь, по которому идет страна.
3. НКВД ПРОТИВ ЦК ВКП (б) ИЛИ «КЛАНЫ РЕШАТ ВСЕ?»
Мы остановились на наблюдении, что за идеологическими спорами 30-ых часто стоит вполне конкретный социологический смысл. Это смысл может быть не очень ясен сейчас, но, возможно, был понятен современникам. Попытаемся его найти. Традиционная версия событий описывает репрессии в руководстве страны как уничтожение Сталиным непокорных (или неблагонадежных) руками НКВД. Историки часто утверждают, что это борьба Сталина с ленинской гвардией, со старыми большевиками. Так ли это?

БОРЬБА В ЦК: КТО ПРОТИВ КОГО
Начать анализ «Большой чистки» я предлагаю с описания к достаточно известного сюжета - репрессии в ЦК. Как известно на XVII съезде избрали 71 членов ЦК ВКП(б) и 68 кандидатов236. Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на XVII съезде, в 1936-1940 годах было репрессировано 101 человек. Естественно возникает ряд вопросов: чем отличается меньшинство от большинства и как меньшинство могло уничтожить большинство. И кто собственно «старые большевики»?

В действительности средний год рождения репрессированных членов ЦК –1893 г. , в партию они вступили в 1911, а в состав руководящих органов партии вошли в 1927. Конечно эта цифра средняя, она включает в себя и Рыкова (1881 года рождения, в РСДРП с 1898 г, в ЦК – с 1905 г.) и Косарева (1903 года рождения, в партии с 1919, в ЦК с 1930). Для сравнения средний возраст выживших членов ЦК – тоже 1893 г., средний возраст вступления в партию – 1907, а средний возраст вступления в ЦК – 1925 год. Эта средняя цифра включает в себя и Сталина и Берия (1899 года рождения, в партии с 1917, в ЦК – с 1934). Для всех, кто знаком с историей партии понятно, что такое 4 года в партстаже – до или после кризиса РСДРП в 1908-1911 гг.и что означает 2 года в ЦК – до или после разгрома троцкистско-зиновьевской оппозиции. Логичнее было бы предположить, что выжившие будут моложе по политическому стажу, но все наоборот. Вместе с тем принципиальной разницы нет. Достаточно вспомнить чем отличается ЦК 1934 года от ЦК 1939 года.

Хочется обратить внимание и на еще одно обстоятельство. Из 101 репрессированного члена и кандидата в члены ЦК 14 вошли в этот орган в 1930 году и 30 – в 1934. 44 человека из 101 – 44%. Среди выживших 13 из 32 – 40%. Иными словами чистка в ЦК - это конфликт и среди т.н. «старых большевиков», и среди тех, кто выдвинулся при Сталине, в 30-ые (среди «сталинистов»).

Это логично – вспомним, в начале 1935 еще никто не мог представить себе, что Енукидзе и Орджоникидзе не верные сталинисты.

Дополнительным обстоятельством, которое позволяет понять происходящее, является поведение членов ЦК на пленумах. Роговин произвел крайне интересный анализ реплик при обсуждении дела Бухарина и Рыкова на февральско - мартовском пленуме. «Всего в стенограмме пленума зафиксировано около тысячи реплик, прозвучавших во время обсуждения дела Бухарина и Рыкова. Ни одна из них не была подана хотя бы в робкую защиту обвиняемых и не ставила целью поставить под сомнение даже отдельные обвинения, выдвинутые против них. Все реплики носили либо обличительный, либо издевательский характер.

Примерно треть реплик предваряется записью "голос (или голоса) с места" - стенографистки не успевали установить, кому принадлежат реплики. В остальных случаях в стенограмме указано авторство реплик.

Больше всего реплик (100, включая развёрнутые монологи, прерывавшие выступления Бухарина и Рыкова) принадлежало Сталину. К этому числу приближается количество реплик, поданных Молотовым (82) и Кагановичем (67). Реплики остальных членов Политбюро располагаются по убывающей в следующем порядке: Косиор (27), Ворошилов (24), Микоян (24), Чубарь (11), Калинин (4).

Среди кандидатов в члены Политбюро наибольшую активность проявил Постышев (88 реплик). Затем следуют Эйхе (14), Петровский (8), Жданов (5), Рудзутак (1).

Реплики лиц, непосредственно причастных к чекистскому и партийному следствию, располагаются в следующем порядке: Шкирятов (46), Ежов (17), Вышинский (не состоявший ни в одном из руководящих партийных органов и присутствовавший на пленуме в качестве прокурора СССР) и Ярославский (по 5).

Среди "рядовых" членов и кандидатов в члены ЦК особую активность проявили Берия (20), Межлаук (19), Будённый (17) и Стецкий (17). За ними следуют Гамарник (11), Полонский (8), Ягода (7), Шверник (6), Лозовский (5), Хрущёв (4). Пять человек подали по 3 и четырнадцать - одну или две реплики. Таким образом, свой вклад в травлю обвиняемых внесли около 50 человек - менее половины от общего числа присутствовавших на пленуме членов и кандидатов в члены ЦК. В среднем 12-13 и более реплик, на каждого кто их подавал.

Конечно, это только реплики. Можно догадаться какими мотивами руководствовался, например, Ягода, когда критиковал Бухарина. Ни ему, ни Гамарнику это не помогло.

И все-таки восстановим список тех, кто бросал реплики более 12 раз по рейтингу активности в обсуждении: Сталин, Постышев, Молотов, Каганович, Шкирятов, Косиор, Ворошилов, Микоян, Берия, Буденный, Межлаук, Ежов, Стецкий, Эйхе… Похоже, активность большинства этих людей не случайна - именно они станут активными сторонниками "большой чистки".

Нельзя пройти мимо и другого факта - половина пленума «отмолчалась»! И именно они оказались первыми жертвами репрессий. Можно предположить, что это не случайно. Как мы помним споры в ЦК шли прежде всего вокруг репрессий против коммунистов.

Известно о т.н. «заговоре Пятницкого», который накануне июньского пленума пытался собрать членов ЦК «на чашку чая» и организовать коллективное выступлении против Ежова и репрессий. Очень вероятно, что именно пассивное (только пассивное?) сопротивление членов ЦК левому повороту (по сути, как мы помним, «чистке» в номенклатуре) стало главной причиной репрессий в ЦК.

Только если мы вспомним реальный смысл споров 1936 года – «можно ли расстреливать коммунистов» - станет понятно содержание политического конфликта, расколовшего советскую элиту.

Не менее интересен и второй вопрос: как одна часть сталинистов смогла уничтожить другую.

Присмотримся внимательнее к ходу чистки в ЦК. Молотов, описывая этот процесс, вспоминал: "Не было такого положения, чтобы меньшинство исключило большинство, - говорил он. - Это постепенно происходило. Семьдесят исключили 10-15 человек, потом 60 исключили ещё 15... По существу это привело к тому, что в составе ЦК осталось меньшинство из этого большинства... Такой постепенный, хотя и довольно быстрый процесс очищения путей"237.

Роговин утверждает, что это софистика и все дело в использовании силы НКВД. Наверное, немалая доля лукавства в словах Молотова есть. Однако, присмотримся к его словам внимательнее.

Мы уже выяснили, что в ЦК была группа сторонников «большой чистки» («чистильщиков»). Восстановим теперь ход событий.

В июле 1935 Авель Енукидзе выведен из состава ЦК и исключен из партии238, в августе 1936 кандидат в члены ЦК Михаил Петрович Томский покончил с собой.

Тогда же, в августе, арестовали кандидатов в члены ЦК Пятакова Георгия Леонидовича239 и Сокольникова Георгия Яковлевича240. Осудили их на процессе «параллельного троцкистского центра» в январе 1937 года.

На февральско-мартовском пленуме ЦК осудили и сразу после пленума арестовали Николая Ивановича Бухарина241 и Александра Ивановича Рыкова242.

31 марта 1937 года Политбюро приняло решение об аресте Генриха Ягоды243 «Поставить на голосование членов ЦК ВКП (б) и кандидатов в член ЦК следующее предложение: "Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений наркома связи Ягоды, совершённых в бытность им наркомом внутренних дел, а также после перехода его в наркомат связи, Политбюро ЦК ВКП(б) считает необходимым исключение его из партии и немедленный его арест».244

17-19 мая члены ЦК приняли решение: "На основании имеющихся материалов, в которых член ЦК ВКП(б) Кабаков обвиняется в принадлежности к контрреволюционному центру правых (выделено мной – Л.Н.), исключить Кабакова из состава ЦК ВКП(б) и из партии с передачей его дела в Наркомвнудел».245 Это был первый арест регионального лидера – руководителя Свердловского обкома Кабакова Ивана Дмитриевича (на Урале с 1929 года, до этого был на партийной работе в Сормово и Нижнем Новгороде).

Тогда же кандидат в члены ЦК Элиава Шалва Зурабович (В 1927 г. пред. СНК Грузинской ССР, с 1931 г. зам. наркома внешней торговли, с 1936 – зам наркома легкой промышленности)246 был арестован по обвинению в том, что они знал «о контрреволюционной работе грузинского троцкистского центра (выделено мной – Л.Н.), но скрыли об этом от ЦК»247.

20-22 мая было утверждено опросом ещё одно постановление Политбюро: «Ввиду того, что по показаниям ряда арестованных участников антисоветской организации правых (Ягода, Смирнов А. П., Прокофьев, Карахан, Гибер и др.) член ЦК ВКП(б) Уханов изобличён как активный член контрреволюционного заговора против советской власти - исключить Уханова из состава членов ЦК ВКП(б) и из партии и передать его дело органам НКВД».



Уханов Константин Васильевич (с 1934 нарком местной промышленности РСФСР, с 19.10.1936 - легкой промышленности РСФСР) обвинялся также в связях с правыми.

Одновременно продолжалось раскрытие «военного заговора». Арестованы (сейчас мы говорим только о членах ЦК): 24 мая Рудзутак Ян Эрнестович, 25 мая – маршал Михаил Николаевич Тухачевский, командармы Иона Якир и Уборевич Иероним Петрович. Застрелился Гамарник Ян Борисович.

27 мая арестован начальник ГУШОСДОР НКВД СССР Благонравов Георгий Иванович.

31 мая был арестован Голодед Николай Матвеевич, руководитель правительства Белоруссии (он погиб спустя неделю выбросившись из окна здания НКВД в Минске).

1 июня арестован секретарь Восточно-Сибирского крайкома Разумов Михаил Осипович.

10.06 арестован Шеболдаев Борис Петрович.

На следующий день (11 июня) арестованы Уншлихт Иосиф Станиславович и нарком коммунального хозяйства РСФСР Комаров Николай Павлович.

нарком зерновых и животноводческих совхозов СССР Калманович Моисей Иосифович и Михайлов Василий Михайлович, начальник строительства Дворца Советов в Москве.

13.06 арестован председатель Высшего совета по делам коммунального хозяйства при Президиуме ЦИК СССР Кубяк Николай Афанасьевич.

Постановление от 16 июня освобождало члена ЦК Румянцева Ивана Петровича.

17 июня арестовали секретаря ЦК КП(б) Украины Попова Николая Николаевича.

Сначала предполагалось, что очередной июньский пленум ЦК откроется 20 июня, но затем открытие было перенесено на 23 июня.

В преддверии открытия пленума 21 июня в один день сразу были арестованы:

зам. председателя СНК Антипов Николай Кириллович, нарком пищевой промышленности РСФСР Лобов Семен Семенович, зам. наркома связи СССР Жуков Иван Павлович.

22.06.1937 - зам. зав. отделом пропаганды ЦК ВКП(б) Кнорин Вильгельм Георгиевич, зам. наркома связи СССР Полонский Владимир Иванович, секретарь Крымского обкома ВКП(б), Лаврентьев Лаврентий Иосифович (Картвелишвили) (до этого с 1929 в ДВК).

23 июня пленум ЦК начался с того, что одобрил эти аресты и выразил "политическое недоверие" трём членам (Алексеев, Любимов, Сулимов) и четырем кандидатам в члены ЦК (Курицын Василий Иванович - управляющий Трестом коммунального оборудования Наркомата местной промышленности РСФСР), Мусабеков Газанфар Махмудоглы - с 1931 был председатель СНК ЗСФСР, Директор Института истории науки и техники АН СССР Валериан Валерианович Оболенский (Н.Осинский) и 1 секретарь Тульского райкома, член бюро Московского обкома Седельников Алексей Иванович. Данные лица, чьи имена в постановлении упоминались с приставкой "товарищ", были исключены из состава ЦК без указания о передаче их дел в НКВД.

Вторым пунктом было утверждение постановлений Политбюро об исключении "за измену партии и Родине и активную контрреволюционную деятельность" девяти членов ЦК (Антипов, Балицкий, Жуков, Кнорин, Лаврентьев, Лобов, Разумов, Румянцев, Шеболдаев) и десяти кандидатов в члены ЦК (Благонравов, Вегер, Голодед, Калманович, Комаров, Кубяк, Михайлов, Полонский, Попов, Уншлихт).

Аресты продолжались:

25.06.1937 арестованы 1-й секретарь Одесского обкома КП(б)У Вегер Евгений Ильич и нарком здравоохранения РСФСР Каминский Григорий Наумович.

27.06.1937 - Струппе Петр Иванович, председатель Исполнительного комитета Ленинградского областного Совета, начальник Свердловского управления Народного комиссариата зерновых и животноводческих совхозов СССР.


28.6.1937 - Сулимов Даниил (с 1930 пред. СНК РСФСР) Павлуновский Иван Петрович, председатель Всесоюзного совета промысловой кооперации, Чудов Михаил Семенович и начальник Главного управления легкого машиностроения Наркомтяжпрома, Кодацкий Иван Федорович.

29.06.1937 - председатель Леноблпрофсовета Алексеев Петр Алексеевич.



    1. арестован один из известных лидеров Коминтерна, сотрудник КПК Иосиф Пятницкий.

В тот же день были арестованы Балицкий Всеволод Аполлонович, Лепа Альфред Карпович - 1 секретарь обкома в Татарстане. 9.07.1937 арестован 2-й секретарь ЦК КП(б)У Хатаевич Мендель Маркович, а 20.07.1937 1-й секретарь Саратовского крайкома ВКП(б) - Криницкий Александр Иванович.

22.07.1937 арестован нарком зерновых и животноводческих совхозов СССР Демченко Hиколай Hестерович.

26.07.1937 - секретарь Воронежского горкома ВКП(б) Калыгина Анна Степановна (на момент ареста находилась в резерве Наркомата легкой промышленности СССР).

01.08.1937 арестован заместитель председателя Совнаркома РСФСР Лебедь Дмитрий Захарович.

07.08.1937 - председатель правления Центросоюза Зеленский Исаак Абрамович.

09.08.1937 - и.о. 2-го секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) Шубриков Владимир Петрович (кстати тогда же арестовали 1-й секретаря Красноярского крайкома ВКП(б) Акулинушкина Павла Дмитриевича – но он не член ЦК).

10.08.1937 арестован председатель Западно-Сибирского крайисполкома Грядинский Федор Павлович.

12.08.1937 - Дерибас Терентий Дмитриевич, начальник УНКВД по Дальневосточному краю, комиссар госбезопасности 1-го ранга.

16.08.1937 - управляющий Трестом коммунального оборудования Наркомата местной промышленности РСФСР Курицын Василий Иванович. 20-30 авг. 1937 в Киеве прошел Пленум ЦК КП(б) Украины, на котором С. В. Косиор выступил с докладом "О буржуазно-националистической антисоветской организации бывших боротьбистов и о связях с этой организацией Любченко". По официальной версии, Любченко Панас Петрович.

26.08.37 арестован Носов Иван Петрович (с янв. 1932 1-й секретарь Ивановского обкома ВКП(б).

30.08.1937 - нарком финансов СССР Гринько Григорий Федорович.

08.09.1937 - секретарь Крымского, а затем Сталинградского обкома партии Семенов Борис Александрович.

20.09.1937 - первый секретарь ЦК КП Узбекистана Икрамов Акмаль Икрамович.

23.09.1937 арестован зам. наркома тяжелой промышленности СССР Серебровский Александр Павлович.

24.09.1937 - нарком легкой промышленности СССР Любимов Исидор Евтигнеевич.

24.09.1937 - зам. наркома легкой промышленности СССР Еремин Иван Глебович.

07.10.1937 - нарком внешней торговли СССР Розенгольц Аркадий Павлович.

10.10.1937 - первый секретарь Дальневосточного краевого комитета ВКП(б) Варейкис Иосиф Михайлович.

11.10.1937 арестованы Гикало Николай Федорович, секретарь Харьковского обкома ВКП(б), член Политбюро ЦК КП(б) Украины и Птуха Владимир Васильевич, второй секретарь Дальневосточного крайкома ВКП(б).

11 октября пленум ЦК рассмотрел вопрос об избирательной кампании по выборам в Верховный Совет СССР. На следующий день обсуждался второй пункт повестки дня: "О составе ЦК". Его обсуждение свелось к выступлению Сталина, который сообщил, что за период после июньского пленума "выбыло и арестовано" 8 членов и 16 кандидатов в члены ЦК. "По рассмотрению всех материалов, по проверке материалов, оказалось, что эти люди, они - враги народа, - заявил он. - Если вопросов нет, я бы предложил принять это сообщение к сведению».

12.10 арестованы Бауман Карл Янович (с 1934 г. зав. отделами ЦК ВКП(б), член ВЦИК и ЦИК СССР, освобожден от должности 14 апреля 1937 г.), Яковлев (Эпштейн) Яков Аркадьевич, первый секретарь Челябинского обкома партии Рындин Кузьма Васильевич. первый секретарь Башкирский обком ВКП(б), Быкин Яков Борисович и

1-й секретарь Донецкого областного комитета Саркисов (Даниэлян) Саркис Артемьевич.

17.10.1937 - Бубнов Андрей Сергеевич, нарком просвещения РСФСР.

18.10. 1937 - нарком оборонной промышленности СССР Рухимович Моисей Львович.

01.11.1937 - нарком лесной промышленности СССР Иванов Владимир Иванович.

02.11.1937 - председатель Московского облисполкома Филатов Николай Алексеевич. 03.11.1937 арестован нарком просвещения УССР Затонский Владимир Петрович.

05.11.1937 арестован зам. начальника Политического управления РККА Булин Антон Степанович.

07.11.1937 - нарком земледелия СССР Чернов Михаил Александрович.

10.11.1937 - первый секретарь Воронежского обкома ВКП(б) Михайлов Михаил Ефимович (Кацелененбоген).

22.1137 Стриевский Константин Константинович пред. ЦК работников тяжелого машиностроения

02.12.1937 арестован Межлаук Валерий Иванович (с 1937 г. – нарком тяж. пром-ти после смерти Орджоникидзе, затем председатель Госплана).

На январском пленуме 1938 года было подтверждено исключение ещё 13 членов и кандидатов в члены ЦК, арестованных после октябрьского пленума. Большинство из них было исключено опросом 4-8 декабря 1937 года, причём в опросных листах Политбюро извещало об их аресте и просило членов ЦК "санкционировать" их вывод из ЦК и арест. В протоколе январского пленума эта "санкция" обосновывалась следующим образом: "На основании неопровержимых данных Пленум ЦК ВКП(б) признает необходимым вывести из состава членов ЦК ВКП(б) и подвергнуть аресту как врагов народа: Баумана, Бубнова, Булина, Межлаука В., Рухимовича и Чернова, оказавшихся немецкими шпионами, Иванова В. и Яковлева Я., оказавшихся немецкими шпионами и агентами царской охранки, Михайлова М., связанного по контрреволюционной работе с Яковлевым, и Рындина, связанного по контрреволюционной работе с Рыковым, Сулимовым. Секретарь ЦК И. Сталин".

21.02.1938 арестован Постышев Павел Петрович на момент ареста 1-й секретарь Куйбышевского обкома ВКП(б).

Егоров Александр Ильич зам наркома обороны, на момент ареста командующий ЗВО.

9.04 арестован нарком водного транспорта Николай Иванович Пахомов.

арест: 26.04.1938 зав. отделом пропаганды ЦК ВКП(б) Стецкий Алексей Иванович.

29.4.1938 арестован Эйхе Роберт Индрикович (29.10.1937 назначен наркомом земледелия СССР).

03.05.1938 арестовали Косиора Станислава Викентьевича (еще в январе 1938 его убрали с Украины и назначили зам. пред. СНК СССР и пред. Комиссии советского контроля при СНК СССР).

09.05.1938 арестован Прамнэк Эдуард Карлович секретарь Донецкого обкома ВКП(б).

23.05.38 Мирзоян Левон Исаевич арестован 1 секретарь КП Казахстана.

31.05.1938 - Исаев Ураз Джанзакович, председатель СНК Казахской ССР.

16.6.1938 Политбюро приняло решение о невозможности оставления Чубарь Власа Яковлевича членом Политбюро и зам. председателя СНК. Он был переведен в систему ГУЛАГ248

22.06.1938 - секретарь обкома ВКП(б) Сталинградской обл. Смородин Петр Иванович.

09.07.1938 - прокурор Ленинградско1-й секретарь М й обл. Позерн Борис Павлович.

20.10 Угаров Александр Иванович 1-й секретарь Московских областного и городского комитетов ВКП(б) (ранее 2-й секретарь Ленинградского городского комитета ВКП(б))

22.10.38 арестован маршал Блюхер Василий Константинович.

9.11.1938 арестован Евдокимов Ефим Георгиевич (С мая 1938 зам. наркома водного транспорта СССР).

28.11.38 арестован Косарев Александр Васильевич

К началу работы XVIII съезда в ЦК остался всего 31 человек:

Сталин, Андреев, Багиров, Бадаев, Берия, Будённый, Булганин, Бройдо, Вейнберг, Ворошилов, Завенягин, Жданов, Калинин, Каганович М. М., Каганович Л.М., Кржижановский, Крупская, Литвинов, Лозовский, Микоян, Молотов, Мехлис, Макаров, Мануильский, Николаева, Петровский, Поскребышев, Шверник, Хрущёв, Шварц, Юркин.


Рассмотрим внимательно диаграмму чистки в ЦК (приложение, №4). Из нее видно, что репрессии начинаются во второй половине 1936 года и кульминация приходится на июнь 1937 года - 27%. Дальше есть три взлета - в октябре 1937 (10%), апрель 1938 (6%) и осень 1938 (6%). При этом общая тенденция к понижению.

На самом деле Молотов грубо описывает реальный процесс. «Семьдесят исключили 10-15» - речь, видимо, идет о членах ЦК (без кандидатов), которых избрали 71 человек, но к 1937 было 69 – убит Киров, умер Куйбышев, На первом этапе «большинство» «исключило» (на пленумах и опросами): На первом этапе «большинство» «исключило» (на февральско-мартовском пленуме ЦК и опросами): Енукидзе, Пятакова, Ягоду, Кабакова, Уханова, Рудзутак, Якира, - с застрелившимся Гамарником и Орахелашвили (членом ЦКК) - 9 человек.. (Если добавить кандидатов Благонравова, Бухарина, Тухачевского, Рыкова, Сокольникова, Уборевича и Элиава то больше) Осталось действительно 60 членов ЦК. Только на этом этапе действительно «старых большевиков» несколько больше среди репрессированных. Скорее всего, то впечатление, которое возникло весной 1937 годы было некритично перенесено на весь процесс чистки.

Дальше «60 исключили ещё 15». На самом деле 12 - это события лета 1937 года. Перед июньским пленумом исключают Антипова, Балицкого, Жукова, Лаврентьева, Кнорина, Румянцева, Разумова, Шеболдаева, Лобова, – 9 человек (и 8 кандидатов в ЦК – Голодеда, Комарова, Кубяк, Попова, Полонского, Калмановича, Михайлова В.М. и Уншлихта). А в начале работы пленум выразил политическое недоверие еще трем членам ЦК - Алексееву, Любимову, Сулимову и четырем кандидатам (Курицын, Мусабеков, Осинский, Седельников) - но Молотов считает только членов ЦК. Фактически Вячеслав Михайлович просто по памяти восстанавливает события.

Даже после «очищения путей» (по Молотову) в июньском пленуме участвовал 51 член ЦК. Из 51 только 15 (не считая Сталина) дожили до 1939 года и, видимо, не внушали вождю опасений – Андреев, Бадаев, Берия, Ворошилов, Жданов, Кагановичи, Молотов, Микоян, Николаева, Хрущев, Литвинов, Чувырин, Кржижановский и Крупская. Со Сталиным – 16. Думаю, что в голосе, например, Крупской, Сталин не убежден. Она не вызывает у него опасений - это другое дело.

Аналогичное положение и с кандидатами. Только меньшинство 11 сохранили свою жизнь - Багиров, Буденный, Булганин, Бройдо, Вайнберг, Завенягин, Лозовский, Мехлис, Поскребышев, Шварц, Юркин.

Получается, что даже после двух «очищений путей» у Сталина все равно нет большинства. Здесь сразу можно сделать замечание – а Ежов? Уж конечно, был на стороне Сталина. Конечно, но он Роговиным (да и другими историками) внесен в списки «репрессированных членов ЦК». Как и Евдокимов – патрон чистильщиков - «северокавказцев». Очевидно и Ежов, и Евдокимов искренне верили, что верной службой Вождю и активным участием в чистке они обеспечат себе первые места в руководстве страны. Ежов по числу посещений Сталина и количеству часов занял второе место после Молотова. Может быть, он думал и о первом. Это заставляет нас присмотреться к тем, кто погиб в «большую чистку».

Следует учитывать также одно очень важное обстоятельство. Центральный Комитет ВКП (б) не был единым по своему составу - там были разные группировки… Больше всего мы знаем, конечно, про группу Сталина – Молотов, Каганович, Ворошилов, Булганин, Жданов и т.д. Но были и другие.

Современный исследователь деятельности С.М. Кирова А. Кирилина уверенно относит к его окружению М.А.Чудова, И.Ф.Кодацкого, А.И.Угарова, П.И.Струппе, П.И.Смородина, Б.П.Позерна (перечислены только члены ЦК)249. Когда их избирали в ЦК, Киров был жив. После его смерти единство «кировцев» рассыпалось, и судьбы их в 1937 г. были разные. Видимо, вместе держались Гамарник и Якир. Их связывало еще общее боевое прошлое в гражданскую войну – знаменитая 45 дивизия. В.О.Пятницкий (сын О.Пятницкого) утверждает, что близкими друзьями и единомышленниками его отца были Кнорин и Литвинов. Много говорят и о группе украинцев в ЦК – Чубарь, Косиор, Гринько, Демченко, Попов, Вегер, Любченко, Коротченко и др.

О существовании других групп мы можем узнать и из следственных дел. В январе 1938 года «на основании неопровержимых данных Пленум ЦК ВКП(б) признает необходимым вывести из состава членов ЦК ВКП(б) и подвергнуть аресту как врагов народа: Баумана, Бубнова, Булина, Межлаука В., Рухимовича и Чернова, оказавшихся немецкими шпионами, Иванова В. и Яковлева Я., оказавшихся немецкими шпионами и агентами царской охранки, Михайлова М., связанного по контрреволюционной работе с Яковлевым, и Рындина, связанного по контрреволюционной работе с Рыковым, Сулимовым. Секретарь ЦК И. Сталин"250.

Если присмотреться внимательно к тексту, то видно, что Сталин говорит о нескольких группах репрессированных членов ЦК: одни «просто» шпионы - Бауман, Бубнов, Булин, Межлаук В., Рухимович и Чернов, другие еще и агенты царской охранки (Иванов В. и Яковлев Я). С ними «связан» Михайлов М. и, наконец, «правые» – Сулимов, Рындин.

Попытаемся рассмотреть этот эпизод внимательнее, проанализировав допрос Яковлева. Он прямо называет свою группу – Варейкис, Михайлов, Попов, затем Бауман. По его словам с 1923 года он «внешне порвал всякую связь с троцкистами», однако «сохранял свои кадры, до последних дней, Они вместе со мной на протяжении многих лет вели активную борьбу против партии и советского народа» (так разве можно цитировать?)

Так, в 1924 он установил тесную связь с Варейкисом. «Из ряда бесед с ним я убедился, что это авантюрный беспринципный человек, менявший свои убеждения буквально на ходу… Варейкиса я обработал и привлек в свою руководящую группу троцкистской организации». Дальше в показаниях Яковлева следует исключительно правдоподобная фраза: «Я и Варекис полагали, что в случае, если даже троцкизм не победит, мы все же останемся, благодаря нашей маскировке на руководящем положении в партии… Должен сказать, что мы не стремились к созданию стройной организации, не гнались за вывеской и считали, что время и обстановка работают на нас251». Он также рассказывает о своих противниках: «За последнее время мы сосредоточили огонь клеветы в первую очередь на Молотове, Ежове и Жданове. Мы распространяли клеветнические слухи, направленные против Молотова, распространяли клевету о Жданове, как человеке якобы не соответствующем своему назначению, о Ежове как о случайном выскочке и человеке, который якобы перегибает в борьбе правыми и троцкистами252». Если отвлечься от фразеологии заговора, то перед нами ясная картина внутрипартийной интриги. По законам того времени Варейкису с Яковлевым навесили еще шпионаж и связи с охранкой. Интересно также, что Яковлев не «кается» в «клевете» на Сталина. Объект его интриги иной – другие сталинисты - (Молотов, Жданов, Ежов). И это естественно – Яковлев и Варейкис рассчитывали придти к власти не против Сталина, а со Сталиным, но против, например, Молотова. Группа «бывших троцкистов» Яковлев-Варейкис позиционировалась как «левая».

Кроме того, Яковлев рассказывает и о других группах в ЦК: «группой правых в Москве – Каминский, Бубнов» (наркомы РСФСР), «антиповско-сулимовская группа, являвшаяся новым центром правого подполья» и др.

Другими словами никакого единства ЦК не было. Традиционное представление о том, что есть «сталинская группа» - «палачи» и противостоящее ей «большинство» - жертвы - скорее всего, не точно.

Ведь перед тем, как быть арестованным, Яковлев принял активное участие в чистке в Белоруссии, а Варейкис - на Дальнем Востоке, выкорчевывая наследство «врага народа» Лаврентьева. Аналогична судьба Постышева, снятого в январе 1938 за то, что он организовал практически избиение местной парторганизации.

Были «правые» - Антипов, Сулимов, Уханов, Кабаков, Румянцев, Бубнов, Каминский и др. Это не считая Енукидзе, Бухарина, Рыкова, Ягоды и военных – Тухачевского и др. Были «троцкисты» - естественно, бывшие.

Изучение судеб членов ЦК в 1937-1938 позволяет определить эту группу чистильщиков, которые сначала активно поддержали Сталина, а потом сами были репрессированы. Кроме Ежова и Евдокимова это – Варейкис, Яковлев, Эйхе, С.Косиор, Косарев, Постышев, Стецкий.

Они активно критикуют Бухарина и Рыкова на февральском пленуме, включаются в чистку в регионах – Варейкис в Дальне-Восточном крае, Эйхе в Западной Сибири, Косиор на Украине, Постышев в Куйбышеве, Евдокимов в Азово-Черноморском крае. Затем с осени 1937 их начинают переводить на другую работу (тех, кого не арестовали). Эйхе назначают наркомом земледелия, Косиора в СНК, Евдокимова - замом наркома водного транспорта, Ежова наркомом водного транспорта. Только после того как они помогли сталинской группе провести чистку в ЦК!

Нет никаких оснований считать, что это была сплоченная группа. Скорее всего, каждый из них вел свою игру. Было ли у них что-то общее? Сказать трудно, но первое, что бросается в глаза – активная роль в коллективизации и хлебозаготовках 1931-32 гг. – Косиор и Постышев на Украине, Варейкис в Центрально-Чернозменой области, Эйхе в Западной Сибири. Если предположение верно, то скорее всего, к ним были близки Каганович и Андреев. Однако именно потому то это была не единая группа и политические судьбы их различны – Варейкиса арестовали осенью 1937, Косиора и Эйхе весной 1938, а Евдокимова, Ежова и Косарева только осенью 1938.

Следует отметить и другое важное обстоятельство – некоторые из них были тесно связаны с чекистскими кланами. Евдокимов – патрон северокавказцев. Косиор и Постышев тесно связаны с «украинцами» - и с группой Балицкого, и с группой Леплевского. Заковский служил в Сибири при Эйхе в самое сложное время - при коллективизации. Кроме того, их сплачивала национальность, особенно в условиях начавшийся «латышской операции». Как мы потом увидим, политическая судьба этих членов ЦК тесно связана с судьбой чекистских кланов. Или наоборот.


ОПРИЧНЫЙ ДВОР: лето 37 – лето 38

Летом началась широкомасштабная чистка периферийного чекистского аппарата. Шрейдер вспоминает об этом ссылаясь на рассказ Стырне о совещании в наркомате руководителей провинциального аппарата. Начал Ежов: «Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие — сталинские. — При этом он протянул вперед обе руки, как бы демонстрируя их сидящим. - У меня хватит сил и энергии, чтобы покончить со всеми троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами и прочими тер­рористами, — угрожающе сжал он кулаки. Затем, подо­зрительно вглядываясь в лица присутствующих, продол­жал: — И в первую очередь мы должны очистить наши органы от вражеских элементов, которые, по имеющимся у меня сведениям, смазывают борьбу с врагами народа на местах.

Сделав выразительную паузу, он с угрозой закончил:

— Предупреждаю, что буду сажать и расстреливать всех, не взирая на чины и ранги, кто посмеет тормозить дело борьбы с врагами народа…»253.

Арест в мае Пилляр и перемещение Балицкого были началом массовой чистки провинциального аппарата.

Первый удар был нанесен по чекистам Украины. 14 июля Леплевский стал наркомом Украины (вместо него особый отдел возглавил Николаев-Журид, а начальником оперативного отдела стал его заместитель-«ленинградец» Залпетер. Леплевский начал чистку кадров Балицкого на Украине.

Этому, безусловно, способствовали показания самого Балицкого. Он пробыл в роли главного чекиста на Дальнем Востоке всего месяц. В середине июня 1937 года его освободили от этой должности, что предсказуемо – он ведь не разоблачил врага Якира. 1 июля было принято решение Политбюро о передаче дела Балицкого в НКВД. Спустя 10 дней после ареста, 17 июля, он написал Ежову: «Прежде всего, я прямо заявляю – я участник антисоветского троцкистско-фашистского заговора». Бывший нарком назвал своих ближайших «соучастников»: «б.мой заместитель ИВАНОВ Василий, быв. мой заместитель по милиции БАЧИНСКИЙ, бывший нач. особого Отдела ПИСЬМЕННЫЙ, нач. Харьковского обл. управления МАЗО, нач. Одесского областного управления РОЗАНОВ». Кроме того, он пообещал: «Я несомненно не вспомнил, а потому и не назвал всех известных мне участников заговора... На следствии я приложу все старания к тому, чтобы с максимальной полнотой вскрыть всю нашу преступную деятельность и всех заговорщиков» (выделено мной – Л.Н.).254

Мазо застрелился в своем кабинете еще 4 июля. Были арестованы начальники областных управлений НКВД - СОКОЛОВ ПЕТР ГРИГОРЬЕВИЧ (1896 г.р., еврей, из семьи мещанина, в партии и ВЧК с 1919), РОЗАНОВ АБРАМ БОРИСОВИЧ (1896 г.р., из семьи служащего, в партии с ноября 1916, в ВЧК с 1918) и ГРИШИН (КЛЮВГАНТ) ГРИГОРИЙ АРКАДЬЕВИЧ (1903 г.р., еврей из семьи учителя, в партии с 1920, в ВЧК с 1921). Арестованы и бывшие заместители Балицкого - Карлсон и Кацнельсон. Вместо них Леплевский выдвигал кадры, которые показались ему более надежными. Это КОРНЕВ (КАПЕЛЮС) МАРК БОРИСОВИЧ (1904 г.р., из семьи мелкого торговца, еврей, в партии с 1918, в ВЧК с 1921), ПРИХОДЬКО НИКОЛАЙ ТРОФИМОВИЧ (1898 г.р., украинец, из семьи сапожника, в партии с 1919, в ВЧК с 1921), МОРОЗОВ ИГНАТИЙ ДМИТРИЕВИЧ (1898 г.р., русский, из семьи грузчика, в партии и ВЧК с 1919), ЯКУШЕВ (БАБКИН) ЛАВРЕНТИЙ ТРОФИМОВИЧ (1903 г.р., русский, отец батрак, с 1920 в ВЧК, комсомолец, член партии с 1927). В Одессу назначили ФЕДОРОВА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА (1900 г.р., из рабочей семьи, русский, в партии с 1918, до назначения долго служил пограничником в Средней Азии). Начался быстрый карьерный рост этого человека. А.Судоплатов считает его выдвиженцем Фриновского255, но, следует отметить, что на суде Ежов подчеркивал, что считает Федорова честным человеком «Но среди них (чекистов – Л.Н.) есть и такие лица, которым я верил и считал их честными, как Шапиро, которого я и теперь считаю честным, Цесарский, Пассов, Журбенко и Федоров. К остальным же лицам я всегда относился с недоверием» 256. Так что, может быть, это кадровое решение и наркома. В скобках заметим, что стоит запомнить этот «список Ежова»: Шапиро, Цесарский, Пассов, Журбенко, Федоров. В другом месте он говорил, что верил в честность Курского и Дагина257. Тоже возможно, не настолько же он глуп, чтобы ставить на охрану ненадежных людей.

29 июня арестован нарком в Крыму ст. майор ЛОРДКИПАНИДЗЕ ТИТЕ ИЛЛАРИОНОВИЧ (1896 г.р., из семьи грузинского крестьянина, в партии с 1913, в ВЧК с 1920, до 1935 служил в Закавказье, затем, видимо, не сработался с Гоглидзе). Вместо него назначен ПАВЛОВ КАРП АЛЕКСАНДРОВИЧ258 (1895 г.р., русский, из семьи рабочего, в партии с 1918)259.

Между тем в Москве произошло неожиданное событие - застрелился Курский. Причины этого не ясны. Шрейдер вспоминает: «Рассказывали, что Курский оставил письмо в адрес ЦК, в котором писал, что не может согласиться с при­менением на следствиях избиений и пыток и поэтому кон­чает с собой»260. По другим источникам, Сталин в начале июля предложил Курскому в перспективе занять пост наркома внутренних дел СССР, после чего тот застрелился. Вместо него «на охрану» был назначен Дагин. Непосредственным протеже Дагина перед Ежовым был кадровый чекист Е. Евдо­кимов, - сообщает Судоплатов, правда, не указывая источник. В Горьком Дагина сменил его заместитель ЛАВРУШИН ИВАН ЯКОВЛЕВИЧ (1900 г.р., русский, в партии с 1918, в ВЧК с 1920). КРО возглавил «северокавказец» МИНАЕВ-ЦИКАНОВСКИЙ АЛЕКСАНДР МАТВЕЕВИЧ (1888 г.р., еврей, отец, служащий на сахарозаводе, в 1904-1906 эсер-боевик, большевик с 1919, тогда же в органах).

Одновременно с Украиной, продолжалась чистка периферийных кадров в других регионах. Эта чистка шла параллельно с чисткой партийного аппарата. Ежов ставил задачу поиска контрреволюционного заговора среди секретарей обкомов. Чекистские кадры по своему социально-политическому облику принципиально не отличались от партийной номенклатуры, давно срослись с местным партийным аппаратом, до 1937 года видели свою задачу, прежде всего, в защите советской власти – т.е. партийного и советского аппарата, а не в их уничтожении. Естественно, поэтому перестроились не все: «Следует отметить, что, несмотря на всю газетную ис­терию и поток соответствующих директив, поначалу далеко не все начальники УНКВД на местах пошли по усиленно рекомендуемой им дорожке «раздувания», а позднее — прямой фальсификации дел на так называемых «троцкистов-террористов». Среди руководящих работников НКВД (до прихода к власти Ежова) было еще много старых чекистов, которые если и не саботировали усиление борьбы с липовыми троцкистами-террористами, то, во всяком случае, не проявляли в этом деле никакого энтузиазма».261

В середине лета появилось решение Политбюро ЦК ВКП(б) № П51/94 от 2 июля 1937 г. об «Об антисоветских элементах», положившее начало «массовым операциям» против «врагов народа». Однако практическое осуществление было отложено почти на месяц. Дело в том, что постановление Политбюро предлагало представить в ЦК списки троек и предложения по количеству репрессированных в 5-дневный срок. Окончательная формулировка приказа НКВД №00447 появилась только 30 июля 1937 года. У нас есть свидетельство того, что это решение вызвало некоторое сопротивление в чекистской среде262. На совещании посвященному этому вопросу «Ежов стал называть приблизительные цифры предполагаемого наличия «врагов народа, по кра­ям и областям, которые подлежат аресту и уничтожению. (Это была первая наметка спускаемых впоследствии — с середины 1937 года—официальных лимитов в опре­деленных цифрах на каждую область.) Услышав эти цифры, рассказывал Стырне, все присут­ствующие так и обмерли. На совещании присутствовали в большинстве старые опытные чекисты, располагавшие пре­красной агентурой и отлично знавшие действительное по­ложение вещей. Они не могли верить в реальность и ка­кую-либо обоснованность названных цифр. (выделено мной – Л.Н.)

— Вы никогда не должны забывать, — напомнил в конце своего выступления Ежов, — что я не только наркомвнудел, но и секретарь ЦК. Товарищ Сталин оказал мне доверие и предоставил все необходимые полномочия. Так что отсюда и сделайте для себя соответствующие вы­воды.

Когда Ежов закончил свое выступление, в зале воца­рилась мертвая тишина. Все застыли на своих местах, не зная, как реагировать на подобные предложения и угрозы Ежова.

Вдруг со своего места встал полномочный представи­тель УНКВД Омской области, старейший контрразведчик, ученик Дзержинского и мужественный большевик Салынь.

~ Заявляю со всей ответственностью, — спокойно и решительно сказал Салынь, — что в Омской области не имеется подобного количества врагов народа и троцкистов13. И вообще считаю совершенно недопустимым заранее на­мечать количество людей, подлежащих аресту и расстрелу.

— Вот первый враг, который сам себя выявил! — резко оборвав Салыня, крикнул Ежов. И тут же вызвал комен­данта, приказав арестовать Салыня.

Остальные участники совещания были совершенно по­давлены всем происшедшим, и более никто не посмел воз­разить Ежову.

Рассказывая нам об этом, Стырне никак не коммен­тировал приведенных фактов и старался сделать вид, что совещание прошло на должном уровне и вообще все идет так, как и следовало ожидать. Но и я, и Добродицкий отлично понимали, что он переживает арест своего со­отечественника (Салынь по национальности был латыш), соратника по работе в КРО и близкого друга как трагедию».263

В этом рассказе содержится, правда, хронологическое несоответствие. На самом деле, латыш Салынь был снят 23 июля 1937, а арестован вообще в августе, в самый разгар чистки местного аппарата.

В Омске вместо Салыня был назначен, правда, на месяц, «северокавказец» ГОРБАЧ ГРИГОРИЙ ФЕДОРОВИЧ (1898 г.р., из крестьян, украинец, в партии с 1916, в ВЧК с 1920). Его сменил другой «северокавказец» ВАЛУХИН КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ (1901 г.р., русский, отец фотограф, в партии с 1924, в ВЧК с 1920 г.).

Иногда сначала менялось руководство НКВД региона, новые кадры сразу начинали собирать компромат на партийно-советское руководство, искали заговор.

13 июля 1937 в Челябинске был арестован БЛАТ ИОСИФ МИХАЙЛОВИЧ (1894 г.р., еврей, из семьи торговца, в 1917 вступил в РСДРП (и), с 1919 большевик, в ВЧК с 1920). Вместо него был назначен зам. начальник УНКВД Свердловской области ЧИСТОВ ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ (1905 г.р., сын маляра, русский, в партии с 1926, в ГПУ с 1923). Возможно, в этом назначении сыграл роль Минаев-Цикановский, у которого Чистов был одно время замом (в период работы в Челябинске). В октябре был исключен из ЦК (арестован раньше) первый секретарь в Челябинске Рындин Кузьма Васильевич, «связанный по контрреволюционной работе с Рыковым».

20 июля 1937 Стырне снят с Ивановской области и переведен в Киев нач. 3 отд. (через три месяца его арестуют) Вместо него приезжает зам Реденса РАДЗИВИЛОВСКИЙ АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ (1904 г.р., из семьи торговца, еврей, в ВЧК с 1920).

22 июля 1937 Аустрин264 в Кирове арестован, вместо него назначен ГАЗОВ ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (1898 г.р., русский, из семьи священника, в партии с 1918, в ГПУ с 1927).

23 июля 1937 состоялся еще ряд кадровых решений:

- в Саратове арестовали Агранова, вместо него управление возглавил СТРОМИН АЛЬБЕРТ РОБЕРТОВИЧ (1902 г.р., немец, из семьи служащего, в партии с 1926 (ВЛКСМ – 1918), в ВЧК с 1920).

- в Туркмении арестован нарком ЗВЕРЕВ ЮЛИАН ЛЬВОВИЧ 265(1895 г.р., русский, из семьи рабочего, был членом ПСР, в ЧК с 1921, служил на Северном Кавказе, затем у Медведя в Ленинграде, после смерти Кирова переведен в Среднюю Азию). Вместо него наркомом Туркмении стал НОДЕВ ОСВАЛЬД ЯНОВИЧ (1896 г., латыш, из рабочей семьи, служил в ИНО, затем был замом Сумбатова в Баку, затем замом Слуцкого).

- арестован нарком Татарии «северокавказец» Рудь (первый арест генерала из этого клана). Вместо него назначен АЛЕМАСОВ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ (1902 г.р. русский, из семьи рабочего, служил в 4 отделе у Курского и Литвина)266.

Иногда сначала происходит смена партийного руководства, а оно «хвостом» тянет смену чекистских кадров, «проглядевших заговор». Так, на Дальнем Востоке Варейкис сменил И. Лаврентьева (Картелашвили) еще в январе 1937. В помощь ему был направлен, как мы помним, Миронов, но сам погиб. Некоторое время в крае руководил Дерибас. Первоначально его даже утвердили председателем тройки. 31 июля его снова сняли, вместо него на Дальний Восток был направлен Люшков. (В Ростов направили начальника секретариата наркомата Дейча, вместо него, секретариат возглавил начальник 9 отдела Шапиро (совмещал обе должности)). Люшков обнаружил «право-троцкистский заговор» и начал чистку. Первым он «расколол» начальника особого сектора ОКДВА Барминского, который назвал в числе заговорщиков самого Дерибаса, так же его заместителя и начальника УНКВД Хабаровской обл. ЗАПАДНОГО (КЕССЕЛЬМАНА) СЕМЕНА ИЗРАИЛЕВИЧА (1899 г.р., еврей, из семьи ремесленника, в партии с 1917, в ВЧК с 1919, на Дальнем Востоке с 1930 года, до этого служил на Украине), ВИЗЕЛЯ ЯКОВА САВЕЛЬЕВИЧА (1900 г.р., из семьи ремесленника, с 1917 – сионист, с 1920 – большевик, с 1919 в ВЧК, на Дальнем Востоке с 1932 года, до этого в 1928-1931 служил в центральном аппарате и в ОГПУ Московской обл., Сталин считал Визеля троцкистом) — начальника НКВД во Владивостоке, ДАВЫДОВА ГРИГОРИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА (1899 г.р., украинец, в партии с 1923, в ВЧК с 1920, участвовал в гражданской войне и все время служил на Дальнем Востоке) — начальника НКВД Амурской области (г. Благовещенск) и др. Всех «раскручивали» и как заговорщиков, и как шпионов.

«Подозрительно все поведение Дерибаса,- докладывал Люшков Ежову. – По моему приезду, несмотря на договоренность по телефону о личном свидании предварительно послал на разведку ЗАПАДНОГО, долго не появлялся в управлении и, как установлено, высматривал в смежной лестничной клетке, что делается в кабинете ЗАПАДНОГО, где я производил операцию. В разговоре со мной проявлял растерянность и раздражение по поводу своего снятия, крайнее любопытство к характеру показаний на ЗАПАДНОГО, БАРМИНСКОГО… Прошу телеграфировать санкцию на арест ВИЗЕЛЯ, ДАВЫДОВА, БУБЕННОГО. ЛЮШКОВ». На телеграмме Люшкова резолюция Сталина: «Молотову, Ворошилову. Дерибаса придется арестовать. Ст.»267 На следующий день Дерибаса арестовали.

Вместо арестованных были назначены: ГОВЛИЧ (ГОВБИНДЕР) МАРК ИЛЬИЧ (1902 г.р., еврей, в партии с 1917, в органах с 1919, переведен с Украины)268, ДИМЕНТМАН МИХАИЛ ИОСИФОВИЧ (1903 г.р., еврей, в партии с 1920, тогда же в ВЧК)269, ОСМОЛОВСКИЙ ВИКТОР ИОСИФОВИЧ (1907 г.р., белорус, в органах с 1920)270, КАГАН МОИСЕЙ АРОНОВИЧ (1904 г.р., еврей, в органах с 1924 г.)271, ЛОМБАК ИОГАНН ЯКОВЛЕВИЧ (1897 г.р., рабочий, эстонец, в партии с 1920), НУЖДИН СЕРГЕЙ СЕМЕНОВИЧ (1900 г.р., русский, рабочий, в органах с 1926), ФЕЛЬДМАН ЯКОВ ЛЬВОВИЧ (1900 г.р., рабочий, еврей, в партии и в ВЧК с 1919 г.).

Уже 19 сентября 1937 года, Люшков писал в центр: «вообще не чувствуется, чтобы крайком ВКП(б) активно включился сам и мобилизовал парторганизации и на активное разоблачение врагов или подхватывал проводимые УНКВД аресты для выявления всех связей. Во всем этом имеет значение стиль работы самого ВАРЕЙКИСА, мало соответствующего обстановке ДВК – слишком много заботы о себе и своем отдыхе»272… В связи с этим, или чем-то другим (сигналов на Варейкиса было много), но 10 октября Варейкис был арестован. Его заменил Стацевич Г.М., месяц он работал начальником отдела кадров НКВД, но вообще-то партиец, с 1930 в МГК.

Часто приходилось менять и партийное, и чекистское руководство. Еще в советское время рассказывалось, что в сентябре 1937 года Маленков вместе с Микояном и Берией «осуществил расправу над партийно-государственным руководством Армении». При этом он лично допрашивал многих арестованных, прибегая в ряде случаев к их избиению». Сейчас мы знаем об участии в этой экспедиции Литвина. Нарком в республике Мугдуси (1898 г.р., рабочий, армянин) был арестован (еще 22 июля он получил Орден Ленина, а 30 июля был назначен председателем тройки). Вместо него назначен «северокавказец» ХВОРОСТЯН ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ 273(1903 г.р., русский, в партии с 1919, в ВЧК с 1921).

Как уже говорилось, еще в 1936 году УНКВД Свердловской области возглавил Дмитриев, который активно вел работу по разоблачению «кабаковщины». В июне 1937 года 1 секретарь обкома И.Д.Кабаков был арестован. Осенью первым в области стал Столяр. У него возник конфликт с Дмитриевым. «Все время пребывания СТОЛЯР в Свердловске непрерывно боролся с ним (на бюро обкома, пленумах обкома и так далее)… Я в феврале 1938 года писал Н.И.ЕЖОВУ, что СТОЛЯР, БЕРМАН, ГРАЧЕВ – контрреволюционеры…»274.

Впрочем, не всегда гибель партийного руководства приводила к гибели и чекистского. Так, в июне в Курске был арестован первый секретарь обкома Шеболдаев. Начальник областного УНКВД ЕМЕЦ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1898 г.р. из рабочих, украинец, в партии с 1918, в ВЧК с 1919) направлен начальником отдела Самарского ИТЛ, вместо него руководить областным управлением стал СИМАНОВСКИЙ ПИНХУС ШОЛОМОВИЧ (1901 г.р., еврей, из семьи торговца, в партии с 1925, в ВЧК с 1921). В свое время он работал под руководством Реденса. Шрейдер дает ему крайне резкую характеристику: «страшный подхалим и карьерист»275. Вскоре Симановского на месяц сменил человек Решетова - САМОЙЛОВ ПЕТР АНДРЕЕВИЧ (1897 г.р., русский, большевик с 1918, чекист с 1919). Но Решетова арестовали в Москве, и в ноябре был арестован и его бывший зам. В итоге начальником в Курске остался БОЕЧИН АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ (1898 г.р., русский, сын токаря, большевик с 1920, чекист с 1937).

Схожая ситуация сложилась в Узбекистане. Еще 2 июля 1937 года Сталин направил шифрограмму в Ташкент, в которой говорилось: «Нам кажется, что в Узбекистане не ведется борьба с антисоветскими элементами, а Икрамов окружен такими элементами, которых он не видит и не замечает»276.

Осенью член Политбюро Андреев был направлен в Узбекистан, с целью разъяснить Центральному Комитету Компартии республики письма Сталина и Молотова о первом секретаре ЦК Узбекистана Икрамове. В нём говорилось, что ЦК ВКП(б) на основании показаний арестованных и очных ставок установил: "т. Икрамов (пока еще товарищ – Л.Н.) не только проявил политическую слепоту и близорукость в отношении буржуазных националистов, врагов узбекского народа, ... но иногда даже покровительствовал им", у него, "по-видимому, были связи с руководителями троцкистско-правых групп в Москве". Республиканскому пленуму ЦК предлагалось "обсудить вопрос тов. Икрамова и сообщить своё мнение ЦК ВКП (б)"277. В сентябре Икрамов был арестован. Наркомом внутренних дел республики назначили АПРЕСЯНА ДЕРЕНИКА ЗАХАРОВИЧА (1899 г.р., из семьи священника, был связан с дашнаками, с 1919 года большевик). Шрейдер рассказывает, что «наркомвнуделом Узбекистана неожиданно для всех нас назначили бывшего уполномоченного, работника ЭКУ Апресяна (т.е. при Миронове – Л.Н.). До ЭКУ он был на партийной работе где-то в Закавказье, а в 1928 году я помнил его как хорошего, очень веселого и скромного товарища. Каким он стал в условиях ежовщины, мне не известно, но, со слов товарищей, став наркомом, он так же, как и другие выдвиженцы, активно проводил в жизнь кровавую линию Ежова».278

Далее Андреев отправился в Таджикистан продолжить чистку. Его сопровождал Бельский. В Таджикистане также произошла смена партийного руководства, но и здесь нарком ТАРАСЮК СЕРГЕЙ АРТЕМЬЕВИЧ (1899 г.р., белорус, из семьи служащего, в партии с 1918, в ВЧК с 1920) был снят, но не арестован, а назначен начальником Упр. Ивдельского ИТЛ НКВД. Вместо него был назначен бывший нарком Узбекистана ЗАГВОЗДИН НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ (1898 г.р., русский, из бедняцкой семьи, в партии с 1918, в ВЧК с 1920).

Андреев должен быть в Москве на пленуме ЦК и запросил Сталина, возвращаться или ехать дальше в Туркмению, и что делать Бельскому. Ответ Сталина был крайне интересен: Андрееву возвращаться, «Бельский пусть выедет через несколько дней в Туркмению для отчистки. Инструкцию он получит от Ежова. Сталин279». Т.е. Заместитель наркома был настолько надежным «чистильщиком», что Сталин доверил ему одному продолжать миссию Андреева, а работы ожидалось много: «арестованы как актив контрреволюционной организации 7 наркомов, 5 заведующих отделов ЦК, 3 секретаря окружкомов, 7 секретарей райкомов. Большинство сознались. Секретарь ЦК Анна-Мухамедов и врид председателя ЦИКа Батыр-Атаев связаны с троцкистами и контрреволюционными националистами. Возникает вопрос о привлечении их к ответственности280. Вскрыта контрреволюционная троцкистско-вредительская организация на транспорте во главе с начальником дороги Еремеевым и начальниками всех основных служб»281.

Аналогично сложилась ситуация и в Уфе. 3-5 октябре 1937 года Жданов провёл пленум Башкирского обкома ВКП (б), на котором утверждал, что в парторганизации Башкирского обкома ВКП(б), якобы, существовали две контрреволюционные организации: «троцкистско-бухаринская» под руководством первого секретаря обкома Быкина и «буржуазно-националистическая», которую возглавлял секретарь обкома Исянчурин. Быкин с Исянчуриным «создали политический блок»... Быкин не удержался и бросил вызов: «Я член партии с 1912 года. Еще раньше, чем вы, товарищ Жданов». «Знаю, какой вы деятельностью занимались — шпионили», - ответил Жданов. Нарком Соломон Бак не был арестован, а только понижен – переведен заместителем наркома в Бурятию282.

Кстати, старший брат Соломона – Борис Бак (брат жены Бермана) был арестован в Архангельске еще раньше - 13 августа.

16 августа - из наркомата ушел М.Берман: он был назначен наркомом связи (Ягоду–то арестовали).  Вслед за ним в Наркомат связи СССР были откомандированы его прежние помощники— старший лейтенант ГБ А. П. Ермаков (возглавил отдел кадров Наркомсвязи), начальник Санитарного отдела ГУЛАГа военврач 1 ранга И. Г. Гинзбург (стал руководить Главной инспекцией Наркомсвязи), личный секретарь М. Д. Бермана А. Л. Сулин-Этин (начальником АХУ Наркомсвязи) и бывший начальник Отделения перевозок и связи ГУЛАГа Ю. П. Брилль (начальником Московской конторы снабжения Управления промпредприятиями Наркомсвязи)283.

Вместо Бермана ГУЛАГ возглавил его заместитель ПЛИНЕР ИЗРАИЛЬ ИЗРАИЛЕВИЧ (1896 г.р., еврей, отец - приказчик, в партии с 1922, в ГПУ с 1926).

Вместо Бака в Архангельск был назначен «северокавказец» ДЕМЕНТЬЕВ ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ (1896 г.р., из семьи служащего, русский, в партии с 1919, в 1936 - нарком Чечни).

Через три дня был снят (в дальнейшем арестован) нарком Киргизии ЧЕТВЕРТАКОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ (1899 г.р., русский, из семьи рабочего, большевик и чекист с 1919, служил все время в Средней Азии). Вместо него назначили пограничника - ЛОЦМАНОВА ИВАНА ПЕТРОВИЧА (1903 г.р., русский, отец поручик, член партии с 1924, в ВЧК Ас 1921).

5 сентября в Калинине был арестован ДОМБРОВСКИЙ ВЯЧЕСЛАВ РОМУАЛЬДОВИЧ (1895 г.р., поляк, отец врач, в партии с 1918, в ВЧК с 1920), вместо него назначен ГУМИНСКИЙ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ (1902 г.р., русский, из семьи приказчика, в партии с 1926, в органах с 1918).284

21 октября арестовали начальника УНКВД в Мордовии ВЕЙЗАГЕРА СИГИЗМУНДА МИХАЙЛОВИЧА (1902 г.р., еврей, сын ювелира, в партии с 1920, в ВЧК с 1921). Он руководил органами в республике с января 1937285. В республику направили пограничника КРАСОВСКОГО НИКОЛАЯ ВИКТОРОВИЧА (1904 г.р., отец до 1919 – белый офицер, затем в РККА, сам Николай Васильевич в партии с 1927 в ГПУ с 1924).

Целый ряд назначений не был связан с репрессиями. Во-первых, были созданы новые областные управления, которые возглавили:

- в Краснодаре - МАЛКИН ИВАН ПЕТРОВИЧ (1899 г.р., отец плотник, русский, в партии с 1918, в ВЧК с 1919);

- в Рязани - ВЕРШИНИН СЕРГЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ (1896 г.р., русский, сын кузнеца, в партии с 1919, в ВЧК с 1920);

– в Тамбове - ТЕЛЕШЕВ ГРИГОРИЙ ГАЛАКТИОНОВИЧ (1902 г.р., русский, из крестьян, в партии с 1920, в ВЧК с 1921);

- в Туле - ЛЕБЕДЕВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ (1900 г.р., русский, в партии с 1926, в ВЧК с 1919);

- в Житомире - ЯКУШЕВ ЛАВРЕНТИЙ ТРОФИМОВИЧ (1903 г.р., отец батрак, в партии с 1927. в ВЧК с 1920);

- в Николаеве - ФИШЕР ИОСИФ БОРИСОВИЧ (1896 г.р., еврей, отец – торговец, в партии с 1925, в органах с 1920);

- в Орле – Симановский (см. выше);

- в Алтае – ПОПОВ СЕРАФИМ ПАВЛОВИЧ (1904 г.р., русский, сын приказчика, в партии с 1928 года, с органах с 1918).

Были перемещения, не связанные с репрессиями:

Руководитель УНКВД в Воронежской области ДУКЕЛЬСКИЙ СЕМЕН СЕМЕНОВИЧ (1892 г.р., еврей, из семьи пекаря, в партии с 1917, в ВЧК с 1920) попал в автокатастрофу, получил увечье. Чекистов этой области с 20 июля возглавил КОРКИН ПЕТР АНДРЕЕВИЧ (1900 г.р., русский, из крестьян, в партии с 1920, в ВЧК с 1921, пришел вместе с Заковским в УНКВД Ленинградской области и, наконец, вышел на самостоятельную работу).

7 августа 1937 года начальником ГУРКМ был назначен ЧЕРНЫШЕВ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1896 г.р., русский, крестьянин, в партии с 1917, в ВЧК с 1920). Бельский остался заместителем наркома. Чернышев служил на Дальнем Востоке с 1927 года, но длительное сотрудничество с Дерибасом (даже в роли заместителя) не сказалось отрицательно на его карьере, может быть потому, что Чернышев был пограничником и подчинялся Фриновскому. Шрейдер относится к нему с огромной симпатией и приводит рассказ о, видимо, крайне типичном разговоре того времени: «С самого начала у меня с В. В. Чернышевым установились очень хорошие, почти дружеские взаимоотношения. Когда закончилась деловая часть беседы, я рискнул в осторожной форме высказать свои сомнения в отношении правильности арестов ряда крупных партийных работников.

— Я не думаю, чтобы арестовывали невиновных, — сказал Чернышев…

На мою реплику, что [обвиняемые могут дать] на себя показания в результате применяемых пыток, Чернышев ответил, …что ничего не слышал о пытках».286

Рыжов ушел с АХУ, вместо него управление возглавил Попашенко. На него был донос Постышева, что Попашенко не достаточно активно проводит кулацкую операцию.

«Выдвиженец» Ежова ЖУРАВЛЕВ ВИКТОР ПАВЛОВИЧ (1902.из крестьян, русский в партии с 1920, в ВЧК с 1921) направлен в Куйбышев.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет