Казахстанский журнал международного права



жүктеу 1.63 Mb.
бет4/8
Дата23.02.2016
өлшемі1.63 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Сапаралиева Г.Н.

Соискатель Кыргызской

Государственной юридической академии
КРАТКИЙ РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ЛИЦЕНЗИОННО-РАЗРЕШИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
В данной научной статье автор анализирует и рассматривает современное состояние и тенденции развития законодательства об административной юстиции в Кыргызской Республике.

Ключевые слова: Краткий ретроспективный анализ. Лицензионно-разрешительная деятельность. Правовые и организационные основы. Органы внутренних дел

Расширение масштаба использования служебного и гражданского оружия, взрывчатых веществ и пиротехнических изделий, поступление в оборот новых образцов оружия обусловливают необходимость совершенствования деятельности служб милиции общественной безопасности, улучшения их взаимодействия с другими подразделениями и усиления контроля за частной детективной и охранной деятельностью.

Все это требует нового переосмысления и определения роли милиции общественной безопасности по осуществлению лицензионно-разрешительной работы, вызванных, во-первых, тем, что они обладают всей полнотой административно-надзорных полномочий в рассматриваемой сфере, состояние которой является одним из главных факторов нормального состояния личной безопасности, общественного порядка и общественной безопасности. Во-вторых, эти полномочия более объемны по сравнению с компетенцией иных государственных органов в сфере лицензионно-разрешительной работы. Характер и специфика данных полномочий милиции общественной безопасности дают основания отнести их к числу основных субъектов осуществления лицензионно-разрешительной работы.

Поэтому весьма важными являются исследования проблем дальнейшего совершенствования их деятельности, на основе анализа практики работы, приемов, средств и методов осуществления лицензионно-разрешительной работы. Все это требует соблюдения специальных условий и особых мер обращения и предосторожности, а также мер контроля для предупреждения нарушений установленных правил, порядка и обеспечения безопасности в обществе.

Применение органами внутренних дел Кыргызской Республики разрешительных мер в регулировании оборота оружия и взрывчатых веществ, являлось одной из наиболее эффективных форм правоохранительной деятельности и способствовало поддержанию общественного порядка и общественной безопасности в нашей республике.

На всех этапах развития нашего общества, государство уделяло и будет уделять особое внимание совершенствованию законодательства, регламентирующего общественные отношения в рассматриваемой сфере.

В науке существует лишь небольшое количество работ, посвященных лицензионно-разрешительной деятельности органов внутренних дел в истории Кыргызской Республики. Без сомнения, некоторые ученые затрагивали в своих трудах данную тему, но из целенаправленных и достаточно полных исследований лицензионно-разрешительной деятельности органов внутренних дел в отечественной литературе их крайне мало, фрагментарно в рамках истории государства и права и исследования обычного права кыргызов могут быть названы работы профессора К. Нурбекова «История государства и права Киргизской ССР», доцента С. К. Кожоналиева «Обычное право кыргызов», Дж. М. Малабаева в книге «История государственности Кыргызстана», в исследовании Карыбаевой Асель Сакешевны «Государственно-правовое развитие Кыргызстана :XX - начало XXI века» и т.д.

В связи, с этим автор попытается рассмотреть и проанализировать ретроспективу лицензионно-разрешительной деятельности органов внутренних дел Кыргызской Республики, через призму источников полученных с рождением Кыргызской государственности в частности – обычного права кыргызов, дореволюционного периода, советского государства и попытается раскрыть их трансформацию до настоящего времени.

В многовековых испытаниях истории кыргызский этнос, кыргызский народ, кыргызское общество оказались жизнеспособными, находя в себе потенциал, выдерживать различные социально-политические катаклизмы, вписываться в общеисторический процесс, постоянно трансформироваться и интегрироваться во все новое. Кыргызский этнос постоянно балансировал свои отношения со средой и менял устойчивые модели жизни[14].

Система государственного управления была основана на обычном праве. Соблюдение той или иной группой людей общепринятых норм поведения, т. е. обычая называется «адатом» [1].

Данный термин происходит от арабского слова «адат», означающего обычай, правила поведения, принятые той или иной группой людей или действующие в определенной местности и соблюдаемые главным образом в силу привычки [13].

Правильным будет согласиться с мнением Малабаева Д.М. который отмечает, что «постоянная угроза внешнего нападения, частые родоплеменные столкновения вынуждали кыргызов быть всегда готовыми к военным действиям. Они были не только неутомимыми наездниками, но и смелыми воинами, искусно владевшими оружием» [15]. Данное высказывание не может не привести нас к выводу о том, что только наиболее подготовленные наездники и смелые воины, искусно владевшими оружием могли допускаться к его использованию и применению в полном объеме, правил, регламентирующих порядок обращения с оружием и т.д.

В истории же российского государства в разные исторические периоды вопросы, связанные с лицензионно-разрешительной деятельностью были неодинаковыми.

На Руси огнестрельное оружие появилось в XIV веке. Практически с этого времени стали появляться нормативно закрепленные положения, определяющие порядок хранения, ношения оружия, санкции за нарушение данных предписаний. Контроль за их выполнением возлагается на различных должностных лиц правоохранительных органов Российской империи. О целостной системе, занимающейся комплексом вопросов, связанных с лицензионной работой, судя по имеющимся у нас историческим документам, в рассматриваемый период говорить не приходится.

Разрешительная система существует в России с середины XIX века, а первый законодательный акт, рассматривавший вопросы контроля за оружием, был подписан Петром Первым 14 февраля 1700 года.

До 1917 года в Российской Империи разрешение на приобретение огнестрельного оружия гражданам выдавалось губернаторами, градоначальниками и полицмейстерами.

Развитие института разрешительной системы связано с рождением Советского государства, которое в начальный период своего существования, наряду с важнейшими историческими декретами о мире, о национализации земли, крупной промышленности и торговли, банков, железных дорог, издало ряд декретов, устанавливающих разрешительную систему во многих сферах общественной жизни.

Важнейшее направление деятельности органов внутренних дел - контроль за оборотом оружия - постоянно находилось и находится в центре внимания. В период образования и упрочения государства разрешительная система являлась средством сохранения завоеваний революции, и главным ее назначением было обеспечение государственной безопасности. После полной и окончательной победы социализма основной целью разрешительной системы стало обеспечение нормального функционирования объектов повышенной опасности и предупреждения правонарушений.

Первым нормативным актом, регулирующим деятельность правоохранительных органов (военно-революционные комитеты и чрезвычайные комиссии) по осуществлению контроля за оборотом оружия и взрывчатых веществ, стал изданный Советом Народных Комиссаров 10 февраля 1918 г. «Декрет о сдаче оружия», обязывающий все население сдать находящееся у него оружие, в том числе и холодное. Основной задачей, поставленной перед соответствующими органами, являлось изъятие у населения оружия (исправные и неисправные винтовки, пулеметы и револьверы всех систем, патроны к ним и шашки всякого образца...). За укрывательство оружия, задержку и противодействие сдаче его виновные подвергались лишению свободы на срок от 1 до 10 лет [2].

Этим декретом все выданные ранее разрешения на хранение оружия объявлялись недействительными, а лица, имевшие оружие, были обязаны сдать его. Оружие не отбиралось только у членов партии по представлению комитетов РКП (б), но они могли иметь не более одной винтовки и одного револьвера. При этом оружие не обезличивалось, а закреплялось за владельцем.

Контроль за хранением и использованием огнестрельного оружия осуществлялся военно-революционными комитетами и чрезвычайными комиссиями.

В начале 20-х годов к выполнению этой функции стала привлекаться и милиция. Декретом СНК РСФСР от 12 июля 1920 года. «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращении с ним» на милицию совместно с ВЧК возлагаются функции по осуществлению контроля за выполнением правил выдачи и хранения оружия. Предусматривалась административная и судебная ответственность за незаконное хранение огнестрельного оружия. Судебная ответственность предусматривала наказание на срок не ниже 6 месяцев [3].

В административном порядке применялось наказание в виде заключения в концентрационный лагерь до 3месяцев.

28 июля 1920 года принят Декрет «Об охоте», которым ограничивался круг лиц, имеющих право на охотничьи ружья. Выдача удостоверений на право охоты производилась органами народного Комиссариата земледелия, а регистрация оружия и учет боеприпасов - органами НКВД [4].

В этот период расширяются полномочия милиции в области контроля за осуществлением правил разрешительной системы не только за оборотом огнестрельного оружия, но и за соблюдением правил открытия полиграфических предприятий, порядка отпуска и продажи печатных машин, шрифтов, множительных аппаратов.

Декретом СНК РСФСР от 09.07.1924 г. более подробно были перечислены виды оружия и боеприпасов. Торговля огнестрельным оружием предусматривалась с разрешения милиции и ОГИУ. В том же году впервые постановлением ВЦИК СССР в целях установления на всей территории СССР единообразного порядка, все находящееся в пределах СССР оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества подразделялись на три категории: «А», «Б» и «В». Необходимость разоружения населения в мирных условиях ( к этому времени в постановление нормы, позволявшие изымать из оборота «оружие военного образца (боевое)».

Дальнейшему развитию разрешительной системы способствовали принятые в 1927 г. постановление ВЦИК и СНК от 3 сентября и постановление СНК РСФСР от 8 октября. Указанные постановления более подробно распределили компетенцию структурных подразделений административных отделов и соответствующих органов ОГПУ по контролю за оборотом оружия. В целях способствования более широкому развертыванию местной инициативы в них содержались нормы, предоставляющие права на выдачу разрешений и регистрацию нарезного охотничьего оружия районным административным отделением и волостной милиции.

Характерно, что в соответствии с указанными выше нормативными актами разрешение на приобретение, хранение и пользование оружием выдавалось без ограничения срока. В промысловых районах приобретение, хранение и пользование огнестрельным нарезным охотничьим оружием допускалось без получения особого разрешения, но с обязательной последующей регистрацией. Приобретение, хранение и пользование охотничьим, как огнестрельным (нарезным и гладкоствольным), так и холодным оружием лицам, лишенным избирательного права, запрещалось. Уголовная ответственность оставалась прежней.

Формы и методы административного надзора по проведению в жизнь указанных правил были определены в специальной инструкции. Отделом строевой и наружной службы Главного управления милиции СНК РСФСР от 26 мая 1930 г. разрешение на приобретение, хранение и пользование нарезным охотничьим оружием стало выдаваться сроком на три года.

Главным управлением милиции НКВД СССР была издана инструкция, в соответствии с которой ношение холодного оружия разрешалось лишь лицам, которым оно было необходимо по роду деятельности. Продажа холодного оружия осуществлялась под наблюдением милиции и только через магазины государственной и кооперативной торговли. Необходимо отметить, что милиция проводила в то время значительную работу по выявлению и изъятию холодного оружия, привлечению к ответственности лиц, нарушавших установленные правила его приобретения.

Важно отметить процедурную особенность, касающуюся торговли огнестрельным оружием, регламентированную постановлением СНК РСФСР от 26.05.1930 г. Согласно этому нормативно – правовому акту, разрешение на приобретение, хранение и пользование нарезным охотничьим оружием стало выдаваться сроком на три года.

В связи с изданием положения о рабочее – крестьянской милиции постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 01.01.1932 г. были внесены изменения в уголовно – процессуальный и гражданско – процессуальный кодексы, которые непосредственным образом отразились на разрешительной деятельности органов внутренних дел (особенно по контролю за оборотом оружия).

Так, например, постановлением СНК РСФСР от 17.02.1932 г. был установлен новый порядок приобретения, хранения и использования охотничьего и спортивного оружия, боеприпасов к нему, отпуска взрывчатых и детонирующих средств. Милиция выдавала соответствующие разрешения и осуществляла надзор за соблюдением установленных правил.

Таким образом, в середине 30-х годов сложилась определенная система правового регламентирования оборота оружия.

Правовое регулирование вопросов лицензионно-разрешительной деятельности органов внутренних дел Киргизской ССР, сильно не отличалось от остальных республик входящих в состав СССР поэтому все решения и постановления, издаваемые правительством РСФСР, были обязательны для исполнения, в том числе и на территории Киргизской ССР.

Вместе с тем следует отметить, что деятельность милиции, а также различных инспекций, регламентировалась подзаконными и ведомственным актами, а нормы, содержащиеся в них, охватывали, как правило, объекты воздействия.

В период Великой отечественной войны 1941 – 1945 гг. деятельность органов внутренних дел в части разрешительной системы, осуществлялась в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.06.1941 г.

В послевоенные годы совершенствование правовой базы деятельности милиции по осуществлению разрешительной системы связано с принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, а 27 октября 1960 г. Уголовного кодекса РСФСР. С этого времени проблемы разрешительной системы стали приобретать законодательную форму.

Вместе с тем следует отметить, что до 1969 г. отсутствовал единый подход к организационному обеспечению разрешительной системы органов внутренних дел. Будучи традиционно возложенной на аппарат милиции, эта работа в республиканских МВД наиболее часто организовывалась подразделениями оперативной службы, уголовного розыска и БХСС.

В определенной мере данный пробел был ликвидирован с принятием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июня 1973 г. «Об основных обязанностях и правах советской милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью». В нем уже четко был определен субъект разрешительной системы (административная служба милиции) и его полномочия [26].

С принятием Советом Министров СССР 23 июня 1975 г. постановления «Об установлении единого порядка приобретения, учета и хранения охотничьих ружей» наметилась тенденция к расширению объема работы милиции в сфере разрешительной системы [18].

Порядок хранения оружия гражданами определялся ведомственной инструкцией МВД СССР, разработанной в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 23 июля 1975 г. «Об установлении единого порядка приобретения и учета охотничьих ружей». Так, в соответствии с данной инструкцией охотничьи ружья должны были храниться в чехлах, в разряженном, разобранном состоянии, со спущенными курками, отдельно от патронов и пороха [18].

Следующим приказом МВД СССР от 1 декабря 1987 года № 246 была утверждена инструкция, регламентирующая порядок приобретения, перевозки, хранения, учета и использования огнестрельного оружия, а также боевых припасов к нему, изготовление холодного клинкового оружия; открытие стрелковых тиров, стрельбищ, стрелково-охотничьих стендов, оружейно-ремонтных мастерских; торговлю огнестрельным оружием, боеприпасами к нему и охотничьими ножами [22].

В начале «девяностых» в Кыргызстане, как и на всей территории постсоветского пространства значительно возросло число преступлений, связанных с применением оружия, взрывчатых веществ, а также осуществлением частной детективной и охранной деятельности.

Первая Конституция Кыргызской Республики принятая 5 мая 1993 года повлияла на пересмотр всей законодательной базы страны, в том числе и законодательного урегулирования вопросов связанных с лицензионно-разрешительной системой органов внутренних дел Кыргызской Республики [11].

11 января 1994 года был принят Закон Кыргызской Республики «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики» за №1360 [9].

В соответствии с Законом Кыргызской Республики «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики», в структуру которых образует Управление общественной безопасности МВД Кыргызской Республики, а также Управление внутренних дел областей и города Бишкек, городские и районные органы внутренних дел, осуществляющие разрешительную деятельность.

Позднее 9 июня 1999 года Жогорку Кенешем Кыргызской Республики был принят Закон Кыргызской Республики «Об оружии» [8] который урегулировал все виды правоотношений, возникающих при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия на территории Кыргызской Республики.

21 ноября 2001 года постановлением Правительства Кыргызской Республики за N721 утверждены «Правила оборота гражданского и служебного оружия и боеприпасов к нему в Кыргызской Республике» [19]. В соответствии с данными правилами установлен порядок оборота служебного и гражданского оружия и боеприпасов к нему, предусматривающий их продажу, передачу, приобретение, учет, хранение, ношение, транспортировку, использование, изъятие и уничтожение, экспорт и импорт, а также ввоз на территорию Кыргызской Республики и вывоз из Кыргызской Республики единичных экземпляров указанного оружия и боеприпасов к нему.

Приказом МВД Кыргызской Республики № 144 от 2 апреля 2002 года были утверждены:

– инструкция «О работе ОВД Кыргызской Республики по контролю за оборотом служебного и гражданского оружия и о порядке открытия тиров, стрельбищ, стрелково-охотничьих стендов, оружейно-ремонтных мастерских»[23].

– инструкция «О работе ОВД Кыргызской Республики по осуществлению разрешительной системы»[24].

Положение о Главном управлении общественной безопасности МВД Кыргызской Республики утвержденное приказом МВД Кыргызской Республики № 513 от 9 июня 2009 года было направлено на дальнейшее развитие деятельности подразделений ОВД в области лицензионно-разрешительной работы и контроля за детективной и частной охранной деятельностью [25].

7 апреля 2010 года вспыхнувшие народные волнения переросли в столкновения с силами правопорядка, которые привели к многочисленным человеческим жертвам. Президент Бакиев К.С. и его окружение покинули страну, государственная власть на всей территории Кыргызской Республики была полностью парализована.

Учитывая сложившееся в стране критическое положение, оппозиционные силы сформировали Временное Правительство и Декретом №1 от 07 апреля 2010 года наделили его функциями высшего законодательного и исполнительного органа государственной власти [6].

В соответствии с данным Декретом и в связи с тем, что в руках населения оказалось неизвестное количество боевого оружия, принадлежавшего правоохранительным органам и в целях совершенствования работы по предупреждению незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств на территории Кыргызской Республики Временное Правительство Кыргызской Республики утвердило Положение «Об организации работы по приему от граждан незаконно хранящихся оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств на возмездной основе» [6].

15 февраля 2011 года Постановлением Правительства Кыргызской Республики № 47 утверждены инструкции, регламентирующие разрешительные функции органов внутренних дел:

– инструкция о работе органов внутренних дел по осуществлению контрольно-разрешительных функций [20];

– инструкция о работе органов внутренних дел по контролю за оборотом служебного и гражданского оружия, боеприпасов к нему и о порядке открытия оружейно-ремонтных мастерских [21].

На сегодняшний день в соответствии с Законом Кыргызской Республики «Об оружии» от 9 июня 1999 года № 49 (в редакции Законов Кыргызской Республики от 4 августа 2001 года N 81, 20 марта 2002 года N 41, 27 июня 2002 года N 112, 18 февраля 2003 года N 41, 6 марта 2003 года N 52, 16 ноября 2009 года N 298, 19 февраля 2010 года N 32) настоящий закон регулирует правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия на территории Кыргызской Республики и направлен на защиту жизни и здоровья граждан, собственности, обеспечение общественной и экономической безопасности, охрану природы и природных ресурсов, развитие международного сотрудничества в борьбе с преступностью и незаконным распространением оружия [8].

В соответствии с данным нормативным правовым актом производство, ремонт, торговля оружием и боеприпасами на территории Кыргызской Республики подлежат лицензированию, исключение составляют лишь производство и приобретение оружия государственными военизированными организациями. Все производимые на территории Кыргызской Республики, ввозимые на территорию республики и вывозимые из республики модели гражданского и служебного оружия и патроны к нему, а также конструктивно сходные с оружием изделия подлежат обязательной сертификации.

Выдачу, переоформление, продление срока действия, аннулирования (приостановления действия) лицензий и разрешений осуществляет Главное управление общественной безопасности МВД Кыргызской Республики, а лицензии на производство оружия выдаются уполномоченными органами, определяемыми Правительством Кыргызской Республики [7].

Сегодня Главное управление общественной безопасности МВД Кыргызской Республики производит выдачу лицензий и разрешений:

– на производство, ремонт, торговлю оружием и боеприпасами;

– на ввоз, разработку, производство и реализацию взрывчатых и пиротехнических веществ;

– на частную детективную и охранную деятельность;

– на приобретение, хранение, ввоз, вывоз и перевозку, огнестрельного оружия и боеприпасов, взрывчатых материалов, сильнодействующих ядовитых и пиротехнических веществ;

– на открытие, функционирование тиров, стрельбищ, охотничье-спортивных стендов, оружейно-ремонтных и пиротехнических мастерских (предприятий).

Таким образом, исторический опыт свидетельствует, что отсутствие должного контроля со стороны органов внутренних дел за оборотом оружия, например, огнестрельного, приводит к большой его концентрации у населения, а значит, порождает причины, способствующие осложнению оперативной обстановки.

Институт лицензионно-разрешительной системы органов внутренних дел Кыргызской Республики прошел тернистый путь от элементарных форм разрешительной системы обычного права кыргызов до исторически апробированных и испытанных временем нормативных правовых актов – Закона «О лицензионно-разрешительной системе в Кыргызской Республике», Закона Кыргызской Республики «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики», Закона Кыргызской Республики «Об оружии», Указов Президента, постановлений правительства, положений, приказов и инструкций, регламентирующих эту деятельность.



Список литературы:

  1. Баишев Ж. Общие принципы исламского права, теория доказательств и система наказаний. – Алматы, 1996.

  2. Декрет Совета Народных Комиссаров 10 февраля 1918 г. «Декрет о сдаче оружия».

  3. Декрет СНК РСФСР от 12 июля 1920 года. «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращении с ним».

  4. Декрет СНК РСФСР «Об охоте» от 28 июля 1920 года.

  5. Декрет Временного Правительства Кыргызской Республики №1 от 07 апреля 2010 года №1 об утверждении Положения «Об организации работы по приему от граждан незаконно хранящихся оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств на возмездной основе».

  6. Декрет Временного Правительства Кыргызской Республики №1 от 07 апреля 2010 года №1.

  7. Данные с официального сайта МВД Кыргызской Республики // http://mvd.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=154%3A2009-08-13-13-05-34&catid=35%3A2009-08-13-12-59-32&Itemid=92&lang=ru .

  8. Закон Кыргызской Республики «Об оружии» от 9 июня 1999 годаN 49 (В редакции Законов КР от 4 августа 2001 года N 81, 20 марта 2002 года N 41,27 июня 2002 года N 112, 18 февраля 2003 года N 41,6 марта 2003 года N 52, 16 ноября 2009 года N 298,19 февраля 2010 года N 32).

  9. Закон Кыргызской Республики «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики» от 11 января 1994 года №1360.

  10. Инструкция СНК РСФСР от 26 мая 1930 г. «О разрешении на приобретение, хранение и пользование нарезным охотничьим оружием».

  11. Конституция Кыргызской Республики от 27 июня 2010 года.

  12. Конституция Кыргызской Республики от 5 мая 1993 года.

  13. Кожоналиев С. К. Обычное право кыргызов. – Бишкек, 2000.

  14. Карыбаева А.С. Государственно-правовое развитие Кыргызстана :XX - начало XXI века. Дисс. к.ю.н. – М., 2007.

  15. Малабаев Дж.М. История государственности Кыргызстана.-Бишкек, Илим, 1997.

  16. Нурбеков К. История государства и права Киргизской ССР.Ч. 2. Фрунзе, 1970.

  17. Постановление Совета Министров СССР от 23 июля 1975 г. об утверждении инструкция МВД СССР «Об установлении единого порядка приобретения и учета охотничьих ружей».

  18. Постановление Совета Министров СССР 23 июня 1975 г. постановления «Об установлении единого порядка приобретения, учета и хранения охотничьих ружей».

  19. Постановление Правительства Кыргызской Республики от 21 ноября 2001 года N721 об утверждении Правила «Об обороте гражданского и служебного оружия и боеприпасов к нему в Кыргызской Республике».

  20. Постановление Правительства Кыргызской Республики № 47 от 15 февраля 2011 года об утверждении Инструкции «О работе органов внутренних дел по осуществлению контрольно-разрешительных функций.

  21. Постановление Правительства Кыргызской Республики № 47 от 15 февраля 2011 года об утверждении Инструкции «О работе органов внутренних дел по контролю за оборотом служебного и гражданского оружия, боеприпасов к нему и о порядке открытия оружейно-ремонтных мастерских».

  22. Приказ МВД СССР от 1 декабря 1987 года № 246 об утверждении инструкции «О порядке приобретения, перевозки, хранения, учета и использования огнестрельного оружия, а также боевых припасов к нему, изготовление холодного клинкового оружия; открытие стрелковых тиров, стрельбищ, стрелково-охотничьих стендов, оружейно-ремонтных мастерских; торговлю огнестрельным оружием, боеприпасами к нему и охотничьими ножами.

  23. Приказ МВД Кыргызской Республики № 144 от 2 апреля 2002 года об утверждении инструкции «О работе ОВД Кыргызской Республики по контролю за оборотом служебного и гражданского оружия и о порядке открытия тиров, стрельбищ, стрелково-охотничьих стендов, оружейно-ремонтных мастерских».

  24. Приказ МВД Кыргызской Республики № 144 от 2 апреля 2002 года об утверждении инструкции «О работе ОВД Кыргызской Республики по осуществлению разрешительной системы».

  25. Приказ МВД Кыргызской Республики № 513 от 9 июня 2009 года об утверждении Положения о Главном управлении общественной безопасности МВД Кыргызской Республики.

  26. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июня 1973 г. «Об основных обязанностях и правах советской милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью».


Резюме

В данной научной статье автор уделил внимание ретроспективному анализу лицензионно-разрешительной деятельности в истории обычного права кыргызов, дореволюционный, советский и современный период. Правовые и организационные вопросы лицензионно-разрешительной деятельности в системе органов внутренних дел


Summary

A brief retrospective analysis of licensing and permitting activities. Legal and organizational issues of licensing and permitting activities in the ministry of internal affairs


УДК: 342.8(574)


Айтхожина А.К., магистрант

Гуманитарного университета

транспорта и права имени Д.А. Кунаева
РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
В статье раскрываются вопросы реализации Конституции Республики Казахстан. Раскрывается сущность реализации Конституции, как Основного закона государства. Рассматривается основные формы реализации Конституции. Сделан вывод о высоком нормотворческом потенциале Конституции, который проявляется не только посредством нормативно-правового ее влияния на нормотворческий процесс, но и путем воздействия на содержание правовых актов конституционных принципов, идей, составляющих конституционную идеологию казахстанского общества.

Ключевые слова: Конституция, конституционно-правовая политика, правореализация, реализация Конституции, толкование Конституции.

Конституция Республики Казахстан, принятая впервые в истории страны народом на республиканском референдуме 30 августа 1995 г., как творение единой всенародной воли, положила начало новому этапу конституционного развития независимого государства. Ее историческое значение в том, что она приблизила отечественную правовую систему к стандартам, отвечающим требованиям постепенных демократических преобразований, создающих нормативную базу для качественных перемен социально-политического развития нашей страны. В настоящее время Конституция, как Основной закон, стала правовым фундаментом, обеспечившим политическую, экономическую целостность государства и общества на рубеже исторических эпох.

Ценность Конституции как Основного закона государства определяется, прежде всего, эффективностью регулирования общественных отношений, степенью воплощения конституционных предписаний в жизнь. Реальность Конституции должна выражаться в создании необходимых условий и предпосылок всестороннего и беспрепятственного осуществления конституционных принципов и норм в жизнь, т.к. они имеют прямое действие на всей территории Республики Казахстан [1, с.48].

В правовой литературе наряду с понятием «реализация конституции» используется термин «действие конституции», который во многих случаях рассматривается чуть ли не как синоним «реализация» [, с.37-49]. На самом деле, следует иметь в виду значительное смысловое различие между этими понятиями. Конституция действует на протяжении всего времени, пока она остается в силе, то есть это постоянный фактор государственно-правового развития общества.  Реализация Конституции - это целеустремленная деятельность компетентных субъектов: государственных органов, их должностных лиц, граждан и их общественных объединений - по осуществлению основ государственного и общественного строя, прав и свобод личности.

Реализация конституционных норм предполагает проведение их в жизнь на любом уровне в определенных формах. Такими государственно-правовыми формами являются: 1) организация исполнения конституционных норм; 2) непосредственное осуществление норм Конституции путем их использования и соблюдения; 3) применение мер воспитания, а в необходимых случаях и принуждения к исполнению конституционных норм и санкций за их неисполнение; 4) толкование норм Конституции.

Первая форма реализации конституционных норм - организация исполнения конституционных норм. К числу форм организации проведения в жизнь конституционных норм следует отнести издание на основе конституции нормативных актов, детализирующих и конкретизирующих конституционные нормы с целью установления порядка их использования и соблюдения, а затем и применения. Это, отнюдь, не противоречит конституционному положению о том, что Конституция имеет прямое действие. Все конституционные нормы наделены одинаковой юридической силой, но не все они реализуются одинаково.

Во-первых, в Конституцию включена определенная часть правовых норм, которые применяются прямо, без дополнительного правового механизма, то есть непосредственно со ссылкой на соответствующую статью Конституции. Они используются при характеристике принципов основ конституционного строя, статуса личности, организации и деятельности государственных органов и других институтов Конституции. Однако в силу того, что Конституция - особый закон, наделенный важными политическими и идеологическими функциями, прямо применяемые положения не могут составлять и поэтому не составляют преобладающую часть конституционного текста.

Во-вторых, регулятивное действие норм Конституции проявляется в полной мере только в едином комплексе с другими нормами, закрепленными в текущем законодательстве. Это свойство Конституции проявляется уже в том, что в ней содержатся статьи, в которых предписывается необходимость издания законов, раскрывающих её содержание.

Статьи такого рода можно разделить на две группы: к первой группе относятся статьи Конституции, в которых говорится о необходимости принятия конституционных законов. Ко второй группе следует отнести принятие по указанным в Конституции Республики Казахстан вопросам законов. В Конституции названы только наиболее значимые вопросы, которые должны быть урегулированы в первую очередь. Например, п.4 ст.49 Конституции установлена необходимость принятия конституционного закона, в котором определяться организация и деятельность Парламента, правовое положение его депутатов. Пунктом 4 ст.89 Конституции декларируется необходимость принятия закона, гарантирующего самостоятельность органов местного самоуправления в пределах их полномочий.

Вторая форма реализации конституционных норм - это непосредственное осуществление норм Конституции путем их использования и соблюдения. Общая особенность конституционных норм состоит в том, что они реализуются не только и не столько в правовых отношениях, но в таком правомерном поведении субъектов их реализации, которое не порождает правовых отношений.

Использование конституционных норм - это такая форма их реализации, которая выражается в осуществлении возможностей, вытекающих из дозволения. Характерная черта данной формы реализации в том, что она предполагает активное правомерное поведение субъекта. Однако в отличие от исполнения она касается субъективных прав, причем прав на собственное активное поведение, на использование предоставленных правом юридических возможностей, например, использование избирательного права и др.

Соблюдение - это такая форма реализации конституционных норм, которая выражается в том, что субъекты сообразуют свое поведение с юридическими запретами. Характерная черта данной формы реализации в том, что она находит свое проявление в пассивном поведении субъектов, которые не совершают действий, запрещенных конституционными нормами, то есть выполняют возложенные на них обязанности. Например, каждый обязан уважать государственные символы Республики (п.2 ст.34 Конституции); граждане обязаны сохранять природу и бережно относиться к природным богатствам (ст.38 Конституции).

Третья форма реализации конституционных норм - это применение мер воспитания, поощрения, а в необходимых случаях и принуждения к исполнению конституционных норм. Под воздействием норм Конституции складывается убеждение граждан в необходимости эффективного личного участия в решении задач, которые стоят перед государством. При этом важнейшей задачей реализации Конституции является поддержание баланса и соразмерности конституционно защищаемых ценностей, целей и интересов [3, с.48]. Аксиологический (ценностный) аспект воздействия Конституции на поведение человека связан с формированием его мировоззрения, убеждений, жизненных ориентаций и установок. А для этого граждане обязаны знать Конституцию и с уважением относится ко всему, что составляет её содержание.

Толкование Конституции - четвертая форма реализации конституционных норм. Конституция ввела институт толкования Конституции специально уполномоченным на то государственным органом - Конституционным Советом (пп.4 п.1 ст.72 Конституции). В данном случае речь идет об официальном толковании, имеющим особую юридическую силу и являющимся обязательным для всех правоприменяющих субъектов. Цель толкования заключается в том, чтобы юридически точно определить, как понимать ту или иную конституционную норму, допустимо ли её расширительное толкование, что создает условия для более правильной реализации соответствующих норм Конституции.

К органам, полномочным обращаться с запросами в Конституционный Совет по вопросам толкования, Конституция относит Президента, Председателя Сената, Председателя Мажилиса, не менее одной пятой части от общего числа депутатов Парламента, Премьер-министра Республики Казахстан.

Вместе с тем, как показывает практика, Конституция нуждается в четко функционирующем механизме реализации ее норм. Ведь при отсутствии такого механизма либо недостаточно слаженной его работе конституционные нормы так и останутся на бумаге, а значит цель, ради которой они были приняты, так и не будет достигнута. Кроме того, с сожалением констатировать многочисленные нарушения прав человека, отсутствие у государства эффективных механизмов охраны и защиты нарушенных прав и свобод, сбои функционирования органов управления, судебной власти и т.д. Ведь неверие людей в законы и их недоверие органам власти исходит вовсе не от несовершенства Конституции, а от отсутствия эффективных и реально действующих механизмов ее реализации.

Вопрос сейчас стоит о том, чтобы, во-первых, изучить сами конституционные нормы, осознать их потенциал и значение не только для всего народа в совокупности, но и для каждой отдельно взятой личности. Во-вторых, создать механизмы реализации конституционных норм в правотворческой и правоприменительной деятельности, чтобы на основе знания Конституции формировались соответствующие воззрения каждого члена общества [4, с.15].

Правовая наука при исследовании различных сторон общественного бытия призвана раскрывать не только внешние, формально-юридические характеристики статусного положения различных субъектов права, но и проникать в глубинные, социально-волевые начала формирования и реализации поведенческих актов индивидуальных и коллективных субъектов общественных отношений.

Этому способствует, в частности, и исследование проблемы правосознания как сложного социального явления, имеющего различные формы своего проявления. Одной из таких форм является конституционное правосознание. Необходимость детального изучения конституционного правосознания обусловлена, прежде всего, практической значимостью соответствующей проблемы, что в особой степени проявилось в современных условиях конституционного развития государственности Республики Казахстан.

Актуальность темы усиливается еще и тем, что принципиально новые для казахстанского общества конституционные ценности утверждаются в режиме политического и идеологического плюрализма, что гарантировано ст.5 Конституции, как путевым знаком к открытому обществу. Это способствует росту политической активности граждан, многообразию политических партий, движений, развитию самоуправленческих начал в обществе. Однако стремлению граждан управлять делами в различных сферах общественной и государственной жизни противостоит низкий уровень их конституционного правосознания, отсутствие необходимых правовых знаний.

Конституция предопределила также необходимость изменения практически всей системы законодательства, что обусловлено ее высоким нормотворческим потенциалом, который проявляется не только посредством нормативно-правового, формально-юридического ее влияния на нормотворческий процесс, но и путем воздействия на содержание принимаемых правовых актов конституционных принципов, идей, составляющих конституционную идеологию современного общества. В этих условиях все более актуальным становится вопрос о понимании глубинных, сущностных характеристик самой Конституции, обладающей социальной харизмой, что должно позволить максимально реализовать ее внутренний потенциал [5, с.66].

Решение этих проблем напрямую связано с исследованием политико-идеологических и социально-психологических аспектов реализации Конституции, как и всей системы казахстанского конституционализма. Конституция обладает высшей юридической силой и прямым действием, что предполагает изменение отношения всех субъектов правореализации и, прежде всего, правоприменителей, к закрепленным в Конституции идеям и ценностям, а также к формам и способам их реализации.

Одной из проблем претворения в жизнь положений Конституции как акта прямого действия является также преодоление конституционного нигилизма и формирование качественно нового уровня профессионального конституционного правосознания. В юридической науке достаточно много внимания уделяется общетеоретическим вопросам правосознания. Довольно глубоко изучены общие вопросы теории правосознания, как формы общественного сознания, его понятия, структуры, сущности, функций и т. п. Значительно меньше исследованы отраслевые проблемы правосознания. В этом ряду находится и проблема конституционного правосознания как одной из отраслевых форм правового сознания личности.

Таким образом, Конституция Республики Казахстан возвела на высший нормативный уровень демократические правовые идеи, принципы и цели государственного и общественного развития. В условиях реализации Стратегии: «Казахстан - 2050» она знаменует собой признание общедемократических ценностей современного конституционализма, т.к. обществом осознается огромная роль Основного закона в развитии демократии, справедливости и нравственности.

Все это естественным образом предполагает постоянное изменение, обновление под воздействием Конституции государственно-правовых идей, принципов, образующих в своей совокупности своего рода идеологический субстрат конституционного правосознания как важный показатель достигнутого уровня правовой и демократической культуры казахстанского общества.
Список литературы:

1. Котов А.К. Конституционализм в Казахстане: опыт становления и эффективность механизма власти. – Алматы: Издательство КазГЮА, 2000. – 288 с.

2. Сапаргалиев Г.С. Конституционное право Республики Казахстан: Академический курс. Изд. 3-е, с доп. – Алматы: Жеті жарғы, 2007. – 544 с.

3. Зорькин В. Аксиологические аспекты Конституции России // Конституционные ценности в теории и судебной практике. Сборник докладов. – М.: Институт права и публичной политики, 2009. – С.47-66.

4. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. 2-е изд. М.: РЮИД, «Сашко», 2000. – 528 с.

5. Гараева Г.Ф. Философия конституции // Современное конституционное право: Сборник науч. тр. – М.: ИНИОН, 2010. – С.66-74.


Түйін

Мақалада Қазақстан Республикасы Конституциясының негізгі нысаны және маңызы жақтары ашылады.


Summary

The article deals with the content and the basic shape of the Constitution of the Republic of Kazakhstan.

УДК:343.9(075)574
Дизаматова В.В.

Кaзaхcкaя Aкaдемия Трудa и Coциaльных Oтнoшений

научный руководитель д.ю.н., профессор Г.Р. Рустемова
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
В cтaтье рассматриваются профилактические меры предотвращения женских преступлений.

Ключевые cлoвa: женская преступность, преступление, воспитание, профилактика, общество, нравственность.

Теория предупреждения преступности – совокупность знаний о деятельности по совершенствованию общественных отношений в целях: выявления и нейтрализации причин преступности и условий, ей способствующих; выявление и нейтрализация явлений и процессов, обуславливающих совершение, рост и распространение отдельных форм и видов преступлений, факторов, влияющих на формирование, антиобщественных черт у определенных категорий лиц, влияние на условия их жизни и воспитания, устранение конкретных условий, обусловливающих совершение преступлений отдельными лицами, определение форм и методов контроля за преступностью [1, с. 105-106].

Предупреждение представляет собой рациональное и гуманное средство борьбы с преступностью, средство, предусматривающие не наказание, а прежде всего совершенствование условий жизнедеятельности людей и их воспитание. Общество значительно больше заинтересованно в том, чтобы не допускать совершение преступлений, чем в применении наказания к лицам уже после того, как они причинили ущерб (иногда непоправимый) господствующим общественным отношениям, субъектам этих отношений.

Осуществление предупредительной деятельности обеспечивает наряду с защитой общества от общественно опасных посягательств также и защиту неустойчивых членов общества от дальнейшего морального падения, не дает им стать преступниками, а тем самым избавляет их от практически неизбежного последствия преступления в виде соответствующего наказания [2, с. 143].

Если коснуться конкретно проблемы предупреждения преступности женщин, то она должна решаться в русле борьбы с преступностью в целом. Обязательной предпосылкой успешности специальных мер (программ) по предупреждению преступности женщин является достижение качественно иного состояния нашего общества. В новом обществе женщина должна занять принципиально иной жизненный статус, она должна быть защищена законом, обычаями и традициями, ее следует избавить от роли основной или даже равной с мужчинами «добытчицы» материальных благ, больше сосредоточив внимание и силы на детях, семье.

Необходимо выработать общий основополагающий принцип профилактической работы с женщинами, которые совершили или могут совершить преступление. В качестве такого принципа могут выступать гуманность и милосердие к этим женщинам, понимание причин, толкнувших их на уголовно наказуемые или безнравственные поступки, стремление помочь им выйти из порочного круга, разобраться в собственной жизни. Гуманность и милосердие к женщинам должны проявляться не только в действиях конкретных должностных лиц или представителей общественности. Ими должны быть проникнуты законы - уголовный, уголовно-процессуальный, уголовно-исполнительный и другие нормативные акты, например, правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях. От того, насколько соблюдается указанный принцип, можно судить об уровне нравственности в обществе, об овладении им общечеловеческими ценностями [3, с. 212].

К мерам общесоциального предупреждения женской преступности можно отнести оказание профилактической материальной помощи семье; улучшение условий быта, воспитания детей, жилищных условий; повышение социального контроля за выполнением женщиной семейных ролей. Своевременное разрешение конфликтов – важнейшая мера, направленная на снижение насильственной преступности женщин. Создание различных женских организаций, системы защиты прав женщин; развитие системы подготовки и переподготовки кадров; снижение уровня безработицы; совершенствование морального климата в обществе – все это необходимые мероприятия по нейтрализации причин и условий женской преступности.

Специально криминологические меры предупреждения женской преступности включают разработку системы воспитательных мероприятий с учетом особенностей формирования поведения женщины. Это такие мероприятия, как анализ обстановки на производстве, в семье с целью выявления факторов, провоцирующих женщин на совершение преступлений; предотвращение различных правонарушений и фоновых явлений преступности; оказание помощи женщинам, ведущим антиобщественный образ жизни, и женщинам, отбывшим срок наказания, в адаптации к жизни на свободе.

Профилактика антиобщественного поведения и преступлений женщин имеет большое моральное значение. Положительные результаты в этой области могут привести к оздоровлению нравственности, укреплению социально одобряемых отношений во многих областях жизни и в первую очередь в семье, улучшению жизни подрастающего поколения.

Работа по предупреждению преступности женщин должна охватывать прежде всего те сферы жизнедеятельности, в которых формируются негативные черты их личности и в которых они чаще совершают преступления. Это быт и производство. Помимо воздействия на криминогенные факторы в каждой из этих сфер общество должно стремиться к определенной гармонизации ролей, исполняемых в той или другой. Исполнение роли в одной их них не должно, как сейчас, исключить или затруднить выполнение своих обязанностей в другой. Крайне нежелательно, например, чтобы загруженность на работе мешала уходу за детьми или полноценному отдыху. Все эти вопросы решить чрезвычайно трудно, поскольку они связаны с глобальными проблемами общества, общим экономическим развитием страны, изменением многих привычных представлений. Однако без их решения эффективно предупреждать антиобщественное поведение женщин невозможно.

Нынешние времена все больше заставляют женщин самих бороться за то, чтобы обеспечить себя, иногда активно работая локтями. Поэтому чрезвычайное значение имеет воспитание женственности, женского, а не мужского типа поведения. Это, по-видимому, очень важно для пресечения роста насильственной преступности женщин, которая представляет собой большую угрозу нравственному здоровью общества. Такое воспитание требует особой подготовленности, особого мастерства воспитателей. Оно должно начинаться в семье, а закрепляться в школе. Однако подобная переориентация определяется и характером общения, в которое включена девочка и девушка, положением женщины в обществе, уровнем его нравственности.
Список литературы:

1.Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления.– М, 1973. – 71 с.

2.Курс советской криминологии: Предупреждение преступности. – М.: Юрид. лит., 1986. – 318 с.

1   2   3   4   5   6   7   8


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет