О чем, почему, как и для кого написана эта книга



бет6/42
Дата25.06.2016
өлшемі2.6 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

знания (один из постулатов позитивизма). Однако возможна ли и в

этом случае <чистая> квантификация в социальной психологии? Один

из крупнейших специалистов в области методологии социально-пси-

хологического исследования Д. Кэмпбелл отвечает на этот вопрос

отрицательно: <Регистрация реакций и кодирование ответов становят-

ся доступными для квантификации только как конечный продукт

качественного суждения> [Op.Cit., р. 13].
Кроме того, ведь и само стремление к квантификации есть резуль-

тат проведения философского принципа, согласно которому в челове-

ке как объекте исследования нет ничего, отличающего его от осталь-

ного мира. О том, что за этим стоит особая идеологическая (следова-

тельно, тоже философская) позиция: через дегуманизацию к социаль-

ной инженерии, манипуляторству - разговор особый.


Иными словами, <факты> о человеке и обществе могут быть пере-

ведены в цифры только путем интерпретации, а выбор способа интер-

претации зависит в свою очередь от того, как человек понимает себя
Теория и методология. Способы [>еии'ччя осночных проб.че.ч ... ()1
и окружающую его среду и, соответственно, от его допущений фило-

софского характера, независимо от того, осознает он их или нет. Та-

ким образом, и фрагментарность знания не гарантирует избавления

от философских проблем при анализе любого социально-психологи-

ческого объекта, пусть даже частичного и ограниченного^.
Философия неизбежно проникает в социальную психологию еще

одним путем - через философские и мировоззренческие посылки тех

отраслей социального знания, из которых она вырастает: психологии

и социологии. Принимая психоаналитическую или бихевиористскую

модель человека, социальный психолог - хочет он этого или нет -

принимает вместе с ней специфику видения человека, соответствую-

щий способ интерпретации. Как образно говорит Р. Ромметвейт, <вку-

шать плоды познания с какого-либо психологического дерева - это

значит принять схему категоризации, характерную для данной кон-

кретной теории> [Rommetveit, 1976, р. 114].


Далее, для социальной психологии значение и обязательность фи-

лософского уровня определяются также тем, что в основе ее построений

всегда содержится вторая, не менее важная регулятивная модель -

модель общества, социальной среды человека. Поскольку социальная

психология не может выработать сама эту модель, она вынуждена за-

имствовать ее из социологии, которая, как известно, выросла из соци-

альной философии. Кроме того, модель общества проникает в соци-

альную психологию в виде идеологических образцов, господствующих

в данном обществе, т. е. выгодных правящему классу представлений об

обществе и закономерностях его функционирования.


На американскую социальную психологию колоссальное влияние

оказал структурный функционализм с его акцентом на сохранение

статус-кво общества, манипуляторским подходом к человеку. Из

структурного функционализма в американскую социальную психоло-

гию пришла модель общества как структуры, состоящей из культуры,

системы социальных институтов и малых групп^. Она, как известно,

полностью игнорирует классовое деление общества, классовые проти-

воречия, скрывая их под нейтральным и максимально широким пред-

ставлением об обществе как взаимодействии индивидов и малых

групп. Эта же модель определяет <запретные для исследования зоны>,

в первую очередь классовые конфликты, анализ отношений собствен-

ности, подменяя их абстрактными отношениями лидерства и подчи-

нения, лишенными конкретного содержания <процессами социально-

го влияния>, <коммуникативными сетями> и т. п.


В модели общества явно или имплицитно содержится модель вза-

имодействия индивида и общества. Эта последняя имеет особое зна-

чение для социальной психологии, поскольку от того, какой она пред-
62 Опыт США: парадигма объяснения
ставляется, зависит угол зрения при анализе таких кардинальных для

социальной психологии проблем, как: взаимоотношение социально-

го и психического, общественного и индивидуального, процесс соци-

ализации, роль индивида в социальном процессе и т. п. Эти проблемы

возникли у самых истоков социальной психологии в глубокой древ-

ности. И уже в античной философии они решались по-разному.


В современной социальной психологии модель взаимодействия

индивида и общества также имеет большое значение. Конфликтная

модель психоанализа, человек как пассивный объект в машинообраз-

ной формирующей модели бихевиоризма, нашедшей свое крайнее

выражение в идеях Б. Скиннера, модель общества как театра, а чело-

века - как актера, играющего роль по сценарию, написанному для

него кем-то, в социологических теориях Дж. Г. Мида, Р. Мертона, И.

Гоффмана - все это варианты модели взаимодействия индивида с об-

ществом. И здесь так же, как и при конструировании модели челове-

ка, социальная психология нуждается в научных обоснованиях. Это

означает, что для построения общей социально-психологической те-

ории необходима общесоциологическая теория.


Как известно, американская социальная наука такой теории не

имеет. В итоге в отсутствие универсальных постулатов на верхнем

этаже теоретической пирамиды в американской социальной психоло-

гии вместо научных моделей человека, общества и их взаимодействия



<работает> некоторое количество моделей, полностью или частично

заимствованных в основном из идеологических и социально-философ-

ских воззрений, смежных отраслей науки (биологии, общей психоло-

гии и социологии), наконец, суждений здравого смысла.


Каждая из моделей как бы специализируется на том или другом из

аспектов сущности человека, гипертрофирует, абсолютизирует ту или

иную сторону его жизнедеятельности, представляя ее в отрыве от ос-

тальных аспектов. При этом ни в одной из этих моделей не схватыва-

ется главное - роль содержательных социальных отношений.
Общее представление о соотношении этих моделей дает таблица,

построенная МакДэвидом и Хэрри (табл. 1).


Важно отметить, что в различные периоды развития социальной

психологии США авторитет и популярность той или иной модели

были различны. Каждая из них на определенном этапе исчерпывала

свои возможности, модернизировалась или уступала место другой.

Поэтому можно утверждать, что, исследуя эволюцию модели, мы

фактически исследуем эволюцию неких теоретических инвариантов

(конструкций) в американской социальной психологии. Этот прием

представляется плодотворным еще и потому, что традиционный ана-

лиз <по направлениям> не позволяет четко выявить общую линию
Таблица1

Основные теории в социальной психологии (по МакДэвиду и Хэрэри (1968,

1974))

столбцы:


Теория;

Модель человека;

Основные представители;

источник данных;

Основные теоретические аспекты (представления о мотивации);

Вклад в социальную психологию, объекты исследований;

Оценка статуса в психологической науке.
Психоаналитическая; "Человек желающий";

Фрейд, Юнг, Адлер, Эйбрэхэм, Фромм, Хорни, Бион;

Вербальное поведение (приравненное к опыту);

Акцент больше на источник энергии, чем на ее направленность;

Развитие личности, социализация, агрессия, культура и поведение;

Уменьшается (1968, 1974);


Когнитивная; "человек познающий" (думающий);

Левин, Хайдер, Фестингер, Пиаже, Кольберг;

Вербальное поведение (по которому делается вывод о реальном опыте);

Акцент больше на направленность энергии, чем на ее источник;

Установки, язык и мышление, динамика групповых процессов, пропаганда,

социальная перцепция, "Я"-концепция;

Стабильно сохраняет свое значение (1968). Наивысший авторитет (1974);
Бихевиористская; "Человек механический" (реагирующий;

Халл, Миллер, Доллард, Роттер, Сиро, Скиннер, Бандура;

Наблюдаемое внешнее поведение (опыт имеет второстепенное значение);

Энергия - функция от уменьшения драйва, направленность объясняется

привычками;

Строгость в теории и эксперименте, социализация, социальный контроль,

социальные установки;

Растет (1968), теряет свое лицо (1974);


Гуманистская; "человек играющий";

Роджерс, Маслоу, Май, Сапир, Фэрис;

Вербальный самоотчет (его "понимающая" интерпретация);

Иерархически организованные потребности;

"Я"-концепция, межличностные отношения, общество и индивид;

Увеличивает авторитет (1974).


развития теории в связи с возрастающей тенденцией к эклектическо-

му смешению самых разных теоретических концепций и <мини-тео-

рий> при исследовании конкретных объектов, хотя такая общая ли-

ния есть. Американская социальная психология все же вынуждена

подчиняться логике объекта исследования, которая пробивает себе

дорогу через всевозможные методологические, теоретические и иде-

ологические препятствия.
На первом этапе развития американской социальной психологии

доминировала модель человека, сформировавшаяся под влиянием

классического бихевиоризма. Ее основным недостатком был <анти-

ментализм>, отказ исследовать внутренние психические процессы.

Отношения с другими людьми трактовались на основе гедонистичес-

кого принципа наибольшей личной выгоды.


Бихевиористская модель уступила место когнитивной модели,

ставящей в центр внимания именно то, что отвергалось бихевиориз-

мом: сознание как систему знаний (познавательных схем, представ-

лений). Недостатком этой модели явилась ее <мотивационная стериль-

ность>, игнорирование внутренних побуждений, интересов, желаний

человека.


Эта слаборазвитая сторона бихевиористской и когнитивистской

моделей параллельно разрабатывалась в социальной психологии пси-

хоаналитиками, а также К. Левиным и его последователями. Очевид-

ное достоинство теорий поля заключается в том, что источник мотива-

ции не замыкается пределами психики индивида, а усматривается во

взаимодействии с окружающей средой, в том числе с другими людьми.


Этот аспект сущности человека как социального существа домини-

рует в модели ролевого человека, основы которой были разработаны

более 40 лет назад Мидом. Она переживает в настоящее время пери-

од бурного возрождения в различных теориях и течениях символичес-

кого интеракционизма, завоевывающего все больший авторитет.
Имея в виду сказанное выше, перейдем к краткой характеристике ос-

новных действующих в американской социальной психологии моделей.


<Человек механический, реагирующий (reacting)>. Основная мо-

дель бихевиористски ориентированных теорий^. Перенесена из пси-

хологии^ с соответствующим концептуальным аппаратом, куда вхо-

дят такие понятия, как: стимул, реакция, подкрепление, драйв,

уменьшение (редукция) драйва и т, п. Человек трактуется как биог''-

гический организм, реагирующий рефлекторно на внешние раздражи-

тели^. Обладает способностью к научению, адаптируется к условиям

окружающей среды по закону эффекта [Торндайк, 1898 г.]: <удоволь-


Теория и методология. Способы решения основных проблем ... 65
ствие впечатывает, боль стирает>. Может имитировать других людей,

ассимилируя тем самым их опыт, его психическая энергия представ-

ляет собой функцию от уменьшения драйва или функционального

подкрепления, направленность энергии объясняется привычками.

Пластичен, формируется обществом, которое создает внешние сти-

мульные условия, действующие как сигналы и подкрепление поведе-

ния. Может вступать во взаимодействие с другими людьми (организ-

мами). Его поведение при этом представляет <функцию от вознаграж-

дения, тип и объем человеческого поведения зависят от типа и объе-

ма вознаграждения и наказания, которое оно доставляет> [Homans,

1961, р. 79]. Социальное поведение - это <обмен по меньшей мере

между двумя людьми деятельностью осязаемой или неосязаемой, сто-

ящей более или менее дорого, прибыльной или проигрышной>

[Op.Cit., р. 86].


В приведенном описании нет ни единого привнесенного авторского

слова, оно составлено из основных постулатов бихевиористских пси-

хологических и социально-психологических теорий. Вместе с тем оно

выглядит буквально карикатурой на человека даже с точки зрения

здравого смысла, не говоря уже о гуманистических традициях фило-

софской мысли. К этой модели с большим основанием можно отнес-

ти слова весьма авторитетного специалиста, редактора многотомного

издания <Психология: исследование науки> 3. Коха: <Современная

психология создала образ человека, который столь же упрощен, сколь

и унизителен> [Gross, 1974, р. 42].


Вместе с тем в социальной психологии, как науке о взаимодей-

ствии, взаимоотношениях, взаимовлиянии людей не меньшее влия-

ние оказала идеологическая модель - <гедонистического, экономи-

ческого человека>, построенная Бентамом, который задолго до Тор-

ндайка был убежден в том, что <нашими суверенными господами яв-

ляются боль и удовольствие> [Allport, 1968, р. 10]. В отличие от Тор-

ндайка он назвал свой закон принципом полезности, пытаясь предста-

вить описание поведения человека в буржуазном обществе, основан-

ном на принципах торговли всем и вся, как вечную систему законо-

мерностей поведения человека^ . Наиболее известные современные



<теории обмена> (Хоманс, Тибо и Келли) построены в соответствии

с тем же принципом: <законы торговли - это законы природы, а

значит, законы Бога> (Бёрк). В частности, для Хоманса <элементар-

ные социальное поведение> есть личный контакт между двумя инди-

видами, в котором вознаграждение или проигрыш определяют их по-

ведение [Homans, 1961, р. 110].


Мы не видим смысла в том, чтобы останавливаться на каждом из

пяти постулатов, предложенных Хомансом в качестве основы для


66 Опыт С111Л: парадигма объяснения
объяснения эмпирических данных многих социально-психологичес-

ких исследований, поскольку достаточно рассмотреть лишь то, что

считается основным достижением Хоманса, а именно, так называемое

<правило распределенной справедливости>. Оно выводится из пято-

го постулата, который гласит: <... чем менее выгодно для человека

реализуется правило распределенной справедливости, тем вероятнее

он будет проявлять признаки эмоционального поведения, которое мы

называем гневом>. [Homans, 1961, р. 112]. Само правило гласит: че-

ловек, вступающий в отношения обмена с другим человеком, будет

ожидать, что доходы каждого из них будут пропорциональны расхо-

дам - чем больше доходы, тем больше расходы.


Комментарии здесь излишни, настолько ясно видна экстраполяция

капиталистических отношений, господствующих в обществе. Весьма

показательно также, что комментаторы этой теории Дойч и Краус

совершенно не замечают этого и, более того, считают, что высказан-

ные Хомансом постулаты, в том числе и правила <распределенной

справедливости>, объясняют многие аспекты социального поведения

[Deutsch, et а1., 1965, p. 112]. Они считают вполне естественным и

нормальным рыночный подход к отношениям между двумя людьми,

что видно из следующего высказывания: <Рассматривая любой акт,

вполне релевантно думать о его стоимости для инициатора и вознаг-

раждении или доходе для потребителя. Например, если А. просит В

оказать ему помощь, то этот акт стоит А определенное количество

единиц (в связи с признанием собственной неполноценности или не-

умения), и тот же акт вознаграждает В некоторым количеством еди-

ниц (признанием его превосходства); если В оказывает А какую-то

помощь, то это будет что-то стоить В (плюс его затраты в связи с тем,

что он откладывает свои собственные дела, помогая А) и вознаграж-

дает А, которому он помогает определенным количеством единиц>

[Op.Cit.,p. 115].
Так произошло своеобразное слияние двух, в сущности тождествен-

ных моделей: механического человека с его стремлением к удовольствию

и бегством от боли и гедонистического (а фактически экономического) с

его стремлением выиграть, а не проиграть на рынке <человеческих отно-

шений> . Обе модели находят друг в друге взаимную поддержку и стиму-

лируются конкретным социально-экономическим контекстом.


Их сочетание лежит в основе модели взаимодействия индивида и

общества, которую можно было бы назвать моделью <пластичного

человека>. Согласно этой модели, наиболее ярко представленной иде-

ями Б. Скиннера, человек есть полностью продукт внешних обстоя-

тельств, влияния общества, результат воздействия поощрений за со-

циально одобряемые реакции и наказаний за неодобряемые. Отсюда


Теория и методология. Способы решения основных проблем ... 67
следует вывод: целенаправленно используя систему поощрений и

наказаний, можно (и нужно) формировать человека по избранной

модели. Само же общество изменится как результат формирования

личностей нужного типа. Иными словами, начиная с правильной в

общем (хотя и односторонней) посылки о том, что личность формиру-

ется обществом (правильнее было бы сказать - в обществе), Скиннер

и сторонники <социальной технологии> по весьма своеобразной, но

вполне понятной логике заключают, что причина несовершенства

общества^ - несовершенство составляющих его индивидов. Именно

этот идеологический поворот и объясняет искусственно стимулируе-

мую популярность среди широкой публики в США идей Скиннера по

преобразованию общества. По этой же причине бихевиоризм занимает

ведущие позиции в различных теориях социализации и социального

контроля [Рощин, 1976,1977].


Вместе с тем нельзя не признать, что Б. Скиннер - это лишь одно

крайнее, наиболее консервативное крыло бихевиоризма. Не случай-

но МакДэвид и Хэрэри, оценивая статус бихевиористской ориентации

в 1968 г. словами <значение растет> [McDavid J., et а1., 1968], в 1974

г. заявляют о том, что бихевиоризм <теряет свое лицо> [McDavid J.,

etal., 1974, р. 31].


Действительно, бихевиористская ориентация в настоящее время

представляет собой весьма пеструю картину. В теоретическом плане

можно выделить по крайней мере три основных направления: конвен-

циональный (или обычный) бихевиоризм (Халл, Миллер и Доллард,

Маурер, Берлайн, Харлоу), радикальный, представляемый Скинне-

ром и его последователями, и, наконец, выдвигающийся сейчас на

первое место социальный (точнее, социального научения) бихевио-

ризм, который представляют А. Бандура и А. Стаатс.


Как известно, бихевиоризм в целом развивался по пути все более

расширяющегося вторжения в схему <стимул-реакция> различных

промежуточных переменных, и в настоящее время лишь радикальные

бихевиористы защищают свою цитадель от наступлений <ментализ-

ма>. Однако самый большой шаг вперед (или, скорее, назад от догмы)

сделали социальные бихевиористы, которые успешно конкурируют с

представителями <гуманистской>^ психологии (А. Маслоу). Работая

в основном с людьми, а не с животными, зачастую в условиях реаль-

ной жизни, а не только в стерильной обстановке лабораторного экс-

перимента, они не могли не обнаружить изъянов в жесткой и односто-

ронней формуле <стимул^>реакция>. Установив истину, что чело-

век - не только продукт внешних обстоятельств, но и активный их

творец, они изменили парадигму одностороннего влияния <среда^>

индивид> на двустороннюю <среда<-=>индивид>^.


68_____________ Опыт США: парадигма объяснения
К этому выводу социальных бихевиористов привели факты, свиде-

тельствующие о ведущей роли в поведении человека таких факторов

(или опосредующих переменных), как оценка возможных последствий

своих действий, в том числе и весьма отдаленных^; самооценка -

возможная оценка другими; когнитивные процессы - короче, вся та

<менталистика>, которую и поныне отвергнет радикальный бихевио-

ризм. Именно по этой причине социальные бихевиористы оказались

наиболее подготовленными к <психологическому> буму, характерно-

му для США 70-х годов, к тому, чтобы выполнить роль <прикладного

гуманизма>. В настоящее время они лидируют в бурно развивающей-

ся области методов самоконтроля, саморегуляции и самопрограммиро-

вания. При этом прокламируются такие задачи: <Сделать человека

свободным, инженером своей судьбы, ученым для себя, уметь противо-

стоять давлению внешних обстоятельств> [Bandura 1962, р. 865]. Ци-

тируемая здесь статья А. Бандуры <Теория поведения и модели чело-

века> - весьма яркое свидетельство эволюции бихевиоризма и того

как, обращаясь к практическим нуждам человека, психология вынуж-

дена ставить вечные, философские проблемы, которые она раньше

объявляла псевдопроблемами. <Размышления о природе человека не-

избежно ставят фундаментальные вопросы о детерминизме и человечес-

кой свободе>, - признает А. Бандура [Op.Cit., р. 866].


Его статья также свидетельствует о том, как изменение регулятив-

ной модели человека ведет к существенному изменению методологи-

ческих основ всей ориентации. Социальный бихевиоризм поэтому в

известном смысле представляет собой антитезу скиннерианству. В то

же время нельзя не заметить, что, вооружая человека методами само-

регуляции и самопрограммирования, социальные бихевиористы, за

редким исключением, предполагают, что этот процесс должен проис-

ходить в условиях того же общества, без изменения его основ. Несмот-

ря на критику идей Скиннера и в целом большой шаг вперед соци-

альных бихевиористов, несмотря на весь их гуманистический пафос,

они также исходят из того, что изменение общества должно начинать-

ся с изменения личности. На деле <самопрограммирование> челове-

ка без изменения программы общества рано или поздно оборачивается

еще более эффективной подгонкой личности к действующим соци-

альным институтам, хотя субъективно (и иллюзорно) может осозна-

ваться как результат самостоятельного выбора. По существу же это

еще одна, но наиболее изощренная и замаскированная форма манипу-

ляции. Собственно, в этом и состоит глубокий замысел изменения

парадигмы бихевиоризма.
Подводя некоторые итоги развития бихевиористских моделей че-

ловека, общества и их взаимодействия, можно, видимо, отметить как


Теория и методология. Способы решения основных проблем ... 69
общее явление <возвращение> в социальную психологию человека и

человеческого. За последние два десятилетия особенно заметно, как

постепенно объект исследований буквально навязывает в социальной

психологии свою логику, лишая бихевиоризм одной опоры за другой,

ставя перед неизбежностью выбора: внести в модель механического

человека изгнанный ранее <ментализм>, способность к оперированию

символами, организации поведения при помощи знаков (Л.С. Выгот-

ский), познавательные процессы - или уступить место другой кон-

цепции, способной интегрировать все эти свойства. Вариант такой мо-

дели и был предложен так называемой когнитивной ориентацией, ко-




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет