Рассказать мусульманам о Евангелии


Глава восьмая. Христианское миссионерское служение мусульманам в XXI веке



бет8/9
Дата18.07.2016
өлшемі1.22 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Глава восьмая.
Христианское миссионерское служение мусульманам в XXI веке


Христианское миссионерское движение: время перемен

Вступая в третье тысячелетие, необходимо по-новому взглянуть на христианское миссионерское служение, опираясь не только на незыблемые устои Слова Божьего, но и учитывая реалии нашего времени. Мы живем в но­вую эпоху мировой истории. В период становления совре­менного миссионерского движения, между 1800 и 1950-ми годами, западный мир был по большей части христи­анским, и его культура отражала влияние христианских традиций. "Поле деятельности" миссионеров в Азии и Африке находилось под влиянием огромных колониаль­ных империй Британии, Франции, Германии, Нидерландов, Португалии и Испании.

Сегодня ситуация изменилась. В западных странах во­зобладали секуляристские тенденции, а европейские им­перии ушли в прошлое. Именно поэтому христианские миссионеры за рубежом не должны быть в стороне от то­го, что происходит у них на родине. И здесь особое значе­ние для миссионерской работы во всем мире приобретает необходимость отстаивать уникальный характер христи­анской веры.

После Второй Мировой войны миллионы людей из быв­ших колоний устремились в западноевропейские страны. Благодаря изменениям в иммиграционном законодатель­стве Канады и США, население Северной Америки сегод­ня представлено большим этническим многообразием, чем когда-либо. Такой мощный сдвиг в общемировом масшта­бе требует пересмотра стратегии работы христианских миссий. Миллионы мусульман из Индии, Северной Афри­ки и Ближнего Востока обосновались в Северной Америке и Европе. Они пользуются свободами принявших их стран не только для того, чтобы свободно исповедовать свою ве­ру, но и чтобы обращать в нее своих соседей.

В этой главе я расскажу о глобальной проблеме исла­ма, делая особый акцент на том, что ислам — больше, чем религия. Среднему жителю Северной Америки нелегко признать эту реальность, поскольку его понимание дан­ного предмета ограничено индивидуалистической кон­цепцией религии, что подразумевает систему взглядов и этический кодекс в рамках жизни отдельного человека, его семьи и его церкви.

В отличие от европейцев, у жителей Северной Амери­ки совсем небольшой опыт знакомства с исламом и му­сульманами. На протяжении современной эпохи несколь­ко европейских стран колонизировали огромную часть мусульманского мира и, таким образом, на собственном опыте узнали, что такое ислам. До этого, в начале и в кон­це Средневековья, некоторые европейские страны были завоеваны мусульманами, которые в течение нескольких веков удерживали там колониальное господство. Вспом­ните, к примеру, Испанию. Арабо-исламское завоевание началось там в 710 году и продолжалось до 1492 года! Сот­ни лет большая часть Центральной и Восточной Европы находилась под властью ислама. Невероятно, но даже в 1912 году город Салоники в Северной Греции по-прежне­му оставался под властью османских турков.

Прежде всего необходимо помнить, что независимо от того, работаем мы с мусульманами или с последователя­ми иных мировых религий, мы не действуем самостоя­тельно. Мы — посланники Того, кто направляет распро­странение Благой Вести и создание Вселенской Церкви. Библия учит теоцентрическому пониманию миссионер­ского служения. Нашей главной задачей должно стать правдивое изложение Слова Божьего на языке народа и в согласии с исторической христианской верой, основы ко­торой мы находим в изложении общих Символов Веры и Катехизисов Реформации. Мы должны помнить миссио­нерскую заповедь Павла: "Итак вера от слышания, а слы­шание от слова Божия" (Рим.10:17). Основанию христи­анских церквей в новых странах предшествует живая и правдивая проповедь Слова Божьего.

К сожалению, вместо того, чтобы опираться в своих взглядах на богатое наследие прошлого, некоторые мис­сионеры на протяжении последних десятилетий выступа­ли с серьезной критикой современного миссионерского служения, упрекая его в недостаточном внимании к куль­туре других народов. Они охотно брали на вооружение но­вые теории и методы, которые, как ожидалось, должны были сделать работу миссий успешной. Например, боль­шое внимание уделялось тому, чтобы особым образом преподнести Евангелие мусульманину и тем самым по­мочь ему принять христианство.

Отдельные сторонники контекстуализации поддержа­ли радикальные теории, противоречащие учению Биб­лии. Их вдохновение черпало свой источник не в христи­анских традициях, а в увлечении культурной антрополо­гией. Эти взгляды вызвали тревогу среди тех миссионе­ров, которые придерживаются библейских принципов миссионерской работы.

О влиянии духа времени на характер мышления гово­рят не только богословы. Многие христиане больше не же­лают или не способны отстаивать уникальность христианства. Они не решаются говорить об уникальном характере христианской веры своим новым соседям, приехавшим из стран, исповедующих ислам, индуизм или буддизм, опаса­ясь задеть их чувства. Слушая рекламу по радио в выход­ные дни, они скорее всего не раз услышат рекламный ло­зунг: "Наша сила — в нашем многообразии". В более ши­роком контексте политкорректности эта фраза означает нечто большее, чем этническое многообразие. Она пропо­ведует многокультурность, стирающую религиозные раз­личия, вытесняя их безликой духовностью.

Приведу три главных довода, объясняющие, почему плюрализм приобретает все большую популярность на за­паде.

1. Утрата веры в высшую и окончательную власть Слова Божьего.

Не желая признавать, что они больше не считают Библию единственным Словом Божьим, многие христиане демон­стрируют слабую веру в силу Слова Божьего, отказываясь отстаивать такие великие ценности библейского открове­ния, как Сотворение, Грехопадение и Искупление, совер­шенное воплощенным Сыном Божьим. Сталкиваясь с от­крытым отрицанием уникальности, величия и совершен­ства Господа Иисуса Христа, многие христиане хранят молчание. В отличие от апостола Павла, они стыдятся Евангелия!



2. Утрата веры в ценность христианских традиций.

Большинство христиан в наши дни мало что знают о вели­ких христианских традициях, дошедших до нас от Отцов Церкви через учения Вселенских Соборов в Никее, Кон­стантинополе и Халкидоне.

Не лучше обстоит дело и с познаниями в области исто­рии Реформации и таких ее деятелей, как Мартин Лютер, Жан Кальвин и Джон Нокс. Возможно, они даже не зна­ют о том, что реформаторы оставили нам классическое оп­ределение христианской веры в своих Символах Веры и Катехизисах.

3. Пребывание в неведении относительно происходя­щего процесса возрождения основных мировых религий.

Одно из самых важных явлений в мире на заре нового ты­сячелетия — возрождение основных мировых религий. Профессор Хейм из Массачусетса (Andover Newton Theological School), отмечая этот феномен, в своей статье "Плюрализм и отличительные особенности мировых ре­лигий" (1992 г.) писал о том, что представители мировых религий — мусульмане, буддисты и индуисты продолжа­ют твердо верить в обоснованность и уникальность своих религиозных традиций. В то же время, разве не странно, что люди на западе, представляющие сегодня демографи­ческое меньшинство, так спешат освободиться от своих религиозных и культурных корней?

Всем, кто любит Господа и верит в высшую и оконча­тельную власть Его Священного Слова, нужно отказаться от вредного влияния плюралистических теологий. Нам нужно более серьезно изучать Библию и классические труды христианских деятелей. Прежде всего, нам нужно с удвоенной энергией и всеми способами защищать и рас­пространять христианскую веру во всем мире.

О современном мусульманском мировоззрении.

Оставив в стороне теории, выступающие за радикальный разрыв с деятельностью первых христианских миссионе­ров, мы можем теперь объективно взглянуть на мусуль­манский мир. Наша позиция должна отличаться целост­ным восприятием истинной природы ислама — религии, охватывающей все стороны жизни. В целом, эта религия признает Бога, как Создателя и Владыку над всем сущим, но отрицает грехопадение, как оно описано и объясняется в Библии, исторический факт распятия на кресте, а так­же необходимость искупления грехов. Достичь вечного блаженства в раю Аллаха можно, только веруя в единство Божие и в апостольское служение Мухаммеда, и ведя жизнь, подчиненную законам шариата.

Сегодня большинство мусульман живет в странах тре­тьего мира. Многие из них хорошо знают историю, свое великое и славное прошлое. Вера в правильность своей религии у них непоколебима. Бог доверил им свое глав­ное послание человечеству. Они принесли его с собой в далекие края и смогли основать великие империи. Свое нынешнее бедственное положение мусульмане восприни­мают, как временный, неудачный период, который в конце концов уступит место периоду возрождения былой славы. Они действительно надеются на победу ислама во всем мире. Эта вера составляет неотъемлемую часть их эсхатологии.

Говоря о евангелизации мусульман, мы должны по­нимать, что они исходят из абсолютной уверенности в правильности своей веры. Они считают себя хранителя­ми высшего и полного Божьего откровения. Поэтому им совершенно незачем всерьез воспринимать прежнюю, менее совершенную религию. К тому же, обычный му­сульманин убежден в том, что обращение в христианст­во не принесет ему никакой пользы. Если он живет в му­сульманской стране, это обращение неминуемо приве­дет его к смерти. Если он эмигрировал на запад, он не видит никакой особенной выгоды от принятия христи­анской веры. Западное общество предстает его взору, как совершенно непонятный, запутанный мир, нравы которого представляют угрозу для его семьи. На его ро­дине общество и государство помогают ему в том, чтобы строго блюсти свою веру. Здесь же, на западе, такую по­мощь ему получить неоткуда. Свобода, к которой он стремился в этом новом для него мире экономических возможностей, пугает его своей секуляризацией. Он не понимает разделения между религией и политикой, между "церковью" и государством. Его культура глубо­ко религиозна, а его религия породила самоценную и самобытную исламскую культуру. Работая и живя на западе, он отождествляет христианство с западной культурой, которая, по его мнению, переживает упадок и разложение. Это лишь укрепляет его веру. Для того, чтобы выжить в светском обществе, он должен перейти в наступление и принять участие в исламской миссио­нерской работе — "Давах". Он призывает западных лю­дей обратиться в ислам. Это может привести к измене­ниям в религиозном и политическом сознании новооб­ращенных на Западе.



Мусульманское влияние на плюралистические общества Запада

Итак, когда мы говорим о деятельности христианских миссий в мусульманских странах в 21 веке, мы должны хорошо сознавать, что сами мусульмане уже распростра­няют свою веру по всему миру. Это — новое положение дел. Когда Вильям Кэри начинал миссионерскую работу в 1792 году, все обстояло иначе. Другими словами, надеясь проводить миссионерскую работу среди мусульман, мы должны помнить о том, что в ответ они перейдут в мощное наступление. Мусульмане будут пытаться убедить евро­пейцев и американцев в том, что только ислам в состоя­нии навести порядок в моральном и духовном хаосе за­падного общества.

Я хотел бы более подробно остановиться на этом вопро­се, обратившись к работе двух видных христианских про­фессоров, один из которых преподает в США, а другой — в Германии. Оба обращаются к проблемам мусульман, ко­торые живут на западе, ведут борьбу за выживание и пы­таются заниматься миссионерской деятельностью в при­ютивших их странах.

Прежде, чем привести цитаты из их работ, я хочу разъ­яснить, в чем состоит традиционный исламский взгляд на мир. Согласно исламу, мир разделен на два лагеря: "Дар аль-Ислам" и "Дар аль-Харб", т. е. "Царство ислама" и "Царство войны". В исламских странах закон шариата обладает наивысшей силой и насаждается в обществе с по­мощью государства.

До недавних пор подавляющее большинство мусуль­ман жили почти исключительно в странах Дар аль-Ислама. Теперь же, когда многие эмигрировали на запад, им трудно полностью соответствовать требованиям своей ве­ры в среде, где государство занимает нейтральную пози­цию в вопросах религии. Радикальные мусульмане, поль­зуясь свободами западного плюралистического общества, упорно стремятся создать такие условия, которые позво­лили бы последователям ислама жить так, словно они по-прежнему находятся на исламской территории. Однако такие попытки могут быть реализованы лишь там, где за­кон шариата проводится в жизнь при поддержке теокра­тического государства!

Любопытную статью под заголовком "Может ли усто­ять разделенный дом? Размышления о христианско-мусульманских противоречиях на западе" опубликовал в 1993 г. известный западно-африканский ученый Ламин Саннех. Профессор Саннех, мусульманин, принявший христианство, пишет о неизбежном столкновении "плю­ралистической традиции Запада" с требованиями мусуль­манских эмигрантов о соблюдении своих обычаев, в осно­ве которых лежит их теократический взгляд на государ­ство. Доктор Саннех пишет:

"На западе ошибаются, полагая, что можно сохранить религиозную терпимость, уступая притязаниям мусуль­манских экстремистов в вопросах территориальности. В доме, возведенном на таком фундаменте, не останется ме­ста для самого принципа плюрализма, благодаря которо­му западные страны радушно приняли мусульман и пред­ставителей других религий. Тот факт, что эти религиоз­ные группы пополнили свои ряды и преуспевают на Запа­де, в то время, как религиозные меньшинства в ислам­ских странах продолжают страдать от ущемления их гражданских прав, показывает, насколько неравноценны эти две традиции.

В условиях растущего наступления мусульман на ре­лигиозное пространство, и в свете полной несостоятель­ности стерильной, утилитарной этики светского госу­дарства, запад должен возродить ответственность за Евангелие, как общественную истину, и тем самым вос­создать основы, на которых современный Запад построил свое мировоззрение. К ним прежде всего относится ве­ротерпимость".

Исходя из понимания религии как института, охваты­вающего все сферы жизни, и наблюдая моральный упа­док западного общества, мусульмане, и это вполне понят­но, полны готовности и желания предложить западным странам свою спасительную веру. Их решимость вызвана глубокой убежденностью в том, что западная цивилиза­ция вступила в период своего упадка. Ответ может дать только ислам!

Это подтверждает и главная тема съезда мусульман, который состоялся в Чикаго в декабре 1994 года: "Ис­лам — на благо всего человечества!"

По другую сторону Атлантического океана известный немецкий богослов опубликовал статью, в которой за­тронул тему мусульманских меньшинств на Западе и их активность в миссионерском служении. Статья была опубликована в "First Things" за декабрь 1994 года под заголовком "Христианство и Запад: смутное прошлое, сомнительное будущее." Вольфарт Панненберг, профес­сор систематического богословия в университете Мюн­хена, пишет:

"Если западные свободы — не более чем права лично­сти, то правильно поступают другие религиозные груп­пы, когда стараются защищать свои групповые и духов­ные ценности от вторжения западной секуляризации. Помимо этого, исламские миссии в западных странах стремятся активно участвовать в миссионерской дея­тельности, направленной на освобождение народов Запа­да от материализма и безнравственности, связываемых с секуляризацией. Эти мусульмане считают, что христиане не справились с задачей моральной трансформации общества. Такая критика представляет собой серьезный вызов, брошенный традиционному христианству и за­падной культуре. Культура, лишенная духовных и мо­ральных ценностей, не готова принять этот вызов, и не­минуемо придет в упадок".

Этот анализ ведущего европейского богослова требует от нас серьезного размышления. В конце концов, мы жи­вем не во времена Вильяма Кэри или Самуэля Цвемера. Их труд находил поддержку на домашнем фронте, олице­творявшем христианскую культуру. Так, до Второй Ми­ровой войны, средний мусульманин на Ближнем Востоке считал американцев исключительно честными людьми. Он мог доверять им больше, чем своим соотечественни­кам-мусульманам. Почему? Потому что все американцы, которых он знал, были либо миссионерами, либо учителя­ми, и в жизни несли высокую этику подлинной христиан­ской веры! Нередко в прошлом американские дипломаты, приезжавшие работать в этот регион, сами были детьми или внуками первых миссионеров.

Как уже упоминалось, даже прожив долгое время за пределами Дар аль-Ислама, мусульмане сохраняют при­вычный образ мыслей. Они не понимают той очевидной реальности, что западная культура отринула свое хрис­тианское наследие. Поэтому они путают христианство с западной культурой и воспринимают его как олицетво­рение дурной морали. Таким образом, участие в миссио­нерской работе среди западных людей становится для них как долгом, так и хорошим шансом. Весьма приме­чательно также и то, что такая деятельность не предпо­лагает официального "направления" от миссионерской организации. Исламский взгляд на миссионерскую ра­боту основан на концепции "давах" — призыва к людям обращаться в ислам. Это добровольная работа, в которой он участвует как мусульманин, как человек, который подчинился высшему Божьему откровению в Коране. Его священный долг — нести свою веру, используя лю­бые средства: иногда мирные, а иногда такие, как джихад — священная война.



Ислам — больше, чем религия

Как нам лучше понять идею джихада и насколько эта идея укоренена в мусульманском сознании? Почему ис­лам бросает такой вызов нормам западного общества и христианству? Чтобы получить ответы на эти вопросы, нужно обратиться к истории завоеваний ислама.

Прежде всего, ислам претендует на то, что он — по­следнее послание Бога к человечеству. Развитие религии, зародившейся на Аравийском полуострове, и превраще­ние ее в "образ жизни", уходит корнями в ее особую исто­рию — историю, неразрывно связанную с ее основателем Мухаммедом. Он родился в Мекке в 570 г. н.э. и в возрас­те сорока лет начал проповедовать абсолютное единство Бога. Немногие поверили его словам. В 622 году он пере­ехал в Медину с небольшой группой своих последовате­лей. Там он выступал в роли пророка и государственного деятеля. К 632 году, в год его смерти, он завоевал Мекку и добился покорения воинственных аравийских племен. Его преемники халифы приступили к завоеванию терри­торий Персидской и Византийской Империй. К 732 году новая арабо-исламская империя простиралась от Испа­нии до Индии! Большинство восточных христиан, оказав­шись под властью мусульманских правителей, вынужде­но было платить подушный налог и мириться с ограниче­ниями в жизни, чтобы сохранить свою религию.

Таким образом, два фактора объясняют, каким обра­зом ислам превратился в единое целое, охватывающее ре­лигию, государство и культуру: один — жизнь и пример Мухаммеда, основателя этой религии, и методы, с помо­щью которых ему удалось сделать ислам религией всего Аравийского полуострова; другой фактор — геополитиче­ский: две сверхдержавы того времени, Византия и Пер­сия, истощив друг друга в жестокой борьбе, не смогли противостоять нападению арабо-исламских войск, которые пришли с Аравийского полуострова после смерти Му­хаммеда в 632 году н.э.

Вторая исламская экспансия произошла, когда в ис­лам обратились многочисленные турецкие племена из Центральной Азии, перебравшиеся на Ближний Восток, чтобы служить наемниками мусульманских халифов в Багдаде. После монгольского нашествия на Ближний Восток и падения Багдада в 1252 году турки подхватили дело ислама и продолжили его завоевания.

В 1453 году они положили конец Византийской Импе­рии, разгромив Константинополь и переименовав его в Стамбул. Оттоманские турки колонизировали огромные территории в Центральной и Восточной Европе. Через 12 лет после того, как Мартин Лютер выдвинул свои 95 тези­сов, турки впервые осадили Вену и осаждали ее еще дваж­ды в течение века!

Краткий экскурс в историю возникновения и экспан­сии ислама показывает, что эта религия распространя­лась в основном благодаря завоеваниям. Фактически, ис­лам рассматривает захватнические войны, как важную часть веры, называя их джихадом. Здесь я должен доба­вить, что не хочу преуменьшать значение того факта, что, с одной стороны, ислам — такая же религия, как и дру­гие, т. е. это — теистическая религия, которая учит, что Бог — одновременно Создатель и Владыка мира. В ней есть свои религиозные обряды и молитвенные дома. С другой стороны, в исламе присутствует особый политиче­ский компонент, который очень важен для поддержания норм и традиций жизни верующих. Мусульмане должны жить в рамках "шариата" — исламского права, а их поли­тические деятели должны проводить его в жизнь. Ислам­ское государство обеспечивает развитие особого ислам­ского мировоззрения и культуры. Поскольку ислам — это религия, политика и культура, объединенные в единое целое, мусульмане несут в себе, осознанно или неосознан­но, мечту об установлении исламского порядка, в котором власть Аллаха проявится ныне и здесь. Когда обстоятель­ства складываются благоприятно, мусульмане достаточ­но активно отстаивают и провозглашают свою политичес­кую философию в западных странах, как это произошло недавно в Великобритании.

Чрезмерное внимание христиан к проблеме "джихада" не созвучно духу нашего времени, требующему от всех нас жить в согласии и забыть прошлое в условиях глобализованного и хрупкого мира. Но что, если некото­рые цивилизации не могут адаптировать свою идеологию к современной ситуации? Что, если, как мы видим сего­дня, исламский радикализм охватывает наш мир от Ин­донезии, через Пакистан и до Ближнего Востока? Долж­ны ли мы заниматься самоцензурой и скрывать факты, основанные на древних догматах веры, значение которых в мире все еще велико?



Христианское свидетельство мусульманам: борьба с секуляризацией.

Рассматривая историческое развитие исламского миро­воззрения, убежденность мусульман в своем долге распро­странять свою веру любым путем, мы понимаем, что всем верующим христианам сегодня брошен серьезный вызов. Нам нужно не только обеспечить себя теологическими ар­гументами, доказывающими, что ислам — не последнее послание Бога к человечеству. Нам необходимо проанали­зировать и подготовить наше свидетельство Слова Божье­го, ясно указывая на то, что мусульманская вера ставит под сомнение все основные принципы христианства: до­стоверность Библии, Триединство, божественную природу Иисуса Христа, распятие Его на кресте, воскресение и ис­купление грехов. Кроме того, мы можем сделать вывод, что, продумывая миссионерскую работу для мусульман в новом тысячелетии, все христиане должны помнить о не­обходимости упорной борьбы с постоянным проникнове­нием секуляризации в различные сферы их жизни.

Доверие к деятельности христианских миссионеров, как у себя в стране в рамках плюралистического общества, так и за рубежом, зависит от того, насколько христиане сумеют дистанцироваться от норм и образа жизни окружа­ющего их светского общества. Если христиане не будут ве­сти образ жизни, в корне отличающийся от образа жизни светского общества, ни один мусульманин не станет серь­езно относиться к тому, что предлагает христианство. Нам нужно внимательнее отнестись к истории первых трех сто­летий христианской эпохи, когда быть христианином оз­начало отделить себя от испорченной языческой среды, и в то же время пытаться воздействовать на эту среду словом и делом, свидетельствуя: Иисус есть Господь. Вернемся к статье профессора Панненберга:

"Итак, в то время как мы рисуем в своем воображе­нии великое возрождение христианства и западной культуры в третьем тысячелетии, такое будущее вовсе не обязательно ждет нас. Возможно, западные страны не отнесутся всерьез к необходимости возрождения своих религиозных корней. Они могут продолжать стреми­тельно развиваться в секуляристском направлении, не сознавая очевидного и печального исхода этого пути. Од­нако, конец западной культуры не означает конца хрис­тианства. Христианская религия не зависит от культу­ры, которую она породила. Также, как и в прошлом, церковь может выжить и развиваться и в контексте дру­гих культур.

С развитием секуляризации растет и необходимость того, чтобы христианская вера и христианская жизнь воспринимались в резком контрасте со светской культу­рой. Вполне возможно, что в начале третьего тысячеле­тия только римско-католическая и православная церк­ви, с одной стороны, и протестантизм, с другой, выживут как церковные общины. То, что обычно называли проте­стантскими "традиционными" церквями, находится сейчас под серьезной угрозой исчезновения. Я считаю, что они исчезнут, если не будут и дальше противостоять усилению духа безбожной культуры и не попытаются из­менить его.

Не существует альтернативы Церкви. Чем дольше бу­дут проявляться светские тенденции в обществе, тем яснее обозначится роль церкви, как ориентира христианской жизни, четко отделяющей себя от этой культуры.



Миссионерское служение мусульманам: задачи на будущее

Хотя на западе существует больше возможности для мис­сионерской работы среди мусульман, не стоит забывать и о нашем долге нести им Евангелие на их родине. Конечно, можно считать, что евангелизация мусульман в странах Дар аль-Ислама — неосуществимая миссия. Тем не менее, то, что невозможно для человека, возможно для Бога.

Мне выпала честь в течение тридцати шести лет нести Благую Весть об Иисусе Христе, распятом, воскресшем и явившемся вновь, народам арабского мира. В течение этих лет от мусульман и восточных христиан пришло бо­лее двухсот тысяч писем. В то время как большинство корреспондентов-мусульман проявляло интерес к библей­скому Мессии, некоторые действительно признали Его Спасителем и Господом с огромным риском для своей жизни. В силу существования в исламе Закона о вероот­ступничестве, запрещающего мусульманам обращаться в христианство, я не имел возможности крестить новообра­щенных или основывать местные церкви. Но у меня нет сомнения в том, что многие новообращенные выстояли в своем христианском свидетельстве.

В чем будет состоять миссионерское служение мусуль­манам в новом тысячелетии? Миссионерская работа на радио по-прежнему очень важна для распространения Слова Божьего и приобщения к нему новых мусульман.

Тем не менее, невозможно игнорировать политичес­кие, экономические, культурные, и, что самое важное, религиозные факторы, действующие сегодня в мусуль­манском мире. Ближайшее будущее вызывает у меня се­рьезную обеспокоенность, поскольку ситуация в мусуль­манских странах в целом быстро ухудшается. Те из нас, кто живет в пределах западного полушария, похоже, очень слабо осведомлены о том, что происходит в араб­ском или в более многочисленном мусульманском мире. Пока не прекратятся поставки нефти, мы вряд ли всерьез задумаемся об этой далекой части света. В конце концов, неужели недостаточно того, что мы для них сделали? Не мы ли в начале этого десятилетия отправили полмиллио­на наших мужчин и женщин на Аравийский полуостров для освобождения Кувейта от Саддама Хусейна? Неуже­ли мы недостаточно сделали для установления мира меж­ду Израилем и его арабскими соседями?

Подъем и распространение воинствующего ислама за­ставят нас обратить пристальное внимание на мусульман­ский мир и миллиард человек, живущих в нем. В результате краха националистических идеологий, не су­мевших сдержать обещание создать справедливое и про­цветающее общество, их место сегодня заняли радикаль­ные мусульмане. Недавно я прочитал книгу с интригую­щим названием "У Бога 99 имен: репортаж с Ближнего Востока в состоянии войны". Автор, Джудит Миллер, больше двадцати лет работала корреспондентом "Нью-Йорк Таймс" по Ближнему Востоку. Предсказывая буду­щее этого региона, она написала:

"Джон Пейдж, главный эксперт Мирового Банка в об­ласти экономики Ближнего Востока, полагает, что миро­вая экономика развивается столь быстрыми темпами, что страны или регионы, которые не способны произвести не­обходимые структурные изменения в борьбе за долю рын­ка и капитала, вероятнее всего, будут всегда жить в бедно­сти. Сегодня на долю Ближнего Востока приходится всего три процента мировых иностранных инвестиций; Азия получает 58 процентов. В настоящее время Ближний Вос­ток покупает почти 50 процентов всего оружия, продан­ного странам третьего мира".

Эти печальные факты ясно указывают на истинную природу кризиса, охватившего сегодня мусульманские страны. Ясно, что ислам не способен справиться с пробле­мами современного мира. В то время как радикалы, боль­ше известные сейчас как исламисты, с гордостью утверж­дают, что "истинный ответ — в исламе", нет видимых ос­нований полагать, что эти лозунги обладают реальной си­лой для решения тяжелых проблем миллионов мусуль­ман, живущих в городе и в деревне.

Книга Джудит Миллер заканчивается мрачными пред­сказаниями:

"Арабы много пишут по поводу болезненных проблем мусульманства. Историк Бернард Льюис отметил, что эти работы можно разделить на две категории. В то вре­мя как некоторые аналитики спрашивают: "В чем наша ошибка?", другие требуют ответа: "Кто так поступил с нами?". Если первый вопрос ведет к обсуждению кон­кретных мер для решения проблемы, то второй приво­дит лишь к "заблуждениям, фантазиям и теориям заго­вора", которые усиливают чувство обиды, разочарова­ния, а также к "бесконечной, бессмысленной череде фа­натиков и тиранов", что способствует укреплению в соз­нании образа мусульманина, как террориста-самоубий­цы. Многие аналитические статьи, написанные арабами в арабских странах с позиции самокритики, увы, подпа­дают под вторую категорию.

Как грустно, если после стольких страданий арабы воспримут другую идеологию (здесь речь идет об ислам­ском радикализме), которая, скорее всего, стала бы лишь преградой к обретению процветания, динамизма, терпи­мости и творческой фантазии, характерных для их циви­лизации в прошлом".

Принимая во внимание эти взгляды и послушно вни­мая Слову Божьему, мы приходим к выводу, что на этом этапе мировой истории миссионерское служение в мире в целом и в мусульманских странах в частности, должно коснуться каждого члена церкви. Прежнее разграниче­ние между миссионерской деятельностью у себя в стране и за рубежом устарело. Как я уже говорил, миллионы му­сульман и приверженцев других мировых религий живут сейчас на Западе. Кроме того, огромное число христиан из Америки, Европы и тихоокеанских государств работает во многих частях мусульманского мира. У них достаточно возможностей для миссионерской деятельности, пусть иначе организованной, но обязательно верной наказу, ос­тавленному нам Господом!

Итак, как члены Тела Христова, мы должны быть не­устанными тружениками на ниве нашего Господа. Нельзя позволять себе стоять в стороне, ограничиваясь финансо­вой поддержкой миссионерской деятельности. Трудясь на ниве миссионерской работы в своей стране и в своих об­щинах, мы должны активно поддерживать своими молит­вами, щедрыми дарами, а также христианским образом жизни тех, кого послали в далекие страны. Нельзя допус­кать, чтобы активной миссионерской деятельностью сре­ди нас занимались только мусульмане. Нам дарована ве­ликая Весть, и мы должны поделиться ею с человечест­вом. Если мы, христиане, живущие на западе, уклонимся от своего миссионерского долга, предписанного Богом из вечности, то его будут исполнять христиане из Африки, Азии и Латинской Америки. Апостол Иоанн увидел прекрасное будущее и описал его чудесными словами:

"После этого взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех пле­мен и колен, и народов и языков стояло пред престо­лом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. И восклицали громким голо­сом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на пре­столе, и Агнцу!" (Отк.7:9,10).



Каталог: system -> files


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет