Учебное пособие Рязань 2009 ббк н63 81. 411. 2-923 Н63



бет4/6
Дата18.07.2016
өлшемі0.97 Mb.
түріУчебное пособие
1   2   3   4   5   6
§1. Вводные замечания
Из всех топонимов водные названия наиболее тесно связаны
с природными особенностями обозначаемых ими объектов и, кроме того, в языковом отношении представляют собой особенно часто архаичные образования. Поэтому, прежде чем приступить к описанию рязанской гидронимии, следует рассмотреть некоторые физико-географические особенности области и историю заселения края.

Физико-географическая характеристика Рязанской области. Рязанская область располагается в центре Восточно-Европейской (Русской) равнины. Ее территория представляет собой возвышенно-холмис-
тую местность, изрезанную долинами рек и оврагами. В западную
и юго-западную части области заходит окраина Средне-Русской возвышенности, северную часть занимает плоская Мещерская низменность, поросшая хвойными и смешанными лесами, перемежающимися с болотами, южная часть входит в Окско-Донскую низменность, восточная часть — в полосу волжско-окско-донских равнин.

Рязанская область расположена в лесной и лесостепной зоне. Северная ее часть, в окском левобережье, располагается в зоне хвойно-широколиственных лесов, по правобережью протянулась отдельными массивами зона широколиственных лесов, юго-западная и южная части лежат в лесостепной зоне.

Область богата водными ресурсами, практически все реки относятся к бассейну Оки и лишь около двух десятков рек, протекающих на юго-западе и юге, входят в бассейн верхнего Дона.

Река Ока — главная водная артерия Рязанской области. Общая ее длина — 1478 километров, из них на область приходится более трети — 485 километров. Бассейну Оки на территории области принадлежит более 850 рек и речек, общая протяженность которых составляет примерно 10 тысяч километров.

В области насчитывается около 2900 озер, общая площадь которых составляет 246 квадратных километров. Примерно 1400 озер имеют площадь более одного гектара. Большая часть озер (около 2250) относится к пойменным. Как правило, это бывшие старицы, потерявшие связь с основным руслом. В Рязанской части Мещерской низменности расположены самые большие по площади озера, входящие в озерную систему реки Пры. Площадь 130 озер превышает 1 гектар. Озера в междуречьях Оки и Пры, Пры и Гуся термокарстовые: их котловины образовались при протаивании многолетней мерзлоты, существовавшей на территории области в эпоху валдайского оледенения. Предполагают, что некоторые озера имеют карстовое происхождение, например, озеро Белое у деревни Белое Клепиковского района. Его глубина достигает более 50 метров. Глубина большей части рязанских озер составляет
от 1—2 до 6—7 метров. Озер с глубиной более 10 метров в области
немного.

На территории области немало болот. Преобладают болота низинного типа, которые образуются при зарастании озер, а также по берегам рек, у подножий склонов в местах выхода на поверхность грунтовых вод, за счет которых они и существуют. Больше всего болот в Мещерской низменности, где ими занято около 30 процентов всей площади.



История заселения территории Рязанской области. Исторические процессы этногенеза населения Рязанского Поочья были довольно сложными и до сих пор остаются не до конца проясненными. Достаточно точно установлено, что до заселения славянами Рязанского Поочья практически всю его территорию занимали финские племена, связанные с археологическими памятниками волосовской культуры (конец III — начало II тысячелетия до н.э.) и развившихся на ее основе дьяковской
и городецкой культур (VII век до н.э. — V век н.э.). Из этих племен
в дальнейшем образовались поволжско-финские племенные группировки меря, мурома, мордва и мещера, заселявшие Среднее и Нижнее Поочье во время прихода туда славян и проживавшие одновременно с ними. С территорией Рязанской области обычно связывают племена мордвы и мещеры, на базе которых развились современные мордовские этнические группы мокша и эрзя. С перечисленными финскими культурами и племенами связываются и определенные гидронимические ареалы: с волосовской культурой — гидронимы на -кса, -кша, -ньга, -нга;
с дьяковской и городецкой культурами — гидронимы на -ома, -ема, согл. + -ма; c племенем мещера — названия на -ур (-уру); c племенем мурома — ареал на -ус; c ареалом мордовских могильников — гидронимы на -лей, -ляй. Концентрация финских гидронимов достаточно велика на большой территории области, значительно ослабевает она западнее нижнего течения Прони, всего течения ее притока Рановы и южнее течения Оки выше устья Прони. Это связано с тем, что междуречье Осетра и Прони считается районом самого раннего расселения в Рязанском крае славян-вятичей.

Можно также считать доказанным присутствие балтийских племен в бассейне Оки. Как балтийскую, например, принято определять мощинскую культуру верхней Оки (до Упы) (IV—VII века), находившуюся в определенных связях с зарубинецкой культурой Поднепровья и Припятского Полесья, которую либо считают западнобалтийской, либо определяют как сложную балто-славянскую. Балтийское влияние усматривают ряд исследователей в культуре этноса (предположительно финского), оставившего рязанско-окские могильники от устья реки Москвы до устья реки Гусь по обеим берегам Оки, и объясняют это ранними контактами балтов с финскими племенами в Поочье задолго до прихода туда славян. Балтийским традиционно считается и летописное племя голядь (XII век), населявшее междуречье Протвы и Москвы


в Подмосковье и связанное с мощинцами отношениями преемственности. Отмечаются тесные контакты и взаимопроникновения славянской
и балтийской культур в междуречье Оки и Москвы на протяжении
VIII—XII веков. Признается также и достаточно большой балтийский вклад в гидронимию Поочья, особенно в верховьях Оки и в бассейне Москвы. Как балтийские трактуются названия на -еса, -аса, -уса, -апе,
-опе, -ата, -ета, -ита, -ота, -ея,
для которых находятся надежные соответствия в прибалтийской топонимии. Ранее восточная граница расселения балтийских племен обычно определялась по линии, проходящей через устье Москвы, а наличие балтийских названий восточнее этой линии объяснялось проникновением в Рязанское Поочье отдельных групп балтов вместе со славянами. Вместе с тем и раньше, и особенно в последнее время, делались предположения о продвинутости этой границы гораздо дальше на восток, в бассейны Мокши и Теши. Однако вопрос
о конкретной этнической принадлежности данных балтийских племен,
о путях и времени их проникновения в Рязанское Поочье до сих пор окончательно не решен.

Первые славяне появились в Среднем Поочье довольно поздно. Достоверные славянские древности, по мнению многих археологов, на территории Рязанской области могут быть датированы не ранее чем IX—X веками. С X века начинается активная славянизация края, которой сопутствуют вытеснение и ассимиляция финно-угорского населения. Массовое расселение славян в Рязанском крае связывают с летописным племенем вятичей, причем этот ареал их расселения располагают на ограниченной территории междуречья Осетра, Оки и Прони, что находит свое подтверждение и в топонимии, которая на данном участке является преимущественно славянской. Выделяют и второй поток славянской колонизации Среднего Поочья, который относят к XI—


XII векам и связывают с переселением славян из Киевской и Черниговской земли. Эти процессы были тесно связаны с развитием в Древней Руси феодальных отношений, становлением Рязанского княжества
и вхождением его в сферу влияния киевских и черниговских князей, последние традиционно считаются родоначальниками муромского и рязанского княжеских домов. Наиболее ярким отражением этой колонизации в топонимии считают такие перенесенные из Киевской земли названия, как Переяславль, Трубеж, Лыбедь, Вышгород и др.

Указанному ареалу междуречья Осетра, Оки и Прони в диалектном и этнографическом отношении противостоит окское мещерское левобережье и бассейн Цны в правобережье Оки. Такое различие, по мнению исследователей, определяется тем, что славянское население проникало в Мещеру и бассейн Цны иными путями, чем в правобережное Поочье. В частности, есть мнение, что левобережье осваивалось славянами-кривичами или их потомками из Владимирской земли, которые, по-видимому, ассимилировали местное финское население, усвоив от них некоторые культурные элементы. Отражено это как в русской топонимии, имеющей определенное своеобразие, так и в наличии мощного пласта субстратных (финноязычных) названий.

В дальнейшем этногенез населения Рязанского края был тесно связан с развитием феодальных отношений и становлением русской государственности, что в свою очередь вызывало процессы освоения новых территорий и переселения жителей некоторых регионов Руси в Рязанский край. Конечно, все это не могло не отразиться и в топонимии, однако основная масса водных названий сложилась, по-видимому, в дославянский период истории края или в первые века славянской коло-
низации.

§ 2. Группы рязанских гидронимов

в аспекте их происхождения
С точки зрения происхождения рязанские гидронимы традиционно делятся на следующие группы:

1) финно-угорские;

2) балтийские;

3) славянские;

4) неясного происхождения.

Наименования последнего типа не находят объяснения на материале каких-либо современных или древних славянских, финно-угорских или балтийских языков (р. Байдур, р. Деркис, р. Дондур, р. Свестур, оз. Комгарь (вариант Кумагря), оз. Лынца, оз. Пильдащи, оз. Ромзя и др.). С одной стороны, наличие таких названий в русской топонимической системе можно объяснить тем, что субстратные гидронимы при адаптации в чуждой языковой среде претерпевают различные фонетические изменения вплоть до полной неузнаваемости. С другой стороны, высказывались предположения (В.А. Никонов, Е.М. Поспелов, Б.А. Серебренников), что такие названия либо относятся к древнейшему топонимическому пласту, который оставили еще неолитические племена, заселявшие Поочье, либо принадлежат каким-то финно-угорским народам, ассимилированным другими племенами и утратившим свои языки.



§ 3. Происхождение названий наиболее крупных рек
Рязанской области

Сложность процессов этногенеза населения Рязанского Поочья отражается в неоднозначности и разновариантности этимологизации названий даже наиболее крупных водных объектов. К примеру, для гидронима Ока дается сразу несколько версий происхождения. Наиболее распространенной является версия о финно-угорском происхождении наименования, в соответствии с которой гидроним соотносят с финским jokki «река», хотя в современных финно-угорских языках, представленных на данной территории, эта основа звучит иначе, в частности
р. Мокшу представители такой этнографической группы мордвы, как мокша, называют Ю, что переводится как река. В.А. Никонов высказал предположение, что ранее в древних финно-угорских языках Поочья эта лексема произносилась в форме, более близкой к финскому слову
и гидрониму Ока. Представители балтийской версии соотносят название реки с географическими апеллятивами — латышским aka «источник, колодец» или литовским аkis «незамерзающее место», которые по происхождению являются метафорическими и восходят к литовскому akis, латышскому acs «глаз», отражая распространенный топонимический семантический перенос «глаз» > «водоем». О.Н. Трубачев считает эту версию наиболее реальной. Согласно славянской версии название реки также соотносится со словом око «глаз», которое употреблено
в метафорическом значении «источник, родник» (в карпатских диалектах представлено значение «глубокое место в реке»). Некоторые исследователи отмечают повторение гидронима Ока в разных регионах и полагают, что идентичность названий объясняется общностью их происхождения (ср.: р. Ока, левый приток р. Ангары (Сибирь), р. Ока, правый приток р. Кунья (Псковская обл.), р. Ока в бассейне р. Уфы (Пермская обл. и Башкирия). Так, Е.М. Поспелов усматривает источник всех названий Ока в неизвестных языках древних волго-окских неолитических племен. Наименование реки сближают также с готским aha «река», древневерхненемецким aha, ahe «вода, река», тюркским ок «стрела», марийским ака «старшая сестра» и т.д. По мнению Г.П. Смолицкой, многие версии имеют кабинетный характер и не учитывают исторических и географических аспектов.

Неоднозначно трактуется и происхождение гидронима Цна. Такое название имеет ряд рек: левый приток р. Березины; приток р. Гайны, правого притока р. Березины; левый приток Припяти; левый приток


р. Оки в Московской области и др. Как и для названия Ока, имеется несколько версий происхождения этих гидронимов. Н.И. Надеждин полагал, что все названия Цна имеют чудский, то есть финно-угорский характер. По славянской версии данное наименование мотивируется основой тесна «узкая» или десна «правая», а современный вид получило
в результате исторических фонетических изменений (падения редуцированных и ассимиляции согласных). Сторонники балтийской версии соотносят слово Цна с древнепрусским tusnan «тихий». Однако В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев, например, разделяя мнение о балтийском происхождении названий Цна, исключают из их перечня рязанский гидроним, с пометой «иного происхождения». Г.П. Смолицкая высказала предположение о возможном генетическом родстве поокских гидронимов Сосна, Десна, Цна, Цон, Мценя, что, по ее мнению, дает основание ставить вопрос о финно-угорском происхождении названия Цна в Поочье (от sose, sossen «болото, грязь»).

Нет однозначной трактовки и происхождения гидронима Проня. Такое наименование носит не только приток р. Оки, но и приток р. Сож в бассейне р. Днепра. А.А. Шахматов видел в этом отражение былой общности заселивших Поочье вятичей с оставшимися в Верхнем Поднепровье радимичами. В этом случае совпадение гидронимов является результатом либо переноса названия вместе с миграцией населения, либо возникновения одинаковых названий в одной и той же славянской языковой среде независимо друг от друга. Возможность перенесения наименования Проня из бассейна р. Днепра в Поочье отмечали Н.П. Милонов и А.Л. Монгайт. М. Фасмер объяснял оба названия на славянской языковой почве, сближая их с чешским prony «быстрый, неукротимый». А.Ф. Орлов высказал мнение о финно-угорском характере наименования Проня в Поочье. Как считают В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев, верхнеднепровский гидроним Проня имеет балтийское происхождение, а рязанские гидронимы Пра, Проня возникли из эрзя-мор-


довского пря «голова», «исток, верховье реки». Ю.П. Чумакова склоняется к тому, что оба наименования Проня, и верхнеднепровское, и рязанское, имеют балтийское происхождение.

По-разному трактуется и происхождение наименования крупнейшего правого притока р. Оки — Мокши. Едва ли его можно объяснить на славянской языковой почве (из мокрый «сырой, влажный», ср. Мокоша (Мокошь) — богиня плодородия у восточных славян). Гидроним полностью соотносится с этнонимом мокша — наименованием этнографической группы мордвы, хотя не ясно, что в данном случае первично — этноним или гидроним, тем более что у мокши данная река называется Ю. Высказывается предположение, что в основу гидронима Мокша в общефинское время лег апеллятив мокс (вариант мокш) «исток, приток, поток, бегущая вода». Следует также обратить внимание, что гидронимы на -кша широко представлены в бассейне р. Оки: Лакша, Колакша, Селекша, Мокша, Шумокша, Серокша, Шокша и др. Многие из них находят объяснение на финно-угорском языковом материале (формант -кша соотносится с мар. iksa «ручей»).

Для названия правого притока Оки Вожы также предлагается несколько этимологий на материале разных языков. М.Н. Макаров, например, сначала соотносил гидроним Вожа с наименованием чудского племени водь, затем объяснял его на материале языка вотяков (удмуртов). В настоящее время считается, что он либо имеет финно-угорское происхождение, что проявляется в его соответствии слову из коми-зырянского языка вож (бож) «развилка, образуемая впадением одной реки в другую», либо имеет балтийское происхождение, при этом его сравнивают с литовским vaga «русло реки» и помещают в один ряд
с соответствующими гидронимами Поочья (Важенка, Важаночка, Вожное, Воженка) и Поднепровья (Вага, Важица, Важа, Вожа, Вожочка).

§ 4. Гидронимы финно-угорского происхождения
Принадлежность гидронимов к пласту финно-угорской топонимии определяется в основном по двум признакам: во-первых, по условным корневым морфемам слов и целым лексемам, для которых находятся соответствия в современных и древних языках финно-угорской семьи (для рязанских названий это прежде всего языки мокшанский, эрзянский, марийский и его предшественник — древний мерянский язык), во-вторых, по типичным топоформантам и условным корневым морфемам.

К гидронимам первой группы, которые рассматриваются как финно-угорские с достаточно высокой степенью надежности, можно отнести, например, такие гидронимы, как речное и озерное наименование Вокша, которое допустимо мотивировать словами из мокшанского языка акша «белый», акшу «разновидность ветлы». Начальное В- в данном случае является приставным (протетическим), что характерно для рязанских говоров, ср., например, с диалектным вариантом слова ольхавольха. Сами гидронимы в этом случае указывают либо на цвет воды (ср. с русскими названиями оз. Белое, р. Белая), либо на характер прибрежной растительности. Озерный гидроним Ижевское, по-видимому, восходит к мокшанскому эши «колодец, родник», эше «прохладный»


и указывает на то, что озеро питается от родников. Данное название можно мотивировать этими апеллятивами, поскольку в русском языке они могут принимать вид иж-, иш- и т.п. (ср. также удмуртские названия р. Иж, г. Ижевск).

Наименование озера Большая Кардань точно соотносится с мордовскими лексемами карда, кардо, кардаз, калдаз «двор, загон для скота». Данное название аналогично русскому Подворное, так как мордовский суффикс -нь образует отыменные относительные прилагательные.

Сразу несколько соотносимых лексем с достаточно высокой степенью топонимичности значений находится в марийском языке для названия озера Кокша (мар. кукшо «сухой», кокша «лысый, плешивый», какши «тощий, худой, бледный», кокша оланге «ерш»); параллели в марийском языке имеются и для названий озер Румба, Румка (мар. румбык «муть», румбыкан «мутный»).

Озерный гидроним Кужихи (вариант Кужехта) мотивируется мордовским словом кужа, гуша «поляна» (суффикс -хт в мордовских языках является показателем множественного числа), то есть это название указывает на особенности расположения озера и на русский язык его можно перевести как Полянки.

В Рязанской Мещере имеются два озера с названием Сильма, которое допустимо мотивировать мокшанской лексемой сельме «глаз», при условии развития у нее метафорического значения «озеро, источник», чему есть примеры во всей мировой топонимии, в том числе и в угро-финской (ср. карельское silma, саамское calme «глаз», диалектное севернорусское чильма «чистое болото, окно на болоте» и севернорусские гидронимы Цылма, Усть-Цилма, Чилма).

Наименование крупного левого притока р. Оки — Пры, как правило, возводят к эрзя-мордовскому слову пря, которое имеет значения «голова» и «исток, верховье реки».

Финно-угорское происхождение, установленное по корневым морфемам, имеют также такие речные гидронимы, как Вянка (эрз. ванькс «чистый» или морд. вянь «ночной»), Инкаш (морд. ине «большой» и кужа «поляна»), Лея (эрз. лей, мокш. ляй «река»), Мушка (мокш. мушка «волокно, кудель», по-видимому, данное название указывает на то, что речка использовалась для вымачивания льна при изготовлении волокна) и др.

Из озерных гидронимов этимологизируются на финно-угорском материале такие, как Кулома (мокш. кулома «смерть, смертельный»), Курмушка (вариант Курмыши) (мокш. курмыш «отдельно стоящая группа домов», апеллятив заимствован и русскими говорами), Лушман (варианты Лушмен, Лушмадь) (эрз. лушмо, мокш. лашма «низина, отлогий овраг, сырое низкое место»), Мукарь (морд. мукорь, мокорь «пень»), Муштки (морд. мушка — «конопля, волокно, кудель»), Пяша (мокш. пяше «липа», пяшень «липовый»), Шуя (мар. шуя «половодье»), Шаище (мокш. шяй «болото», «камыш», шяйнь «болотный») и др.

Вторую группу финно-угорских по происхождению водных наименований составляют гидронимы, которые, помимо соответствующих субстратных корневых морфем, имеют и типичные финно-угорские топоформанты. Наиболее распространенными и прозрачными среди них являются речной формант -ляй (-лей, -ля), который мотивируется словом мокшанским ляй, эрзянским лей «река», и озерный — -ерха, -ерхи, который представляет собой передачу мокшанского эрьхке, эрзянского эрьке «озеро». Адаптируясь к русской топонимической системе, озерный формант может также принимать вид -ерга, -ерка, -ерки, -ирка, -ирки,
-орки, -орха
. В некоторых случаях как искаженные варианты данного формантного типа допустимо трактовать и гидронимы на -ери, -риха,
-рихи, -урка, -урки
и некоторые другие.

Среди гидронимов с речным формантом отметим следующие: Карля (морд. кяр (кер) «лыко, кора» или кярь (керь) «поселение на отшибе, одинокий домик»), Кашеляй (мокш. кяше «деготь», каш «тихо», кош «шалаш»), Кевля (мокш. кев «камень»), Кужля (морд. кужа «поляна»), Пурля (мокш. пора «роща, лесок») и др.

К наименованиям с финно-угорским озерным формантом можно отнести, например, такие, как Вечерки, Вещурки, Вичерки (эрз. вишка «маленький», мокш. «сильный, быстрый»), Ночирки (мокш. начка «мокрый»), Сунтриха (мокш. сюнет, сюнерь «пасмурный»), Тюмерха (морд. тума, тумо «дуб»), Усерхи (эрз. усия «залив, остров»), Ушерхи (морд. уша, ушо «наружное пространство, улица, погода», ужа «дальний угол, клин леса», ушь «чертополох»), Шатерга (мокш. шада «половодье»), Шустерха (мокш. шушь «жито», эрз. шукш «сорный, захламленный») и др.

Здесь приведены лишь некоторые названия, зафиксированные на современных крупномасштабных картах, но, к примеру, в каталоге Г.П. Смолицкой «Гидронимия бассейна Оки» на территории Рязанского Поочья отмечается гораздо больше подобных речных и озерных гидронимов (Шевырляй, Ащурка, Вастырка, Вашерка, Вищерга (вариант


Высчирхи), Вознерхи, Енгерхи (варианты Енгери, Генгерхи), Ичерхи, Качерка, Мачерка, Мушерки, Носерхи, Перхи, Писмерки, Понгерхи (варианты Понгеры, Пончерги), Потерха, Пумерки, Сумерхи, Cутерки (вариант Сучерки), Умериха (вариант Умерха), Шатерга, Шиверхи, Шиморха, Шумерха и др.).

Как уже говорилось выше, к финно-угорским по происхождению названиям традиционно также относят гидронимы с другими достаточно часто встречающимися формантами -кса, -кша (-кш), -ма, -ур (-ор,


-ар), -ус (-ос), -мар
. Имеются даже приблизительные трактовки значений этих формантов. Так, финаль -кса, -кша соотносят, как уже отмечалось, с марийским iksa «речка, ручей»; -ма — с финским, эстонским maa, коми, удмуртским му, марийским мю (земля); -мар — с эрзянским мар (холм, бугор); -ур считается древнемордовским топоформантом со значением «возвышенное место» и мог иметь, по-видимому, значение «низкое место, овраг», что для гидронимов более актуально (ср. русское диалектное верх «возвышенное место» и «овраг»). Предполагают, что
-ус также древний финно-угорский топоформант, который использовался для обозначения водных объектов. Среди наименований с такими формантами можно отметить следующие рязанские гидронимы: речные названия — Байдур, Дондур, Летор, Мунор, Нектор, Писарь, Писур, Свестур, Тикор, Тынор, Умор, Унгор, Ункор, Ушар, Чинур, Шатор; Водакш, Экса; Вашмар; Лукмос, Милчус, Пиндрус; озерные названия — Большие Саурки, Вокша, Ерус, Комгарь, Кочма, Пошма, Селюкша, Ушмар, Шилма. Отметим, однако, что точное значение многих из этих наименований неясно и чаще всего они трактуются как названия неясного происхождения.


Каталог: userfiles
userfiles -> 574 18 " 19" Қолжазба құқында таңатарова жамиға тәжікқызы
userfiles -> Конкурс красоты «Миссис Стройкомплекс 2014»
userfiles -> Правила чтения Основной курс Урок 1 Урок 2 Урок 3 Урок 4 Урок 5 Урок 6 Урок 7 Урок 8 Урок 9 Урок 10 Урок 11
userfiles -> Е. Ахетов Аудан әкімі С. Тәуіпбаев 2011 жыл Тереңөзек кенті әкімі аппаратының
userfiles -> Бағдарламасының мониторингі бойынша жедел есептілік Есепті кезең 2013 жыл
userfiles -> Жылдарға арналған әлеуметтік-экономикалық даму болжамының көрсеткіштер тізімі


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет