Литература 8 Задачник классы практикум 11 Под научным руководством академика Г. Г. Граник



жүктеу 3.75 Mb.
бет17/19
Дата22.02.2016
өлшемі3.75 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

292
прочитала его еще раз и бросила быстрый, хитрый взгляд на Неваду, для которой весь мир в эту минуту, казалось, свелся к перчаткам, а письма молодых, но идущих в гору художников имели не больше значения, чем послания с Марса.
Ответ ученика

Действующие лица - две женщины. Одна из них сгорает от любопытства: она хочет как можно скорее узнать содержание письма (сорвала конверт, торопливо пробежала письмо глазами). Письмо ее заинтересовало, и она прочла его второй раз. Это письмо от молодого преуспевающего художника и, очевидно, имеет какое-то отношение ко второй женщине - Неваде, которой она должна прочитать письмо. Та почему-то хочет скрыть свою заинтересованность в этом письме и художнике, поэтому делает вид (казалось), что больше всего на свете она в этот момент интересуется перчатками.


Такой рассказ по предложению написал один десятиклассник. Ему удалось немало извлечь из одного предложения, однако не все. Что же он пропустил? Какие слова не "обыграл"?

Кроме того, в "расшифровке" предложения, сделанной учени­ком, есть лишняя информация. Укажите, какая.




Ответ
Слова бросила быстрый, хитрый взгляд на Неваду не привлекли внимания ученика. Между тем из этих слов ясно, что что-то кроется за этим хитрым взглядом. Замышляет ли эта женщина против Невады какую-то хитрость, или в самом письме что-то говорится о Неваде? (Текст ответа не дает, но высказать предположения мы можем.)

Лишняя информация: из данного предложения вовсе не следует, что письмо должно быть прочитано Неваде.

(Предложение взято из перевода рассказа О`Генри

"Разные школы".)



293

Задание 144

Прочитайте строфу из стихотворения О. Мандельштама.

Мне не надо пропуска ночного,

Часовых я не боюсь.

За блаженное, бессмысленное слово

Я в ночи январской помолюсь.

Долгие годы эта строфа в разных изданиях, в том числе и в учебнике "Русская литература XX в. Часть 1" (М.: Просвещение, 1991. - С.33), печаталась именно в таком варианте. В то время как у самого Мандельштама четвертая строка выглядела так:

Я в ночи советской помолюсь.

1. Определите, как меняется значение слова ночь при такой замене. Какие смыслы уничтожаются при изменении

авторского эпитета?

Как меняется значение последних двух строчек в целом? При размышлении учитывайте, что они являются смысловым центром стихотворения.

2. Почему слово названо блаженным? Как вы понимаете это

определение?

3. Что означает выражение бессмысленное слово? Как вы думаете, в прямом смысле употреблено это сочетание или в пере­носном? А может быть, в том и в другом сразу?

Если слово названо бессмысленным - это положительная или отрицательная его оценка?

Какое отношение эта "бессмысленность" имеет к поэзии? Знаете ли вы примеры такой поэзии? Почему, на ваш взгляд, нужно молиться за бессмысленное слово?

Ответ
1. Слово ночь - в авторском варианте! - приобретает дополнительное значение и начинает называть не просто время суток, а как бы "время жизни", то есть эпоху, век. Ночь советская расшифровывается примерно как

294
"советский строй, жить при котором - все равно что ночью: страшно". Отрицательные смыслы слова ночь Мандельштам не сам придумал. Они существуют в языке объективно. А сам образ ночи для выражения своего отрицательного отношения к существующему поли­тическому строю многие поэты использовали еще задолго до Мандельштама: Душно без счастья и воли. Ночь бесконечно длинна, - писал Н.А. Некрасов о само­державии, призывая бороться с ним.

Цензурная замена в стихотворении ночи советской на ночь январскую уничтожает те смыслы, которые говорят об отношении поэта к современной ему политической эпохе. Мне на плечи бросается век-волкодав... - писал Мандельштам в другом стихотворении. Ясно, что такие стихи не могли печататься открыто. Поэтому появляется "политически благонадежный" вариант: ведь ночь январская указывает только на время суток и ни на что больше...

2. В "Словаре русского языка" С.И. Ожегова слово бла­женный имеет два значения: 1) В высшей степени счастливый. Блаженное состояние. 2) Глуповатый [первоначально юродивый]. В.И. Даль относит слово блаженный не к слову благо, как можно было ожидать, а к слову блажь и толкует так: "благополучный, благоденствующий и благоденственный, счастливый". Однако это не единственное его значение. В псковских, тверских, пензенских говорах это слово значит "блажной, шалун, повеса, проказник", а в вологодских, архан­гельских, нижегородских — "калека, уродливый, юро­дивый, божий человек, малоумный, дурачок". Эти изыс­кания значения слова блаженный показывают, что первое и второе значения в нем слиты, смыслы благо и блажь в нем сосуществуют.

Таким образом, блаженное слово можно понимать по-разному, однозначного ответа здесь не существует. Одна из трактовок: блаженное слово - это слово искусства, которое приносит блаженство. Другое понимание - это



295
слово сумасшедшего, юродивого, обладающего, по мнению верующих, даром прорицания. Именно "блаженненьким" дозволяется говорить любую, казалось бы, бессмыслицу, за которой часто стоит истина, пророчество... Примеры здесь можно приводить как самые серьезные - советуем вам прочитать рассказ В. Тендрякова "Параня" и стихотворение А. Тарковского "Юродивый в 1918 году", так и шутливые - одно время на эстраде звучала песня "Я городская сумасшедшая"...

3. Если понимать сочетание бессмысленное слово вне контекста в прямом значении, то оно имеет, конечно, отрицательную оценку; синонимами будут идиотское, глупое, дурацкое слово (Словарь синонимов русского языка. - Т. I. - С. 62).

Если понимать его в переносном - то бессмысленное слово будет означать поэзию сложную, темную, неясную, смысл которой скрыт от непосвященных. Такой можно считать и поэзию самого Мандельштама, возможно, потому она и притягивает.

И, наконец, есть поэзия в прямом смысле этого слова бессмысленная, то есть абсурдная, заумная. Знаменитым стало такое стихотворение поэта начала века А. Крученых:

Дыр-бул-щыл

убещур


скум

вы-со-бу

р-л-эз.

Конечно, это бессмыслица. Но "заумные" стихи сочиняет и сам народ — вспомните хотя бы детские считалки: "Эне, бене, рес, квинтер, финтер, жес..." Какой же в этом смысл? То же самое и у других народов: вот как С. Мар­шак перевел старинную английскую считалку:

Интер, мици, тици, тул,

Ира, дира, дон.

Окер, покер, доминокер,

Шишел, вышел вон.



296

Проще всего объявить заумь непонятной и поэтому не­нужной. Но все не так просто, как кажется на первый взгляд. Велимир Хлебников по этому поводу писал:

"Говорят, что стихи должны быть понятны. Так вывеска на улице, на которой ясным и простым языком написано:

"Здесь продаются..." — еще не есть стихи. А она понятна. С другой стороны, почему заговоры и заклинания так на­зываемой волшебной речи, священный язык язычества, эти "шагадам, магадам, выгадам, пиц, пац, пацу" - суть вереницы набора слогов, в котором рассудок не может дать себе отчета, и являются как бы заумным языком в народном слове. Между тем этим непонятным словам приписывается наибольшая власть над человеком, чары ворожбы, прямое влияние на судьбу человека. В них сосредоточена наибольшая чара. ...волшебная речь заговоров и заклинаний не хочет иметь своим судьей будничный рассудок".

И — добавим - волшебная речь поэзии тоже иногда не хочет иметь ничего общего с нашим бытовым "практическим" языком. Это ее право...

Таким образом, бессмысленное слово в контексте сти­хотворения Мандельштама - это литература, поэзия. И молитва поэта - о том, чтобы поэзия выжила во времена пропусков, часовых, конвоиров...

Прочитайте стихотворение О. Мандельштама, фрагмент которого мы разбирали, полностью:

В Петербурге мы сойдемся снова -

Словно солнце мы похоронили в нем -

И блаженное, бессмысленное слово

В первый раз произнесем.

В черном бархате советской ночи,

В бархате всемирной пустоты

Все поют блаженных жен родные очи,

Все цветут бессмертные цветы.
Дикой кошкой горбится столица,

На мосту патруль стоит,

Только злой мотор во тьме промчится
297
И кукушкой прокричит.

Мне не надо пропуска ночного,

Часовых я не боюсь:

За блаженное, бессмысленное слово

Я в ночи советской помолюсь.
Слышу легкий театральный шорох

И девическое "ах" -

И бессмертных роз огромный ворох

У Кипр иды на руках.

У костра мы греемся от скуки,

Может быть, века пройдут,

И блаженных жен родные руки

Легкий пепел соберут.


Где-то хоры сладкие Орфея

И родные темные зрачки,

И на грядки кресел с галереи

Падают афиши-голубки.

Что ж, гаси, пожалуй, наши свечи, -

В черном бархате всемирной пустоты

Все поют блаженных жен крутые плечи,

А ночного солнца не заметишь ты.



1920
Задание 145
Прочтите приведенный в сокращении рассказ А. Грина.
Игрушки

В одном из пограничных французских городков, занятых немцами, жил некто Альваж. ... Он жил очень уединенно, скрытно; единственным счастьем его жизни были игрушки. ... У него были великолепные картонные фермы с коровками и колодцами; целые городки, крепостцы, пушки, стреляющие горохом, деревянные солдатики, кавалеристы, кораблики и пароходы. Альваж


298
часто устраивал меж двумя игрушечными армиями примерные сражения. ...

На пятый день немецкой оккупации капитан Пупенсон отправился вечером в ратушу, или мэрию, руководить расстрелом тридцати французских заложников.

Путь Пупенсона лежал мимо дома Альважа. Весьма удивленный тем, что, несмотря на запрещение, в окне бокового фасада горит послевосьмичасовой огонь, Пупенсон ... подкрался к окну и заглянул внутрь. Он увидел диковинную картину: тщедушный старик в ночном колпаке и халате заряжал вершковую пушечку, приговаривая: "Всех разнесу, постой!" И горошина с треском положила несколько березовых рядовых.

Пупенсон, гремя саблей, полез в окно. Альваж не испу­гался, он ждал, что дальше. "Что вы делаете? — сказал Пупенсон. — Что вы, ребенок, что ли?" - "Вам нравится ваша игра, мне - моя, - возразил Альваж. - Моя лучше. Не хотите ли сыграть партию?"...

Велика притягательность новизны и оригинальности!

Прошел час, другой. ... В комнате сидели двое: увлечен­ный, разгорячившийся Пупенсон и торжествующий Аль­важ; он ... беспрерывно поражал армию Пупенсона прежде, чем тот успевал подстрелить у него десяток-другой. Горох, подскакивая, неистово прыгал по полу и столам.

Наконец Пупенсон вспомнил о деле и с сожалением по­кинул Альважа с его любопытными армиями. Но он опоздал - полчаса назад расстрел заложников был отменен. А не опоздай он - все было бы кончено для тридцати человек раньше, чем пришла бы отмена казни.
Попробуйте сформулировать обобщенный смысл этой истории, придумав завершающие фразы (одну или две).

Ответы учащихся

1. Этот случай показывает, что в каждом человеке спит ребенок.




299
2. Случайность порой может на 100% изменить жизнь человека. Если бы Пупенсон пошел другой дорогой и не увидел освещенного окна... Опоздание на пять минут иногда продлевает жизнь планеты на миллиарды лет.

3. Из этой истории можно сделать вывод, что немощный старик может не только выиграть игру, но и спасти людям жизнь. Побеждает доброта, а не злоба.

4. Я думаю, что Альважа ожидает вознаграждение от Бога, ведь он спас 30 человек от смерти. Справедливость всегда побеждает.

5. Если Германия выигрывает в настоящей войне, то французы - в игрушечной. Но в конце концов выиграли французы и по-настоящему, в настоящей войне.

6. Альваж победил не только в игре, но и в жизни.

7. Тот, кто хочет убивать и стрелять, пусть лучше играет в игрушки.




Ответ
Окончание рассказа А. Грина

Отличные игрушки старика Альважа следовало бы завести всем воинственно настроенным людям.



Задание 146
"Расшифруйте" предложение.
Тот явился, сделал укол в руку Ивана и уверил его, что он больше плакать не будет и что теперь все пройдет, все изменится и все забудется.
Ответ ученика

Человек по имени Иван, по-видимому, пережил какое-то сильное потрясение и поэтому плакал. То, что с ним произошло, наверное, было очень страшным, потому что мужчины не так уж часто плачут. К Ивану позвали врача,



300
или фельдшера, или медбрата, который сделал ему успокоительный укол, но не обезболивающий, потому что после него, по обещанию делавшего укол, Иван должен был перестать плакать и забыть тот кошмар, который его терзал. Этот человек успокоил Ивана, говоря, что "все пройдет, все изменится, все забудется".

(Предложение взято из романа М.А. Булгакова

"Мастер и Маргарита".)

Задание 147
Прочитаем две пушкинские строчки:

...ноздри пыльные уткнув в песок сыпучий,

Голодный лев следит оленя бег пахучий.

Вначале нужно пояснить одну грамматическую конструкцию: лев следит бег оленя. Сейчас мы сказали бы за бегом. Но в прошлом веке конструкция следить (что?) была нормативной. Если это понятно, то и фактуальную информацию понять несложно: лев идет по следу (выслеживает) оленя.


А теперь - задание. Попробуйте "включить воображение" и увидеть картинку во всех подробностях. Для этого нужно определить "точку зрения" в самом прямом смысле слова, то есть занять ту или иную позицию наблюдателя.

Откуда смотрит наблюдатель? Издалека? Находится рядом со львом? Можно ли доказать, кто прав, если вдруг мнения разой­дутся? А может быть, "наблюдателем" здесь является сам лев и вся ситуация дана "его глазами", через его восприятие? Как это доказать?




Ответ
Попробуем читать медленно, каждый раз спрашивая себя: кто и откуда может это наблюдать? кто может это чувствовать? Ноздри пыльные - можно увидеть только


301
очень близко, причем находясь не сверху, а сбоку от льва. Песок воспринимается как сыпучий - тоже с близкого расстояния. Обозначим эту позицию № 1. А вот картинку Голодный лев следит оленя бег... можно увидеть откуда угодно - хоть с вершины бархана, хоть с самолета. Это уже совершенно иная позиция наблюдателя, № 2.

Дальше появляется слово пахучий. Кто может так воспринимать след оленя? Конечно, не человек, а только сам лев. И это будет уже "точка зрения" № 3.

В двух строчках пушкинского текста никак не объяснен переход от одной "позиции наблюдателя" к другой, они не согласованы между собой, и читатель должен уметь "прыгать", по-разному смотря на один и тот же предмет. И это не недостаток стихов, а общий закон искусства. В кино прием перехода от "общего плана" и "крупному" распространен очень широко. А в литературе первым его применил именно А. С. Пушкин: до него "количество возможных в литературе точек зрения было невелико, они были читателю заданы", и смешение точек зрения было запрещено законами поэтики. Пушкин сначала в "Руслане и Людмиле", а потом в "Евгении Онегине" создал новую художественную систему, построенную на "игре точек зрения".

...Вот как далеко мы ушли от голодного льва. Этот пример приводит Ю.М. Лотман в своем спецкурсе "Роман в стихах Пушкина "Евгений Онегин", в главе «Проблема "точки зрения" в романе».




Задание 148
"Расшифруйте" предложение.
Письмо, полученное мною недели через две после того, было кратко - ласковая, но твердая просьба не ждать ее больше, не пытаться искать, видеть.


302

Ответ ученицы

Мужчина и женщина были, по-видимому, очень дороги друг другу, и между ними произошло что-то важное, после чего они расстались. Недели через две он получил от нее письмо. Из письма стало ясно, что она приняла решение никогда больше с ним не встречаться (твердая просьба не ждать ее больше). Она хорошо к нему относилась, не хотела причинить ему боль, поэтому ласково попросила его не искать встреч с ней. Она понимала, что выполнить эту просьбу ему будет нелегко, поэтому просила об этом не только ласково, но и твердо.


Найдите лишнюю информацию в этом ответе.


Ответ
Из предложения не вытекает, что ему нелегко будет вы­полнить ее просьбу.

(Предложение взято из рассказа И. Бунина

"Чистый понедельник".)


Задание 149
Прочитайте фантастический рассказ американского писателя Теодора Томаса.
Сломанная линейка

Логарифмическая линейка сломалась пополам под паль­цами Картера. Он уронил обломки на стол и, подняв голову, встретился глазами с Сесилом Харди. Картер сказал одними губами: "Я так хочу этого, Сесил, так хочу!"

Харди медленно наклонил голову.

— Я знаю, Уолтер. Я понимаю тебя.

- Понимаешь? Я растил его чуть ли не с пеленок. Я сделал из него человека. Я сделал из него лучшего человека, который когда-либо учился в Академии. Я
303
видел, на что он способен, и потому отдал ему все, что у меня было, и он впитал это, как губка. Дальний Космос у него в крови. Он... — Картер помолчал, потом добавил: — Если бы мой Уолт не погиб, он бы стал таким же, как Я Лайтнер. Теперь ты знаешь, каково мне...

Харди поднялся со стула и положил руку на плечо Картера.

- Я знал об этом все годы, Уолтер.

- Ты хочешь сказать, что это было заметно? Харди улыбнулся и покачал головой.

- Нет, незаметно в том смысле, в каком ты это

понимаешь. Я знал, потому что в мои обязанности входит знать об этом и потому что мы с тобою старые друзья. Я видел выражение твоих глаз, когда ты смотрел на Лайтнера. Но никто больше не замечал.

Картер выдохнул воздух и провел рукой по ежику стальных волос.

- Я старался не показать...

- Ты и не показал. Ты хорошо держал себя в руках. Может быть, даже слишком хорошо. Лайтнер думает о тебе совсем не так, как ты о нем.

- Я знаю, я не мог позволить ему догадаться о моих чувствах. Это было бы невыносимо. И он должен попасть в Дальний Космос, хотя бы в награду за все эти годы. В один прекрасный день парень станет начальником космонавтов. И когда этот день наступит, Лайтнер будет лучше меня. Он обязан выдержать испытание - для меня, для себя, для всей Земли. Такие люди встречаются редко. Они нам нужны.

Харди взглянул на хронометр и сказал:

- Что ж, скоро все выяснится. Он сейчас спускается на автолете к городу. Мне пора к приборам.

Он обернулся к пульту.

Картер подошел к нему, остановился рядом и прошептал: "Сесил..."

Харди вопросительно посмотрел на него.

- Зачем испытывать Лайтнера? Он все эти годы



304
настолько превосходил остальных. Мы можем спокойно обойтись и без испытания. Глаза Харди расширились.

- Уолтер, не может быть, чтобы ты говорил все это всерьез. Это последнее испытание - единственный способ заглянуть в душу человека. Чувства, испытанные им при возвращении домой, скажут нам, настоящий ли он разведчик Дальнего Космоса или просто еще один искусный космонавт. У нас нет другого пути, чтобы узнать это. И ты знаешь, что мы обязаны провести испытание. - Он помолчал и добавил: - Почему ты боишься, Уолтер? Может быть, ты знаешь что-нибудь неизвестное мне? Ты опасаешься, что Лайтнер может не выдержать?

- Разумеется, нет. Давай начинай испытание. Мальчик его выдержит.
За тысячу миль от них Лайтнер опустился на автолете на небольшую поляну. Он не выключил двигателя, пока не осмотрелся. Вечерело. Ветерок угас, и воздух был спокоен. Лайтнер откинул назад голову и вдыхал запах нагретой солнцем травы. Он посмотрел на юго-восток, на садящееся солнце и увидел дуб. Дуб совсем не изменился. Какой это был сук? Третий сверху? Прикрыв глаза ладонью от солнца, он внимательно присмотрелся к суку, но на нем не осталось никаких следов воздушного змея, висевшего там несколько лет назад. Сейчас Лайтнер снова пережил размытые временем страдания мальчика, который увидел, как погибает воздушный змей. Он улыбнулся, вспомнив теплый голос отца, его руку на своем плече, вспомнив, как они сделали новый змей, лучше старого, который летал много дней подряд.

Лайтнер пошел к городку. Сначала быстро, но постепенно воспоминания заставили его замедлить шаги. Изгороди, по которой он когда-то пробегал целую четверть мили, не коснувшись земли, уже не было. Где это было? Здесь? Нет, вон там, там еще рос колючий


305

кустарник, в котором он и Джо Нобб гонялись друг за другом. В конце концов они отправились домой вместе, сплошь покрытые царапинами и ссадинами. Лайтнер хмыкнул. Старик Картер не пришел бы в восторг от его доблести в том бою.

Впереди последний поворот, и над ним, как и раньше, нависая над дорогой, стояла старая ива. Лайтнер прошел под ней, по туннелю, прорубленному в ее в ветвях для автомобилей. Ствол ивы окружали кусты, и сквозь них виднелось кладбище. Лайтнер различал могильные плиты, белые на фоне зелени. Он поглядел в ту сторону, где были похоронены отец с матерью, и свернул было с дороги, но передумал. За поворотом дорога превратилась в широкую полосу бетона, которая и была Главной улицей. Лайтнер остановился и посмотрел вдоль нее.

Солнце садилось за спиной, и косые лучи окрашивали улицу в красноватый цвет. Редкие прохожие виднелись на тротуаре, да изредка проезжала машина и исчезала за углом. Немногие звуки голосов и урчание моторов доносились сквозь пелену теплого воздуха. Лайтнер покачал головой. Ничего не изменилось. Вот он, его город. В то время, когда люди стремятся к звездам, он остался таким же, каким был и сто лет назад. Изменят ли его следующие сто лет? Лайтнер снова покачал головой и ступил на тротуар.

Он миновал гараж Мэрфи, примостившийся под деревьями на краю городка. Потом прошел мимо группы людей, одного из которых он узнал, но не стал останавливаться. Они вопросительно посмотрели на высокого стройного человека в форме Старшего кадета-космонавта. Но никто не сказал ни слова до тех пор, пока он не поравнялся с аптекой Мартина.

Мистер Мартин отделился от группы людей, стоявших у двери, подошел к нему и спросил:

- Уж не сын ли ты Лайтнера?

Лайтнер улыбнулся, протянул руку и сказал:

- Здравствуйте, мистер Мартин.

306
Мартин пожал руку и, не выпуская ее, обернулся к остальным:

- Посмотрите, кто к нам приехал. Это же сынишка Джона Лайтнера.

Многих из них Лайтнер узнал. Он пожимал им руки и говорил, что у него все в порядке.

Потом наступил момент, когда приглашения зайти в гости были сделаны, а новости исчерпаны. Наступило молчание. Они стояли, улыбаясь ему и поглядывая вдоль улицы. Они понимали, что Лайтнер хочет увидеть свой дом, и не стали его загораживать. Он помахал на прощанье рукой и пошел дальше.

Он прошел мимо фуражной лавки, подле которой фермер грузил на машину мешки с концентратом. До Лайтнера донесся сухой сенный запах концентрата. Он повернул за угол, прошел два квартала и понял, что перед ним дом Эгнес Мур. Он поглядел на темный портик и вспомнил тот давнишний вечер, когда портик тоже был темным.

На прежнем месте стояла и лавочка, на которой они си­дели тогда, не говоря ни слова, ощущая только громовые удары крови в сердце. Круглое плечо прилегало к его руке, и наступил момент, когда дыхание их оборвалось, чтобы вернуться через мгновение уже прерывистым и быстрым. И в этот момент неожиданно появился на дорожке ее отец и обнаружил их сидящими на разных концах лавочки. Если он что-нибудь и заподозрил, то не подал виду, только кивнул им и прошел в дом.

Лайтнер улыбнулся, вспомнив об этом. Он не чувствовал волнения. Только слегка удивился тому, что когда-то такие вещи представлялись ему значительными. В доме Муров горел свет, но он не стал сворачивать к их двери.

Он пошел дальше и через квартал остановился перед своим домом. Дом не был освещен: очевидно, его нынешние хозяева сейчас отсутствовали. В нем мало что изменилось. Живая изгородь была пострижена ниже, чем раньше, и вдоль дорожки перед входом выросли новые


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет