Казахстанский журнал международного права



жүктеу 1.34 Mb.
бет7/8
Дата23.02.2016
өлшемі1.34 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Список литературы:

1.«О состоянии безопасности дорожного движения на территории Кыргызской Республики, и мерах, предпринятых для улучшения ситуации ДПС МВД Кыргызской Республики в 2013 году».//Данные Центра анализа и учета правонарушений ДПС МВД Кыргызской Республики.

2.Стратегия развития автомобильного транспорта Кыргызской Республики на 2012-2015 годы. Утверждена постановлением Правительства Кыргызской Республики от 4 октября 2012 года N 677

3.Положение об обеспечении безопасности дорожного движения при осуществлении перевозок пассажиров и грузов автотранспортными средствами. Утверждено постановлением Правительства Кыргызской Республики от 14 августа 2008 года N 445.//ИПС «Токтом» http: //www. toktom. kg

4.Правила дорожного движения. Утверждены постановлением Правительства Кыргызской Республики от 4 августа 1999 года N 421.(В редакции постановлений Правительства КР от 3 марта 2009 года N 136, 28 мая 2012 года N 329, 27 сентября 2012 года N 656)

5.Сведения об обеспечении безопасности дорожного движения и охране общественного порядка Управления ДПС ГУВД г. Бишкек за 10 месяцев 2013 года

6.ДПС МВД сообщает о результатах рейдовых профилактических мероприятий: из 647 нарушений ПДД 201 приходятся на водителей общественного транспорта. http://kg.akipress.org/news: 18-01-2014.

7.Три пассажира микроавтобуса пострадали в результате ДТП в Бишкеке //http://news.mail.ru/inworld/kyrgyzstan/incident/17426362/.«Паспорт маршрута" - документ, включающий в себя схему маршрута с обозначением опасных участков дороги, мостов, дорожных знаков, остановочных пунктов, светофоров, с описанием условий, влияющих на безопасность движения

8.Закон Кыргызской Республики «Об автомобильном транспорте» от 19 июля 2013 года № 154//ИПС «Токтом» http: //www. toktom. kg

9.Скорость грузовиков в России теперь под тотальным контролем. //http://auto.mail.ru/article/47095-skorost_gruzovikov_v_rossii_teper_pod_totalnym_kontrolem/

10.Закон Кыргызской Республики от 20 апреля 1998 года № 52 "О дорожном движении в Кыргызской Республике". В редакции Законов КР от 24 июня 2003 года № 113, 7 февраля 2005 года № 15, 5 февраля 2007 года № 11, 29 мая 2008 года № 100. 

11.Кодекс об административной ответственности от 4 августа 1998 года № 114, с изменениями и дополнениями //ИПС «Токтом» http: //www. toktom. kg


Резюме

Мақалада, жолаушылар тасымалдау көлігінің мәселелері мысалға, Бішкек қ. қарастырылған. Автор Қырғыз Республикасындағы жолаушылар тасымалдаумен айналысатын барлық қоғамдық көліктермен жеке көліктердің жолаушыларды тасымалдау кезінде сапасын жоғарлату және жайлылық мәселелесін қарастыру, қауіпсіздікпен қамтамасыз ету мақсатында бірқатар ұсыныстар саралады.


Summary

The problems of passenger transport on the example of Bishkek. The author offers a number of recommendations to improve the quality and comfort of passenger transport services, to ensure the safety of the transportation process in all kinds of public and private transport, carrying out transportation of passengers in the Kyrgyz Republic.


УДК:343.132:343.98(100)


Абдрахманов К.Б.

Магистрант Гуманитарного Университета транспорта и права имени Д.А.Кунаева

Научный руководитель к.ю.н.,доцент Абдрахманов С.Т.
ПОНЯТИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО – РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
В статье на основе изучения законодательства ряда высокоразвитых стран (США, Германия) показано как в уголовном судопроизводстве используется информация, полученная из негласных источников. Раскрывается суть принятого в США понятия «привилегия осведомителя» и широко используемого в ФРГ опосредованного представления свидетельских показаний.

Ключевые слова: оперативно – розыскная деятельность (ОРД), оперативно – розыскная информация, осведомитель, негласный аппарат, доверенное лицо, использование результатов оперативно – розыскной деятельности, права и свободы человека.

В статье на примере двух стран (США и Германия) показано как же в уголовном судопроизводстве используется информация, полученная из негласных источников.

США. При восприятии и оценке американских подходов к использованию оперативно - розыскной информации следует иметь в виду целый ряд обстоятельств. По этому поводу казахстанский ученый У.С.Джекебаев пишет следующее: "Структуры федеральной судебной системы и пятидесяти судебных систем штатов представляют собой пирамиду. В целом эти системы сходны, различия между ними касаются конкретной организации их деятельности. В основе пирамиды - суды первой инстанции. На вершине пирамиды - суд высшей инстанции, обычно называется Верховным судом. Федеральным судам, действующим на всей территории страны, подсудны дела, отнесенные к их компетенции конституцией США и федеральным законодательством. Судам каждого штата подсудны дела, отнесенные к их компетенции конституцией и законодательством соответствующего штата. Суды штатов организационно не связаны с федеральными судами: ни Верховный суд США, ни другие федеральные судебные органы никакого административного контроля над судами штатов не осуществляют" [1. С. 20-21]. Нам же прежде всего необходимо помнить, что досудебное производство в США организовано по другой схеме, нежели в России, других странах СНГ. По сути, в американском судопроизводстве отсутствует привычный для нас этап предварительного расследования. Все досудебное производство осуществляется полицией путем применения всех имеющихся в ее распоряжении разведывательных и криминологических средств, регламентируемых в лучшем случае ведомственными нормативными актами или прецедентами.

Исследователи американского опыта обращают внимание на то, что в последние годы указанные средства в США стали признаваться законными методами расследования, которые получили название - проактивное расследование [2. С 645]. В рамках последнего все информационно добывающие средства наделяются равной юридической силой, а их результаты приобретают статус полновесных аргументов в суде, хотя право признания последних судебными доказательствами по - прежнему остается за судом.

Таким образом, в американском судопроизводстве оперативно - розыскная информация не проходит через стадию предварительного расследования, а оказывается непосредственно в суде, где и решается вопрос о ее допустимости. Поэтому под процессуальным использованием результатов ОРД в США имеется в виду их применение непосредственно в судебных стадиях.

Существенной особенностью американского уголовного судопроизводства является возможность использования в качестве судебных доказательств сведений, полученных от негласных осведомителей (сотрудников), а также результатов специальных полицейских операций и секретных расследований, проводимых прокурорами.

Под негласными осведомителями (сотрудниками) в США понимаются лица, состоящие на постоянной государственной службе и не раскрывающие своей принадлежности к правоохранительным органам. Обычно в каждом территориальном отделе полиции имеется штат таких сотрудников. Принято считать, что поскольку действия таких сотрудников независимо от обманного характера допустимы, то и сам обман, с помощью которого добываются доказательства, не нарушает чьих-либо конституционных прав.

Важную роль играет надежность осведомителя и обстоятельств, при которых он узнал о преступлении. Надежность осведомителя обычно подтверждается тем, что с его помощью неоднократно производились аресты подозреваемых в совершении преступлений лиц, которые в последствии были осуждены. Если суд установит, что основанием для ареста послужила информация от "непроверенного" осведомителя, то арест может быть признан незаконным, а полученные доказательства - недопустимыми [3. С. 122-123].

В ряде американских штатов признается так называемая "привилегия осведомителя", согласно которой секретный информатор освобождается от обязанности являться в суд для дачи показаний, а исходящие от него сведения сообщает в суде оперативный работник, допрашиваемый в качестве свидетеля, который вправе не раскрывать личность источника. Тем самым делается исключение из общего правила о недопустимости использования производных доказательств [4. С.142].

Согласно существующей в США практике, судом в определенных случаях могут приниматься в качестве доказательств видеозаписи свидетельских показаний вместо личной явки этих людей в суд, что как считают американские юристы, создает дополнительные гарантии их безопасности. Гарантии конфиденциальности предоставляются органами полиции при расследовании тяжких, особо опасных преступлений, организованной преступности и т.п. Вопрос о предоставлении гарантий секретности при расследовании преступлений средней тяжести рассматривается для каждого конкретного случая. При расследовании мелких преступлений гарантий не предусмотрено [5. С. 14].

Примечательно еще одно обстоятельство: поскольку привилегия дается от имени государства, а не информатора, государство может отменить ее, и если она отменяется, то информатор занимает место на скамье свидетелей. Причем полиция США вправе сама решить вопрос, что для нее выгодно: сохранить источник информации или добиться осуждения обвиняемого [6. С. 35].

Нераскрытие личности информатора по законодательству США может иметь следующие результаты: суд может поддержать специального агента, если судья сочтет, что ответчику не будет нанесено ущерба; суд может отказаться от иска; руководство может освободить специальных агентов от их обязательствесли специальные агенты настаивают на отказе отвечать на вопросы, связанные с негласным источником, суд может обвинить их в неуважении к суду и даже привлечь к административной ответственности, например, в виде краткосрочного лишения свободы (при этом авторитет этих сотрудников у коллег не теряется) [4.С.143].

При осмыслении американского опыта следует принимать во внимание и еще одно, не менее важное, чем оговоренное выше, обстоятельство. Уголовный процесс в США рассматривается в большей степени как часть конституционного права, чем как только способ реализации уголовного права и политики. Американский судья склонен рассматривать правовые вопросы в широком политическом, этническом и социальном контексте. В уголовных делах он сравнительно легко переносит центр внимания с вопроса о том, совершил ли обвиняемый преступление, на вопрос, должным ли образом вела себя полиция в отношении гражданина [7.С.111].

Основным средством судебного ограничения произвола полиции является правило о недопустимости доказательств, полученных незаконным путем. При оценке законности доказательств, полученных в результате ареста или обыска (это основные досудебные действия в США) суд руководствуется требованиями четвертой поправки к Конституции США. Указанная поправка гласит:" Право народа на неприкосновенность личности, жилища, бумаг и имущества не может нарушаться необоснованными обысками или арестами, и ордера на обыск или арест не будут выдаваться без достаточных оснований, подтвержденных присягой или торжественным появлением. Такие ордера должны содержать подробное описание места обыска, а также подлежащих аресту лиц и имущества" [7.С .108].

Вместе с тем правилом о недопустимости доказательств полученных незаконным путем в уголовном процессе США соседствуют правила, свидетельствующие о широкой информационной свободе американского судопроизводства. К примеру, Правило 4 (Федеральные правила уголовного процесса в окружных судах США) устанавливают, что достаточные основания для ареста могут черпаться полностью или частично из доказательств, полученных с чужих слов [8. С. 31].

Германия. Интенсивные формы работы полиции Германии (использование секретных информаторов, тайных оперативных сотрудников, а также приобретение обличительных документов за денежное вознаграждение) всегда вызывали к себе пристальное внимание ученых и практиков. С не меньшим интересом указанные люди относятся к вопросам использования полученных при помощи названных методов сведений. Так, долгие годы правоохранительные органы Германии добивались изменений в законодательстве их страны с тем, чтобы юридическую силу получили показания свидетелей - полицейских, сообщающих в суде факты, которые стали им известны от лиц, желающих остаться анонимными в силу сохраняющихся личных или деловых связей с преступниками либо по соображениям безопасности [9. С.22].

В соответствии с решением Высшей судебной инстанции ФРГ от 17 октября 1983 года была отменена анонимность свидетеля, дающего показания в зале суда. В решении содержалась ссылка на параграфы 68 и 224 УПК ФРГ, которые обязывают свидетеля раскрывать суду свои установочные данные и гарантируют право защитника присутствовать в зале суда в ходе слушания дела [4. С. 143-144].

В порядке исключения в ФРГ допускается опосредованное представление свидетельских показаний, если суд признает "отсутствие возможности у свидетеля лично предстать перед судом". Так, с конца 1983 года на основании ограничивающих критериев, сформулированных в постановлении Верховного Суда ФРГ, в качестве свидетелей обвинения не допрашиваются осведомители ( в отношении "агентов-провокаторов" такие ограничения были установлены значительно раньше). Зачастую вместо собственно свидетеля перед судом предстает дающий показания сотрудник, который сообщает суду сведения о предмете доказывания как "свидетель со слов", излагающий чужие наблюдения (например полицейский руководитель осведомителей сообщает о результатах их работы). Федеральный конституционный суд в постановлении от 26 мая 1981 года принципиально подтвердил конституционность фигуры "свидетеля со слов". На основании таких данных участники процесса должны оценить достоверность показаний свидетеля, остающегося неизвестным [10.С. 88].

"Во избежание полной потери существа показаний" суд может принять их во внимание, однако показания неявившегося свидетеля получают статус косвенного доказательства, то есть в интересах выяснения истины происходит сознательное снижение весомости показаний. Эксперты в ФРГ считают подобные рамки чрезвычайно узкими, но все же применимыми на практике, поскольку, согласно параграфу 161 УПК, суд в таких ситуациях обязан в интересах следствия обращаться за разъяснениями по существу дела в органы государственной власти, а те, если это ставит под угрозу жизнь или здоровье людей, могут, как установлено параграфом 96 УПК, воздержаться от передачи суду информации о местонахождении свидетеля. При подобном отказе Федеральный суд ФРГ предписывает обращаться в вышестоящую инстанцию, которая "может оценивать обстановку в целом и несет политическую ответственность". В конечном счете доказательственную силу показания внедренных в криминальные группировки сотрудников и информаторов, сохраняющих анонимность приобретают в случае, если соответствующее заявление сделает министр внутренних дел ФРГ [11.С.177-179].

Одной из главных особенностей использования негласного аппарата в Германии считается обычно то что доверенные лица призваны только собирать информацию, но ни в коем случае не использовать ее. Почти любая попытка доверенного лица использовать полученную информацию самостоятельно ведет к провалам в работе, так как ему неизвестна вся информация в совокупности. Кроме того для сведений, поступающих от доверенных лиц, характерен еще один источник искажения - неправильная оценка наблюдаемого, особенно если это не отдельные обстоятельства, а комплексы их, что объясняется незнанием системы разведывательной службы и связей в этой системе. Именно поэтому в секретной работе ФРГ принято ни в коем случае не ограничиваться ориентировкой на получение данных об определенном событии с помощью других негласных сотрудников. Если же речь идет об информации, поступившей от лиц, связанных с преступным миром, то она вообще может быть правильно использована только в совокупности с результатами дознания, проводимого сотрудниками полиции самостоятельно [4. С. 145-146].

Не случайно законодательство наиболее развитых стран признают наиболее ущемляющим права граждан мероприятием, требующим самого строгого контроля со стороны государства, то, которое в общем случае попадает под определение "прослушивание и контроль телефонных и иных переговоров". Такое положение дел свидетельствует только об одном - в процессе эволюции человечество выработало для себя систему ценностей, являющуюся общеобязательной для всего мирового сообщества, независимо от места положения государства, формы государственного устройства или правления и господствующей правовой системы. В этой системе ценностей на первом месте стоят интересы личности, и до определенной степени об уровне развития конкретного государства можно судить, в частности, по тому, насколько гарантированы права и свободы человека, каким образом государство выполняет взятые на себя обязательства в отношении своих граждан. Никто не отрицает выдерживания баланса между интересами общества в целом и интересами индивида. Поэтому в случае необходимости ограничение прав и свобод человека в демократическом государстве допустимо, но лишь в пределах, установленных законом. И здесь, как представляется, очень важно чувствовать ту грань, которая отделяет соразмерность в ограничении прав и свобод человека от произвола.


Список литературы:

1.Джекебаев У.С. Основные принципы уголовного права Республики Казахстан. - Алматы, 2001,- 249 с.

2. Основы оперативно - розыскной деятельности: Учебник/Под.ред.В.Б.Рушайло. - СПб.:Лань, 2000.-720 с.

3. Махов В.Н.,Пешков М.А, Допустимость доказательств, полученных в ходе оперативно - розыскной деятельности, в уголовном процессе США // ИБСК.- 1999.-№1.-с.122-123

4. Смирнов М.П. Оперативно - розыскная деятельность зарубежных стран.- М. :Щит, 2001. - 240с.

5. Проблемы преступности в капиталистических странах. - 1987. - №7.- с.14

6. Костин П.В. Тайная полиция США. ФБР: прошлое и настоящее.- М.,1981 - с.35

7. Поморски С. Американские суды и следствие по уголовным делам: 4-я поправка к Конституции США (Правило об исключении) //Советское государство и право.- 1990.-№10.- с.108.

8.Пешков М.А. Арест и обыск в уголовном процессе США.-М.,1998.-104с.

9.Проблемы преступности в капиталистических странах.-М.,10986.-№6.с.22

10.Гесснер Р.,Херцог У. За фасадом права: Методы новой тайной полиции.-М.,1990.-224с.

11.Рябчук В.Н. Проблемы защиты информации о сотрудниках правоохранительных органов и осведомителях в США и ФРГ// Использование зарубежного опыта в деятельности органов внутренних дел Российской Федерации: Материалы межвузовской научно-практической конференции.-4.3.-СПб.1995.-с.177-179.


Түйіндеме

Қылмыстық сот ісін көрсетілгендей дамыған елдерде (АҚШ, Германия) бірқатар заңнаманы зерттеу негізінде мақала жасырын көздерден алынған ақпаратты пайдаланылады. «Мәртебе информатор» АҚШ тұжырымдамасын ашып көрсетіледі және кеңінен дәлелдемелерді неміс жанама тұсаукесер қолданылады.


Summary

In the offered article on the basis of study of legislation of row highly developed Figure (USA, Germany), It is shown as information is used in a criminal trial, got from secret source essence accepted in the USA. Concepts of in formant presentation of testimonies widely used in Germany of presentation of testimonies.


УДК:347.75:330.322
Досыбаева К.Б.

магистрант 2 курса Гуманитарный университет

транспорта и права им. Д.А. Кунаева,

Научный руководитель к.ю.н., профессор Жайлин Г.А
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В данной статье рассматриваются вопросы становления и развития инвестиционного законодательства в РК.



Ключевые слова: инвестиционное законодательство, инвестиционная деятельность, иностранные инвестиции.

С развитием экономики значимость и потребность в привлечении иностранных инвестиций возросла. Инвестиции играют важную роль в становлении экономики разных стран, в том числе и в развитие нашего государства. Инвестиции являются тем первостепенным рычагом, посредствам которого происходит экономическое развитие государств в различных сферах. Без привлечения инвестиции не будет развития социальной и экономических сфер в стране. Инвестиции - это главный элемент экономики. Экономическое развитие государства невозможно без правильного инвестиционного климата. Как для национальной, так и для иностранной экономики очень важно закрепить регулирование инвестиционной деятельности на законодательном уровне. По нашему мнению в нашем инвестиционном законодательстве существует масса недостатков, но основной пробел в нашем инвестиционном законодательстве заключается в неправильной инвестиционной политике государства, а именно государству необходимо предоставить, как иностранным инвесторам так и национальным инвесторам гарантии защиты прав инвесторов, а также ограничить вмешательство в инвестиционную деятельность надзорных органов. Главной задачей государства является привлечение инвесторов, но не каждый инвестор осмелится вложить свои деньги в экономику стран, в которых нет стабильности и предсказуемости законодательства, прозрачности в ведении предпринимательской деятельности, нет преференций и льгот для предпринимателей. На мировом пространстве Республика Казахстан зарекомендовала себя как стабильно развивающееся государство со стабильной экономикой. Стабильность - это преимущество для нашего государства. Как правило правовое регулирование инвестиций происходит посредствам заключения договоров с инвесторами. Что дают инвестиции для государства? Во-первых это трудоустройство граждан; во-вторых это пополнение государственного бюджета страны к примеру путем уплаты налога; в-третьих быстрый подъем экономики того государства, в которое инвестор вложил свои инвестиции. По нашему мнению, без правового регулирования инвестиционной деятельности не будет развития инвестиционного климата в государстве.

Как отмечает Мороз С.П. "Устойчивое экономическое развития любого государства невозможно без единой и взвешенной инвестиционной политики, направленные на рациональное и эффективное использование инвестиций и создание благоприятного инвестиционного климата. Одним из основных факторов обеспечения эффективности инвестиций является их законодательное закрепление, создание развитой системы инвестиционного законодательства и действительного механизма реализация правовых норм, регулирующих инвестиционные отношения. Формирование специального инвестиционного законодательства берет свое начало практически с момента обретения Республикой Казахстан независимости. Однако первые законодательные акты об иностранных инвестициях и об инвестиционной деятельности в значительной мере основывалась на принципе "развитого социализма" в силу этого носит временный характер" [1с.3].

Как подчеркивает Сулейменов М.К. "Привлечение иностранных инвестиций в Республику Казахстан имеет громадное значение для успешного проведения экономических реформ. Целью государственной внутренней и внешней инвестиционной политики является создание условий для увеличения иностранных инвестиций, в первую очередь для благоприятного инвестиционного климата. Это экономическая и политическая стабильность, максимальное снижение степени экономического риска, надежность казахстанских партнеров. Однако не одно из этих слагаемых не будет работать в надлежащей степени, если не будет создана правовая база, обеспечивающая защиту инвесторов. Такая правовая база основывается на всей системе законодательства принимающей стороны" [2 с.8].

Так Мауленов К.С. пишет, что "Для Казахстана важной задачей является вхождение в систему мировой экономики. Большое значение в этом придается привлечению иностранных капиталовложений" [3 с.3].

М.К. Сулейменов отмечает, что «современный период характеризуется резким усилением роли государства в гражданско-правовых отношениях, усилением вмешательства государства в хозяйственную деятельность субъектов гражданского права, смешением публично-правовых и частноправовых начал в гражданско-правовых отношениях с участием государства. При этом автор справедливо выражает свое несогласие с внедрением в частное право методов публичного права, что особенно проявляется в контрактах на недропользование, где одна из сторон – государство, являющееся в соответствии со ст. 111 ГК РК равноправным участником гражданско-правового договора, присваивает себе право в одностороннем порядке расторгать договор, пользуясь властными полномочиями» [4].

Надо отметить, что М.К. Сулейменовым солидарен и А.Г. Диденко утверждающий, что государственное вмешательство в договорные отношения носит повсеместный и мощный характер[5]. Ю.Г. Басиным был предложен такой выход: при нарушении государством своих гражданско-правовых обязанностей, либо предъявлении к договорному негосударственному участнику правоотношений требований, неправомерно нарушающих интересы последнего, предоставлять ему возможность защищать такие интересы средствами, предусмотренными гражданским законодательством в гражданско-процессуальном порядке.[6].

В 2010 году в Казахстане стартовала "Программа форсированного индустриально-инновационного развития", которая по замыслу правительства скорректировала все недочеты предыдущих инициатив и вывела нашу экономику на качественно новый уровень. При этом руководство государства рассчитывает на активную помощь со стороны международных корпораций, инвестирующих и действующих в Казахстане. Именно участие иностранных компаний в диверсификации и технологическом развитии нашей страны стала основной темой обсуждений на 22-м пленарном заседании Совета иностранных инвесторов при Президенте Республики Казахстан в Астане 4 декабря 2009 года [7].

Поэтому на основании вышеизложенного и, проанализировав вышесказанное следует сделать вывод, что вопросы правового регулирования инвестиционной деятельности в Казахстане не только сохраняют свою актуальность, но и значимость, вследствие чего одной из задач для государства является совершенствования законодательства РК. А совершенствование послужит развитию инвестиционной деятельности в целом, а последствии будут благоприятно сказываться на экономике нашего государства.

1   2   3   4   5   6   7   8


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет