Казахстанский журнал международного права



жүктеу 1.7 Mb.
бет4/9
Дата23.02.2016
өлшемі1.7 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Список литературы:

1. Борисова Н.Е. Развитие ювенального права в России. – М.: Манускрипт, 1999. – 179 с.

2. Ювенология: Учебник / Под общ. ред. Н.О. Дулатбекова. – Алматы: Жеті-Жарғы, 2008. – 424 с.
Түйіндеме
Соңғы онжылдықта Қазақстан Республикасы Бала құқықтары туралы конвенция мәлімдейтін баланың құқықтары, бостандықтары мен мүдделерін жақсырақ қамтамасыз ету қағидасына сүйеніп, қолданыстағы заңнаманы халықаралық стандарттарға сәйкес келтіру үшін шаралар қолданды. Осыған байланысты, Қазақстанда ювеналды әділет жүйесін, яғни қызмет ету саласы – балалардың құқықтары, бостандықтары мен заңды мүдделерін қорғау болып табылатын органдар жүйесін, қалыптастыру процесі күннен күнге өзекті болып келеді.
Summary
In the last decade the Republic of Kazakhstan intensified actions for reduction of the current legislation in compliance with the international standards, relying on the principle of the best ensuring the rights, freedoms and interests of the child which is declared by the Convention on the Rights of the Child. In this regard, more and more actual is a process of formation in the Republic of Kazakhstan of juvenile justice, that is system of bodies, the sphere which activity – protection of the rights, freedoms and legitimate interests of children.

УДК: 343.61
Саадабаева Г.А.

Соискатель КНУ им. Ж.Баласагына
ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ

Вопросы, возникающие в связи с разрешением споров о врачебных ошибках, являются наиболее сложными в правоприменительной практике. Данная ситуация объясняется, с одной стороны, сложностью самого предмета – медицины и безусловной уникальностью каждого спорного случая, а с другой стороны, недостаточностью правового регулирования врачебной деятельности. В специальном медицинском законодательстве необходимо конкретно и четко определить и такие понятия, как врачебная ошибка, несчастный случай в медицине, обоснованный медицинский риск, непрогнозируемый отрицательный результат и другие.

Ключевые слова: юридическая ответственность, медицинский персонал, профессиональная ошибка, ненадлежащее оказание медицинской помощи, причинение вреда, профессиональная защита, уголовная ответственность, законодательство.

Отсутствие нормативно закреплённого правового статуса врача в течение долгого времени привело к снижению престижности этой профессии и оттоку кадров из этой области. Однако, необходимо признать, что на сегодняшний день принят закон, который, во-первых, определил реальные права и обязанности врачей, а во-вторых, соответствует сегодняшнему уровню развития медицинской науки и закрепил положение врача и других медицинских работников в нашем обществе.

Тем не менее, нормы действующего за­конодательства должны предусматривать и предусматривают юридическую ответственность за нарушение работниками здра­воохранения, в том числе и врача­ми, своих профессиональных и служебных обязанностей. Следует отметить, что случаи нарушения врачами прав, неис­полнения ими профессиональных или служебных обязанностей, ко­торые влекут за собой юридиче­скую ответственность, к сожа­лению, в нашей жизни не еди­ничны.

Конечно же, в практике не ис­ключены случаи невнимательного, иногда неквали­фи­цированного от­но­шения медицинского персонала к гражданам, нуждаю­щим­ся в по­мощи. Это может привести, а порой, к сожалению, приводит к не­же­ла­тельным результатам – ухудшению состояния здоровья граждан – и влечет юридическую ответственность. Анализ материалов прокурорско-следственной и су­дебной практики показывает, что большинство правонаруше­ний и преступлений совершается врачами не вследствие злого умысла или низкого профессио­нального уровня, а из-за их не­добросовестности, халатности, не­брежного выполнения своих пря­мых профессиональных и слу­жебных обязанностей.

Уголовная ответственность медицинских работников за­ключается в применении только судом к лицу, совершившему преступление, мер уголовного наказания, предусмотренных Уго­ловным кодексом КР.

Уголовное преследование медицинских работников помимо гражданско-правовой ответственности тоже стало обыденным в нашей жизни.[1] Хотя интересно будет обращение к истории, в частности к «Уложению о наказаниях» 1885 г., согласно которому в Российском государстве врачи не могли быть вообще привлечены к уголовной ответственности даже при грубых дефектах лечения, повлекших смерть пациента в соответствии со ст. 870.[2с.128] В настоящее время «Уложение о наказаниях» можно оценить как исток страхования профессиональной деятельности медицинских работников, в том числе от «врачебных» ошибок.

В этой связи, необходимо отметить основное новшество данного Закона, предусмотренное пунктом 2 статьи 11:

Медицинские работники имеют право на освобождение от ответственности при совершении профессиональной ошибки. Под профессиональной ошибкой медицинских работников понимается ошибка при исполнении ими своих профессиональных обязанностей при независящих от них обстоятельствах, являющаяся следствием добросовестного заблуждения и не содержащая состава преступления или признака проступка.

Конечно же, на сегодняшний день проблема ненадлежащего оказания медицинской помощи является более чем актуальной. Качественная медицинская помощь характеризуется своевременностью ее оказания, правильностью выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степенью достижения запланированного результата. Однако в силу разных обстоятельств, как объективных, так и субъективных, врачами совершается немало медицинских ошибок, следствием которых становится причинение вреда жизни и здоровью человека. С такими ошибками пациент может столкнуться на любом этапе лечения – от постановки диагноза до хирургического вмешательства. Наиболее распространенными являются ошибки при обращении с медицинским оборудованием, несогласованность в действиях докторов, когда больной проходит курсы лечения у нескольких специалистов, пренебрежение базовыми санитарными нормами при обслуживании пациентов, назначение не соответствующего диагнозу лекарства или его неверной дозы и др.[3,с.65] Отметим, что медицинская и юридическая науки до сих пор не выработали единого мнения по вопросу юридической квалификации ошибочных действий врачей. В специальной научной литературе существует несколько десятков определений рассматриваемого понятия, которые можно свести к двум основным подходам. Согласно первому из них, медицинская ошибка понимается как ошибка, вызванная объективными причинами. Так, ряд авторов относят к врачебной ошибке неправильные действия врача, которые обусловлены его добросовестным заблуждением при надлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей. Добросовестное заблуждение объясняется объективными причинами (например, несовершенство современного состояния медицинской науки и ее методов исследования, особенности течения заболевания у больного и др.). При этом должны отсутствовать признаки противоправного виновного (умышленного или неосторожного) действия (бездействия) врача и причинно-следственная связь между такими действиями и причиненным вредом. При таких обстоятельствах уголовная ответственность не наступает, что и подразумевает действующее законодательство.

В соответствии со вторым подходом медицинская ошибка рассматривается не только как невиновно совершенная, но и как возникшая по субъективным причинам ошибка, т.е. виновно совершенная. Субъективными обстоятельствами признаются, в частности, недостаток знаний врача, непроведение или неполное проведение им необходимых обследований при имеющейся возможности и др. Вина врача при этом выражается в форме неосторожности (небрежности или легкомыслия). Если такие виновные действия (бездействие) врача привели к наступлению общественно опасных последствий (смерть или тяжкий вред здоровью пациента), то врач должен быть привлечен к уголовной ответственности [4,с.12-15]. Специалисты, придерживающиеся данного подхода, предлагают в таком случае обозначать виновные действия (бездействие) врача не как медицинскую ошибку, а как медицинский деликт (профессиональное преступление медицинских работников, дефект оказания медицинской помощи).

Таким образом, только врачебная ошибка, выразившаяся в виновных, ненадлежаще исполненных профессиональных действиях (бездействии) врача и повлекшая смерть или тяжкий вред здоровью пациента, может стать основанием уголовной ответственности врача.

Отметим, что такого специального состава преступления, как совершение медицинской ошибки, уголовным законодательством КР не предусмотрено. Действия (бездействие) врача, за которые он может быть привлечен к уголовной ответственности, описаны в отдельных статьях Особенной части УК КР. Вместе с тем, в специальном медицинском законодательстве необходимо конкретно и четко определить и такие понятия, как врачебная ошибка, несчастный случай в медицине, обоснованный медицинский риск, непрогнозируемый отрицательный результат и другие.

При этом, ни у законодателей, ни у медработников, ни у пациентов нет сомнений, что вопросы, возникающие в связи с разрешением споров о врачебных ошибках, являются наиболее сложными в правоприменительной практике [5, с.3-7]. Это объясняется, с одной стороны, сложностью самого предмета – медицины – и безусловной уникальностью каждого спорного случая, а с другой стороны, недостаточностью правового регулирования врачебной деятельности. Учитывая специфику медицинской деятельности, невозможно отразить все нормативы в актах законодательного уровня.

Необходимо признать, что любая деятельность людей не исключает полностью мини­маль­ного рис­­ка. Медицинская деятельность не является исключением. Вероятность до­пущения ошибок в этом процессе достаточно вы­сока. В идеале следует счи­тать, что большинство медицинских ошибок пред­отвратимы, если речь идет о действиях персонала.[6,с.45-50]. Решающее зна­че­ние при этом приобретает четкое вы­полнение медицинских техно­логий. Вместе с тем, даже широко исполь­зу­е­мые и достаточно апро­би­рованные  технологии могут стать причиной не толь­ко ухуд­шения сос­тояния пациента, нанося вред его здоровью, но и при­вести к смерти. В этом случае можно говорить о причинении вреда пациенту при отсут­ст­вии вины. Все выше изложенное настоятельно требует быстрейшего решения вопросов защиты врачей. Это требуется еще и потому, что средняя нагрузка на врачей, рабо­таю­щих в Кыргызской Республике, дос­таточно велика. Нами предлагается рас­смат­ривать нагрузку врачей через коэффициент загруженности, который мы определяем как отношение числа физических лиц врачей к количеству штатных должностей врачей. Высокая сте­пе­нь загруженности врачей, в свою очередь, повышает риск врачебных ошибок [7,с.33-40]. По Кыргызстану обеспеченность врачами составляет 22,5 на 10 тыс. населения, согласно справке, представленной на коллегии Минздрава КР по вопросу о материнской и младенческой смертности за 2013 год.

Таким образом, профессиональная защита врача необходима по следующим причинам:

1. В его деятельности всегда существуют непредвиденные обстоятельства, связанные с профессиональной деятельностью.

2. Его деятельность объективно таит в себе реальную опасность для конкрет­ного пациента, определенной группы граждан, населения страны в целом.

3. Врач в ходе своей деятельности может допускать ошибки.

4. Врач не защищен от воздействия рыночных отношений в обществе.

В свою очередь, под профессиональной защитой врача понимается:

-  обеспечение преимущественного права на труд специалиста с наи­бо­лее вы­соким уровнем квалификации по избранной специальности;

-  обеспечение права врача на достижение самой высокой квалификации в избранной специальности, помощи и содействия ему в этом государства, местных органов власти, администрации организаций здравоохранения;

-  обеспечение права врача на страхование профессиональной от­ветст­венности;

-  обеспечение высокого экономического статуса высокопрофессиональному работнику.

Следует признать, что вопрос о страховании профессиональной деятельности медицинских работников – это вопрос их профессиональной судьбы, вопрос их жизни и смерти. Страхование профессиональной ответственности врачей является наиболее действенным вариантом ответственности за последствия их возможных профессиональных ошибок. К сожалению, это право для медицинских работников является не более чем декларативным. Разработка механизма страхования деятельности медицинских работников позволит с одной стороны реализовать пациентам их права, гарантированные Конституцией КР, а с другой стороны защитит профессиональную деятельность самих медицинских работников.

Если рассмотреть систему страхования профессиональной ответственности медицинских работников в США, то она существует в двух вариантах. По первому из них страховая компания обязуется выплачивать компенсации по всем жалобам об ущербе для здоровья в течение года, когда действовал выданный страховой полис, независимо от времени подачи жалобы пациентом или его представителем. Полисы второго вида обеспечивают компенсацию причинённого вреда только по тем жалобам, которые касаются ущерба, нанесённого в том же году. При определении размеров страхового взноса, который выплачивается врачом для получения полиса по страхованию ответственности, учитываются степень риска, которая зависит от конкретной врачебной специальности, и вероятность количества и размеров выплат. Степень риска оценивается на основании анализа данных о количестве поступивших жалоб и о числе и размерах произведенных выплат за предшествующие годы в том регионе, где действует данная страховая компания. В США взносы за страховой полис различны не только у врачей разных специальностей, но и у врачей одного профиля.[8] Профессиональная защита врача должна рассматриваться как один из компонентов в наборе целесообразно ориентированных дейст­вий, стандартов поведения конкретных лиц в типичных ситуациях. Под защитой профессиональных интересов врача следует понимать:

1. Обеспечение гарантии защиты интересов врача в его трудовых отношениях с работодателями в рамках трудового кодекса КР.

2. Обеспечения права на государственные социальные гарантии в случае утраты трудоспособности и инвалидности.

При этом, профессиональные интересы врача должны защищаться вне зависи­мости от его профессиональной квалификации.

Защита профессиональных интересов врачей, как и другого меди­цинс­кого персонала, реализуется через профессиональный союз, а нормативной основой этой деятельности является Трудовой кодекс КР.

Подводя итог вышесказанному, необходимо признать, что ряд положений регулирующих медицинскую деятельность, требует дальнейшего развития и совершенствования. В настоящее время необходима разработка нормативных правовых актов, более четко регулирующих механизмы защиты прав и обязанностей пациентов в сфере получения медицинских услуг, а также прав и ответственности медицинских работников. Необходимо законодательное закрепление механизма защиты прав медицинских работников, в частности права на страхование профессиональной ошибки врача, в результате которой причинен вред или ущерб здоровью гражданина, не связанный с небрежным или халатным выполнением ими своих профессиональных обязанностей.

И все-таки, процесс формирования гражданского общества в нашей стране дает по­вод надеяться на то, что защита всех интересов врачей станет неотъ­ем­лемой его частью.   Ведь в развитии законодательной базы осуществления деятельности медицинских работников лежит конституционный принцип обеспечения граждан КР реальной медицинской помощью.


Список литературы:

1.«Дело врачей-убийц – печальные последствия» - http://www.megapolis-ural.ru/cgi-bin/articles/view.cgi?id=41

2.Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. – С-Петербург, 1915. – Стр. 128.

3.Рыков В.А. Врачебная ошибка: медицинские и правовые аспекты // Медицинское право. 2005. N 1.,с.65

4.Ибатулина Ю.Ф. Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинскими работниками и врачебная ошибка: уголовно-правовой аспект // Российский следователь. 2010. N 1. С. 12 – 15.

5.Баринов Е.Х., Добровольская Н.Е., Муздыбаев Б.М., Ромодановский П.О. Юридическая квалификация дефектов оказания медицинской помощи и врачебных ошибок – помощь практическому здравоохранению // Медицинское право. 2010. N 5. С. 3 – 7.

6.Сучков А.В. Анализ дефиниций понятия «врачебная ошибка» с целью формулирования определения «профессиональные преступления медицинских работников» // Медицинское право. 2010. N 5. С. 45 – 50.

7.Сучкова Т.Е. О юридической ответственности медицинских работников при совершении ими профессиональных правонарушений // Медицинское право. 2011. N 6. С. 33 – 40.

8.Страхование профессиональной ответственности медицинских работников за рубежом // www.rosmedstrah.ru
Түйіндеме

Мақалада тәжірибеде дәрігерлер қызметінен туындайтын құқықтық даулы мәселелер қарастырылады.Дәрігерлер қызметінен туындайтын мәселелердің шешілу жағдайының қиындығы,құқықтық реттелуінің жеткіліксіздігі,арнайы заңнамаларда нақты түсініктеме берілмегендігі сараланады.


Summary

Issues arising in connection with the resolution of disputes over medical errors are the most difficult in law enforcement. This situation is due, on the one hand, the complexity of the subject – Medicine and absolute uniqueness of each contentious case, and on the other hand, the lack of legal regulation of medical practice. The special medical legislation should specifically and clearly defined, and concepts such as medical error, an accident in medicine, sound medical risk, unpredictable negative and others.



УДК: 341.242:621.039(574)

М.А.Сарсембаев

доктор юридических наук, профессор

(КГ «Болашак»)
ДОГОВОРНЫЕ ФОРМЫ УЧАСТИЯ КАЗАХСТАНА

В МЕЖДУНАРОДНОМ НАУЧНОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ ПО ЯДЕРНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ ВОПРОСАМ
В данной статье подвергнуты анализу договорные формы универсального, регионального, двустороннего сотрудничества Республики Казахстан по научным вопросам ядерной энергетики. Автором предложены изменения и дополнения в целях совершенствования текстов международных договоров и соглашений по ядерно-энергетическим проблемам.

Ключевые слова: ядерная энергетика, атомная энергия, атомная электростанция, реакторное топливо, экология, научное исследование, уран.

На международной арене функционирует специализированная международная организация - основанное в 1957 году Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), которая является межгосударственной структурой ООН, призванная обеспечивать развитие сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. Сегодня членами МАГАТЭ стали 162 государства, в числе которых находится и Республика Казахстан. В рамках полномочий МАГАТЭ Республика Казахстан как член этой международной организации со всеми другими государствами-участниками поощряет и поддерживает «изучение, развитие и практическое использование атомной энергии во всем мире в гражданских целях», обеспечивает «использование материалов, услуг и оборудования для развития атомной энергетики в мирных целях», поощряет «обмен научной и технической информацией в сфере мирного использования атомной энергии», принимает «меры безопасности для предотвращения использования ядерных материалов в военных целях», определяет и устанавливает «нормы в области безопасности и охраны здоровья». Благодаря МАГАТЭ Республика Казахстан имеет немалые возможности участия в универсальном международном научном сотрудничестве в вопросах исследования ядерной энергетики.

В Казахстане есть определенные возможности для разработки научных атомных проблем, что в свою очередь позволяет стране выходить на международную арену для кооперирования своих усилий с возможностями государств, которых можно назвать ядерными державами в военном и гражданском обозначении.

Итак, рассмотрим общую картину атомной науки в Республики Казахстан. Она подана в Программе развития атомной отрасли в Республике Казахстан на 2011–2014 годы с перспективой развития до 2020 года, утвержденной постановлением Правительства Республики Казахстан от 29 июня 2011 года (интернет-источник: http://adilet. zan. kz/rus/ docs/P1100000728). Авторы Программы считают, что «устойчивое развитие атомной отрасли в долговременной перспективе обеспечивается эффективным функционированием научных организаций». Основную деятельность в сфере атомной науки и техники в Казахстане осуществляет ряд специализированных научных обществ, учреждений, институтов, которые развивают и внедряют современные ядерно-физические технологии в целом ряде сфер, в том числе в энергетике. Они же исследуют вопросы «развития и безопасности атомной энергетики, ядерной физики, радиационной физики твердого тела, радиационного материаловедения, физики и техники ядерных реакторов, ядерных и радиационных технологий». Часть этих работ, которые выполняются этими научными организациями, «осуществляется по контрактам с зарубежными организациями, что подтверждает и позволяет сохранить высокую квалификацию их специалистов».

В целях научного сопровождения развития атомной отрасли и подготовки кадров использовать научно-технический потенциал ведущих отечественных университетов и научно-исследовательских институтов.  Программа предусматривает «совершенствование научной и экспериментальной базы атомной отрасли, проведение исследований в поддержку развития атомной энергетики и атомной промышленности». Есть определенные научно-прикладные достижения: внедрено несколько методик в области атомной энергетики, получено 2 патента в этой же области.

Чтобы заблаговременно оградить территорию прилагающую к атомной электростанции, эколого-надзорным органам нужно не только следить за состоянием радиоактивного фона вокруг этой электростанции, но и использовать возможности двух запущенных в 2014 году казахстанских космических аппаратов дистанционного зондирования Земли, с помощью которых можно обеспечивать мониторинг состояния окружающей среды и заблаговременного выявления рисков в экологической сфере, в том числе в радиусе вокруг атомных электростанций. Наши молодые ученые могли бы проходить научную стажировку по этим вопросам, по научным и практическим вопросам эксплуатации атомных электростанций в таких странах, как США, Франция, Великобритания, Канада, Испания, которые наработали богатый опыт работы на таких ядерных установках.

Положения раздела 5 Договора к Энергетической Хартии от 17 декабря 1994 года, который претендует на определенную универсальность (его сторонами являются 53 государства-участника), посвящены вопросам расширения международного сотрудничества в сфере энергетики, в том числе и ядерной. Цель международных организаций и программ состоит в поддержке законодательного и институционального развития и в поощрении передачи научно-разработанных технологий. В странах-участницах Договора «разрабатываются семинары, учебные курсы, информационные кампании, исследования и демонстрационные проекты». Ученые Казахстана, в том числе ядерщики в сфере энергетической деятельности, могли бы принять более активное участие в более четкой разработке научно-обоснованных мер «в направлении более низкой энергоемкости и качественного улучшения состояния окружающей среды», которые пока еще «не являются удовлетворительными». Хотя данный международно-правовой документ является преимущественно актом практической направленности, тем не менее в нем есть место для норм по научно-энергетическому сотрудничеству учеными стран-участниц, в том числе и Республики Казахстан, которая ратифицировала данный Договор 18 октября 1995 года.

Следует поощрять складывающееся сотрудничество казахстанских ученых-физиков в сфере теоретической ядерной физики с Азиатско-Тихоокеанским центром теоретической физики, с лабораторией теоретической физики Объединенного института ядерных исследований. Наши ученые-теоретики и практики в такой лаборатории могут почерпнуть немало полезного, поскольку членами ОИЯИ являются 18 государств. Это необходимо для того, чтобы в будущем наши ученые-физики сами могли конструировать и изобретать ядерные реакторы для атомных электростанций и других объектов мирного использования ядерной энергии. Сегодня наши физики и технические специалисты, обогащенные личным научным опытом, могли бы давать экспертные оценки тем реакторам, которые могут устанавливаться на наших атомных электростанциях, могли бы профессионально эксплуатировать реакторы атомных электростанций, могли бы экстренно останавливать работу реактора и станции в целом в случае возникновения чрезвычайной ситуации.

Ученые Республики Казахстан, специализирующиеся в сфере ядерной энергетики, ядерных объектов, ядерной физики, могли бы использовать правовой потенциал статей 1, 44, 50 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Республикой Казахстан и Европейскими сообществами и их государствами-членами от 18 декабря 1989 года, в которых говорится, что Казахстан и Европейские сообщества, европейские страны, входящие в состав Европейского союза взяли на себя обязательство создавать «создавать основу технологического сотрудничества в сфере мирных научных исследований», налаживать экономическое сотрудничество в сфере «энергетики и гражданской ядерной безопасности», создавать условия для соединения усилий в «области науки и технологий». Теоретики и практики в сфере ядерной энергетики могут найти поле для проведения научно-исследовательских работ в области энергии, вырабатываемой посредством ядерных установок. В настоящее время идет интенсивная работа по разработке и принятию нового казахстанско-европейского Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, в тексте проекта которого сотрудничество сторон в области ядерно-энергетических исследований закреплено немалым числом договорно-правовых норм.

Соглашение о сотрудничестве между Правительством Республики Казахстан и Европейским сообществом по атомной энергии (Евратом) в области мирного использования атомной энергии, одобренное постановлением Правительства Республики Казахстан  от 30 ноября 2006 года, содержит в себе статью 6, которая говорит об исследованиях и разработках в сфере мирного использования атомной энергии и указывает на то, что научное сотрудничество может включать, в частности, применение атомной энергии в промышленности, «включая производство электроэнергии», «влияние атомной энергии на окружающую среду».

Руководителям специализированных ядерно-научных учреждений и исследователям в сфере ядерной энергетики желательно внимательно изучить те статьи Соглашения, которые посвящены вопросам научного сотрудничества по ядерно-энергетическим вопросам с тем, чтобы выходить на сотрудничество с теми сообществами Европы и европейскими странами, с Евратомом, которые имеют наилучшие теоретические и практические достижения в соответствующих аспектах ядерной энергетики. Такое региональное научное сотрудничество в ядерно-энергетической сфере должно принести Казахстану определенные результаты.

Немалые научные достижения ожидают Казахстан на ниве двустороннего межгосударственного сотрудничества. Страна подписала двусторонние соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии с целым рядом государств: с США - от 3 июля 1999 года, с Республикой Корея – от 20 апреля 2010 года, с Францией – от 23 октября 2010 года, с Индией – от 19 января 2012 года, с Канадой – от 5 августа 2014 года, в которых в общем виде говорится о необходимости поддержания двустороннего научного сотрудничества в области атомной энергии, энергетики. Это выглядит так, как это показано в статье 3 Соглашения между Правительством Республики Казахстан и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии, вступившее в силу 20 апреля 2011 года: «В рамках настоящего Соглашения области сотрудничества между Сторонами в мирном использовании атомной энергии могут включать исследования и разработки» по ядерным энергетическим объектам, а также по вопросам, включающим «ядерную безопасность, противоаварийное планирование и охрану окружающей среды». Примерно в этом же направлении движутся двусторонние казахстанско-российские соглашения: Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации об интеграции предприятий ядерно-топливного цикла, Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о создании Международного центра по обогащению урана, Меморандум между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о дальнейшем углублении сотрудничества в топливно-энергетическом комплексе. Это значит, что научные работники Республики Казахстан – специалисты по ядерной энергии, атомной энергетике, по теоретическим и практическим аспектам функционирования атомных электростанций и иных ядерных установок могут проводить научные исследования с коллегами приведенных здесь договорившихся стран.

Но таких двусторонних соглашений для тесного и многогранного научного сотрудничества все же недостаточно. Было бы целесообразно разработать, подписать и ратифицировать двусторонние соглашения между Казахстаном и другими государствами о сотрудничестве в научных исследованиях и разработках в ядерно-энергетической сфере. Такое специализированное и детализированное соглашение могло бы стать углубленной правовой основой широкого межгосударственного научного сотрудничества Казахстана с другими странами в разработке аналитических исследований в сфере ядерной энергетики. В договорной практике Республики Казахстан пока нет подобного рода соглашений. Но есть еще не ратифицированное двустороннее Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве в научных исследованиях и разработках в ядерно-энергетической сфере. Мы предлагаем взять текст данного Соглашения за основу в качестве определенной модели с тем, чтобы можно было по ней заключать аналогичные двусторонние соглашения с другими государствами, в которых в достаточной мере развита ядерная наука, атомная энергетика.

Текст казахстанско-российского Соглашения нацелен на дальнейшее развитие сложившихся производственных связей между российскими и казахстанскими организациями и предприятиями атомной энергетики, на углубление сотрудничества между Республикой Казахстан и Российской Федерацией в сфере мирного использования атомной энергии. Россию можно отнести к крупным ядерным державам, которая имеет немалое количество атомных электростанций, которые функционируют в виде 31 энергоблока на 10 площадках. Россия имеет высокие энергетические технологии, обладает значительной сырьевой базой, квалифицированными научными кадрами и специалистами в сфере атомной энергетике. Все это можно назвать конкурентными преимуществами атомного энергопромышленного комплекса России. К тому же, у России накоплен опыт по нейтрализации последствий атомной аварии и происшествий, что было бы практически полезно изучить и знать казахстанским ученым, которые хотели бы приложить свои профессиональные знания при эксплуатации будущих казахстанских атомных электростанций.

В преамбуле анализируемого Соглашения записано: «Правительство Республики Казахстан и Правительство Российской Федерации, в дальнейшем именуемые Сторонами,… разделяя взаимную заинтересованность в укреплении тесного и долгосрочного сотрудничества, направленного на развитие чистых, безопасных, надежных и экономически доступных технологий, систем и услуг в области мирного использования атомной энергии,…согласились о нижеследующем:». Мы полагаем, что в тексте преамбулы Соглашения желательно фразу «развитие чистых» скорректировать следующим образом: «разработку экологически чистых», а также добавить слово «предоставление». При таком подходе текст преамбулы мог бы выглядеть несколько иначе: «Правительство Республики Казахстан и Правительство Российской Федерации, в дальнейшем именуемые Сторонами, …разделяя взаимную заинтересованность в укреплении тесного и долгосрочного сотрудничества, направленного на разработку экологически чистых, безопасных, надежных и экономически доступных технологий, систем и предоставление услуг в области мирного использования атомной энергии,…согласились о нижеследующем:» (здесь и далее все предлагаемые изменения и дополнения показаны курсивом).

В тексте Соглашения нет словарика (глоссария) по малоупотребительным терминам, которые используются в данном Соглашении. Между тем такой глоссарий нужен. Любой термин можно найти в том или ином словаре или справочнике: смысл словарика в тексте анализируемого нами Соглашения заключается в том, что здесь определения терминов и понятий должны приводиться с учетом специфики данного Соглашения. Вот почему нужна отдельная статья с совокупностью терминов с соответствующими определениями, что помогает исполнителям данного Соглашения единообразно понимать и применять данный двусторонний документ. Желательно глоссарий разместить в отдельной статье Соглашения со следующими используемыми в тексте Соглашения терминами-понятиями: «инновационные виды реакторного топлива», «обращение с отработавшим ядерным топливом», «технологии ядерного и сейсмического мониторинга», «физическая защита ядерного материала», «материаловедческий токамак КТМ» и привести соответствующие им определения, лаконичные по форме и емкие по содержанию.

Статья 1 Соглашения гласит: «Целью настоящего Соглашения является расширение сотрудничества между Сторонами в научных исследованиях и разработках в ядерно-энергетической сфере и создание для него стабильной, надежной и предсказуемой основы». Мы считаем, что поскольку ядерно-энергетическая сфера нужна и важна и вместе с тем опасна для масс населения и окружающей среды, нужны научные исследования этой сферы не только для наибольшего исполнения ее предназначения, но и для создания таких технологий, которые блокировали бы неконтролируемый выход ядерного топлива в окружающую среду. Поэтому автор этих строк предлагает статью 1 Соглашения скорректировать так: «Целью настоящего Соглашения является расширение сотрудничества между Сторонами в научных исследованиях и разработках в ядерно-энергетической сфере для реализации ее основного предназначения и создания экологически надежных ядерных технологий, и создание для него стабильной, надежной и предсказуемой основы».

В статье 3 Соглашения указывается: «Сотрудничество в рамках настоящего Соглашения включает следующие области: …7) ядерная энергетика и окружающая среда - моделирование и имитация физических процессов, обращение с радиоактивными отходами, мероприятия по охране и рациональному использованию окружающей среды, технологии экологической реабилитации и геоэкологического мониторинга мест проведения ядерных взрывов и других радиационно-загрязненных объектов и территорий, технологии экологической реабилитации радиационно-загрязненных объектов и территорий,…». Для населения, для всего человеческого общества важно не просто соотношение понятий ядерной энергетики и окружающей среды, в первую, жизненно необходимую очередь, являются охрана и защита окружающей среды, поскольку даже малая ядерная авария наносит огромный и непоправимый ущерб окружающей среде, приводит к страданиям и гибели большого количества людей. Есть научная и практическая проблема обеспечения надежного, безопасного хранения низко-обогащенного урана. Поэтому мы вносим дополнение в название 7-й области двустороннего сотрудничества в виде фразы «надежное обеспечение защиты». В этой связи пункт 7 статьи 3 Соглашения мог бы выглядеть так: «Сотрудничество в рамках настоящего Соглашения включает следующие области: …7) ядерная энергетика и надежное обеспечение защиты окружающей среды – моделирование и имитация физических процессов, обращение с радиоактивными отходами, мероприятия по охране и рациональному использованию окружающей среды, технологии экологической реабилитации и геоэкологического мониторинга мест проведения ядерных взрывов и других радиационно-загрязненных объектов и территорий».

Текст статьи 4 Соглашения выглядит так. В ней приведены 8 форм сотрудничества. Для нас интерес представляет 8-я форма сотрудничества: «заключение договоров (контрактов) между уполномоченными организациями, определяющими конкретное содержание работ, поставок и услуг, а также цены, условия платежей, сроки выполнения обязательств по этим договорам (контрактам), обязанности и ответственность уполномоченных организаций, заключивших эти договоры (контракты);». С 7-ю первыми формами сотрудничества мы в целом согласны, а вот 8-я форма сотрудничества вызывает некоторые сомнения. Мы полагаем, что заключение договоров (контрактов) между уполномоченными организациями, определяющими конкретное содержание работ, поставок и услуг, а также цены, условия платежей, сроки выполнения обязательств по этим договорам – относится не столько к формам сотрудничества, а сколько к инструментам (средствам) сотрудничества. Думается, что было бы целесообразно 8-ю форму сотрудничества из текста статьи 4 Соглашения извлечь и превратить ее в отдельную статью под условным названием «Средства реализации Соглашения».

Нижеследующие положения составляют статью 5 данного Соглашения: «Комитет имеет двух сопредседателей, каждый из которых назначается своим соответствующим компетентным органом. В состав комитета входят представители компетентных органов и уполномоченных организаций». Изучение всего текста данной статьи Соглашения показывает, что данный комитет в основном будет состоять из представителей государственных органов. Не умаляя роли государственных органов и их представителей как организаторов научных исследований в области ядерной энергетики, мы предлагаем включать в состав этого комитета нескольких маститых ученых, которые могли бы придать деятельности комитета более содержательный характер. Поэтому 2-й абзац статьи 5 Соглашения мог бы выглядеть так: «Комитет имеет двух сопредседателей, каждый из которых назначается своим соответствующим компетентным органом. В состав комитета входят представители компетентных органов, уполномоченных организаций и специализированного научного сообщества».

В статье 8 Соглашения содержатся следующие положения: «1. Каждая Сторона осуществляет свою деятельность в рамках настоящего Соглашения в соответствии с законодательством и иными правовыми нормами своего государства, а также международными договорами, участником которых является ее государство». Статья 8 выиграет, если ее дополнит следующее положение: «Компетентные органы сообщают друг другу об изменениях и дополнениях в законодательстве Сторон, имеющих отношение к применению настоящего Соглашения».

Соглашение статьей 10 говорит: «Разрешение споров между Сторонами относительно толкования и применения положений настоящего Соглашения осуществляется путем взаимных консультаций и переговоров между Сторонами или их компетентными органами». Консультации и переговоры являются действенными инструментами разрешения споров и конфликтов между Сторонами. Но их потенциал имеет свой предел. Поэтому целесообразно обращаться к другим международно-правовым средствам разрешения споров и разногласий. В этой связи статья 10 Соглашения могла бы быть сформулирована так: «Разрешение споров между Сторонами относительно толкования и применения положений настоящего Соглашения осуществляется путем взаимных консультаций и переговоров между Сторонами или их компетентными органами, а также путем обращения к посредничеству, добрым услугам третьих государств, к судебным учреждениям СНГ, ЕАЭС».

Правительство Республики Казахстан считает необходимым «внесение предложений по разработке программы научно-технической поддержки развития атомной энергетики и программы исследований в области обращения с радиоактивными отходами». Можно добавить, что было бы желательно научно проработать вопрос о возможном использовании низко-обогащенного урана в качестве возможного топлива для атомных электростанций и иных ядерных установок в будущем. Было бы целесообразно эти и другие вопросы решать с коллегами – учеными тех стран, где решение этих проблем имеет более продвинутый характер.

Для проведения научных исследований вообще и проблем ядерной энергетики, в частности, как внутри страны, так и на международном уровне нужны солидные ассигнования под эти исследования. Ученые Республики Казахстан, опираясь на опыт Китая, сообщают, что эта страна выделяет под научные исследования примерно 200 миллиардов долларов, что составляет 2 процента от всего государственного бюджета данной страны (см.: Международный форум «Евразийская экономическая перспектива». – Астана (Республика Казахстан). – 2015. – С. 123). В развитых странах величина этого процента еще выше. Было бы желательно взять этот опыт на вооружение.

Закон Республики Казахстан «О науке» от 18 февраля 2011 года статьей 29 предпринял попытку показать, каким должно быть международное научное сотрудничество Казахстана. В ней, в частности, сказано: «Субъекты научной и (или) научно-технической деятельности вправе вступать в международные научные, научно-технические организации и объединения, участвовать в международных научных, научно-технических проектах и программах, научных, научно-технических проектах и программах иностранных государств». В текстах международных договоров и соглашений Казахстана с иностранными государствами и международными организациями по ядерно-энергетическим вопросам эти положения в общем виде прописаны. На этой основе происходит взаимодействие норм национального нормативного правового акта (закона) и норм международного договора. Хотелось бы только предложить такие положения в этих договорах конкретизировать и детализировать с тем, чтобы это взаимодействие было расширенным и прочным.

Подписание, заключение, ратификация универсальных, региональных и двусторонних договоров и соглашений по ядерно-энергетическим и экологическим вопросам реально способствует ускоренному росту научно-технического потенциала Республики Казахстан в области ядерной физики, в сфере ядерной (атомной) энергетики.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет