Аммиан фон Бек Гунны Трилогия: книга III аттила – хан гуннов


Торговый караван Пизона в Галлии



бет19/87
Дата18.07.2016
өлшемі2.32 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   87

18.Торговый караван Пизона в Галлии


Молодой грамотный полусотник каринжи Стака несколько зим назад уже бывал в Южной Галлии, тогда он ходил сюда в поход под командованием теперешнего восточного хана Аттилы. Он уже приблизительно знал этот путь на запад, куда направлялся с богатой караванной процессией. Как понял гуннский молодой каринжи, этому торговому каравану, состоящему примерно из ста неутомимых верблюдов и полутораста выносливых мулов, придавали большое значение, поскольку в качестве караванбаши отправился в далекое сапари сам высокочтимый и уже в годах купеческий старшина Вариний Пизон. Для удобства передвижения старый галл-торговец задействовал для себя очень удобную широкую, крытую румийскую повозку – каррус, в которую была впряжена четверка серых в яблоках крупных готских лошадей.

Да и кроме того, в этом же караване вместе со своей небольшой охраной в три десятка славянских джигитов, полностью одетых и экипированных по-готски (ведь вестготы, одно поколение назад осевшие в западнорумийских южногалльских провинциях, до сих пор не питают особой приязни к славянским племенам), находился сам всегуннский тамгастанабаши, немолодой антский вой Деряба. Он имел особое поручение от младшего хана гуннского государства найти в провинции Приморская Аквитания племя вандалов, посетить их верховного вождя Гейзериха и вручить ему запечатанный пергамент, на котором собственноручно гуннским сенгиром и бывшим румийским легатом Аттилой было начертано тайное послание. А если бы у вандальского конунга возникли бы какие-либо вопросы, то главный начальник степного таможенно-дипломатического ведомства должен был дать тому обстоятельные пояснения.

Через два месяца неспешного пути караван преодолел шестьдесят конских переходов от гуннского славянского города Белеграда и до западнорумийского кастелла Толозы.

Под непосредственным начальством у тархана каринжи Стаки был всего десяток сметливых, толковых и знающих чужеземные языки гуннских парней. Да и сам хуннагур Стака очень хорошо владел готским, славянским и эллинским языками. В детстве играл вместе с остготскими и антскими мальчишками, становища были рядом, а эллинскому языку выучился у своих малаев-греков, которые некогда служили вместе со своим хозяином-тарханом Стакой, в целях сбора своего выкупа, в одной с ним десятке. Эти эллины потом выкупились, стали свободными людьми, но не уехали назад на свою родину, а женились, обзавелись детьми, развели свои отары и остались у хуннагуров навсегда. Правда, они почти не говорят сейчас на своем родном эллинском, а только на хуннагурском говоре гуннского языка.

Вообще языки и слова в Великой гуннской степи перемешались, но все же самый главный язык – гуннский. Исконно гуннское наименование «гурт» (ремень) уже функционирует в германском готском языке как «гурте». Или такое же коренное гуннское название парома или судна (неважно, маленькой речной лодки или большого морского корабля) «каяк, кайык» также вошло не только в язык германцев, но и славян. И у гуннов, и у готов паромная переправа называется почти одинаково: «кайыкстана» у гуннов и «каякстанд» у готов; правда, последние сократили это слово и стали такие переправы, а также и пристани и причалы, именовать сокращенным словом «кай».

Германские готы полностью переняли гуннский утвердительный ответ: йе бол (так точно, есть) и теперь говорят: яволь. Также готы переняли у гуннов слово «ордобулла» (указ-булла из центра-орды), но опять в свойственной им манере сократили его сначала до «ордовол», а потом вообще до «ордер».

Некоторые названия употребляются в трех языках: гуннском, готском и антском – одинаково и имеют одно и то же значение. Даже непонятно, в каком из языков они возникли впервые, а потом были заимствованы в другие. Например, слово «шок» во всех этих трех языках имеют одно и тоже значение «приятная неожиданность». Или: наименование «ностер» по-гуннски, «нустер» по-готски или «ноздер» по-антски обозначает носовые отверстия в конском мурду. Название колючего кустарника, растущего на горных склонах и в речных оврагах, звучит также почти одинаково: «торун» по-гуннски, «торн» по-готски и «тёрн» по-антски. А легкое дуновение ветерка обозначается у гуннов названием «вейин», у готов «веен», а у антов «веять». Или процесс переноски тяжести с одного места на другой у гуннов обозначается словом «тереген», у готов «траген», а у антов «тарен».

«Если покопаться в памяти, то таких словесных соответствий в трех языках можно найти бесчисленное множество. Ведь живем вместе уже два поколения в одной Великой степи», – подумал молодой хуннагурский тархан Стака, ударяя по бокам своего буланого скакуна-четырехлетки мягкими пятками своих кожаных сапог, и с гиканием «Чу!» устремился вперед в голову торговой колонны. За ним поскакали его воины. Там впереди вдали, между деревьями галльского леса, блестела полоска воды, и следовало подготовить паромы, если они там имеются, для переправы на противоположный берег. А может быть, где-либо поблизости есть мост через эту реку, ведь любят же строить румийцы каменные мосты через водные преграды и потоки. А все-таки молодцы румийцы – хорошие они строители: понастроили превосходных дорог и возвели над реками удобные мосты. Один такой громадный и длинный каменный мост эти румийцы умудрились соорудить даже через могучий и многоводный Дунай в среднем его течении. Этот мост, по рассказам сведущих людей, повелел воздвигнуть три столетия назад победоносный румийский каган Траян. Каринжи Стака был у этого моста, правда, уже недействующего, пять лет тому назад во время похода на Фракию и созерцал его величественные останки своими собственными глазами.

Не только славянские почетные охранники гуннского тамгастанабаши анта Дерябы, но также и подопечные гуннские нукеры-соглядатаи каринжи Стаки, да и он сам тоже, одеты в готские одеяния: короткие толстые серые шерстяные плащи, черные кожаные штаны и сапоги, белые полотняные рубашки с ременными поясами, на головах боевые двурогие железные и медные шлемы, выложенные внутри мягким войлоком. Да и оружие у них готское: длинные, узкие на конце, обоюдоострые мечи – спатха; короткие и толстые копья – фрамеи с широкими остроотточенными наконечниками (которые сами по себе составляют треть длины копья), квадратные металлические щиты. Только на подменных конях в налучьях хранятся длинные гуннские луки с ослабленными для сохранности тетивами и в колчанах гуннские стрелы с фазаньим оперением. Но на всякий случай эти луки и стрелы бережно укутаны серым холстом, подальше от любопытных глаз. На время этого торгового сапари каринжи Стака полностью запретил своим подчиненным хуннагурским нукерам говорить на родном гуннском языке, только по-готски, чтобы ничем не отличаться от нанятой в гуннских землях воинской остготской сотни, несущей охрану торгового каравана.

Караванбаши Вариний Пизон и каринжи Стака предупредили постоянно хмурого готского сотника -начальника стражи, чтобы его нукеры держали язык за зубами и никому не заикались, что среди них имеются переодетые в германские одежды гунны и славяне. Огромного телосложения, средних лет, германский юзбаши передернул шрамом на левой щеке и только молвил грубовато в ответ:

– Мы и так все понимаем хорошо, а то, что вы мне напоминаете, – это излишне. Я отвечаю головой за своих людей. Можете об этом вообще не беспокоиться.

Всю поездку по предальпийским провинциям северной Италии в конце весны и начале лета, полусотник Стака своими глазами видел последствия неурожая прошлого года. Народ был очень худой, и знатные люди тоже, продукты питания на рынках около укрепленных городов, кастелл и канаб стоили очень дорого. Деньги подешевели. В серебряных денариях, чеканившихся на монетных дворах Западного Рума, содержание меди достигало до двух третей от веса монеты. Один жирный гусь стоил уже около двадцати пяти денариев. Чисто медные монеты: сестерции, ассы и тетрадрахмы — вываливались в качестве оплаты за мясо и зерно уже на вес, пригоршнями.

Но к середине лета, когда торговый верблюжий караван галла Вариния Пизона, груженый янтарем, мехом, воском, шерстью и медом, подходил к большому южногалльскому городу Толозе, на придорожных базарчиках около постоянных дворов, харчевен и таверн и на небольших площадях – форумах больших галлороманских селений стали появляться на прилавках уже созревшие фрукты: вишни, черешни, абрикосы, гранаты, лимоны, апельсины и мандарины. Нынешний год обещал быть урожайным. Да и погода способствовала этому. Хорошие обильные дожди прошли, как положено, весной и в начале лета, а сейчас стояла теплая солнечная погода, способствующая скорому созреванию урожая.

Сельские рыночные прилавки были вскоре завалены ранними сортами солнечных ягод. Тут наличествовал прозрачно-розоватый сорт винограда «бужели», изумрудно-зеленый сорт «кампань» и иссиня-черный «труас». Крикливые, в ярко-красных головных уборах – чепчиках, немолодые галлки (вероятно, молодежь трудилась на полях, садах и виноградниках) предлагали недорого, за медные деньги, красные, розовые и белые яблоки. Уже возвышались горки полосатых арбузов и желтых продолговатых дынь. Было много зелени, которую продавали задешево: лук, укроп, петрушка, морковь, сельдерей, спаржа и мелкая цветная капуста!

Этот год обещал в Италии и в Галлии быть урожайным. Значит, победителям достанется богатая добыча, в первую очередь, зерна и хлеба.

Не доезжая до города Толозы, гуннский тамгастанабаши Деряба, в сопровождении трех десятков своих переодетых в германские одежды славянских телохранителей, распрощался со своими попутчиками -караванбаши Пизоном и каринжи Стакой, с которыми делил походные кров и пищу полвесны и пол-лета, и проследовал далее на запад; ему предстояло еще многодневное сапари до места проживания германских вандалов. Торговый муло-верблюжий караван развернулся на юг и через один конский переход находился перед воротами огромного румийского города Толозы, высокие белые стены которого, окруженные рвом с проточной водой из близко протекающей речки, внушали путешественникам большое уважение своей надежностью и неприступностью. Над ними, недалеко друг от друга, возвышались квадратные башни с узкими бойницами.

Как западнорумийский гражданин опытный галльский купеческий старшина Вариний Пизон поскакал вперед к подъемному мосту улаживать процедурные формальности для въезда внутрь за городские стены. Через некоторое время он вернулся назад озадаченный и кратко сообщил своим помощникам и среди них каринжи Стаке:

– Можете себе представить, здесь не действуют законы Великого Рума. Якобы, жители этого города и двух провинций (Внутренняя Аквитания и Нарбоннская Галлия) отложились от Империи и провозгласили свое собственное государство, которое называется Великое королевство вестготов, и их государем является король Теодорих Первый. А это означает, что я, румийский свободный гражданин и даже представитель почетного сословия всадников160, являюсь здесь иностранцем и как чужеземный купец обязан при въезде в город выплатить торговую пошлину в размере одной седьмой от всех своих товаров. Да кто же тогда приедет сюда вести свои торговые дела? Разворачивайте морды вьючных животных, мы пойдем на север, в исконно румийские провинции. А они пусть здесь подавятся своей дурацкой пошлиной!



Каталог: uploads
uploads -> 5 1 Құқықтық норманың түсінігі, мазмұны, құндылығы мен негізгі сипаттары
uploads -> Әдебиет пен сынның биік белесі
uploads -> «Қазақ» газетіндегі көтерілген оқу –тәрбие мәселелері
uploads -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігі Кәсіпкерлік мәселелері жөніндегі сараптамалық кеңесінің
uploads -> Салыстырмалы кесте
uploads -> ҮЕҰ арқылы 50 жастан асқан тұлғалар, сонымен қатар халықтың мақсатты топтарын жұмысқа орналастыру бойынша мемлекеттік емес секторде мемлекеттік әлеуметтік тапсырысты орналастыру жөніндегі мемлекеттік сатып алу қызметтері бойынша өзгеше
uploads -> Квалификационная характеристика бакалавра специальности 5В071300 – «Транспорт, транспортная техника и технологии»
uploads -> «Қазпочта» АҚ АҚпараттық саясаты бекітілді


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   87


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет