Желтыйанге л (по одноименной повести)


КАРТИНА 7 Квартира Сани в Париже



бет2/3
Дата02.07.2016
өлшемі253 Kb.
1   2   3

КАРТИНА 7 Квартира Сани в Париже.

Сцена 1

Звучат песни Вертинского. На фоне музыки Саня входит в квартиру и устало садится на пуфик, стоящий в прихожей. В зеркале напротив отражается его лицо, с остатками белил у висков и ярко-красными губами. Он порывисто сбрасывает с себя одежду – прямо в прихожей, и ложится в постель.

Саня просыпается. На часах около двух часов дня. Потягивается в постели, смахивает с себя остатки неприятного сна. Решительно встает и отправляется на кухню заварить кофе. Заглядывает в холодильник. На верхней полке одиноко лежит остаток пармезана. Саня нарезает сыр и аккуратно раскладывает его на блюдце. Вбрасывает в тостер хлеб. В ожидании, пока заварится кофе, листает лежащий на столе журнал. В этом журнале была реклама ресторанов Эжен и его, Сани, последнего диска. На рекламе ресторана «Русские сезоны» красовался сам Саня в костюме Пьеро. Отличное фото, дорогая полиграфия… грустные глаза печального клоуна. Кофе был обжигающе горяч, тосты Саня пережарил… Он внимательно обследует со всех сторон коричневые кусочки пережаренного хлеба, выскочившие из тостера, как джин из бутылки, глубоко вздыхает и выбрасывает их в мусорное ведро. Наконец, кофе чуть остыл, и Саня наливает себе маленькую чашку любимого напитка. Он выпивает одну за другой несколько чашек кофе. Включает телевизор, лениво щелкает каналами, ничего не найдя для себя интересного, откладывает пульт. Бродит по квартире. Смотрит в окно. За окном жарит безжалостное солнце.

КАРТИНА 8 Ресторан «Русские сезоны»

Сцена 1

Публика уже начала постепенно подтягиваться в ресторан. Вошла новая пара - явно туристы с постсоветского пространства. На месте, где обычно сидела Эжен, вальяжно устроилась молодая женщина. Она сидит на единственном в ресторане диванчике, по-детски поджав ноги, и читает книгу. На столе рядом с ней стоит бокал с белым вином. Подходит гарсон, услужливо ставит рядом с вином заливного осетра. Девушка быстро опускает ноги, откладывает книгу, мило кивает гарсону и улыбается ему в знак благодарности. Что-то в ней мимолетно напоминает Эжен. Вскоре приходит Эжен. Садится рядом с дочерью, изящно подперев рукою подбородок. Саня заканчивает петь очередную песню, Эжен тут же отрывает руку от подбородка, чтобы поаплодировать. Элиза тоже откладывает приборы и по-детски хлопает в ладоши. Она наклоняется к матери и что-то говорит ей на ухо. Эжен утвердительно кивает головой, а Элиза улыбается. Наверняка, говорят о нем – Сане, печальном клоуне, грустном Пьеро…

Лакеи тушат свечи,

Давно утихли речи
ЭЛИЗА (заинтересованно): Это он?

ЭЖЕН (гордо): Да. Правда, хорош?



Саня переодевается и подсаживается к дамам за столик, Элиза окидываета его откровенно сканирующим взглядом. И вправду: ничего. Пытливые серые глаза, слегка волнистые темно-русые волосы, чуть скуластое, но в целом правильное лицо с довольно крупными чертами и носом с небольшой горбинкой, рост выше среднего, правда, не очень спортивная фигура, но всего пару месяцев тренировок в зале, и… Америка научила Элизу цинизму. Она удовлетворенно откидывается на спинку диванчика.

ЭЖЕН (глядя на часы и поднимаясь): О, я вынуждена вас покинуть. У меня еще одна встреча в другом ресторане с директором студии звукозаписи. (Сане) Ты проведешь Элизу домой?

САНЯ: Разумеется.

Эжен уходит, махнув на прощание рукой.
КАРТИНА 9 ПАРИЖ

Сцена 1

Саня с Элизой еще немного сидят в ресторане, пьют вино, а потом выходят на улицу. На фоне иссиня-черного неба вырисовываются совершенно неподвижные кроны деревьев. В обволакивающей город тишине только редкие машины нарушают покой сонных бульваров, по которым бредут Саня и Элиза.

ЭЖЕН: Похвастаюсь, что меня всегда называли женщина с шармом…

САНЯ: Должен сказать, что не без оснований…

ЭЖЕН: В шестнадцать лет я впервые без памяти влюбилась в своего троюродного брата Поля, которому уже исполнилось двадцать. Чувство было ярким, и неизвестно, чем бы закончились наши отношения, развивающиеся ну, очень стремительно, если бы я вдруг не приняла немного странное для европейской девушки решение учиться в Гарварде. И я уехала в Америку. Сначала мы с Полем активно переписывались, а потом я встретила Криса Рассела. Новое чувство выдавило любовь к Полю, как остаток пасты из тюбика: одним сильным нажатием. Поль немного пострадал, но, как известно, в молодости страдания быстротечны и не столь опасны, как в зрелом возрасте. Вдоволь наигравшись с Крисом и быстро поняв, что в его могучем, натренированном постоянными занятиями с железом теле, увы, и душа, и мозги подростка, я переключила свое внимание на одного из университетских преподавателей: молодого и подающего надежды Джона Хамильтона. Но Хамильтон женат. Безусловно, я ему нравлюсь, но его пуританское воспитание не позволяет ему сделать ни единого шага навстречу симпатичной и очень умненькой студентке. Представляешь, я вздыхаю по Хамильтону вот уже несколько лет, и мне, честно говоря, даже нравится эта игра, поскольку она не отвлекает меня от учебы.

САНЯ: Да уж: очень интересная игра.

Возле дома, в котором живет Эжен, Саня останавливает и пожимает Элизе руку.

САНЯ: Ну, вот и все: мы пришли. (Целует Элизе руку). Очень приятно было познакомиться. Это правда. Спасибо за вечер.



Элиза в ответ лучезарно улыбается и дружески целует Саню в щеку. Потом, не оборачиваясь, скрывается в подъезде.

ЭЖЕН: Господи, как бешено колотится сердце! Неужели и чувства передаются по наследству? Нужно поганой метлой гнать от себя прочь нахлынувшие эмоции.



КАРТИНА 10 Квартира Сани в Париже.

Сцена 1

Саня пишет дневник.

САНЯ: Я еще долго зачем-то бродил вокруг дома Эжен, в подъезд которого юркнула Элиза, и даже видел, как сама Эжен приехала под утро на такси домой. Она устало вышла из машины, неспешно рассчиталась с шофером и вошла в дом. В утренней тишине, нарушаемой только пением птиц, глухо хлопнула входная дверь. Я не выдал своего присутствия, вздохнул и решил, что все-таки пора идти домой спать.



Сцена 2

Телефонный звонок. Саня нащупал рядом с собой телефон.

САНЯ: Алло!

ЭЖЕН: Я могу сейчас к тебе заехать.

САНЯ: Приезжай.



Эжен приезжает с большим пакетом с логотипом ближайшего супермаркета, из которого она извлекает традиционные круасаны, пачку кофе, бутылку красного вина, банку оливок, упаковку мяса, зелень и сыр. Она очень быстро сооружает нехитрый завтрак, ведь эта трапеза для них обоих была именно завтраком, несмотря на то, что часы на стене показывают почти четыре часа дня пополудни.

Саня входит на кухню с полотенцем вокруг бедер, с его мокрых волос стекает по плечам вода. Он садится к столу и сразу подхватывает вилкой пару оливок. Эжен сама наливает вино, не дожидаясь, пока об этом позаботится кавалер.

ЭЖЕН (радостно): У Луи вроде бы здоровье уже потихоньку восстанавливается. Может, и зря так волновались. Во всяком случае, уж точно зря вызвали Лизу.



После долгого завтрака Эжен еще немного крутится вокруг Сани в надежде, что он ее заметит. Но Саня явно не расположен ни заниматься любовью, ни даже просто общаться. Он надевает наушники и садится прослушивать последний диск со своими песнями – вероятно, в погоне за вдохновением.

ЭЖЕН (обиженно): Ладно, я пошла. У меня встреча с одним продюсером, который может помочь организовать твое турне по Европе.



Саня, как всегда, молча, кивает головой – на этот раз в знак благодарности и так же молча проводит Эжен до двери.

Сцена 3

Саня пишет дневник.

САНЯ: Лиза задержалась в Париже гораздо дольше, чем планировала. Она каждый день ездит в клинику к отцу, а по вечерам подолгу сидит в ресторане, где мы с ней с удовольствием общаемся. Часто к нам присоединяется Эжен. Какое-то па де труа получается. Это общение на троих одновременно забавляет и утомляет меня. С одной стороны, чувство благодарности к Эжен мешает мне разорвать с ней личные отношения, хотя, наверное, она сама морально к этому уже почти готова. С другой стороны, меня неумолимо влечет к Лиз, и я ничего с этим не могу поделать. Я боюсь оставаться наедине отдельно и с Эжен, и с Лиз. Эжен пару раз позвонила мне, чтобы напроситься в гости. Оба раза мне пришлось вежливо отказать ей под каким-то выдуманным и внешне весьма благовидным предлогом. Она не подала виду, что расстроилась. Эжен умная женщина, и все понимает: ведь она мне годится в матери, а тут появляется цветущая молодая женщина, так похожая на нее, но у которой все впереди. И хоть я никоим образом внешне не проявляю своего растущего интереса к Лиз, но Эжен, конечно, его уже не увидела, а почувствовала.

ГОЛОС ЭЖЕН: Только сейчас, после приезда Лиз, я поняла, как Саня мне дорог. Может, это и есть любовь? Не страсть, которая разрывает и тело, и душу на части, не влюбленность, когда пелена застилает глаза, а сердце бешено бьется и готово выскочить из грудной клетки, а глубокое, выстраданное чувство. Только оно может дать силы поступиться своими собственными устремлениями, желаниями ради того, чтобы объект любви был счастлив – с тобой или без тебя, но, главное, обязательно счастлив. Страсть и влюбленность эгоистичны, а любовь жертвенна.

САНЯ: Элиза откладывала свой отъезд неоднократно. Один раз она не только забронировала, но даже выкупила билет, но затем в последний момент сдала его – под предлогом, что отцу стало хуже. На самом деле состояние здоровья Панье было вполне стабильным. И все-таки откладывать отъезд дальше у нее уже не было никакой возможности: нужно сдать экзамены и получить, наконец, диплом. В аэропорт Элизу никто не провожал. Эжен хотела поехать с ней и даже спустилась к такси, держа в одной руке сумочку, в другой – мобильный телефон возле уха, в который она продолжала по дороге что-то возбужденно говорить, но Элиза все-таки ее уговорила не тратить зря драгоценное время, тем более, что на этот раз Лиза уезжает совсем ненадолго. Крайний срок – через два месяца она вернется в Париж. Хотя, скорее всего, через два месяца ни Эжен, ни меня, не будет во Франции.



Звучит песня Вертинского «Желтый ангел».

Сцена 4

Саня пишет дневник.

САНЯ: Европейское турне удалось на славу. Везде принимали очень тепло. Эжен грамотно подобрала репертуар и разработала программу – в зависимости от аудитории. В основном я пою свои песни на английском языке. Для русскоязычной публики мы расширяем репертуар за счет песен Вертинского и исполнения нескольких из моих песен по второму кругу уже на русском языке. Элиза прилетела в Париж в середине сентября. Консьержка протянула ей ключ и сообщила, что Эжен уже как недели три уехала, причем надолго. Удивленная Элиза поспешно вошла в квартиру и нашла на кухонном столе записку, в которой рукой матери была подробно описана география предстоящего турне.



Элиза понимающе вздыхает и закуривает сигарету, которую она нашла в одном из кухонных ящиков. Вообще-то Лиз не курит…
КАРТИНА 11 Гостиничный номер.

Сцена 1

Саня после спектакля вваливается в номер и устало присаживается на краешек кровати. Следом входит Эжен и садится рядом.

САНЯ: Я рад, что с Европой и Россией покончено (стаскивает с себя через голову футболку) Осталась одна Украина. Мне кажется, что там будет попроще.

ЭЖЕН: Не будет (качает головой). В Украине будет очень много общения с прессой, как в России – с тусовкой. (В этот момент у Эжен зазвонил телефон. Она резким движением включила трубку.) Ты приехала еще две недели назад? Почему не позвонила сразу? Нет, завтра уже вылетаем в Киев. Ты тоже хочешь в Киев? Зачем? Киев как Киев. Все равно хочешь? Ну, хорошо, прилетай. Да, будем в Киеве послезавтра. Когда решишь вопрос с визой и купишь билет, сообщи, встретим. (Эжен выключила трубку и поджала губы.) – Элиз… Она в Париже. Экзамены сдала, диплом получила. Хочет месяц – два отдохнуть и только после этого искать работу. Резонно. Все остальное ты слышал.

Саня, как всегда, молча, кивает, ложится в постель и укрывается с головой одеялом.
ДЕЙСТВИЕ ІІ

КАРТИНА 1 Киев. Ресторан «Серебряный век»

Сцена 1

Элиза входит в ресторан. Навстречу гостье вышходит администратор Володя. Володя усаживает гостью за лучший столик – сцена была как на ладони. Лиза отдает ему чемодан, удобно располагается.

ВОЛОДЯ: Саня будет с минуты на минуту. Он уже едет. А ваша мама будет попозже. Она на восемь вечера едет смотреть зал для завтрашнего выступления.

ЭЖЕН: Вы знаете, а интерьер «Серебряного века» чем-то напоминает интерьер маминого ресторана «Русские сезоны». Тот же ярко выраженный, можно сказать, даже выпяченный, стиль модерн: огромные зеркала в бронзовых рамах с ассиметричным орнаментом, резные двери, настенные росписи, изящная мебель. Правда, в ресторане «Русские сезоны», чтобы оправдать название, вдобавок на стенах развешены многочисленные фотографии Нижинского, Дягилева, Павловой, Фокина, Лифаря, а в нескольких подсвеченных нишах - точные копии декораций и костюмов к балетам прославленных художников: Бенуа и Бакста.

ВОЛОДЯ: Да, наш «Серебряный век» нельзя назвать уютным заведением. Это дорогой шикарный ресторан со всеми вытекающими последствиями: меню, ценами, сервисом. Здесь все без исключения добротно и изысканно, даже посетители.



Лиза украдкой смотрит на свою скромную ветровку, в которой она летела в самолете и которую даже не удосужилась снять. Вечернее платье покоилось на самом дне чемодана… Лиза вздыхает и все-таки снимает с себя ветровку, под которой оказался тоже довольно скромный, но добротный и удобный костюм от Лоры Эшли.

ВОЛОДЯ: Не волнуйтесь: вы прекрасно выглядите.

ЭЛИЗА: Я уже давно не одеваюсь в Париже. Невольно переняла у американцев стиль довольно пренебрежительного отношения к одежде. Комфортнее всего чувствую себя в джинсах и футболке. Но когда вокруг бронза, позолота и зеркала, вдруг так хочется почувствовать себя Женщиной.

Володя тихо уходит. Лиз мечтательно улыбается собственным мыслям. Входит Саня, тихонько садится рядом и дружески кладет руку ей на плечо. Лиз вздрагивает от неожиданности и оборачивается.

САНЯ: Привет! Соскучился!

ЭЛИЗА: Я прямо из аэропорта. Хотела успеть на начало выступления (она опускает глаза на одежду, как бы оправдываясь за свой неприличный для этого помпезного заведения внешний вид.)

У Сани зазвонил мобильный.

ГОЛОС ЭЖЕН: Привет, дорогой! Бабенко уговорил меня смотаться во Львов заранее посмотреть зал для выступления, и я не смогла отказаться. Да, на машине. Вернемся только завтра вечером. Элиза приехала?

САНЯ (в трубку): Да, приехала.

ЭЖЕН: Ну, тогда развлекайтесь. Удачи!



Зазвонил телефон у Элиз.

ГОЛОС ЭЖЕН: С приездом! Киев – прекрасен. Ты еще в этом убедишься. С поселением все будет нормально – я обо всем договорилась.

ЭЛИЗА: Спасибо, мамочка!

Саня выходит на сцену и поет «Над розовым морем» Вертинского. Элиза сидит за столиком.

ГОЛОС САНИ на фоне песни «Желтый ангел» (На башне бьют куранты, уходят музыканты): Я понял, что именно сейчас, в эту самую минуту разрушается на этот раз уже и моя новая жизнь, тщательно выстроенная Эжен и равнодушно принятая мною от нее в подарок. Свою дальнейшую жизнь я хочу строить сам.



Лиза хлопает в ладоши, совсем, как мать: по-детски растопырив пальцы и заворожено глядя на сцену. Саня спускается со сцены.

САНЯ: Может, давай прямо здесь поужинаем? А потом я закажу такси и отвезу тебя в гостиницу.


КАРТИНА 2 Киев. Гостиница.

Сцена 1

Лиз берет у портье ключ от номера и подходит к Сане.

САНЯ: Я пошел?

ЭЛИЗА: Ты не поможешь мне занести чемодан?

САНЯ: Я сейчас позову носильщика (И носильщик выростает возле них, как из-под земли.) Завтра возьму машину напрокат и заеду за тобой в одиннадцать утра, чтобы ты успела выспаться. Покажу тебе город. Значит, в одиннадцать, здесь в холле…

Лиза кивает и уходит, не оборачиваясь, вслед за носильщиком.
КАРТИНА 3 Квартира Саниных родителей.

Сцена 1

Громкие голоса. Дома не спят. Саня слышит еще из прихожей, как родители громко выясняют отношения с сестрой. Ната встречается с парнем, который, по мнению родителей, ей не подходит. Они втроем: папа мама и Ната сидят на кухне, пьют чай и разговаривают на повышенных тонах. Саня входит, берет чашку, наливает себе чай и устало садится за стол рядом с сестрой.

САНЯ: Оставьте ее в покое. Пусть делает, что хочет. (Две пары родительских глаз удивленно уставились на Саню. То, что он только что сказал, шло вразрез с генеральной линией семьи по данному вопросу, которую Саня еще утром в целом поддерживал.) Свои мозги вы ей в голову все равно не вставите и жизнь за нее прожить не сможете. Поэтому пусть сама разбирается. Только если Наташка все же примет решение без учета мнения семьи, то с этого самого момента она должна нести ответственность за это решение и его последствия тоже самостоятельно.

МАТЬ САНИ: Но Андрей и сам, кажется, не жаждет на Нате жениться. Она же на него давит.

САНЯ: Ну, и пусть давит. Может, додавит, а может, нет. Не додавит, порадуетесь, а додавит…(Саня махнул рукой.) – Мужчины такого не прощают.

НАТА: Чего «такого»?

САНЯ: Давления. Даже если затаит обиду, рано или поздно она аукнется. И вообще: давно пора уже всем спать.



Ната с благодарностью смотрит на брата, который избавил ее от дальнейшего выяснения отношений с родителями. Тот пожимает плечами: не за что; мне бы ваши проблемы.

Саня пишет дневник.

САНЯ: Как же ему все-таки выйти из сложившейся ситуации, и желательно с минимальными потерями, причем для всех сторон. С Эжен я уже спать не могу. А с Лизой… тоже не могу, потому что она дочь Эжен, и если Эжен когда-нибудь об этом узнает, она не переживет этого. А может я слишком хорошо о себе думаю и на самом деле занимаю в жизни Эжен гораздо меньше места, чем мне кажется? И поэтому она смотрит на меня такими глазам: глазами преданной собаки, которая чувствует, что ее вот-вот бросят или того хуже усыпят?

Сегодня был замечательный день. Мы гуляли с Элизой по Киеву. Сначала мы прогулялись по Пейзажной аллее, которая вытекает из того места, «откуда пошла и есть земля русская». Потом по Владимирской горке, затем по всем паркам над Днепром: от арки Воссоединения через Мостик Влюбленных до самых Липок. Неспешно обошли со всех сторон Мариинский дворец, побывали на службе в костеле Святого Александра на Костельной. Потом объехали весь центр города на машине. Не обошли своим посещением Лавру, где галопом успели посмотреть экспозицию Музея театрального искусства. Посещение Музеев Русского искусства и Западного и Восточного искусств решили перенести на следующий день вместе с экскурсией по Софиевскому собору. И на Андреевском спуске побывали, и возле Михайловского Златоверхого Собора, и возле Андреевской церкви, и в Музее Одной Улицы тоже. У Лизы от количества информации голова шла кругом. Нам обоим этот день показался бесконечным.

КАРТИНА 4 КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ

Сцена 1

Эжен и Бабенко снуют по сцене. К ним подходят Саня и Элиза.

ЭЖЕН (запыхавшись): А, привет. Звук уже проверили, освещение сейчас проверим. И вообще: спой что-нибудь (она протянула Сане микрофон.) Только нормально спой, в полный голос, как перед публикой. Давай включу «Желтый ангел.



Саня поет первый куплет :

В вечерних ресторанах,

В парижских балаганах,

В дешевом электрическом раю

и опускает микрофон:

САНЯ: Нормально.

ЭЖЕН: Да, вполне. Ну, иди, переодевайся.

Саня уходит в гримерную. Элиза продолжает стоять на сцене. Эжен занимается своими делами и долго не замечает ее. Наконец, она обращает внимание дочь.

ЭЖЕН: Иди, садись вон в том ряду на любое место. Это места по приглашениям. Я тоже там буду сидеть.



Лиза грустно кивает и садится.

ГОЛОС САНИ: Это был мой день. В моем голосе пели птицы и гремели грозы, журчали ручьи, шумели леса, звенела капель… Я был предельно открыт для всех этих людей, сидящих в зале, я сумел стать для каждого из них близким, родным и понятным. У Эжен даже появились слезы на глазах. Ее переполняла гордость, что именно она сумела разглядеть в совсем еще мальчике такую внутреннюю силу и такой огромный талант, который сейчас раскрылся во всем своем блеске и всеми своими многочисленными гранями. Тысячи людей сейчас наблюдали триумф ее протеже. И еще тысячи увидят…



КАРТИНА 5 Киев. Ресторан «Серебряный век»

Сцена 1

За столом царит нездоровое оживление. Лиза почти истерически хихикает, отвечая на настойчивые, показательно вежливые ухаживания Бабенко. Эжен и Саня, которые сидят рядом, не сговариваясь, зачем-то излишне демонстрируют свои личные отношения. Звукорежиссер Анри буравит откровенно заинтересованным взглядом ассистента Бабенко Риту – яркую представительницу типично украинской красоты: черные брови, карие очи, густые каштановые волосы и забавные ямочки на нежных румяных щеках. О таких, как Рита, говорят: кровь с молоком.

ЭЖЕН (наклоняясь к Анри): Дырку сделаешь.

АНРИ (причмокивает, не отрывая взгляда от красавицы): хороша.

БАБЕНКО: Предлагаю выпить за дружбу.

ЭЖЕН (поднимает бокал): А теперь: за прекрасный город Киев.

САНЯ: А я предлагаю выпить за новую жизнь. (Эжен поворачивается к Сане и смотрит на него в упор долгим внимательным взглядом. Саня глаз не отводит. Наклоняется в уху Эжен.) Я сейчас тебе все объясню.



Выходят из-за стола.

ЭЖЕН: Ну?

САНЯ: Я остаюсь в Киеве.

ЭЖЕН: Мы же завтра едем во Львов. Сегодня вечером концерт. Ты не можешь…

САНЯ (перебивает ее): Завтра мы едем во Львов, но когда вернемся в Киев, я останусь. Я не поеду с тобой в Париж.

ЭЖЕН: А заключенные контракты?

САНЯ: Я выплачу неустойки. И тебе я готов платить со всех своих гонораров приличный процент. За проведенную раскрутку. Я же прекрасно понимаю, что если бы не ты, меня как певца не было бы. Ты теряешь деньги.

ЭЖЕН: Деньги? Какие деньги?

САНЯ: Большие деньги. В наше время главное не голос, не талант, а промоушн. Как только кто-то становится модным, можно уже не заботиться о таких мелочах, как потеря у него голоса или отсутствие вдохновения. Я же все прекрасно понимаю.

ЭЖЕН: И что ты будешь делать?

САНЯ: Петь. А что я еще умею… Завтра поговорю с Бабенко и Володей Пономаревым из «Серебряного века». Может, меня возьмут снова петь в «Серебряный век». Скорее всего, что возьмут. И на хороших условиях. Я же сейчас модный… Благодаря тебе.

ЭЖЕН: Почему?

САНЯ: А ты не понимаешь? (Эжен отрицательно покачала головой.) Я не могу в Париже писать. Я же тебе говорил.

ЭЖЕН: Но ведь тебе никто не мешает писать здесь, а жить в Париже, как ты это делал раньше.

САНЯ: Но мне здесь лучше, чем там. Понимаешь? Мне здесь лучше всего!

ЭЖЕН: Все равно не понимаю!

САНЯ: Ну, что я могу сделать, если не понимаешь. Все равно я останусь. Устало машет рукой.

ЭЖЕН: Париж – это Европа, это перспективы, это широчайшие возможности…

САНЯ (весело): И вообще пуп Вселенной. Знаю, знаю…

ЭЖЕН: И в Париже есть я: твой продюсер. Что ты будешь делать без продюсера? У меня во Франции много бизнесов. Я не смогу заниматься тобой здесь.

САНЯ: Как-нибудь справлюсь. Или найду себе здесь продюсера, или сам буду себе продюсером.

ЭЖЕН: Это невозможно!

САНЯ (философски): На свете нет ничего невозможного!

Эжен украдкой плачет.

Саня пишет дневник.

САНЯ: Это решение мне далось с большим трудом. Все, о чем говорила Эжен, было правдой: Париж – это перспектива и гарантированные контракты. Мне даже пришлось разделить чистый лист бумаги на две части и написать все плюсы своего отъезда в Париж и возвращения в Киев – для сравнения. Потом я также старательно написал с обеих сторон все минусы возможных последствий. Повертел исписанную бумажку в руках и выбросил в мусорную корзину. Плюсов и минусов с обеих сторон было одинаковое количество. И все-таки я принял это решение, и мне сразу стало легче: будто гора с плеч свалилась. Ведь дело не только в том, что мне не пишется в Париже, и что Киев - моя «нежная родина», где мне действительно лучше всего. Я твердо для себя решил, что возвращение в родной город – это единственный способ и обрести самостоятельность, к которой я уже вполне готов, и, главное, возможный выход из банального любовного треугольника, который постепенно и неумолимо прорисовывается между мной, Эжен и Элизой. Может, когда-нибудь Эжен оценит мою жертвенность, ведь в первую очередь именно ее я пытаюсь оградить от возможной душевной травмы.

Львов встретил нас с распростертыми объятиями. Мы успели перед концертом немного погулять по городу. Элизе Львов очень понравился: органичное смешение архитектурных стилей и наслоение, почти диффузия православной и католической культур, легкий, но приятный налет провинциализма, журчащая украинская речь – все это вместе делало этот удивительный город оплотом украинства. Это настоящая Европа, но какая-то более утонченная, интеллигентная и вместе с тем первобытная по сравнению с Западной. Во Львове я пел в основном пел на украинском языке, специально сделав авторский перевод большинства своих песен. О том, что я остаюсь в Киеве, Элизе сообщила Эжен.


Каталог: assets -> files
files -> Литература 8 Задачник классы практикум 11 Под научным руководством академика Г. Г. Граник
files -> 7 тыс рублей, в том числе субсидии бюджетам муниципальных образований 1 000 000 тыс рублей
files -> «севказэнерго»
files -> Екібастұз қаласы әкімдігінің 2013 жылғы 25 қазандағы №1057/10 қаулы Павлодар облысы Әділет Департаментінде 2013 жылғы 21 қарашадағы
files -> Справка о состоянии безопасности движения за 15 апреля 2013 г. Забайкальская ж д. Читинский регион
files -> Екібастұз қаласы әкімдігінің 2013 жылғы 25 қазандағы №1059/10 қаулы Павлодар облысы Әділет Департаментінде 2013 жылғы 21 қарашадағы №3614 болып тіркелген
files -> Екібастұз қаласы әкімдігінің 2013 жылғы 25 қазаңдағы
files -> 25 января 2015 г ст. Мальта техническое заключение по случаю обрыва автосцепок вагонов №65028029, №67012013, №67023432, №68633445 в составе грузового соединенного поезда №9224 при следовании по перегону Белая – Мальта в сутках 24
files -> «Солтүстік Қазақстан Электржелістік Тарату Компаниясы» АҚ 2012-2014 жылдарға арналған есепті мәліметтері (тонна)


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет