Шефали Тсабари Дети – зеркало нашего тайного «Я». Как на самом деле сделать счастливыми себя и своих детей!


Глава 5 Стать лучше через отношения с ребенком



бет6/20
Дата21.06.2016
өлшемі1.47 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Глава 5

Стать лучше через отношения с ребенком

Осознанно или нет, но мы наполняем ребенка тем, что есть в нас самих. Любопытно, что на начальном этапе родители – это эмоциональное зеркало, в которое смотрятся малыши. Например, если вы не умеете или стесняетесь радоваться, то не сможете отражать радость своего ребенка. Тогда постепенно его естественный восторг от жизни будет угасать. И через какое-то время он утратит свою потрясающую способность веселиться и получать удовольствие просто от того, что он есть .

Для детей любого возраста огромное значение имеет то, какой эмоциональный посыл исходит от родителей. Ребенок тонко чувствует ту атмосферу, которую мама и папа создают своим присутствием, даже если ничего не делают и не говорят. Важно абсолютно все – как мы обнимаем детей по утрам, как реагируем, если они сломали дорогую вещь, как ведем себя в автомобильной пробке. Ребенок обращает внимание на то, как мы с ним общаемся: слушаем ли с интересом его рассказ, действительно ли смотрим, что он нам показывает. И он очень расстраивается, когда понимает, что мы хотим от него отвязаться. Но в то же время дети испытывают дискомфорт, если взрослые бесцеремонно вторгаются в их личное пространство: задают вопросы, на которые не хочется отвечать, или начинают читать нотации. И, конечно, мы знаем, что любому ребенку приятно получить похвалу, но ему становится не по себе, когда родители ругают его.

Из всех этих моментов у детей складывается общее впечатление о том, каково это – быть с нами. Вы никогда не задумывались, какой ваш образ живет в душе у ребенка? Что дочка или сын чувствует, когда вспоминает о вас или находится с вами рядом? Чего больше в вашем общении – благодушия или раздражения, радости или недовольства? Уверена, что для многих из вас ответы на эти вопросы окажутся весьма неприятными, если разобраться по-честному. Но разбираться надо. И главным образом – в себе.

Я уже говорила о том, что мы должны как можно чаще сомневаться. Но речь идет не о какой-то нерешительности или недоверии к себе. Мы как раз должны быть достаточно смелыми, чтобы посмотреть правде в глаза. Нам нужно постоянно задавать себе вопросы и отвечать на них откровенно, доверяя тому, что в нас правдиво, – своей подлинной сути.

Осознанный подход к воспитанию подразумевает, что при общении с детьми мы все время спрашиваем себя: «Я действительно понимаю, почему так реагирую? Может быть, что-то из прошлого заставляет меня действовать вопреки настоящему внутреннему ощущению?» В любой ситуации родители должны очень внимательно относиться к собственному поведению, чтобы вовремя остановиться и сказать себе: «Не привношу ли я сюда что-то исключительно свое, не имеющее отношения к ребенку и абсолютно ему не нужное?» Дайте себе хотя бы несколько секунд, чтобы осмыслить это, и лишь потом действуйте.

Когда я размышляю о родителях и детях, я прежде всего задаюсь вопросом, а что может дать своему ребенку человек, внутри у которого полная неразбериха? Нагромождение скрытых страхов и вранья самому себе, запутанные лабиринты психологических барьеров, сжатые пружины неотработанного прошлого – вот, что достается ребенку по наследству. И я призываю родителей к тому, чтобы с помощью осознанности наконец разгрести эти завалы и освободить себя и детей от тяжкого эмоционального груза.

Почему мы так реагируем

Практически каждый день у нас есть шанс поприсутствовать на спектакле собственной психологической незрелости. Общаясь с детьми, мы постоянно поддаемся негативным эмоциям настолько, что уже не можем себя контролировать. Где-то внутри мы чувствуем глубочайшую растерянность. Раздражение и злость на ребенка становятся еще сильнее от того, что нам непонятно, что с нами происходит. Согласитесь, вы не раз ловили себя на мысли: «Да что ж такое! Почему я не властен сам над собой?!»

Дело совсем не в детях. Сами по себе они не являются причиной того негатива, который мы выплескиваем на них. Но, к сожалению, у большинства родителей виноватым все время оказывается ребенок. Им кажется, что именно из-за его поведения они выходят из себя. Конечно, это проще всего – считать ребенка источником своей неуравновешенности. И как легко мы срываемся на детей! Их подчиненность и, в общем-то, беззащитность как будто провоцируют нас не сдерживать себя. Со взрослыми мы все-таки стараемся вести себя иначе…

Однако сейчас я хочу поговорить немного о другом. Давайте посмотрим, что такое эмоциональный мир каждого из нас, чтобы понять, где зашифрованы негативные реакции и как они активируются.

Из своего детства мы выносим не только определенные сценарии поведения. У каждого из нас есть некий багаж чувств и эмоций. Огромная его часть состоит из полученного от родителей или других людей, которые занимались нашим воспитанием. В семье каждого из нас была своя атмосфера, такой особый эмоциональный фон. И мы росли, впитывая в себя эмоции окружавших взрослых. Постепенно многие из этих эмоций стали нашими собственными, хотели мы того или нет. А теперь то же самое происходит с нашими детьми…

Необходимо всегда помнить, что поведение родителей становится лейтмотивом всей жизни ребенка помимо от его воли. И пока человек не научится осмысливать себя, груз эмоций множества других личностей будет постоянно ему мешать. Кроме того, по привычке он передаст это «сказочное» наследство и своим детям.

Мы мало обращаем внимания на свой внутренний мир. Современная культура и темп жизни не способствуют тому, чтобы человек больше заботился о том, что у него внутри, а не снаружи. Мы ищем удовольствия во внешних факторах и виним обстоятельства жизни в своей неудовлетворенности или страданиях. В то время как радость и боль, счастье и отчаянье, – все это только внутри нас. Мы не учились наблюдать свои чувства, просто быть с ними, понимать их и идти дальше с новым знанием о себе. Поэтому для нас такое огромное значение имеет все, что происходит вокруг. Именно на внешние стимулы мы реагируем сильнее всего, пытаясь избавиться от тех эмоций, что уже зашиты в подкорку. Нам не хватает честности и смелости вынуть их оттуда собственными силами. Мы просто не умеем или не хотим работать над собой.

В детстве многие из нас привыкли скрывать и подавлять негатив. Нам говорят или мы сами по каким-то причинам решаем, что «плохие» эмоции лучше не показывать. Тогда они уходят на уровень подсознания и формируют «теневую сторону» личности. Эта сторона только и ждет, чтобы кто-то чем-то как-то дал повод ей проявиться. Она обязательно найдет такой повод, потому что ей просто необходимо заявить о себе. Мы расстраиваемся в ответ на чей-то поступок или слова, и нам кажется, что именно этот человек огорчил нас. Но на самом деле мы лишь реализуем свои эмоциональные качества, которые существуют в тени нашего представления о себе.

Если этого не осознавать, то в наших страданиях всегда будут виноваты другие, когда главная причина всего скрыта в нас самих. Помимо прочего мы настолько боимся быть искренними с собой, что привыкли многое в себе отрицать. Нам страшно обнаружить в глубинах своей личности то, что может нас не устроить. И когда кто-то другой невольно активирует наши «теневые эмоции», которые совсем не хочется признавать, нам становится некомфортно. Поэтому всю свою злость мы обрушиваем на этого человека, считая его источником проблемы.

Откуда в нас столько гнева? Почему мы так отчаянно ругаемся на своих детей? Все от того, что у нас внутри много боли, которую мы отрицаем. Например, если ровесники пренебрегали вами или даже издевались, но вы не смогли проработать эту обиду в себе, то вряд ли у вас получится помочь своему ребенку в схожей ситуации. Скорее всего вы скажете, что он не должен распускать сопли, не должен подавать вида, когда его что-то обижает, и быть эдаким мачо, даже если это совершенно не про него. А самое интересное, что на самом деле ничего подобного в жизни вашего ребенка может и не происходить. Вполне возможно, что у него все в порядке со сверстниками. Но вы все равно найдете повод, чтобы обвинить его в том, что он унижается перед товарищами. Любыми способами наши подавленные воспоминания ищут выхода, чтобы напомнить о себе. Но мы неосознанно скидываем свои внутренние проблемы на ребенка.

Когда из-за каких-то внешних событий нас охватывают теневые эмоции, то кажется, что жизнь полна драматизма. Для нас привычно видеть себя в ореоле мученика, и думать, что страдания – наш удел. И мы, конечно, разочарованы, ведь жизнь обманула наши ожидания. Но дело в том, что жизни глубоко наплевать на те требования, которые мы предъявляем к ней, и мир сам по себе абсолютно нейтрален.

Нет никаких врагов или жестокой судьбы. Человек, на которого вы злитесь, это просто человек, и к вашей злости он не имеет никакого отношения. Ситуация, которая вас огорчает, это просто ситуация. Огорчаетесь вы сами. Мы недовольны чем-то, потому что не понимаем себя. Раздражение, уныние, негодование, отчаянье, обида – это неосознанные привычки. И мы будем воспроизводить эти чувства при любом удобном и неудобном случае, пока не разберемся в себе.

Вообще, тени неотработанных эмоций влияют на нас по двум основным сценариям. Первый – это когда вы взрываетесь, и осколки вашего негатива летят во все стороны. Значит, чьи-то слова или действия натолкнулись на невидимую мину вашего эмоционального арсенала. Второй сценарий является фоновым и становится вашим обычным отношением ко всему, что происходит. Практически в любой ситуации вы с готовностью уходите в какое-нибудь привычное состояние: обиду, уныние, недовольство собой или окружающими. Эти чувства стали для вас естественными. Они кажутся вам вполне логичными и оправданными в свете того, что происходит в жизни.

Когда мы не можем справиться со своим негативом или избавиться от его постоянного присутствия, это сигнал о том, что внутри у нас творится что-то неладное. Сильные или устойчивые негативные реакции – это повод заглянуть глубоко в себя и осознать, что же на самом деле стоит за нашими чувствами. Нужно понять, что никто вам не враг и мир не стремится досадить вам как можно больше. Любой человек и любая ситуация, которые вызывают у вас отрицательную реакцию, – это шанс разобраться в себе, стать лучше и осознанней.

Если вы будете смотреть на жизнь таким образом, то увидите, что все происходящее между вами и ребенком – это самое правдивое зеркало вашего внутреннего мира. Когда дело доходит до конфликта, нужно спросить себя: «Почему это задевает меня так сильно?» Прежде чем срываться на сына или дочь, подумайте, что вами движет. Зачем делать из своего ребенка врага? Он – ваш бесценный помощник, который «высвечивает» непримиримые противоречия в вашей душе.

Но даже если в какой-то момент вы не сумели сдержаться, не зацикливайтесь на чувстве вины. Успокойтесь и сфокусируйте внимание на том, чтобы понять истинные мотивы своего поведения. И в дальнейшем постарайтесь выстроить свое общение с ребенком по-другому.

Когда мы понимаем, что каждая ситуация – это возможность сделать следующий шаг на пути саморазвития, то постепенно учимся принимать жизнь «как есть». Практикуя осознанность, мы с любопытством смотрим на людей и обстоятельства вокруг, ведь в каждом из них заложено новое знание о нас самих. Общаясь с кем-то или сталкиваясь с проблемами, мы можем задавать себе новые вопросы или возвращаться к старым, чтобы посмотреть на них с другого ракурса.

Если мы готовы увидеть себя «как есть», то учимся с благодарностью принимать каждого человека, ведь он – это наше зеркало. И тогда мы понимаем, что чем больше в нас самих будет добра и света, тем больше этого будет и в нашей жизни.

Совершенно очевидно, что в общении с ребенком наши внутренние проблемы проявляются ярче всего. Поэтому именно в роли родителя человеку предоставляется величайшая возможность для духовного роста и осознания того, что жизнь – это бесконечно интересный путь познания.

Мировосприятие и общение с детьми

Изо дня в день у нас находится масса поводов, чтобы разозлиться или расстроиться, особенно в отношениях с детьми. Они дергают нас, все время чего-то хотят или не хотят, и мы вынуждены постоянно решать с ними какие-то вопросы.

Когда в следующий раз вы поймете, что ребенок вызывает у вас негативную реакцию и вы уже готовы расстроиться или накричать на него, просто остановитесь и подумайте, в чем дело. Ищите ответ в себе. Нужно помнить, что ваши эмоции связаны исключительно с тем, что у вас внутри, а не с поведением ребенка. Если вы сумеете отстраниться от ситуации и отпустить свое напряжение, то сможете спокойно проанализировать, что с вами происходит. Старайтесь понять настоящую причину, а не повод для своей реакции.

Многие родители слишком поверхностно подходят к вопросу о том, что их тревожит или выводит из себя. Обычно они думают: «Я злюсь, потому что ребенок проявил ко мне неуважение», «Я нервничаю от того, что сын вовремя не сделал уроки», «Я вне себя из-за того, что дочь покрасилась в зеленый». Но это все только лишь повод, и не более.

Что все-таки происходит с человеком, когда он недоволен, зол или чем-то сильно огорчен? На самом фундаментальном уровне дело в том, что мы не готовы принять ситуацию, оправдывая это тем, что она не такая, как должна быть . Нас преследует мысль: мне это не нравится, я не хочу, чтобы так было . Другими словами, когда в отношениях с детьми происходит то, что вызывает в нас негативную реакцию, это связано с нашим непринятием жизни как таковой. Негатив – это отторжение того, что есть. Что-то вступило в противоречие с нашими представлениями, а точнее – с представлениями эго. А оно непримиримо ко всему, что не укладывается в его картину мира. Шаг вправо, шаг влево от его «правильных» понятий – эго чувствует угрозу и атакует.

Когда мы оказываемся во власти эго, то нам уже не важно, что происходит на самом деле. Главное – отреагировать как можно скорее и сильнее. Мы уже не способны посмотреть на ситуацию объективно и общаться свободно. Все поведенческие сценарии прописаны, внутренний актер всегда готов, и эго объявляет о начале спектакля. Выйти за рамки привычного репертуара нам поможет только осознанность. Мы должны быть открыты ко всему и смотреть на то, как развивается настоящий момент, а не стараться подогнать ситуацию под привычные нам роли. Потому что жизнь не идет по законам какого-либо жанра – она просто такова.

Осознанный человек воспринимает реальность, не испытывая желания ее контролировать и не думая о том, что она будет «такой» или «не такой». Он доверяется жизни и спокойно наблюдает ее мудрое течение. Главная мантра осознанности: есть так, как есть . И это означает, что мы не станем делать из детей то, что хочется нашему эго. Мы будем видеть в своем ребенке личность, которая развивается своим путем.

Я уже упоминала, что чем сильнее мы реагируем на что-то, тем больше пребываем в иллюзии, будто влияем на ход вещей. Нам кажется, что если демонстрировать недовольство и печаль или, наоборот, усиленно изображать оптимизм, то это как-то изменит внешние обстоятельства. Но вы же видите, это не помогает. Мы все равно в тупике. В ответ на нашу грусть или неудовлетворенность мироздание не спохватывается, чтобы поскорее дать нам то, чего мы хотим. Да и от притворной радости жизнь не становится лучше.

Мы безуспешно пытаемся подчинить себе жизнь вместо того, чтобы принять ее «как есть». Нам пора отказаться от тщеславного стремления управлять событиями. Только в таком случае у нас есть шанс вообще что-то понять в этом мире. Потому что если мы будем жить в оболочке из своих ожиданий, то никогда не увидим того, что лежит за ее пределами. Что-то происходит, пусть неожиданное, пусть даже неприятное, – это все источник бесконечной мудрости. Когда мы способны воспринимать все «как есть», из каждой ситуации извлекаются новые уроки и новые знания.

К детям мы также предъявляем уйму требований и в идеале ждем от них беспрекословного послушания. Мы всегда знаем, когда они делают не так , поэтому наши реакции направлены на то чтобы это исправить. Осознанные родители не думают, что не так , а стремятся понять, что есть . И тогда свое общение с ребенком они выстраивают исходя из того, что происходит с ним на самом деле.

Давайте остановимся на том, что значит принимать детей «как есть». Наверняка многим из нас знакома ситуация, когда ребенок вредничает, падает на пол, вопит или даже бросается на родителей с кулаками. И что мы обычно делаем? «А ну, прекрати! Успокойся! Замолчи! Ты что не слышишь, что я тебе говорю?!» Вот наша стандартная реакция. Мы противостоим состоянию ребенка. Нам нужно научиться спокойно наблюдать такие состояния у детей и принимать их как естественный ход вещей. Небольшая пауза, глубокий вдох и мысленно проговариваем: «Ну что ж, сейчас есть вот так». Как правило, нам хочется сразу же выдать реакцию. Но что такое наши реакции, вы уже примерно представляете. Даже если с малышом случилась истерика, не кидайтесь тут же «решать проблему». Иначе велика вероятность того, что вы будете решать свою собственную проблему и ни капли не поможете ребенку. Остановитесь, чтобы понять, как действовать.

Если родители постоянно одергивают сына или дочь, все время показывают свое недовольство и разговаривают с ним в приказном тоне, это формирует в молодом сознании ощущение, что весь мир – это сплошное противостояние, кругом враги. Тогда во взрослой жизни вполне возможен следующий сценарий. Практически любая ситуация будет для этого человека поводом к раздражению и «справедливому негодованию». Скорее всего в нем разовьется мнительность, поэтому он везде увидит скрытый умысел, направленный против него. Вся его жизнь станет миром негодяев и недоумков, где он один – самый умный и объективный.

Очень часто в таких людях развивается тщеславие и завышенная самооценка. Ведь они убеждены, что борются за правду, а значит, они лучше других, и жизнь обязана дать им все, чего они хотят. А если этого не происходит, то виноваты, конечно, другие.

Не умея принимать жизнь «как есть», родители часто срывают злость на детях, которые потом будут себя вести точно так же со своими детьми. Мы чувствуем, что жизнь не подчиняется нам, зато у нас есть ребенок. И чуть только он не соответствует нашим ожиданиям, мы сразу же начинаем его обвинять, ругать и заставляем делать то, что нам хочется. Наш так называемый авторитет строится на страхе, а не на уважении. Ребенок убеждается в том, что главный – это тот, за кем сила, кто может подчинить себе другого. И в дальнейшем он будет воспроизводить эту модель в своих отношениях – не только с детьми, но и вообще с людьми. Моральное и даже физическое насилие над кем-то может стать для него вершиной наслаждения.

Но, как уже говорилось, вполне вероятен и совершенно противоположный вариант развития событий. Если родители своим отношением убедили ребенка в том, что он ничтожество, которым можно и нужно помыкать, то он подсознательно будет стремиться к этому ощущению в отношениях с собственными детьми. Невольно он убедит их, что они главные и лучшие, а все остальные люди обязаны прислушиваться к их желаниям. Невольно он воспитает в них деспотизм и нетерпимость к чужим мнениям.

Как справиться со своими чувствами

Дети совершенно естественно поддаются своим эмоциям. Пока мы не давим на ребенка, он пребывает в состоянии «чистого ощущения» и проявляет именно те чувства, которые испытывает на данный момент. Именно поэтому его настроение может меняться в считаные секунды. Вспомните, сколько раз вы удивлялись, когда видели, что ваш маленький сын или дочь плачет навзрыд, а в следующее мгновение уже весело играет.

Взрослые побаиваются «плохих» эмоций и привыкают их блокировать. Мы стараемся не обращать внимания на свои страхи, тревоги, сомнения и обиды. Нам проще избавляться от них через внешние факторы. У нас есть масса способов, чтобы не смотреть своей боли в глаза. Беспощадный трудоголизм, пластические операции, другие города и страны, ненужные покупки и социальные сети – все это ради того, чтобы избежать встречи со своими настоящими ощущениями, заглушить их и просто забыться в суете «насыщенных» дней. Однако все, что подавляется в человеке, не даст ему покоя. Оно превратится в негатив, который будет разрушать его изнутри, а также вырываться наружу, обрушиваясь на других людей.

Но что значит справляться со своими чувствами? В первую очередь это уметь их принимать в себе, абсолютно все, какие бы они ни были. В этом и есть наше уважение к себе как к личности. Потому что, если человек не может признать: «Да, это есть во мне», он отрицает себя самого.

Понятное дело, что люди, которые не способны честно посмотреть на свой внутренний мир, учат тому же своих детей. Это просто поразительно, насколько притворство стало неотъемлемой частью нашей жизни. Мы так поднаторели в искусстве самообмана, что искренность наших детей кажется нам чем-то неправильным. Когда ребенок в угрюмом настроении, родители наседают на него и изо всех сил стараются убедить, что он должен быть веселым. Если ребенок злится или сильно чем-то возмущен, мы говорим, что это нужно скрыть. Не понравилась еда в гостях? Притворись, что все было вкусно. Расстроен, что проиграл в соревновании? Не подавай вида.

Ах, если бы мы перестали так рьяно воспитывать своих детей! Если бы мы не ограничивали их в праве чувствовать то, что они чувствуют! Тогда им было бы легче понять себя. И они скорее бы научились ответственности, потому что на своем опыте смогли бы увидеть, как их реакции влияют на ситуацию. Но самое главное: когда ребенка не заставляют подавлять свои эмоции, то нет необходимости прятать их на задворках подсознания. У него не вырабатывается привычка самоотрицания, и ему не нужно искать виноватых, чтобы избавиться от накопившегося негатива.

Однако умение принимать свои чувства не имеет ничего общего с тем, что человек просто позволяет эмоциональным реакциям взять верх над собой. Многие думают, что если они не сдерживают себя в гневе или раздражении, то тем самым принимают свои чувства «как есть». Нет, здесь в лучшем случае можно говорить лишь о том, что человек признает за собой определенные реакции.

Принять свои чувства по-настоящему можно только наедине с собой, а не направляя их на кого-то или что-то. Это такие моменты, когда вы позволяете себе просто быть с тем, что ощущаете, и наблюдать это в себе. Такое спокойное присутствие во внутреннем мире, где вы ничего не боитесь и не стремитесь к внешним реакциям. Это абсолютная созерцательность – когда мы просто находимся с тем, что в нас есть, и не стремимся ничего отрицать или дать своим чувствам оценку.

Мало кто из людей, понимая, что в нем есть какое-то чувство, способен никак на это не реагировать – просто смотреть на свои эмоции и больше ничего. Для большинства из нас это непосильная задача. Мы слишком привыкли все время что-то решать для себя, думать о том, чего бы нам хотелось. Нас так и тянет сразу отреагировать на то что мы чувствуем. Состояние тревоги многие заглушают едой или таблетками. Злость мы обрушиваем на других или выпускаем пар в спортзале.

Способность просто быть с самим собой и созерцать свои мысли и эмоции – это ключ к осознанности. Позвольте своему внутреннему наблюдателю отстраненно смотреть на то что есть у вас душе. И тогда вы научитесь принимать свои чувства, не давая им определений «хорошо» или «плохо». Нужно только понять, что это есть внутри вас. Вот и все.

Но если мы ничего не предпринимаем в связи со своими чувствами, это не значит, что мы их отвергаем. Наоборот, по-настоящему принять собственные переживания можно лишь через внутреннее созерцание. Потому что любая другая реакция на душевный разлад – это путь, который уводит человека все дальше от самого себя. Когда мы умеем просто быть со своими эмоциями, то становимся свободнее от них. Нам абсолютно ясно, что боль – это только боль, не более и не менее. Да, нам больно, и это совершенно естественно. Но мы не будем подпитывать страдание своими мыслями и реакциями, а просто примем эту часть своего опыта. И тогда со временем боль сама по себе превратится в мудрость. Осознанное принятие негативных чувств и эмоций позволяет им перерождаться во что-то созидательное. Мы становимся осознаннее, терпимее и обретаем способность понимать других людей.

Человек, который умеет с благодарностью принимать все, что с ним происходит, пребывает в гармонии с жизнью. Находясь рядом с таким родителем, дети учатся тому, что их чувства – это способ саморазвития. Они не боятся происходящего в душе, не закрывают глаза на свою боль, обиду или злость. Замечательно, если мама или папа являются для ребенка примером созерцательного отношения к себе и жизни. Это помогает ему развиваться, не подавляя своих эмоций и не отворачиваясь от самого себя. Он понимает, что любые переживания – это его уникальный опыт.



Как помочь ребенку, когда ему плохо

Когда детям плохо, нам хочется им помочь. И если с физической болью все более-менее ясно, то с душевными страданиями гораздо сложнее. Если ребенок сильно переживает из-за чего-то, мы стараемся поскорее избавить его от этого. Что, например, происходит, когда сына или дочь обидели в школе? Мы звоним директору, отчитываем учителя и ругаемся с родителями обидчика. В страхе от своей беспомощности мы направляем все свои силы на то чтобы разобраться с ситуацией. И даже не понимаем, что только усугубляем положение: переживания никуда не делись, наоборот, они стали еще сильнее от того, что вокруг них столько суеты.

Если мы хотим, чтобы ребенок жил в гармонии с собой и своими чувствами, мы должны научить его отдаваться тому, что происходит у него внутри. Нет, не поддаваться своим реакциям или не управлять своими эмоциями, а просто пребывать в своем внутреннем ощущении. Открыть себя для себя самого и прочувствовать, что с тобой происходит. Иначе запускается эффект незавершенного действия. Если человек что-то не доводит до конца, это не оставляет его в покое. И если ребенок не проживет свое чувство настолько, насколько это ему необходимо для самоосмысления, то оно останется с ним навсегда.

Я расскажу вам о восьмилетней девочке, над которой издевались одноклассники. Она была полновата, носила огромные очки, – в общем, обычная история. Сильно переживая по поводу своей внешности, она решила, что если будет модно одеваться, то отношение к ней изменится. И мама, конечно, была не против, ведь ей так хотелось помочь. У нее сердце разрывалось, когда дочка приходила домой заплаканная и отказывалась делать уроки, чтобы не ходить в школу. Мама чувствовала вину перед ребенком, которому трудно жилось в статусе толстушки и очкарика, поэтому выполнила все ее желания. Более того, они купили беговую дорожку, наняли диетолога, сделали девочке стильную стрижку и сменили очки на линзы. Мама также требовала от учителей, чтобы они повлияли на поведение своих учеников, и названивала директору школы с жалобами. Практически вся жизнь и матери, и дочери крутилась вокруг этой ситуации. Но тревога не уходила. В конце концов женщина обратилась к психологу и начала принимать успокоительное.

В данном случае родитель не мог помочь своему ребенку, потому что не было понимания, как прожить свое чувство, чтобы освободиться от него. Мама пыталась избавить девочку от переживаний и заглушить собственную растерянность через внешние действия. Они обе думали, что если она будет лучше выглядеть, это решит их проблемы. Ребенку не дали возможности прочувствовать свою боль и отверженность, а вместо этого заставили поверить, что неприятные эмоции – это то, чего следует избегать любыми способами. На примере маминого поведения девочка поняла: можно обвинять других, можно сосредоточиться на своей внешности, можно принимать таблетки, но только бы не знать и не видеть своей боли. Помимо прочего теперь она будет убеждена, что ее образ в глазах других людей гораздо важнее того, что происходит у нее внутри. Мама искренне хотела помочь. Ей казалось, что она дает дочери именно то, что нужно. Но она не дала ребенку главного: понимания того, что мир переживаний – это особое пространство каждого человека, в котором нет места отрицанию.

Если позволить ребенку просто проживать свои чувства, то он намного быстрее и легче справится с ними. Заметьте, противостояние своей боли забирает у нас сил больше, чем сама боль. Родителям нужно больше доверия к детям. Иногда мы должны оставить их в покое, чтобы не сбить с толку. Если дети просто смотрят на свои ощущения в одиночестве, то потихоньку боль превращается в опыт, знания и мудрость. Ребенок сбрасывает с себя тягостные ощущения, когда понимает, что боль – это просто один из множества вариантов того, что может происходить у него в душе.

Давайте не подталкивать детей к тому, чтобы они отгораживались от своих чувств и предпринимали какие-то действия, желая избавиться от неприятных мыслей. Ребенку нужно рассмотреть свое ощущение со всех сторон и отпустить. Просто оставить позади. Переживания на то и пере живания, что они – лишь ступень саморазвития. Отдаваясь своему чувству, мы рано или поздно перерастаем, пере живаем его. И тогда можем двигаться дальше. Дети на интуитивном уровне понимают, что внутри у них – целый мир, который находится в постоянном движении. Боль приходит и уходит, но взрослым часто кажется, что страдания – наши вечные спутники, потому что мы не находим выхода из лабиринта, который полон тупиков заблокированной боли.

Проблема в том, что люди избегают «плохих» чувств и не хотят оставаться с ними наедине. Чаще всего мы перекидываем их на другого человека, вовлекая его в эмоциональные разборки своего внутреннего мира. Наша не пережитая боль, злость и обида достаются тому, кто оказывается рядом. Иногда стремление убежать от переживаний превращается в нездоровые привычки. Еда, алкоголь, наркотики, антидепрессанты – это тоже способ избавиться от неотработанных чувств, отворачиваясь от своего внутреннего мира. Но любые попытки бегства от себя оборачиваются тем, что напряжение становится еще сильнее. Человек может помочь себе, только если будет наблюдать и принимать свои эмоции. И, конечно, нужно помнить, что страдание и негатив – это излюбленные инструменты манипуляции нашего эго.

Когда дети учатся принимать боль спокойно, понимая, что это только лишь временное состояние, их не охватывает ужас каждый раз, когда им плохо. Они способны просто признать: да, сейчас вот так. Нет страдания, нет желания притворяться перед самим собой, нет самоуничижения. Дети просто проживают это. Когда ребенку плохо, старайтесь быть неподалеку. Дайте ему понять, что всегда готовы выслушать его, но не мучайте расспросами. Если он захочет с вами поделиться, то сделает это. Когда он начнет говорить, не торопитесь дать ему совет или как-то оценивать происходящее. Все, что требуется от родителей, – понимание. Кивните головой, скажите: «Да, я понимаю», «Да, так бывает». Пусть у ребенка будет достаточно времени, чтобы самому осмыслить свои ощущения.

Проблемы наших детей – это их индивидуальный опыт, и не надо делать из переживаний трагедию. Если сын или дочь спрашивает о вашем отношении к ситуации, старайтесь быть максимально нейтральными, никого не осуждать, не принимать ничью сторону, не делать выводов и не предлагать решений. Ребенку нужно сначала найти свои ответы на все вопросы. Попытайтесь объяснить ему: «Люди разные, обстоятельства у каждого свои. Не думай о них. Думай о себе». Пусть ребенок вынесет из каждой ситуации то, что сам посчитает нужным. И не ждите, что дети должны быть все время счастливыми и благодушными. Им нужно быть иногда (и, возможно, довольно долго) грустными, обиженными, злыми, нетерпимыми. Принимайте их «как есть». Дайте им пережить свои чувства.



Постепенное пробуждение. Шаг за шагом

Как же мы приходим к осознанности? Прежде всего мы понимаем, что наша первая реакция на ситуацию чаще всего связана с желанием эго защитить свои границы и укрепить свою власть. Практически все, что мы считаем своим естественным поведением, оказывается продиктовано неосознанностью. Таким образом, первый шаг на пути пробуждения – это умение остановиться. Однако не требуйте от себя слишком многого. Маловероятно, что вы совсем перестанете кричать на своих детей. Но когда в следующий раз вы повысите голос на ребенка, то сможете поймать себя на этом. И пусть не сразу, но через минуту, две или три вы спросите себя: что я делаю?

Конечно, вам будет сложно совсем избавиться от раздражения. Все равно в каких-то моментах поведение детей будет вызывать у вас недовольство. Тут важно не заводить себя еще больше, но и не зацикливаться на чувстве вины, если вас что-то смутило в себе. Ладно, вы сорвались и наорали на ребенка. Когда вы успокоитесь, попробуйте мысленно повторить ситуацию, как будто вы смотрите фильм. И внимательно понаблюдайте за персонажем, которого вы сыграли.

Многие родители в беседе со мной откровенно признаются, что теряют контроль и бывают в полном неадеквате, общаясь с детьми. После чего они вопрошающе смотрят на меня, ожидая услышать: «Ну что же вы! Это вас совсем не красит, вы же взрослый человек». Но я отвечаю: «Великолепно! Значит, вам уже известно, как выглядит ваша неосознанность. Это огромный шаг вперед». Действительно, если люди признают, что подвержены неконтролируемым реакциям, и хотят измениться, то это уже хорошо. Начало положено.

Не стоит ожидать от себя, что вы полностью избавитесь от такого поведения. Думайте о том, что ваши слова, действия и эмоции помогают лучше разобраться в себе. Поощряйте свою способность посмотреть на себя со стороны. Пусть это происходит уже после самой ситуации, ничего страшного. Развивая осознанность, мы не боимся увидеть себя в неприглядном свете. Самое главное для нас – не врать самим себе. Когда вы обнаружите, что в какой-то момент пошли по накатанной дорожке, не смогли отвлечься от своего эго, то скажите себе: «Да, в этой ситуации мое поведение могло бы быть другим. Но я стараюсь понять, что на меня влияет и как это изменить. В следующий раз я сумею вовремя остановиться, чтобы не навредить своему ребенку».

Удержаться от мгновенной реакции бывает очень трудно. У нас как будто выработался условный рефлекс. Ребенок что-то сделал или сказал, и мы безотчетно выдаем ответ, не давая себе времени подумать. Должна быть хотя бы минимальная пауза перед тем, как реагировать. Иначе отношения с детьми будут строиться на шатком основании неосознанности, когда родители даже не замечают, как между ними и ребенком растет стена непонимания.

Однажды ко мне обратился Питер, отец-одиночка, который не знал, что делать со своим пятнадцатилетним сыном Эндрю. Они совсем уже не могли спокойно общаться друг с другом. В поведении подростка наблюдались все классические симптомы переходного возраста. Он отдалился от отца, все время где-то пропадал со своими друзьями, пропускал школу, не делал уроки, дома запирался в своей комнате, целыми ночами сидел за компьютером, слушал музыку и иногда курил.

Отец не понимал, как так получилось. До этого у них все было нормально. И только в последние пару лет все переменилось. Они постоянно ссорились. Эндрю даже хотел переехать в другой штат, к дедушке с бабушкой, но Питер запретил, поскольку его престарелые родители не могли заниматься ребенком. Вечерами отец и сын традиционно ругались из-за уроков. Эндрю злился и кричал о том, что он уже взрослый, и не надо лезть в его дела. Но оказывалось, что по многим предметам у него даже учебников нет.

В одной из таких перебранок Питер не нашел лучшего аргумента, кроме как пригрозить сыну, что больше не будет с ним разговаривать. После чего громко хлопнул дверью и пошел прогуляться. В этот момент он отправил мне сообщение: «Я больше не могу. Мальчишка довел меня до предела. В нем нет ни капли уважения. Я пытаюсь его понять, а ему плевать. Он все время хамит и нападает. У меня больше нет сил! Если он не хочет, чтобы отец участвовал в его жизни, пусть так и будет. Я умываю руки. Мне теперь тоже все равно. Пусть живет, как знает».

Накрутив себя до предела, Питер решил рубить с плеча. Вернувшись домой, он ворвался к сыну в комнату, схватил компьютер и изо всех сил бросил его на пол. Когда Эндрю стал возмущаться, отец дал ему пощечину и сказал: «Жаль, что ты вообще родился»…

Я могу сказать, что такие сцены совершенно характерны для семей, где есть подростки. Да, в переходный период с детьми действительно очень сложно общаться, но это не оправдывает родителей. Мы забываем, что ничего не появляется на пустом месте. Если отношения с ребенком изначально шли по сценарию «начальник и подчиненный», то неминуемо наступит момент, когда две воли столкнутся. И это противостояние вряд ли выльется во что-то хорошее, если на первом месте у нас будет контроль над жизнью детей.

Питер завел себя до предела и не мог остановиться, потому что поддался панике от невозможности управлять событиями. Эмоциональная незрелость заставляла его трактовать действия сына как пренебрежение к авторитету родителя. Когда наши реакции строятся на тщеславном властолюбии, на желании подчинить ребенка своей воле, мы забываем спросить себя: «Чего недостает ребенку в общении со мной?»

Питер явно не понимал, почему сын отгородился и не хочет его слушать. Дело в том, что в подростковом возрасте большинство детей переосмысливают свои отношения с родителями. Так и Эндрю отдалился от Питера потому, что чувствовал: отец не видит и не слышит его, а значит, между ними не может быть понимания. И это было правдой. Ведь, общаясь с сыном, Питер общался со своими проблемами, а не с той личностью, которая в действительности была перед ним.

Возможно, отец боялся, что если Эндрю будет продолжать в том же духе, то обязательно скатится на дно и нарвется на серьезные неприятности. Ведь так когда-то произошло с друзьями его молодости. А может быть, Питер уже расписал для себя будущее сына, и теперь ему казалось, что все пошло прахом. Вполне вероятно, что отцу было стыдно за сына перед своими знакомыми, ведь поведение молодого человека было далеко не безупречным. Кроме того, Питера не оставляло чувство вины за то, что он развелся с матерью мальчика. И он находился в постоянном страхе, что не сможет справиться с ролью родителя в одиночку.

Какова бы ни была мотивация, в любом случае Питер воспринимал сына через призму собственных внутренних проблем. Он реагировал так остро на слова и поступки ребенка потому, что было задето его эго. Все, что делал сын, Питер принимал на свой счет. Эта такая обычная родительская мнительность. А вообще это и есть эгоцентризм, когда мы смотрим на все происходящее только с позиции собственных реакций. И с другой точки зрения увидеть ситуацию мы просто не способны. «Сыну наплевать на мои чувства», «Он не уважает меня», «Эндрю все делает мне назло», – вот что беспокоило Питера. И так видит свои отношения с детьми большинство родителей. Нам некомфортно, а дальше эго выдает массу оправданий, интерпретируя события так, как выгодно ему.

Проблема заключается в том, что здесь нет ни ребенка, ни нас, ни действительности. Сплошная выдумка и фальшь.

Когда поведение других людей проходит через фильтр нашего эгоцентризма, мы обязательно находим то, что нам не нравится. Но если отвлечься от личного восприятия и смотреть на все абсолютно нейтрально, тогда негатива по отношению к ситуации вообще не будет.

Питера не интересовало то, что на самом деле происходит с его сыном, его волновали только собственные заморочки. Никогда я не слышала от него таких слов: «Видимо, ребенку плохо. И ему нужна помощь», «Мальчик запутался и не знает, что делать», «Эндрю проходит через сложный период взросления, и мне надо проявить терпение». То, как Питер интерпретировал поведение сына, могло привести только к одному: разобщенности и противостоянию в отношениях. Эго не приемлет мир «как есть». Оно непримиримо ко всему, что не подкрепляет его представлений. И Питер просто отвергал личность в своем ребенке, ведь у этой личности собственный взгляд на жизнь и собственный путь развития.

Если мы находимся под властью эго, то вся наша жизнь зависит от того, насколько происходящее удовлетворяет нашу неосознанность. Когда ситуация не противоречит кодировкам эго, мы воспринимаем ее как нормальную. Но стоит чему-то пойти «не так», как мы теряемся и невольно пытаемся все вернуть на круги своя. Именно поэтому дети все время у нас виноваты, мы считаем их причиной своего плохого настроения. Естественно, они начинают думать, что не нужны нам, из-за них у нас куча проблем. И тогда мы получаем ответную реакцию: дети отдаляются от нас и даже ожесточаются. Получается, что все непонимание между нами уходит корнями в то, как мы истолковываем поведение ребенка, какой смысл вкладываем в его поступки.

Это мы думаем, что ребенок хочет вывести нас из себя. Но он не имеет такой цели, он просто познает жизнь. Конечно же, любые отношения подразумевают реакцию друг на друга. Но обвинять в своей реакции кого-либо – это сущая глупость. Все, что в нас происходит в ответ на слова или действия детей, принадлежит только нам. Это не исходит от ребенка, а проявляется в нас изнутри. И наша задача – понять, что именно выходит из нашего внутреннего мира и насколько это осознанно. А когда мы скатываемся в недовольство, раздражение или злость, нужно вспомнить, что любой негатив связан с собственными неразрешенными психологическими проблемами и не должен касаться детей. Пусть они живут своей жизнью, не задыхаясь от нашего эмоционального выхлопа.

Реакции каждого из нас зависят от тех ролей, которые мы играем в жизни. Например, если человек достиг успеха в своей профессии и привык, что на работе к нему относятся почтительно, то он будет ожидать того же от ребенка. И когда поведение сына или дочери не подкрепляет родительского статуса «уважаемого человека», это вызывает гнев. «Как этот сопляк смеет так разговаривать со мной?!» – что-то вроде этого. Недовольство детьми во многих случаях связано с самолюбованием. Кто-то привык к мысли о том, что достоин всего самого лучшего. И если в ребенке нет тех «самых лучших» качеств, которые нужны родителю для самоутверждения, то виноватым, конечно же, оказывается малыш. Он подвел, он не смог, он разочаровал.
То, как мы интерпретируем события, определяет нашу жизнь.
Поделюсь с вами интересной историей о молодой женщине, которая более пятнадцати лет не общалась со своими родителями. Был у них какой-то конфликт, после которого они не виделись и не разговаривали друг с другом. Но история не совсем об этом. Когда мать и отец через много лет попросили о встрече, женщина долго сомневалась, но все-таки согласилась. Она сильно волновалась и хотела уже сослаться на срочную командировку, чтобы все отменить, но тут ей приснился сон. Как будто между ней и родителями происходит дуэль на шпагах. Они двигаются и уворачиваются, приближаются друг другу, и вдруг наша героиня видит, что ни у кого в руках нет шпаги. Неожиданно она понимает, что это не дуэль, а танец!

Когда женщина проснулась, то подумала: «А ведь действительно! В нашем конфликте каждый просто танцевал свой собственный танец, но никто не хотел вражды». В тот момент она отчетливо поняла, насколько наш взгляд на ситуацию влияет на нашу жизнь. Ей больше не хотелось интерпретировать свои отношения с родителями как непримиримую войну. Их встреча прошла очень душевно, ведь к этому времени и мама, и папа, и дочь научились не трактовать чужую точку зрения как личную обиду.

Эго подает нам любые события под соусом из своих интерпретаций. Когда ребенок делает не то, что, по нашему мнению, он должен делать, мы тут же обвиняем его в непослушании. «Я знаю, как надо. Я прав, ты не прав!» – эту мысль родители с самого начала вдалбливают в головы своим чадам. Мы сами постоянно стремимся к противостоянию. А все от страха перед жизнью и нежелания видеть ее «как есть».

Лишь от того, что мы не пережили до конца весь свой предыдущий опыт и не отпустили его, мы продолжаем трактовать реальность через требования эго. Оно удерживает свой контроль над нами, развивая в нас тревоги и страхи. Чуть только его власть оказывается под угрозой, как оно убеждает нас, что к нам проявили неуважение, нас обидели, нас расстроили. Своими интерпретациями оно отвлекает наше внимание на внешние раздражители, чтобы мы, не дай бог, не заметили свою подневольность и не переосмыслили ситуацию по-другому, без вмешательства эго. Люди суетятся, делают выводы, выносят суждения, принимают решения и даже не замечают, что ведут себя, как роботы. Живут в мире автоматизма, где нет места человеческой цельности , а есть только нацеленность на запрограммированный результат – на то, как «должно быть».

Но давайте ненадолго вернемся к Питеру и Эндрю. Представим, что отец сумел посмотреть на сына «как есть». Не оценивая и не интерпретируя его поведение, а самое главное – не примешивая своих собственных эмоций и прошлого опыта. В таком случае ребенок обязательно почувствует от родителя посыл принятия и увидит, что на него не смотрят осуждающе и не воспринимают, как источник проблемы. И в конечном итоге – чуть раньше или чуть позже, – но ребенок меняет свое отношение к родителю и ищет общения с ним.

Наше нетерпение, желание что-то предпринимать по каждому поводу и все время исправлять ситуацию, чтобы она стала такой, как мы ожидаем, изолирует нас от бесконечного пространства жизни, которое наполнено мудростью. Без вмешательства взрослых, без надуманных нами проблем внутренний мир ребенка совершенен. В нем заложена саморегуляция и саморазвитие. Но мы не можем остановиться в стремлении реагировать на поведение детей и тем самым не даем им возможности пережить, перерасти свое состояние и сделать новый виток в развитии. Родители постоянно пытаются «встроить» личность ребенка в собственную схему жизни, и это неминуемо приводит к противоборству.

Чем больше в нас будет созерцательности по отношению к миру, тем свободнее станет наше поведение. Когда мы способны открыться жизни «как есть» и не оцениваем обстоятельства как «плохие» или «хорошие», тогда у нас появляется шанс увидеть реальную ситуацию, а не то, что мы надумали. Давайте постараемся смотреть на детей с нейтральной точки – без предубеждений, ожиданий и понятий о воспитанности. Попробуем найти нулевую позицию в своем восприятии, чтобы избежать неверных интерпретаций, продиктованных нашим эго. Вот ребенок – такой, как есть. Например, сейчас он зол. Нужно ли его в этом винить? Есть ли смысл злиться в ответ? Может быть, заставить его успокоиться? Нет, нет и нет. Все эти реакции исходят из того, что должно быть , но никак не помогут ни ребенку, ни нам найти в себе гармонию.

Мы начинаем видеть всю полноту жизни, когда осознаем свои эмоции, проекции и интерпретации и в состоянии просто отодвинуть их от себя, понять их как часть своего жизненного опыта, как шаг на пути вперед. Если мы сумеем с любопытством посмотреть на свои чувства и принять их без отторжения, то не станем зацикливаться на них. И тогда мир заиграет новыми красками, которых не было на палитре нашего эго. Мы наконец выберемся из узкого коридора, где справа «хорошо», а слева – «плохо». И нам откроются бескрайние перспективы смыслов, заложенных во всем, что происходит в нашей жизни.



Что делать со своим беспокойством

И снова для примера вспомним про Питера. Когда он общался с сыном, то позволял своему беспокойству перерасти в раздражение и злость. При этом ребенок чувствовал исходившее от отца напряжение и невольно включался в борьбу, начиная нападать и обороняться.

Если нам не наплевать на свои отношения с детьми, то мы должны ловить себя на чувстве тревоги. Это очень важно. Когда вы нервничаете, нужно остановиться и подумать: «Да что со мной такое?» Необходимо сначала признать, что это с вами что-то не так. Причина вашего состояния – не ситуация и не другой человек, а вы сами. Беспокойство всегда связано с неразрешенными внутренними проблемами и может вылиться на кого угодно или что угодно. Оно ищет выхода независимо от того, что происходит на самом деле.

Но я хочу сказать, что беспокойство – это нормально. Время от времени мы все ему подвержены, и в этом нет ничего предосудительного. Нужно принять его в себе и тихонько наблюдать. Людям не хватает умения смотреть на свое тревожное состояние и при этом не пытаться ничего с ним сделать, не направлять его куда-либо. Чаще всего мы как-то реагируем на него: либо срываемся на других, либо уходим в депрессию. В любом случае из-за своей неспособности просто наблюдать тревогу мы развиваем ее настолько, что она разрушает нашу жизнь и наши отношения. Беспокойство – когда мы переносим его на внешние обстоятельства – превращается в раздражение и злость, а когда мы подавляем его – в недовольство собой и апатию. И только созерцательность может освободить нас от губительных последствий внутренней тревоги.

Жизнь огромна, мудра и не сосредоточена только вокруг нашей персоны. Мы пытаемся запихнуть ее в какие-то рамки, но она явно больше человеческой логики. Представьте, например, океан. Вы плывете и не возмущаетесь: «Зачем это волны омывают мое тело?!» Вода держит нас, и нам не приходит в голову контролировать или подчинить себе весь океан. Мы знаем, что он всегда в движении. Идет волна, а за ней – другая. И нам даже нравится качаться на них. Так почему же, когда дело касается отношений или событий, мы так противимся тому, что происходит независимо от нашей воли? Жизнь не плоха и не хороша, она просто есть. Если принять это, то беспокойство будет лишь внутренним волнением, совершенно естественным для человека. И только из-за нашей реакции оно может превратиться в настоящее цунами.

В истории с Питером отчетливо видно, как его беспокойство перерастало в постоянные стычки с сыном. Ругань и противостояние толкали отца на такие поступки, о которых он теперь жалеет. Но всего этого вполне можно было избежать. Ситуация сложилась бы совсем иначе, если бы тревога Питера не стала для него сигналом к войне.

Когда мы способны понять свое волнение как состояние, которое просто есть, то не реагируем на него. Но обычно мы позволяем своей тревоге перекинуться на общение с детьми, где она выражается уже как раздражение. По мере того как мы включаемся в разборки с ребенком, раздражение перерастает в злость. И пошло-поехало. Драматизм ситуации зашкаливает, эго торжествует.

Все будет гораздо проще, когда мы не станем примешивать свое состояние к тому, что происходит. Если родители не возводят происходящее в ранг трагедии, то и ребенку нет нужды играть роль злодея. Он чувствует, что видят его самого, а не образ, который удобен маме или папе. И тогда у него появляется возможность обратить внимание внутрь себя, а не выдавать ожидаемую от него реакцию. В таком случае ребенок начинает думать о своем поведении и в большинстве случаев сам меняет его. Когда нет врага, незачем и нападать.

Человеческая тяга к страданиям заставляет нас создавать проблемы из ничего. Стремясь как-то отреагировать на внутреннее состояние тревоги, мы делаем только хуже. Но если не интерпретировать жизненные ситуации в свете привычных сценариев, то можно увидеть, что все не так уж страшно.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет