Министерство высшего и среднего специального образования республики узбекистан


ТЕМА 3. ФУНКЦИЯ ПЕРЕВОДА В МЕЖЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ



бет2/5
Дата16.07.2016
өлшемі368.5 Kb.
1   2   3   4   5
ТЕМА 3. ФУНКЦИЯ ПЕРЕВОДА В МЕЖЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ
План

  1. Первые переводы, переложения, «ориентального материала» в западноевропейской и русской литературе.

2. Персидско-таджикская классическая литература в переводах.

3. История переводов Корана на русский язык.


Активное взаимодействие с Востоком — экономическое и культурное — началось на Западе гораздо раньше, чем в России, и в конце XVIII — начале XIX вв. уже достигло значительных успехов, в то время как русская ориенталистика — как научная, так и художественная, — в этот период еще только зарождалась. Влияние западной ориентальной традиции оказывалось наиболее сильным и наиболее важным именно на ранней стадии формирования традиции собственно русской.

Исторические обстоятельства сложились так, что Россия узнавала восточные сказки «Тысячи и одной ночи» и арабские «Моаллакат», притчи Саади и «Шахнаме» Фирдоуси по русским переводам с французского, английского, немецкого, и лишь в последнюю очередь, уже в 20 — 30-е годы XIX в. по прямым переводам с подлинников.

Именно тогда были уже известны переводы французского ориенталиста Андре де Рие «Гулистан» Саади (1634) и Корана (1647); немецкого ученного А. Олиярия «Гулистан» (1651) и «Бустон» (1696), басни Лукмана; немецкий же миссионер Рогер в 1651 г. перевел «Шатаки» древнеиндийского поэта Бхартрихари. Целый ряд переводов из арабской поэзии и прозы осуществляли английские арабисты - отец и сын Потоки. Богатейший материал по истории, культуре и литературе Востока опубликовал в своей «Восточной библиотеке» - (1667) французский востоковед Д` Эрбело.

Большой вклад в популяризацию "Шахнаме" Фирдоуси внесло английское востоковедение, Уильям Джонс, утверждая, что героическая поэма Фирдоуси может быть переложена английским стихом так же легко, как "Илиада", первым занялся "Шахнаме", опубликовав в 1774 году отрывки из поэмы в сопровождении латинского перевода.

Несомненно, был известен в России перевод «Бустана» Саади, выполненный Адамом Алеарием, «Диван Магомета-Шелаъ-Ед-Дина Гаафиза», изданный в Германии Хаммером Пургшталем (1833), «Юсуф и Зулейха» Джами, опубликованный в немецком переводе Розенцвейга (1824, вена) с введением и подробным историко-филологическим комментарием.В 1807 году в Париже в двух томах вышел французский перевод поэмы Джами «Меджнун и Лейли», сделанный с оригинала А. Л. Шези. Спустя год в Лейпциге был опубликован немецкий перевод этого парижского издания с введением, примечаниями и приложениями А. Т. Хартмана. Глубокое знакомство с персидско-таджикской литературой состоялось после опубликования книги Йозефа фон Хаммера «История источников «Западно-восточного дивана» Гете».

Вышедшая в свет в 1918 году в Вене на немецком языке «История...» фон-Хаммера в течение десятилетий служил в качестве одного из основных фундаментальных трудов по истории персидско-таджикской классической литературы во всех востоковедческих центрах Европы, включая Россию. Ссылки на него встречаются в очень многих исследованиях западноевропейских и русских ученых ХIХ века (7).

Однако, по-настоящему массовый характер увлечению Востоком в Европе, придал перевод на французский язык «Тысячи и одной ночи», сделанный ориенталистом Антуаном Галланом, вызвав целый поток аналогичных переводов и подражаний: «Татарские», «монгольские», «китайские» сказки Тома Симона Теллета, «Турецкие сказки» (1707) и «Персидские сказки (1710; 1712) ирониста Пети де ла Круа. Книга Ф. Пети де ла Круа «Тысяча и один день Персидские сказки», хотя и связана с этой волной подражания Галлану, однако является вполне самостоятельным сказочным собранием, познакомившим европейцев уже не с арабскими, а с персо-таджикскими сказками. Арабские сказки были переведены впервые на русский язык в 1771 году Алексеем Филатовым, выдержав в течение XVIII века пять изданий. Переводились «Тузаратские султанши. Сказки монгольские» Т. С. Теллета (СПО, 1766), возможно, впервые познакомившие русского читателя о романтической историей любви Меджнуна и Лейли. В 1778-1779 гг. публикуется перевод «Тысячи и одной ночи», «Персидских сказок» Пети де ла Круа. В 1762 г. Борис Волков переводит «Калилу и Димну» («Басни Пильмая»).

Во второй половине XVIII столетия переводческая деятельность начинает поощряться властями. Стремясь быть на уровне «Просвещенной монархии», Екатерина II учредила «Собрание, старающееся в переводе иностранных книг» (1768-1783), в котором участвовали многие русские литераторы эпохи. В немалой степени работа данного собрания явилась предтечей нового всплеска переводов с восточной литературы.

Была известна в переводах и религиозная восточная литература. В 1771 году Анкетиль да Перрон ознакомил европейцев во французском переводе с Авестой - священной книгой древних иранцев, вывезенной им из Индии и представляющей один из замечательных памятников религиозного творчества. Известен был и Коран, в английском переводе Ж. Саля (1825). В 1716 году был переведен на русский язык с латинского перевода Коран (Алкоран о Магомете»), приписанный Кантемиру, но на самом деле осуществленный в 1735 году Иваном Ильинским (1697-1737). С французского перевода Андре де Рие в 1790 году сделан перевод Корана М. Веревкиным, которым воспользовался А.С.Пушкин при написании «Подражаний Корану».

К первым, достаточно редким фактам обращения к Востоку в истории русской литературы могут быть отнесены переводы произведений Саади. Переводы из Саади содержатся в журналах «Трудолюбивый муравей» за 1771 год (в 21 номере журнала содержится переложение 8-го рассказа главы шестой «Гулистона»), «Утренний свет» (1778), «Приятное и полезное провождение времени» (1796). В 1779 году появился новый отдельный русский перевод «Гулистона» Саади - «Басни восточные господина Сент-Ламберта», без указания первоисточника, хотя во вступлении упоминаются имя Саади. Перевод не совсем полный, стихотворные вставки «Гулистона» переданы прозой, сохранено предисловие самого Саади, деление по главам, правда, название глав не соответствует авторским, заметим, что оригинальный перевод «Гулистона» французским переводчиком Сен Ламбером был опубликован в 1789 году десятью годами раньше русского переложения. О произведениях Саади ёё упомянул А. Пыпин в своих «Очерках литературной истории старинных повестей и сказок русских» (1857). В рукописи, отмеченной Пыпиным, переплетено несколько текстов: «Премудрости Локмона (Лукмана А.Д.) сказки», «Некоторые нарядные пословицы арабские» и «Персидский деревиной сад» («Бустон» Саади) (6).

Традиционно первым переводом произведений Джами считался перевод первый части одной из его касыд в русском журнале «Цветник» 1810 года. Однако ещё в 1795 году опубликована «восточная» повесть «Истинное великодушие». Взята она, как указывает переводчик из «Багаристана Дизмиева» (несомненно «Бахаристон» Джами)(3). Неизвестно, с какого из европейских переводов «Бахаристона» сделан этот русский перевод: с латинской версии 1778 года, опубликованной в Вене фон Иеншем, либо из более ранних французских или английских переложений, но с ним история русских переводов Джами возрастает, по крайней мере, на 15 лет.

В этом же журнале в 1794 году в третьей его части был помещен большой (30 страниц) раздел «Восточный моралист» содержащий восточные афоризмы и пословицы, переведенные с французской книги «Избранные сказки, басни и афоризмы». В пятой части журнала за 1795 год был напечатано два текста из Саади. В двенадцатой части журнала за 1796 год мы находим публикацию «восточная басня славного Саади с приложением «биографии» поэта. Переводчик сообщает нам, что годы жизни Шейха Мозлегедина Саади (так в оригинале) приходились на 571-691 годы «эгигы» (гиджры). Судя по датам, источником сведений для него послужила «Восточная библиотека» (1697) Д`Эрбело с многочисленными своими переводами из Саади, Джами и других восточных классиков. Материалы этого ценнейшего для своего времени труда по истории, культуре и литературе Востока публиковались в русских популярных дидактических сборниках, типа «Отборные плоды великих как древних, так и новейших умов» (5).

Публикация переводов восточных философских, религиозных и литературных памятников в своё время вызвали как на Западе, так и в России XVIII века огромное количество подражательной литературы, это трагедии о пышном султанском дворе, описание восточных гаремов, милых пленниц, страждущих ханов и евнухов, изображение минаретов, мечетей, муэдзинов, паломников в Мекку и т.п. Среди авторов такого рода сочинений - крупнейшие фигуры европейского Просвещения: от Монтескье до Виланда, переводы которых в России косвенным образом показывают, насколько велик был культурный и художественной интерес русского читателя к Востоку и всему восточному. Четырежды переводились в России «Персидские письма» Монтескье, «восточные повести» Вольтера, «восточные» сказки Антуана Гамильтона, английских авторов Аддисона и Стиля, С. Джонсона. Особенно много таких переводов было рассыпано в русской периодике. Они публиковались также в нравоучительных сборниках Луки Сичкарева - «Забавный философ» (1766) «Зритель мира» (1784) и подобных их компиляциях.

Таким образом, с возникновением и развитием произведений на восточные темы, с переводом образцов восточной литературы русская поэзия не только обогатилась новыми выразительными и изобразительными средствами, созданы в ней новые структурные формы (восточная повесть, романтическая поэма и т.д.). Многообразились пути и формы освоения и восприятия нового материала (свободный перевод, подражание, творческая имитация и т.д.), но что самое главное – в сознании россиян, произошло сближении двух великих культурных традиций, приведшее в дальнейшем к синтезу и взаимообогащению.

На сегодняшний день русские ученые расшифровывают и переводят на русский язык письменные источники, собирают фольклор народов Востока. В России выходят в свет труды по истории, культуре народов Востока выдающихся ученых востоковедов - Е.Э. Бертельса, К.И. Чайкина, Ю.Н. Марра, А.Н. Болдырева, И.С. Брагинского, А.Мирзоева, А.А. Старикова, Д.С. Комиссарова, А.З. Розенфельда и многих других. А это значительно расширяет пути взаимодействия русской и восточной культур.
Контрольные вопросы:


  1. Первые переводы, переложения, подражания восточной литературы в западноевропейской и русской литературе.

  2. Произведения Саади, Фирдоуси, Джами в переводах на европейские и русские языки.

  3. Значение перевода на французский язык «Тысячи и одной ночи», сделанный ориенталистом Антуаном Галланом.

  4. История переводов Корана на русский язык.


Литература:

  1. Взаимодействие литератур Востока и Запада. Сб.ст. – М.: Наука, 1987.

  2. Восток – Запад. Исследования. Переводы. Публикации. – М.: Наука, 1985. – 291.

  3. Истинное великодушие. //Приятное и полезное препровождение времени. – СПб, 1795.

  4. Левин Ю.Д. Русские переводчики XIX века и развитие художественного перевода. – Л.: Наука, 1985. – С. 299.

  5. Отборные плоды великих как древних, так и новейших умов. – М., 1795.

  6. Пыпин А. Очерки литературной истории старинных повестей и сказок русских. – СПб, 1857.

  7. Хромов А. Л Первые немецкие перевода произведений Джами, //Джами и литературные связи. - Душанбе: Дониш, 1989.. -158 с.


ТЕМА 4. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО ОРИЕНТАЛИЗМА В РОССИИ.
План:

  1. Формирование и развитие востоковедения в России XVIII – XIX века.

  2. Роль русских ученых ориенталистов в развитии русско-восточных литературных связей.

В начале XIX века интерес к Востоку в России осо­бенно усиливается. Уставом 1804 года в российских уни­верситетах вводилось преподавание восточных языков — арабского и персидского. В Россию был приглашен немецкий ориенталист X.Д.Френ, основоположник российской арабистики, он стал впоследствии одним из крупнейших востоковедов своего времени. В 1807 году он был назначен профессором кафедры восточных языков Казанского университета. Упо­рядоченное Френом собрание арабских монет VII—XI ве­ков и монет Золотой Орды при Академии наук в Петербурге составило уникальную ну­мизматическую коллекцию, а нумизматика превратилась благодаря Френу в самостоятельную научную дисциплину. В 1818 года X.Д.Френ организовал в Петербурге при Академии наук Азиатский музей, где кроме монет хранились арабские, персидские и турецкие рукописи и книги, что созда­ло надежную рукописную базу для дальнейшего разви­тия русской ориенталистики.

В краткой памятке Азиатского музея (1818-1918) мы находим сведения о том, что персидско-таджикская литература хорошо была представлена в коллекции приобретенной в 1819 и 1825 гг. у французского консула Руссу. Начиная с роскошного списка «Шахнаме» Фирдоуси, в коллекции имелась на лицо вся блестящая плеяда поэтов, составляющих славу Персии: Анвари, Хакани, Манучехри, Саади, Хафиз, Аттар, Джалал-ед-лин Румий, Джами и многие другие. Кроме того, богатым собранием восточных рукописей владело учебное отделение восточных языков при Министерстве иностранных дел, основанное в 1823 году, для подготовки молодых людей к дипломатической службе на Ближнем Востоке.

Активным поборником изучения Востока выступил С.С.Уваров президента Императорской Петербургской АН с 1818 года, впоследствии (1833-1840) министра народного просвещения. Находясь на дипло­матической службе в Вене, он был поражен научным интересом Западной Европы к искусству и культуре, языкам и литерату­рам Востока. Уваров пришел к мысли о необходимости созда­ния в России «Азиатской Академии», о которой помыш­лял еще М. В. Ломоносов. Академия должна была бы готовить высококвалифицированных ориенталистов. Основной целью, предложенной им Академии, предполагалось “служение посредническое между образованностью Европы и просвещением, скрывающемся в недрах Азии, и соединения в себе всего того, что может иметь некоторое отношение к познанию Востока…Фирдузы (Фирдоуси – А.Д.), персидский Гомер, не переведен. Хафицъ (Хафиз – А.Д.), Анакреон Персии, известен только по некоторым отрывкам. Поле Восточной поэзии ожидает трудолюбивой руки, которая, обработав его, показала бы нам гений Востока во всем великолепии ему принадлежащий и тем расширила бы сферу наук словесных”(9.108).

Спустя несколько лет после публикования своего “Проекта” Уваров в своей речи, произнесенной на торжественном собрании Главного пединститута в 1818 году, подчеркивал важность Востока в истории как “первой колыбели, первым поприщем лучшего бытия, из которого проистекали все религии, науки, философии”. Уваров дает краткий очерк малоизвест­ных в России арабской, персидской и индийской лите­ратур, в приобщении которым он видел возмож­ность обогащения русской словесности: «Если же с рас­пространением классической литературы совокупить по­знание восточной, то мы и теперь в полном праве ожи­дать обновления нашей словесности...»(9).

Ориенталист Осип Михайлович Ковалевский (1800-1879), выпускник (1828) тогда еще единственной восточной арабо-персидской кафедры Казанского университета, в своей речи «О знакомстве Европейцев с Азиею» произнесенной на торжественном собрании Императорского Казанского университета в 1838 году говорил: «Истекшие пятидесятилетие принесло нам столько превосходных творений о Востоке, что мы с приятным удивлением взираем уже на огромную массу сведений, на разнообразные и драгоценные материалы, из которых сооружается великолепнейшее, гармоническое здание, прельщающее нас своим видом, внутренним расположением и богатством украшений»(4). Ориенталист говорит о необходимости изучения местоположения, языка, нравов, обычаев, религии, что может служить ключом, за которым сокрыты все сокровища Восточной учености.

Научное освоение «восточного» материала, основанное на прямом знакомстве с источниками, началось со второго десятилетия XIX века, когда востоковедение как наука получила государственное признание. В России создавалась определенная система, предусматривавшая подготовку кадров различной научной востоковедной специализации, учреждались востоковедные учебные и научные центры (Азиатской музей Академии наук, Лазаревский институт восточных языков, Учебное отделение Азиатского департамента МНД России). Были образованы кафедры восточных языков в Харькове (1805 - 1806), Казани (1807), Москве (1811), Петербурге (1818).

Развивается школа перевода с восточных языков. Поэзию Саади, Хафиза, Хайяма, Фирдоуси, Аттара и Низами усиленно пропагандируют А.В.Болдырев (1780 - 1842), А.И.Бюргер (1804 - 1878), П.Я.Петров (1814 - 1875), Д.П.Ознобишин (1804-1877), выступавший под восточным псевдонимом Делибюрадер (букв. «Сердце брата»).

А.В.Болдыреву принадлежат первые пере­воды с арабского и персидского, издание первых в Рос­сии сборников - образцов литературных произведений, со­зданных на этих языках. Он явился создателем первых учебных пособий по персидскому, арабскому языкам и литературы. Составленная им «Персидская хрестоматия» в 2-х частях, издавалась дважды в России (1811, 1833) и была единственным пособием при изучении персидского языка и литературы вплоть до публикации «Образцов персидской письменности» Мирзы Абдуллы Гафарова, т.е. до начала XX столетия. Этот труд дал обширный материал для художественных переводов. А.В.Болдырев опубликовал немало переводов с персидского и арабского языков, близких к оригиналу с сохранением системы образов подлинника. Им был переведен отрывок из популярной на Востоке легенды о Меджнуне и Лейли, опубликованный в 1811 году в «Вестнике Европы». Возглавленная Болдыревым московская школа выработала свои принципы художественного перевода с восточных языков. Это было требование строгого подхода к выбору материала для перевода, знакомства читателя только с переводами, представляющими идейно - художественную ценность, бережное отношение к оригиналу, художественная точность передачи духа оригинала, его образной системы и формы.

Исключительную роль в развитии востоковедения сыграло появление выдающихся ориенталистов - представителей восточных народов России. К числу таких востоковедов относится М. К. Казем-бек (1802 - 1870), создатель казанской школы ориенталистов.

Преподавание Казем-бека, по отзыву его ученика и биографа М.Н.Березина, было «чрезвычайно ясным и доступным для любого слушателя, этот профессор располагал неистощимым запасом знаний по всем отраслям востоковедения, точными и подробными ответами на всякий вопрос». Это был прогрессивно настроенный ученый, один из образованнейших людей своего времени.

Академик В. В. Бартольд писал: «Сенковский и Казем-бек своими лекциями создали русское востоковедение, почти все русские ориенталисты следующих поколений были учениками их учеников» (2).

В журнале «Министерства народного просвещения» за 1936 год была опубликована речь Казем-Бека, произнесенная на торжественном собрании Императорского Казанского университета «О появлении и успехах восточной словесности в Европе и упадке ее в Азии», где он выступал с пониманием всей важности изучения восточных языков – «как лучшего руководителя к достижению истины в исследовании народных древностей, в особенности, как единственный путь к сокровищницам знаний Востока». Называет поэму Фирдоуси «Шахнаме» «блистательным памятником гения и просвещения Востока», Казем-бек представил свой перифраз одного куплета песни неизвестного поэта XV столетия: «Фирдоуси он чудотворец, он пророк мира Поэзии, он гений небесный! Слово отцов наших, лишенное славы и престола, угасало в мрачной безызвестности; но явился этот гений, и силою небесного вдохновения воспламенил его, и блогаславил его венцом бессмертия, указал ему путь на трон!»(6).

Ориенталист О.И.Сенковский явился автором многочисленных «восточных повестей» и художественных переводов. Наука, история, политика, география, торговля и промышленность мусульманского Востока были изучены О.И.Сенковским во время путешествия по мусульманскому Востоку (1819-1820). Владея арабским, персидским и турецким языками, он считал, что нельзя понять жизни Востока, не научившись предварительно думать на тех языках, которые могли бы послужить со временем составлению подробной истории восточных народов.

Сенковский был зачислен ординарным профессором Санкт-Петербургского университета (1822) сразу по двум кафедрам: арабской и турецкой. За время своего преподавания в университете (1822-1847) О.И.Сенковский читал «Очерк литературы мусульманских народов и географии Азии» и опубликовал несколько исследований по истории филологии, этнографии мусульманского Востока. В статьях Сенковского сформулированы главные принципы, которые, по его мнению, должны лежать в основе изучения стран Востока: «первое средство узнать Восток – путешествовать по нему довольно долго: «путешествование доставляет более или менее точный обзор наружных форм его – что уже очень важно. Второе средство – читать его книги на собственных языках: тогда проникаете вы во внутренность его понятий, логики, страстей, характера и образа действования… третье, последнее и лучшие средство – путешествовать и читать его книги: тут вы увидите и лицевую и изнаночную его сторону, Восток вещественный и Восток нравственный» (8).

Сенковским было сделано такое неоценимое приобретение как Ардебильское собрание персидских рукописей, ныне находящихся в Санкт-Петербурге в публичной библиотеке. Ардебильская библиотека обязана своим происхождением шаху Аббасу Великому (н.VIII в.) после взятия города Ардебиля русскими войсками (в начале 1828) города, по настоянию Сенковского, она была переведена в Санкт-Петербург.

Большой вклад в дело популяризации фарсиязычной литературы в России в середине XIX века внес Д.П.Ознобишин-Делибюрадер (1804-1877), изучавший фарси и арабские языки. Велика роль Ознобишина как поэта-переводчика, подражателя и перелагателя произведений фарсиязычной поэзии. Он был автором переводов из Хафиза “Ода Гафица”, двух переводов из Низами – великого азербайджанского поэта, писавшего на фарси. Особенно значительны его подражания, переложения, импровизации. В стихотворениях “Упрек”, “Признание”, “Поцелуй”, “Рождение перла”, “Продавец невольниц”, “Милодора” и других, в “восточной поэме” “Селам, или язык цветов” Делибюрадер старался обновить и обогатить поэтический арсенал за счет мотивов, образцов и приемов персидско-таджикской поэзии, органически соединяя при этом достижения двух культур – западной и восточной.

Таким образом, развитие школы востоковедения и появление внушительного количества переводов, подражаний, их широкая популярность позволяет говорить о том, что у русского читателя было достаточно источников для ознакомления с литературой Востока.

Контрольные вопросы:


  1. Деятельность основоположника российской арабистики X.Д.Френа.

  2. «Мысли о за­ведении в России Академии Азиатской» министра образования С.С.Уварова.

  3. Ориенталист Осип Михайлович Ковалевский (1800-1879) и его речь «О знакомстве Европейцев с Азиею».

  4. Деятельность ориенталиста А.В.Болдырев (1780 - 1842).

  5. Принципы московской школы художественного перевода с восточных языков.

  6. Создатель казанской школы ориенталистов М. К. Казем-бек (1802 - 1870) и его речь «О появлении и успехах восточной словесности в Европе и упадке ее в Азии».

  7. Ориенталист О.И.Сенковский - автор многочисленных «восточных повестей» и художественных переводов.


Литература:


  1. Барон Федор Корф. Воспоминания о Персии.1834-1835.. //Журнал министерства народного просвещения. – М., 1839, ч.21. – С.72-73.

  2. Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России. – Л., 1911. - С. 286.

  3. История отечественного востоковедения до середины XIX века. – М.: Наука, 1990. – С.201.

  4. Ковалевский Осип. О знакомстве Европейцев с Азией //Журнал Министерства Народного Просвещения. – СПб,1837, №:XI. – С.251.

  5. Лунин Б.В. Средняя Азия в дореволюционном и советском востоковедении. – Ташкент: Фан, 1985. – С.408.

  6. Мирза Казем-Бек. О появлении и успехах восточной словесности в Европе и упадке в Азии. ////Журнал министерства народного просвещения. – М., 1836, ч.21.

  7. Речь президента Императорской Академии Наук, попечителя Санкт-Петербургского учебного округа Уварова С.С. на торжественном собрании Главного пед. Института 22 марта 1818 года. – СПб, 1818. - С.3.

  8. Сенковский о.И. Предисловие к «Энциклопедическому лексикону Плюшара». // Журнал «Библиотека для чтения», 1837, т. 25.

  9. Уваров С.С. Мысли о заведении в России Академии Азиатской //Вестник Европы, 1811, ч.55, № 1. – С.32-33.


Каталог: uploads -> books -> 3602
3602 -> «Қазақ тілі және әдебиеті» кафедрасы Тақырып: Ғабиттің өмірі туралы мәлімет Орындаушы: Өтегенова Асима
3602 -> Литературные связи
3602 -> Өзбекстан республикасы халықҚа білім беру министрлігі науайы мемлекеттік педагогика институты табиғаттану факультеті «география оқыту методикасы»
3602 -> Өзбекстан республикасы халықҚа білім беру уәзірлігі науаи мемлекеттік педагогика институты физика – математика факультеті
3602 -> Математик анализ ва алгебра кафедраси
3602 -> Ўзбекистон Республикаси Олий ва Ўрта махсус таълим вазирлиги


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет