О. В. Осипова Художники-дизайнеры обложки



бет6/29
Дата18.07.2016
өлшемі2 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Глава 5

ИНСТИТУТЫ РЫНКА


Невозможно понять, как работают рыночные структуры, не раскрыв содержание понятия «институты». Мы уже определяли их как правила поведения и способы их поддержания и говорили о том, что институты одновременно ограничивают и стимулируют повседневные действия хозяйственных агентов. Необходимо, однако, пояснить вторую часть определения институтов, связанную с поддержанием правил, или понуждением к их исполнению (enforcement of rules). Мы считаем неточной трактовку институтов как правил поведения и субъектов (инстанций), ответственных за их соблюдение83. Здесь происходит, увы, нередкое смешение институтов и структур рынка. Наша позиция состоит в том, что необходимо более последовательное определение институтов как совокупности правил. При этом, однако, следует учесть, что эти правила неоднородны и включают две взаимосвязанные группы. Первую группу образуют правила, регулирующие действия участников рынка. Мы назовем их правилами игры. Правила, входящие во вторую группу, регламентируют поведение структур, которые контролируют соблюдение правил пер­вого рода. Это своего рода правила поддержания правил, которые будут называться нами правилами контроля84.

Таким образом, мы вышли на весьма принципиальный момент с точки зрения последующего изложения: институты — это не смесь правил и структур, а совокупность правил игры и правил контроля.


Основные институциональные элементы


Теперь перейдем к характеристике основных институциональных элементов рынка. Они включают:

  • права собственности;

  • управленческие схемы;

  • правила обмена85.

Раскроем содержание этих элементов.

Права собственности. Чтобы развернуть какую-либо хозяйственную деятельность, нужно прежде всего получить и определить права собственности (property rights). Они понимаются нами как обоснованные (легитимные) притязания на распоряжение ограниченными ре­сурсами и извлекаемыми доходами86. Основным источником легитимности прав собственности являются законы. Но сводить дело только к юридической стороне принципиально не верно. Другим источником, подкрепляющим данные притязания, выступают социаль­ные нормы. Так, например, нанесение ущерба чужой собственности сдерживается отнюдь не только угрозами формального наказания, но и ожидаемым неодобрением со стороны окружающих.

Следует выделить два основных вида притязаний: на ресурсы (формы капитала) и на доходы. Вход на рынок связан с реализацией притязаний на ресурсы (claims on resources). Они связаны с организацией предприятий, получением прав собственности, исключением (ог­раничением) доступа других агентов к этим правам, их защитой от сторонних посягательств. Данные притязания осуществляются путем:



  • получения прав на осуществление деятельности (регистрация предприятия, лицензирование деятельности, сертификация про­дукта, получение прочих разрешений);

  • получения доступа к ресурсам (материальным, финансовым, трудовым, нежилым помещениям, коммуникационным сетям, информации, технологиям).

Притязания на ресурсы наталкиваются на разные экономические и институциональные ограничения (барьеры). Экономические барье­ры входа на рынок связаны с дефицитностью необходимых ресурсов, минимальным размером стартового капитала, масштабами суще­ствующего предложения данного товара и относительной узостью потребительского спроса на него. Институциональные ограничения проявляются в первую очередь в существовании административных барьеров входа на рынок. Они порождены реализацией монополии органов государственной власти на многие элементы оформления прав собственности и контроля за их использованием. Институциональные ограничения могут возникать также в результате организованного сопротивления других участников рынка, пытающихся не до­пустить «новичков».

Притязания на ресурсы могут предъявляться, как минимум, по че­тырем основаниям:



  • незакрепленность прав собственности (например в виду отсутствия патента на изобретение);

  • открытость прав собственности (например в случае ее продажи или приватизации посредством аукциона);

  • неспецифицированность (размытость) прав собственности, ког­да они представляют собой спорную территорию;

  • оспаривание прав собственности и требований их передачи (на­пример в оплату задолженности кредиторам).

Если новому участнику удалось войти на тот или иной рынок и развернуть хозяйственную деятельность, то возникают притязания на доходы (claims on revenues). Они сопряжены с присвоением и распределением получаемых доходов, их защитой от посягательств со стороны других участников рынка. При этом притязания на доходы могут быть:

  • формальными — соответствующими закону и фиксируемыми документально;

  • неформальными — не соответствующими закону и не фиксируемыми в отчетных документах.

Формальные притязания на доходы могут предъявлять разные агенты:

  • государство, обеспечивающее юридическое оформление прав собственности, требует уплаты налогов и других обязательных платежей;

  • собственники и инвесторы, предоставившие ресурсы, претендуют на прибыль, процент или дивиденды;

  • наемные работники, затрачивая свой труд, ожидают его оплаты;

  • агенты рыночной инфраструктуры, оказавшие деловые услуги по экономической реализации прав собственности, запрашивают свои комиссионные.

Неформальные притязания на доходы, в свою очередь, выражаются в следующих формах:

  • сокрытие доходов от государства в результате теневой деятель­ности (например ухода от налогов);

  • частное присвоение доходов предприятия в результате оппортунистического поведения работников (скажем, в форме воровства или получения «откатов» за коррупционные услуги);

  • присвоение доходов предприятия другими агентами в форме принудительной оплаты их услуг (например услуг по обеспечению безопасности бизнеса коррумпированными чиновниками или силовыми структурами).

Добавим, что возможны и некоторые смешанные варианты формальных и неформальных способов распределения доходов. Скажем, неформальное перераспределение доходов может камуфлироваться и представляться в виде формальных платежей за фиктивные услуги (например якобы за предоставление консультаций или за проведение мнимых маркетинговых исследований)87.

Управленческие схемы. Получив и специфицировав права собственности на использование ресурсов и присвоение доходов, руководители компаний делают следующий шаг — выстраивают управленческие схемы — способы построения экономических и административных связей внутри хозяйственной организации88.

Итак, управленческая схема представляет собой институциональное оформление организационной структуры предприятия или бизнеса. Она вырабатывается для того, чтобы осуществлять взаимодействие между звеньями организации, перераспределять ресурсы, нако­нец, закрывать свою деятельность от других участников рынка, делая ее менее прозрачной. Управленческая схема включает следующие ос­новные формы интеграции звеньев данной организации:



  • функциональную,

  • организационно-правовую,

  • финансовую.

Функциональная интеграция связана с местом звеньев организации во внутреннем разделении труда и характером технологических связей между ними. Так, хозяйственная организация может заниматься одним видом деятельности или демонстрировать высокую степень диверсификации. Может достигаться высокая степень специализации и концентрации на основной деятельности, когда многие услуги покупаются на рынке. А может выстраиваться полный технологический цикл, включая обслуживающие и сопутствующие процессы. В пос­леднем случае организация способна охватывать производящие, торговые, инвестиционные и инфраструктурные единицы, каждая из ко­торых включена в единый деловой контур.

Для описания способов организационно-правового оформления звеньев организации мы используем классификацию, предложенную Я. Паппе для характеристики интегрированных бизнес-групп89. Выде­ляются два механизма организационно-правовой связи:



  • имущественный,

  • управленческий.

Это деление основано на функции центрального элемента органи­зации. В первом случае предполагается концентрация прав собственности, во втором — наличие системы договоров, позволяющей принимать единые стратегические решения. Имущественную связь могут воплощать три формы:

  • классические (пирамидальные) холдинги, где материнские ком­пании владеют контрольными пакетами акций дочерних и зависимых структур;

  • распределенные холдинги, когда контрольные пакеты акций находятся у нескольких скоординированных юридических лиц;

  • системы взаимоучастия, где существует перекрестное владение собственностью.

В свою очередь, управленческая связь основана на принятии наиболее важных стратегических решений единым центром организации. Причем этот центр может выступать в качестве легко идентифицируемой управленческой компании, головного предприятия или банка, а может иметь более скрытый характер. В последнем случае управленческий центр юридически не оформлен и представлен группой физических лиц, или управленческой командой, которая действует через персональные контакты — расстановку «своих людей» на ключевые позиции и неформальные личные связи между ними.

Наконец, финансовая интеграция предусматривает разные формы связей между звеньями организации (ее структурными подразделениями или отдельными предприятиями). Они могут строиться на основе рыночных контрактов с использованием свободно устанавливаемых (договорных) цен и высокой степенью финансовой ответственности сторон. Но здесь могут преобладать и асимметричные отношения перераспределения (редистрибуции) с использованием фиксированных трансфертных цен, а также высокой степенью консолидации остаточного дохода, перекрестным субсидированием и бесприбыльностью отдельных звеньев. Кроме этого, могут выстраиваться симметричные реципрокные отношения, предполагающие взаимную помощь и поддержку, выходящие за пределы строгой формальной калькуляции.

Итак, звенья организации могут быть ее структурными подразделениями, выступать как самостоятельные юридические лица, работа­ющие под одной торговой маркой (в том числе на основе франчайзинга), или оставаться формально независимыми предприятиями в рамках единого бизнеса. Разнообразие форм интеграции показывает, что недостаточно зафиксировать наличие или отсутствие ресурсных потоков между агентами, нужно понимать содержание этих связей. И по содержанию любое предприятие не сводится к сплетению конт­рактов (nexus of contracts), выстраиваемых по образу и подобию рыночного обмена. Оно включает также неконтрактные регламенты и неформальные нормы, статусные иерархии и закрепленные привилегии.

Организационная структура представляет собой относительно замк­нутую цепь — более или менее целостный деловой контур, по которому, кроме вещных ресурсов, передаются также права собственности и управленческие команды, деловая информация и взаимные обя­зательства. Это порождает объективные трудности для анализа, ибо оценивать ситуацию на отдельном предприятии зачастую бессмысленно и нужно видеть целиком весь деловой контур, обладающий раз­ной степенью сложности и прозрачности (транспарентности).

Важно отметить, что в рамках деловых контуров осуществляется манипулирование не только ресурсами, но и их оценками90. Например, заявляемый масштаб бизнеса сильно зависит от степени интег­рации его звеньев. А каждый отдельный элемент делового контура может быть представлен как дорогой или дешевый, прибыльный или убыточный, например, в целях привлечения внешних инвесторов, или наоборот, защиты от сторонних притязаний на собственность и извлекаемые доходы.

Правила обмена. Наряду со спецификацией прав собственности и построением управленческих схем приходится заботиться о правилах обмена (rules of exchange). Это третий элемент основных институтов рынка. Правила обмена определяют порядок взаимодействия между независимыми участниками рынка. Они регулируют выбор деловых партнеров, характер установленных с ними отношений, по­рядок исполнения сделок91. В целом правила обмена оформляют сле­дующие виды деятельности:


  • поиск и отбор деловых партнеров и клиентов;

  • стратификацию партнеров и клиентов;

  • заключение контрактных и неконтрактных деловых соглашений;

  • поддержание деловых соглашений.

Первая задача — подбор деловых партнеров и клиентов. Ее решение предполагает предоставление информации о себе и сбор информации о контрагентах. Информация о себе и собственных продуктах распространяется посредством прямой рекламы и специальных мер по продвижению товаров. Играет свою роль и «сарафанное» радио — передача информации о товарах от покупателя к покупателю. Сбор информации о контрагентах осуществляется путем обработки текущей информации о ценах и предлагаемых услугах, оценки качества услуг и репутации их поставщиков, а также с помощью специальных мер — маркетинговых исследований, организации тендеров, проверки платежеспособности и кредитной истории предполагаемых партнеров. Деловая информация часто дополняется субъективными впечатлениями, получаемыми в ходе личных переговоров, которые зачастую играют решающую роль. В любом случае установление деловых связей не сводится к формальной калькуляции издержек и выгод, оно предполагает работу более тонких механизмов выявления избирательного сродства — обнаружения совпадающих или сходных элементов технического, экономического или личного свойства. Ре­шение может быть принято на основе наилучшего ценового предло­жения или технологической совместимости, но на него в немалой степени способны повлиять и неэкономические соображения. Причем чем выше степень неопределенности в отношении экономических и технологических сравнительных преимуществ, тем более значимой может быть роль личной приверженности и симпатии — к знакомым, землякам, людям со сходным образовательным профилем.

Когда контрагенты определены, необходимо позаботиться об оформлении взаимоотношений с ними — заключении деловых соглашений. Традиционный экономический взгляд на рыночные сделки предполагает, что контракты заключаются между автономными хозяйственными агентами, которые каждый раз, не взирая на прошлый опыт, принимают относительно независимые решения. Такого рода отношения в основном формальны, не специфичны и открыты. На место одного хозяйственного партнера в условиях конкуренции всег­да может прийти другой. Между тем институциональный подход предполагает, что идентичность партнера и степень доверия к нему имеют немаловажное значение. Это означает в том числе переход от безличных контрактов к отношенческим контрактам (relational cont­racting)92. Опора на такого рода отношения, помимо прочего, позволяет участникам рынка не заключать полных контрактов, которые все равно не могут охватить все необходимые детали и предвидеть наступление всех возможных обстоятельств.

Кроме формальных контрактов, деловые соглашения включают также неформальные неконтрактные соглашения, которые привносят в них необходимую гибкость. В свою очередь, они делятся на явные (обговоренные) и неявные (необговоренные) неформальные соглашения, или неявные контракты (tacit agreements, implicit contracts). В последнем случае стороны подразумевают, что некоторые условия будут соблюдаться без специальных соглашений — на основе прош­лого опыта, наблюдения аналогов, представлений о справедливости, наконец, здравого смысла.

Характер заключаемых соглашений не нейтрален относительно статуса контрагентов. На рынке формируется статусная иерархия, которая вносит в деловые отношения элементы неравенства. С давни­ми партнерами и клиентами, имеющими высокую репутацию, могут заключаться привилегированные контракты, которые отличаются от обычных рыночных условий. Эти контрагенты получают статус постоянных покупателей или VIP-клиентов, уполномоченных импортеров или официальных дилеров. Им предоставляются скидки, дополнительные услуги и другие селективные преимущества93. В то же время с новичками и фирмами, не имеющими высокой репутации, первоначально могут заключаться пробные и дискриминационные контракты, снижающие риск возможных потерь от оппортунистического поведения партнеров.

Общеизвестно, что сам факт подписания контракта еще не означает, что можно спать спокойно. Возникают новые заботы, связанные с поддержанием деловых соглашений (contract enforcement) — обеспечением их выполнения, включая надзор за соблюдением обязательств и применение санкций в случае оппортунистического поведения или отлынивания от соблюдения соглашений.

Поддержание деловых соглашений, включая разрешение спорных ситуаций (dispute settlement), может иметь публичный и частный характер. Публичные способы поддержания деловых соглашений (в первую очередь, контроль за выполнением контрактных обязательств) связаны с привлечением формальных посредников. Чаще всего речь идет о государственных структурах — судебных, арбитражных и правоохранительных органах, которые способны при возникновении конфликтных ситуаций осуществлять формальные санкции против оппортунистов и мошенников. Однако в качестве такого посредника, в принципе, могут выступать и негосударственные структуры — третейские судьи или деловые ассоциации. И в том, и в другом случае возникающие конфликты переносятся в публичную сферу, становятся открытыми для сторонних глаз и ушей.

Если публичные способы оказываются неэффективными или неприемлемыми по тем или иным причинам, применяются частные способы соблюдения деловых соглашений (private ordering), что дос­тигается двумя путями. Первый путь — негласно привлечь третью сторону, обладающую авторитетом в глазах обеих сторон (например использовать силовые структуры в качестве гаранта совершения сделки). Второй путь — установление прямых контактов между участниками сделки, если они считают, что в состоянии сами разобраться с возникающими проблемами. Возможны также смешанные и промежуточные формы — например, когда для давления на контрагентов привлекаются представители государственных органов, которые дей­ствуют при этом на основе неформальных (политических и коммерческих) соглашений (например заказывается внеочередная проверка предприятия налоговой или торговой инспекцией).

Среди способов частного урегулирования деловых соглашений следует назвать:



  • предоставление дополнительных услуг, не оговоренных формальным контрактом (например оплата части услуг «черным налом»);

  • смягчение контрактных условий в пользу контрагентов (скажем, предоставление не предусмотренных ранее скидок, премий или согласие подождать с оплатой продукции);

  • побуждение контрагентов к выполнению обязательств путем не­формальных переговоров и апелляции к нормам деловой этики;

  • давление на контрагентов посредством использования компрометирующих материалов в средствах массовой информации;

  • применение силовых санкций в форме угроз и прямого насилия по отношению к контрагентам94.

Иными словами, мобилизуются всевозможные мотивы контрагентов — их экономический интерес, готовность следовать социальным нормам, опасения принудительных мер.

Таким образом, правила обмена наполняют деловые сети конкретным содержанием, значительная часть которого имеет неэкономический характер и включает отношения:



  • доверия и взаимных обязательств,

  • взаимной помощи и поддержки,

  • политической лояльности,

  • дружбы и личной привязанности.

Все эти отношения становятся неотъемлемой частью сетевого мира95.

Большую роль при выборе контрагентов играет доверие (trust) — совокупность ожиданий того, что контрагенты будут выполнять свои обязательства без применения санкций96. Доверие как одновременная концентрация ожиданий и обязательств напрямую связано с социальным капиталом97.

Состав основных институциональных элементов рынка представлен на рис. 5.1.

Формальные и неформальные институты

В дальнейшем изложении мы уделим особое внимание взаимосвя­зи формальных и неформальных институтов. Такое внимание, на наш взгляд, более чем оправданно. Разделение регулирующих правил на формальные и неформальные является одним из краеугольных камней современной институциональной теории.

Мысль о значимости неформальных правил ни в коей мере не но­ва98, а в последнее время она привлекает все большее внимание экономистов и социологов, становясь, в частности, объектом специальных исследований99. Понятие неформальности прочно вошло в исследовательский оборот. А неформальная экономика уже давно не отождествляется с теневыми и маргинальными хозяйственными укладами, представляя собой важный срез всей совокупности хозяйственных отношений, неотъемлемую часть всякой «реальной экономики»100.

Само по себе признание важности разделения формальных и неформальных правил настолько же тривиально, как и утверждение, что «институты имеют значение». Однако в определении характера и способов связи этих правил возникают немалые трудности. Так, например, при оценке состояния институциональной среды в постсоветской России сталкиваются два мнения. Одни аналитики обращают внимание на недостаток формальных правил в экономике и необходимость заполнения своего рода «институционального ваку­ума». Другие, напротив, указывают на достаточную (или даже излишнюю) степень формальной регламентации и видят основную проблему в том, чтобы заставить работать уже принятые законы101. Мы склонны считать, что главной проблемой (сегодня и в принципе) яв­ляется не избыток или дефицит формальных правил, а их структура, а также способ, каким они вводятся в хозяйственную систему. Иными словами, дело не в том, что формальные правила отсутствуют или, наоборот, все слишком зарегулировано. Главный вопрос заключается в том, каковы наиболее распространенные способы связи формальных и неформальных правил.



Как различаются формальные и неформальные правила. Каковы особенности формальных и неформальных правил? Принципиальная разница между ними состоит прежде всего в способах их утверждения, фиксации и поддержания. Формальные правила утверждаются конкретными полномочными субъектами (принципалами), обладающими легитимной политической властью или правами собственности. Их содержание фиксируется в законах в качестве правовых норм и в разного рода письменных предписаниях, которые так или иначе опираются на правовые нормы. Оно должно однозначно истолковываться всеми вовлеченными сторонами. В силу этого формальные правила претендуют на высокую степень универсализма и всеобщности, публичности и открытости (транспарентности). Кроме того, они обязательны для исполнения, и существуют оговоренные механизмы их поддержания, включая перечень санкций за их несоблюдение. Причем весомую долю издержек по поддержанию таких правил берет на себя государство.

В противовес этому неформальные правила могут не иметь конк­ретных «авторов». Они могут основываться на нормах, воспроизводимых из поколения в поколение, а участвовать в их «производстве» способны, в том числе, и агенты, не обладающие легитимной властью и правами собственности. Содержание таких правил чаще всего не фиксируется в документальной форме, а если это и происходит (например в виде Кодекса чести предпринимателя), то данные правила не имеют правового статуса и безусловной принудительной силы. Их соблюдение в большей степени опирается не на силовые структуры государства, а на социальный капитал, имеющий в своей основе доверие и репутацию участников рынка, на уверенность в том, что другие знают эти правила и готовы их соблюдать. По указанным причинам неформальные правила сложнее, чем формальные предписания, поддаются сознательному воздействию и не могут изменяться существенным образом по велению отдельных влиятельных субъектов (по крайней мере, в короткий период времени).

Неформальные правила менее определенны, они могут подвергаться разным толкованиям и интерпретациям. Многое в них не только не прописано, но даже и не оговорено, а просто подразумевается. Часто содержание этих правил и даже само существование скрыты от досужих глаз, их не принято обсуждать, по крайней мере, в присутствии посторонних. И если «пришлые» участники рынка притязают на ресурсы и доходы без знания неформальных правил, то высока вероятность дезавуирования их претензий. С ними откажутся сотрудничать или примут в отношении них дискриминационное решение. Причем реальную причину отказа или дискриминации, скорее всего, не назовут.

Но даже если все вовлеченные стороны знают о существовании неформального правила и имеют близкое понимание его сути, они могут строить на его основе свои договоренности, избегая прямой апелляции к его содержанию и используя понятные контрагентам «бессодержательные» заверения вроде: «действуем как обычно», «мы вас не подведем» или фразеологический камуфляж из формальных правил.

Как формальные, так и неформальные правила подразделяются по степени охвата на общие и особые (партикуляристские). Общие формальные правила фиксируются в законах и другие регулятивных правовых актах, а особые формальные правила — в письменных контрактах, определяющих права и обязанности подписавших их сторон. Общие неформальные правила, регулирующие деятельность широкой совокупности агентов, представлены социальными нормами, а неформальные правила особого толка — деловыми договоренностями между конкретными участниками рынка (см. рис. 5.2). Заметим, что не всякие частные договоренности относятся нами к корпусу правил, которые по определению имеют надындивидуальный характер. Деловая договоренность становится правилом, когда она достаточно распространена, типична и приобретает более или менее общезначимый характер для какого-то сегмента рынка или группы хозяйственных агентов. Такому превращению индивидуальных соглашений в правило способствуют не только их распространение и повторение, но также апелляция к существующим правовым и социальным нормам, а также поддержка внешних сил, понуждающих к их исполнению.






Тип связей








Общие

Индивидуальные

Характер

Формальные

Законы

Контракты

ограничений

Неформальные

Нормы

Договоренности


Каталог: data
data -> 1187 шығарылым – Сәрсенбі, 12 қаңтар, 2011
data -> МҮлік салығы заңды тұЛҒалар мен дара кәсіпкерлерге салынатын мүлік салығ
data -> Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Спорт және дене шынықтыру істері комитетіне бағынысты ұйымдардың тізімі
data -> Компьютерные технологии и моделирование при проектировании железных дорог
data -> Результаты заочного тура Республиканской научно-практической конференции «Путь в науку – 2014» для обучающихся 9-11 классов


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет