Докладов Международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации»



жүктеу 5.56 Mb.
бет10/29
Дата22.02.2016
өлшемі5.56 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   29

Библиографический список

Das Gedicht lebt. Anthologie ausgewählter zeitgenössischer Dichterinnen und Dichter. 6. Band. Frankfurt/Main: R.G. Fischer Verlag, 2005.




В.Т.Талахадзе

Институт филологии и журналистики

Саратовского государственного университета

НЕКОТОРЫЕ ФОНЕТИЧЕСКИЕ И ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО ВАРИАНТА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА В НЬЮФАУНДЛЕНДЕ
Региональный вариант английского языка (или Newfoundland English в зарубежной лингвистике) считается одним из наиболее самобытных территориальных языковых образований канадского английского. Его уникальность, в первую очередь, в фонетическом плане становится очевидной с первых минут общения с носителем данного варианта, о чём можно судить по следующей оценке речи жителей острова: «Язык Ньюфаундленда – одна из самых удивительных смесей на земле… Первые пять минут вы уверены, что разговариваете с ирландцем, в следующие пять минут вы дивитесь собственной ошибке. Он шотландец, возможно с острова Скай3, или Шетлендских островов4, или какого-то удалённого уголка, где вы никогда не были. В следующие пять минут вы спрашиваете его, как давно он приехал из Девоншира5. Иногда он объединяет все три национальности в одном предложении». [Willson 1901: 19] (перевод мой – В.Т.)

При выявлении и характеристике фонетических и фонологических особенностей регионального варианта английского языка Ньюфаундленда необходимо принимать во внимание следующие факторы, обусловившие уникальность и своеобразие его формирования и развития. Во-первых, жители острова в подавляющем своём большинстве являются потомками выходцев исключительно из юго-западных графств Англии (Девон, Дорсет, Сомерсет и Гэмпшир) и юго-восточной Ирландии (юго-запада Уэксфорда, юга Килкенни, юго-востока Типперэри, юго-востока Корка и графства Уотерфорд6). Во-вторых, вследствие особенностей заселения Ньюфаундленда и некоторых социально-культурных причин, эти две группы переселенцев и их потомков не имели тесного контакта и не подвергались процессу ассимиляции. В-третьих, длительная автономность острова и изолированность его от континентальной Канады определили консервативные черты данного варианта английского языка. Результатом этого явилось то, что в местном региональном варианте английского языка сохраняются языковые особенности, унаследованные из диалектов первых групп поселенцев. Вследствие консервативности данного варианта, истоки многих из них легко отследить, вплоть до чёткого определения диалекта-первоисточника (либо юго-запада Англии, либо юго-востока Ирландии).

В Newfoundland English [α] и [σ] (как в lot / cloth / thought) произносятся как несколько более продвинутые вперёд по ряду по сравнению с их соответствующими реализациями в произносительном стандарте континентальной Канады. Для большинства носителей данного регионального варианта гласные в группе lot / clot / thought не различаются ни по количественным, ни по качественным характеристикам. В то время как молодёжь склоняется к общеканадской норме, большинство жителей произносят данную фонему как нелабиализованный гласный [a] переднего или среднего ряда, нижнего подъёма.

[ı] (как в kit) произносится как краткий не напряженный гласный, однако у более консервативных носителей данного варианта проявляется тенденция к более напряжённому его произнесению, то есть он приближается к [i]. Это особенно заметно в речи у жителей заселённого ирландцами полуострова Авалон. В районах, заселённых выходцами из юго-западных графств Англии, увеличение напряжённости обусловлено позиционно (перед альвеопалатальными шипящими (как в fish) и альвеолярными носовыми сонантами (как в wind)). Чаще всего изменение степени напряжённости данного гласного наблюдается в двух морфемах: суффиксе ing и притяжательном местоимении his.

Ещё одной распространённой особенностью является произнесение [ı] как гласного более заднего ряда [ε] (как в dress), в то время как [ε] сужается и приближается по характеристикам к [ı] в позиции перед взрывным согласным или аффрикатами (в таких словах, как pension, get, head). Также [ε], подвергаясь влиянию явления «канадского перемещения» (Canadian Shift), произносится с расширением и продвижением артикуляции назад (как более широкий и задний гласный [æ]).

По сравнению с /æ/ в общеканадском стандарте, при её реализации в местном варианте происходит её сужение и продвижение вперёд. В речи молодых жителей острова из регионов, заселённых выходцами с юго-запада Англии, перед велярными, палатальными и альвеопалатальными согласными артикуляция /æ/ приближается к [eı] (bag, dance). Одновременно с этим у молодых городских жителей ирландского происхождения (особенно в столице, Сент-Джонсе) наблюдается противоположная тенденция, которая является результатом влияния «канадского перемещения», – произнесение /æ/ с расширением по подъему и продвижением назад по ряду (приближаясь к [a]).

Влияние древней диалектологической базы регионального варианта английского языка в Ньюфаундленде проявляется в сохранении такой архаичной особенности, как произнесение диграфа ea- (как в словах sea, heave, beat) как [ei], а не [i:].

Яркой особенностью речи молодых жителей регионов острова, заселённых англичанами, является замена ядра дифтонга /aυ/ на гласный звук, близкий к [ε] или, реже, [æ], а также централизация по ряду артикуляции глайда (как гласного [ü]). Эта унаследованная черта может также усиливаться тенденцией к продвижению артикуляции /aυ/ вперёд по ряду в речи континентальных канадцев, которую перенимают некоторые молодые люди из Сент-Джонса. [Clarke 2004a: 368-382]

Ещё одной особенностью, унаследованной из диалектов юго-западных графств Англии, является озвончение начальных щелевых согласных, в основном /f/ и /s/. Поэтому balsam fir (бальзамическую пихту) часто называют var или varr. Эта особенность была характерна речи носителей старшего поколения и в настоящее время проявляется только через лексикализацию (как, например, в использовании junk вместо chunk для обозначения охапки дров).

Довольно распространённой, особенно в речи потомков ирландских поселенцев, является замена [Θ] и [ð] на соответственно [t] и [d], так что think произносится как tick, а months как monts. Эта черта не является уникальной особенностью английского в Ньюфаундленде, так как также встречается в других региональных вариантах и территориальных диалектах национальных вариантов английского языка. Также результаты исследований показывают, что информанты воспринимают эту особенность как диалектную и в более формальных ситуациях используют [Θ] и [ð]. [McConnell 1978: 151]

К метаплазмам, характеризующим английский Ньюфаундленда, относятся протеза – добавление неэтимологического опорного [h] перед начальными гласными ударных слогов, эпентеза – вставка /w/ перед /o:/ and /ı/ (в таких словах, как coil). [Clarke 2004b: 248-250] Также характерны следующие синкопы: афереза (отпадение начального звука) /w/ перед /υ/ (в таких словах как wood), апокопа (усечение конечного звука/звуков слова) [t] и [d] после групп согласных (soun’ = sound, fiel’ = field). К другим особенностям, которые наблюдались в британских диалектах первых поселенцев и сохраняются в современном английском Ньюфаундленда, также относятся тенденция к озвончению [t] в межвокальной позиции, вокализация или опущение [r] в позиции между гласным и согласным или в конце слова (scace = scarce, thon back = thorn back), вокализация l до гласной заднего ряда среднего или высокого подъёма (tole как /təυ/). [Dictionary of Newfoundland English 1990: xxv-xxvi]

Определить просодические особенности местного варианта английского языка представляется более сложной задачей, чем выявить отличительные черты его фонологии. Единственным, что исследователи отмечают как характерную особенность английского Ньюфаундленда, является использование более высокого тона в речи и восходящего движения тона в конце фраз.

Как показывают недавние социолингвистические исследования, после присоединения к Канаде в 1949 году последовательные поколения жителей острова, особенно представители городского среднего класса, перенимают особенности речи своих соотечественников с континента. [Chambers 2006: 384] Однако, несмотря на это, в английском Ньюфаундленда до сих пор сохраняются фонетические и фонологические особенности, которые были унаследованы из диалектов первых групп поселенцев и либо уже не встречаются нигде вообще, либо являются архаичными в других региональных вариантах и диалектах английского языка. Это, тем самым, определяет уникальность и своеобразие английского языка на острове Ньюфаундленд в системе региональных вариантов канадского английского.
Библиографический список в порядке следования сносок

Willson, Beckles, The Truth About Newfoundland. - London: Grant Richards, 1901.

Clarke, Sandra. Newfoundland English: phonology // A Handbook of Varieties of English / ed. by Kortmann, Bernd; Schneider, Edgar W. - Walter de Gruyter, 2004a. – Pp. 366-382.

McConnell, R.E. Our Own Voice. Canadian English and how it came to be. – Toronto; Vancouver; Calgary; Montreal: Gage Publishing Ltd., 1978.

Clarke, Sandra. The legacy of British and Irish English in Newfoundland // Legacies of Colonial English: Studies in Transported Dialects / ed. by Hickey, Raymond. – Cambridge: Cambridge University Press, 2004b. – Pp. 242-261.

Dictionary of Newfoundland English / ed. by Story, G.M.; Kirwin, W.J.; Widdowson, J.D.A. - Toronto: University of Toronto Press, 1990.

Chambers, J.K. The Development of Canadian English // World Englishes: Critical Concepts in Linguistics / ed. by Bolton, K., Kachru, B.B. – London, New York: Routledge, 2006. – Vol.1. – Pp. 383 – 395.

А.А. Формазонова

Педагогический институт

Саратовского госуниверситета

ВНУТРЕННИЙ МОНОЛОГ ПЕРСОНАЖА В РЕКОНСТРУКЦИИ ЯЗЫКОВОЙ МОДЕЛИ МИРА АВТОРА РОМАНА

В современной лингвистике имеет место тезис о том, что зависимость текста от автора определяется типом языковой личности – автора текста (его принадлежностью к одному из типов речевой культуры, полу, возрасту, профессии) и конкретной языковой личности, в которой, помимо взаимодействия всех вышеперечисленных факторов, проявляются и индивидуальные человеческие черты [Седов 2004: 7].

Соответственно с этой теоретической основой мы рассматриваем языковую личность как ключ к раскрытию художественного образа. Анализ языковой личности главного героя романа позволит судить о языковой личности самого автора, поскольку «образ автора - это не простой субъект речи, чаще всего он даже не назван в структуре художественного произведения» [Виноградов 1971: 118].

Согласно дефинициям многих исследователей, языковая личность есть личность, выражающая совокупность социальных, физических, психологических, эмоциональных, прагматических и других характеристик в языке, а также личность, реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств [Караулов 2010; Шаховский 2002; Сухих, Зеленская 1997].

Как известно, полное описание языковой личности в целях ее анализа или синтеза предполагает: а) характеристику семантико-строевого уровня ее организации; б) реконструкцию языковой модели мира данной личности (на основе произведенных ее текстов); в) выявление ее жизненных или ситуативных доминант, установок, мотивов, находящих отражение в процессах порождения текстов и их содержании [Караулов 2006: 27]. Важно отметить, что характеристики языковой личности реконструируются нами на базе основного приема передачи языковых средств, выявленных в романе «Степной волк», - внутреннего монолога.

Итак, в данной статье целесообразно рассматривать целостную языковую личность немецкого писателя Германа Гессе в совокупности социальных, ментальных, психологических, оценочных и др. характеристик на основе контекстуально-интерпретационного изучения текста романа «Степной волк».

Делая обобщения высокого порядка, отметим, что для творчества Гессе характерен уход от реальности, поиски своего внутреннего «я», созерцательность и описательность. Он не призывает к активным действиям, он лишь показывает действительность такой, какой она ему видится и тем самым заставляет нас задумываться над проблемами бытия, «будит беспокойство, заснувшую совесть и активизирует разум», дает «свободу думать самим и самим находить свой путь» [Хильшер 1979: 119].

После прочтения романа «Степной волк» становится очевидным, что на написание данного произведения повлиял ряд событий, произошедших в личной жизни автора и в мире в целом, которые в свою очередь вызвали у автора переживания и тревогу, нашедшие свое отражение в романе. Это поиск самого себя, сомнения, душевные терзания, иными словами, душевный кризис. Гессе не покидало чувство заброшенности, одиночества и безысходности. Таким образом, все свои переживания Гессе воплотил в главном герое «Степного волка» Гарри Галлере. Например, мысль о самоубийстве, возникавшая у самого Гессе, неоднократно посещала и Гарри Галлера. Так, по словам самого Гессе, «этот Степной волк должен был умереть, должен был собственноручно покончить со своей ненавистной жизнью – или же должен был переплавиться в смертельном огне обновленной самооценки, сорвать с себя маску и двинуться в путь к новому «я».» [Гессе 1995: 87]

Резюмируя сказанное, отметим, что анализ личности Гарри Галлера позволяет охарактеризовать его как человека, болезненно ощущающего и воспринимающего невозможность стать частью окружающего мира – «героем того времени», что и отразило внутренний мир его «создателя» - Германа Гессе. С этих позиций роман Гессе продолжает традицию произведений с подобно ведущим себя, рефлексирующим главным героем.

Тот факт, что во всех произведениях Гессе тонкой нитью прослеживается мотив поиска смысла жизни, говорит о душевном смятении автора и размышлениях о его предназначении. Свой путь в жизни ищут герои его произведений – бродяга Кнульп, творец и любитель прекрасного Гольдмунд, мыслитель Сиддхартха, а также главный герой романа «Степной волк» Гарри Галлер и многие другие.

Любое произведение Гессе проникнуто напряженным ожиданием открытия – открытия мира или открытия самого себя. Отсюда четко выраженный мотив странничества, мотив одиночества и отверженности и как следствие – мотив тревоги и неудовлетворенности.

Как было сказано выше, автор использует прием внутреннего монолога для изложения мыслей своего героя с целью наиболее полного отображения его картины мира, передачи степени его тревоги и неудовлетворенности.

Анализ одного из внутренних монологов героя романа показал, что для достижения данной цели автор использует следующие стилистические приемы, характерные именно для этого типа текстов. Во-первых, это короткие риторические вопросительные (War es schade darum?) и восклицательные (Wie sollte ich nicht ein Steppenwolf und ruppiger Eremit sein inmitten einer Welt,von deren Zielen ich keines teile, von deren Freuden keine zu mir spricht!) предложения, которые указывают на взволнованность и возмущение героя. Наряду с данными характерными особенностями внутреннего монолога автор употребляет короткие повествовательные предложения, в которых используется синтаксический параллелизм (Es war nicht schade darum. Es war um nichts schade, was vorüber war. [Hesse 1987: 212]).

Во-вторых, это эмоционально окрашенная лексика и междометия (Ach, es ist schwer, diese Gottesspur zu finden inmitten dieses Lebens!),с помощью которых Гессе подчеркивает недовольство и неудовлетворенность жизнью Гарри Галлера.

Об этом же свидетельствуют другие лексические единицы данного семантического ряда: schade, keines von den Zielen (einer Welt) teilen, keiner (von den Freuden) spricht mit mir.

Таким образом, от анализа внутренних монологов героя произведения можно перейти к рассмотрению авторского замысла и непосредственно к описанию его языковой личности и составлению его речевого портрета.


Библиографический список

Седов, К.Ф. Дискурс и личность: эволюция коммуникативной компетенции личности. М., 2004.

Виноградов В.В. Проблема автора в художественной литературе. М.,1971.

Караулов, Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 2006.

Шаховский, В.И. Языковая личность в эмоциональной коммуникативной ситуации. / Филологические науки. – 2002.- №4

Сухих С.А., Зеленская, В.В. Репрезентативная сущность личности в коммуникативном аспекте реализаций. Краснодар, 1997.

Хильшер, Э. Истоки мировоззрения Германа Гессе. М., 1979.

Гессе, Г. Художник и психоанализ: в 8 т.; т. 8. М., 1995.

Hesse, H. Gesammelte Schriften: в 6 т.; т.4. Frankfurt am Main, 1987.

3. Перевод в аспекте межкультурной коммуникации

А.Х. Аскарова

Саратовский государственный технический университет

Тенденции развития американского английского как отражение особенностей социокультурных процессов и проблемы перевода

Отражение социального мира в процессе межъязыковой коммуникации является одним из существенных аспектов перевода.

Идея о специфичности концептуализации мира в разных языках, разработанная, в частности, в трудах А.Д. Швейцера, В.Н. Костомарова, С.Г. Тер-Минасовой, Л. Виссон, в современной семантике и лингвокультурологии признана аксиомой. А.Д. Швейцер отмечал, что «процесс перевода «пересекает» не только границы языков, но и границы культур» [Швейцер 1988: 14] и пробелы в знаниях чужой страны и её культуры всегда проступают в языке перевода [Виссон 2003: 7].

В связи с этим лингвистами выдвигается мысль о необходимости модификации концепции культуры речи, так как она «должна стать динамичной и включить в себя представления о закономерностях изменения языковой концептуализации мира и взаимосвязи между социальными, культурными и языковыми процессами» [Шмелев 2008: 246].

В межкультурной среде лингвистическая компетенция (как владение системой правил языка, используемого партнерами в качестве средства общения), коммуникативная компетенция (как умение применять эти правила в конкретных социальных ситуациях), а также социокультурная компетенция (как умение, связанное с готовностью и способностью жить и взаимодействовать в современном поликультурном мире [Соловова 2008: 25] выступают необходимыми, условиями эффективной коммуникации. Данная многомерная система компетенций, объединяющая знание языковых норм и процессов, а также «фоновые знания», т.е. знакомство с национальной спецификой культурных реалий, является существенным компонентом важным для переводческой компетенции [Швейцер 2009: 55-58].

Очевидно, что любой современный язык находится в постоянном движении и развитии. Инновации, происходящие в языке, отражают не только чисто лингвистические перемены, но и то, что происходит во всех сферах жизни общества.

В настоящее время в американском английском отмечаются определенные тенденции его развития, которые отражают наиболее важные и устойчивые изменения в образе жизни и мировидении современной Америки.

Изменения в значениях слов и появление новых лексических единиц характерны для ряда областей современной американской речи: они выявляются в разговорном языке, в печати, а именно в СМИ, откуда словесные новообразования переходят в рекламу, в язык гламура, психологических сюжетов. Далее эти инновации проникают в корпоративную и общественно-политическую сферы лексики, а также наиболее активно в компьютерную терминологию. В свою очередь, компьютерный язык оказывает значительное влияние на английский и другие языки мира. Широкое распространение компьютерной терминологии и жаргона, языка электронных и SMS писем влияет на формирование своеобразного стиля общения американцев.

Значительны примеры того, как язык компьютеров осваивается в повседневной лексике: I am browsing (рассматривать в магазине товары), rebooting a career at a technical school (переориентироваться, переквалифицироваться), I have little downtime – there’s so much to do in the office (время для отдыха во время рабочего перерыва).

Термины connect (to be connected to the Internet) и disconnect (to disconnect the transformer) помимо технической области начинают активно применяться для отображения человеческих отношений: to feel connected (ощущать, что ты не один), to connect with someone (установить с кем-либо хорошие отношения), she is able to connect with her audience (находить точки соприкосновения); there was a disconnect (непонимание) in his view … , they are feeling lost and disconnected (разобщены). * (Здесь и далее примеры даются на основе материалов, продемонстрированных Л. Виссон на семинарах, проведенных для Клуба переводчиков в Москве 3-4 февраля 2010 г.)

В настоящее время процесс развития американского английского характеризуется стремительным увеличением количества аббревиатур во многих сферах его использования. Следующие образования отличаются многочисленностью в устной речи, в газетах и телерепортажах: meds (medicines), zine (magazine), skeds (schedules), creds (credentials), burbs (suburbs), nab (ранее означало «задержать преступника», сейчас – «суметь перехватить человека, которого трудно застать где-либо»). Их расшифровка часто вызывают затруднение не только у иностранцев, но даже в процессе общения американцев между собой.

Однако частое, а иногда и нарочитое использование аббревиатур становится престижным и является своеобразной демонстрацией хорошего темпа работы и жизни, бережного отношения ко времени и, как следствие, показателем важности и деловитости самой персоны.

Эра компьютеров и IT технологий способствовала появлению новых понятий и терминов, которые закрепились в американском английском в виде множества акронимов. Среди них известные PC (personal computer), PDA (personal digital assistant), CD (computer disk). Значительное количество созданных акронимов стало неотъемлемой частью ежедневных разговоров американцев: ATM (automated teller machine), DWI (driving while intoxicated). Целый слой акронимов входят в язык из электронных писем и SMS сообщений: LOL (laugh out loud), IMHO (in my humble opinion), BFF (best friends forever), EOD (end of discussion).

Для современного языка Америки, где средства массовой информации оказывают большое влияние на жизнь общества, на сознание и представления людей, характерна тенденция проникновения в разговорный язык многообразной лексики электронной прессы, к которой относятся газетные и журнальные тексты, теле- и радиорепортажи, различные интервью и ток-шоу, а также область Интернет - новостей. Используемые в речах комментаторов или популярных ведущих словесные новообразования быстро перенимаются и становятся активной лексикой ведущих различных телепрограмм, авторов газетных и журнальных статей. Некоторые из этих новшеств закрепляются в языке, другие существуют короткое время в качестве модных словечек.

Так, под влиянием СМИ слово delicious значительно расширило систему своих значений. Помимо известного использования данного слова для описания пищи, сегодня в области СМИ оно дополнительно употребляется в 2-х противоположных значениях. Во-первых, delicious функционирует для обозначения чего-либо привлекательного, доставляющего большое удовольствие: a delicious (прелестное, восхитительное) dress, a delicious (потрясающий) novel, New York is a delicious (прекрасное) place to visit, to offer delicious (привлекательный) loans to consumers. С другой стороны, delicious используется для обозначения того, что вызывает злорадное, недоброе отношение: a delicious (вызывающий злорадство) revenge, …the two most spectacular dismissals … is all the more delicious (является источником злорадства) to fashion insiders.

Часто встречающийся в печати и в разговорной речи глагол celebrate функционирует не только в общеизвестном значении «праздновать», «отмечать какое-либо событие», но также используется для того, чтобы отметить чьи-либо политические и психологические достижения. В отдельных случаях этот глагол может переводиться как «приветствовать», «воспевать», «превозносить»: We celebrate (приветствовать) his decision …; Celebrate (прославлять) Canada: It’s a wonderful country; The USA really does allow you to celebrate (быть самим собой) who you are.

Важность умения постоянно поддерживать свою компетентность, касающуюся языковых и семантических процессов, охватывающую область электронной прессы, обусловлена тем, что в сфере информации многое зависит от оперативности и адекватности её передачи. Поэтому актуальной становится проблема корректного и адекватного перевода текстов СМИ.

Язык делового мира, заимствуя лексику из разных областей корпоративной деятельности, в свою очередь, обогащает различные сферы деятельности, такие как государственное управление, политику и прочие.

Так, частотным стало слово mindful, обозначающее умение сосредоточиться на одной цели / действии как реакция на увлечение дробить свое время, что приводит к некачественной, халтурной, работе: you need to be mindful and keep focusing on the conversation.

Сочетание face time также возникло в области бизнеса. Оно образовалось, чтобы определить «ценность общения лицом к лицу, а не через электронную почту или по телефону»: Face time is becoming very expensive.

В язык бизнеса начинает активно входить слово comfortable, где оно меняет свое привычное значение и приобретает новые смыслы: I am comfortable (меня устраивает) with Johnson being appointed as the new manager; He is comfortable (его устраивает) with the new materials.

Целый ряд идиоматических словосочетаний вошли в вокабуляр деловых людей и приобрели в данной области новые смыслы. Так, выражение give back стало модным и применяется в отношении тех, кто сделал себе состояние и обязан вернуть часть своих финансовых и временных ресурсов, а также умений на благо общества, которое способствовало его процветанию. Характерно, что giving back является выгодным, т.к. позволяет платить меньше налогов. Так, в одной из газет цитируется фраза директора одной их некоммерческих организаций: “I’ve made a lot of money, and am finally ready to give back”.

Идиомы из сферы бизнеса активно интегрируются в бытовой язык. Например, to think outside the box означает «мыслить нестандартно» и наоборот, to think inside the box значит «мыслить нетворчески»: If you want to resolve this issue…, you’ll have to think outside the box (т.е. находить творческие решения).

В американском английском быстро развивается слой политической лексики, смысловые оттенки которой переплетаются с областью социальной и деловой лексики. Отмечается появление слов и выражений, которые, функционируя в тематическом поле политики, приобретают новую семантику.

Так сформировались термины body man и body woman: During the four years he spent as President Bush’s body man…; Hillary’s chic body woman… Они обозначают личного помощника, который всегда находится рядом со своим начальником и выполняет любые его поручения.

Другим распространенным в мире политике стало выражение flip-flops, которое первоначально означало «шлепанцы, сланцы». Функционирование в политическом контексте прибавило данному выражению новый смысл, который без фоновых культурологических знаний сразу сформулировать сложно. Необходимо знать, что оно применяется в отношении кандидатов на выборные должности, для которых характерна быстрая и резкая перемена своих взглядов и позиций. При этом они становятся flip-floppers и занимаются flip-flopping: McCain’s cynical flip-flops on the most destructive policies of the President… . ”

Значительный пласт новых значений слов в американском английском формируется в результате характерного для страны влияния психологических школ и направлений на американское мировоззрение. К сфере так называемой психологической лексики можно отнести bond, используемое в качестве существительного и глагола для обозначения душевной и психологической близости, эмоциональной связи: …we were bonded (крепко связаны эмоциональными узами) to fight harder.

В настоящее время у активно употребляющегося слова bond отмечается новое значение, смысл которого отражает характерное для американцев менее серьёзное отношение к дружбе. В следующем контексте bond используется для описания курортной жизни: We instantly bonded and wanted to spend more time together.

Употребление bond в обиходном языке также частотно: He is bonding with his son in the yard (общаться), to bond with neighbours иметь (иметь хорошие отношения), they bonded over (сошлись на почве общих интересов), и в политических контекстах: a bonding (политическая связь) between the nations.

Вышеотмеченные более легкие взгляды на дружбу способствовали развитию новых смыслов и у существительного friend, у которого при этом образовался ряд дериватов. Так, friend часто употребляется в компьютерной лексике и означает любого, кто хочет дружить: …people you can friend by inviting them to your friend site. Вы также можете с лёгкостью расстаться с этими людьми: you can defriend or unfriend by excluding them.

Таким образом традиционное понятие дружбы в американском обществе своеобразно трансформировалось: We had lost touch, but once I friended him back… , т.е друг это не тот, кто остаётся навсегда, другом (если теперь этот эквивалент корректен в отношении нового значения friend) можно стать и на короткое время: a friend with benefits, т.е. тот, с кем можно периодически встречаться, не имея никаких обязательств.

Стремление американцев к политкорректности также не может не влиять на развитие лексического слоя языка.

В настоящее время «быть judgmental», означающее склонность к субъективным суждениям имеет отрицательную коннотацию и фраза “You are being judgmental” (т.е. у вас своё мнение, но этого не должно быть) звучит осуждающе. Напротив, умение быть nonjudgmental, а именно не навязывать другим свои суждения и принципы “to maintain a nonjudgmental attitude” является положительной чертой. Фраза “I am out of jury” (не берусь судить) отражает хороший стиль отношений, означающий, что каждый по-своему прав и все находятся на равных.

Политкорректностью обусловлено и появление Smoking Police - особой полиции, которая охраняет права некурящих, а также термина rightsizing для обозначения сокращения штатов, а точнее оптимизации штатов – термина более мягкого, чем lay off, dismissal или discharge.

Тенденцией к политкорректности можно объяснить и значительное расширение значений слова issue с первоначальным значением «выпускать», «истекать». Сейчас словом issue можно обозначать любую проблему или разногласие: issues of relevance (темы), candidates discuss issues (темы), intimacy issues (проблемы в интимных отношениях), He merely has issues, and I have issues with him (проблемы, разногласия между мужем и женой), fitness issues (быть не в спортивной форме), we have issues with throwing trash (проблемы с выбрасыванием мусора), have issues with income taxes (проблемы с налогами). Таким образом, новые значения issues следует отнести к области политкорректности, которая даёт возможность избегать выражения острых оценочных или моральных суждений.

В результате следует отметить, что бурный процесс развития американского английского и появление в нём лексики со сложно определяемым смыслом представляет определённые трудности для перевода. Особую сложность представляет перевод слов с развивающейся полисемией, у которых для новых смыслов пока четко не сформулированы лингвистические и культурные эквиваленты и значения которых ещё не зарегистрированы в словарях. Корректная интерпретация новых слов и значений, требует развития и углубления фоновых знаний, составляющих социокультурную компетенцию.


Библиографический список
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   29


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет