Правонарушений


§ 3. Виды совокупности правонарушений



бет5/9
Дата18.07.2016
өлшемі1.24 Mb.
түріМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9

§ 3. Виды совокупности правонарушений


Вопрос о видах совокупности правонарушений имеет важное

теоретическое v практическое значение. Прежде всего потому, что от него во многом зависит правильная юридическая оценка неправомерного поведения, следовательно, и определение тех или иных мер правового воздействия.

Известно, что совокупность правонарушений образуете? поразному. В одних случаях она доставляется посредством двух и более,зачастую даже не связанных друг с другом противоправных действий ^бездействий), в других - может являться следствием одного деяниг, совершенного одним и тем же лицом. Данные особенности образования совокупности правонарушений сказываются определенным образом на внешних формах ее проявления.

Соответственно этому в юридической литературе многие ав­торы различают идеальную и реальную совокупность правонаруше­ний .Вместе с тем некоторые ученые высказываются о нецелесообразности такого разграничения, мотивируя это тем, что, во-пер­вых, общественная опасность содеянного в обоих случаях совокуп­ности, как правило, одинакова; во-вторых, действующее законодатель­ство не проводит в связи с этим каких-либо различий (ст.35 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных респуб­лик) и устанавливает единый порядок назначения наказания как при реальной, так и идеальной совокупности правонарушений Однако, на наш взгляд, для таких утверждений не имеется достаточных оснований. Нельзя ставить вопрос о видах совокупности правонарушений в зависимость от степени их общественной опасности вообще и от разницы в этой степени в особенности. Ссылка на отсутствие регламентировании видов совокупности в действующем законодательстве тоже не меняет существа вопроса. Хотя в советском законодательстве не содержится прямых указа­ний относительно возможных разновидностей интересующего нас явление (деление совокупности на идеальную и реальную), это, однако, не означает, что с правовой точки зрения такая клас­сификация лишена смысла. Не случайно, что отказ от разграничения реальной и идеальной совокупности правонарушений не получил поддержки в юридической литературе.

Другой вопрос, насколько приемлемо само выражение "идеальная", так как, по мнению некоторых ученых, оно перешло к нам из буржуазной науки уголовного права ,которая, кстати, не считает эту проблему вопросом материального права) и
не в полной мере отражает специфику такого рода совокупности правонарушений 9. Но поскольку теорией и практикой не выработано другого более подходящего термина, который точнее от­ражал бы суть этого вида совокупности правонарушений, то, по-видимому, следует признать целесообразным использование его как в научных, так и практических целях .

Понятием "реальная совокупность" охватываются случаи последовательного нарушения требований нескольких норм права, ни за одно из которых для виновного лица не наступили указан­ные в законе неблагоприятные последствия. Поэтому разновременность совершения правонарушений составляет важную отличительную черту реальной совокупности. Например, лицо вначале совершает хищение социалистической собственности (ст.92 УК РСФСР), а спустя некоторое время задерживается за нарушение правил дорожного движения или привлекается к ответственности за нарушение правоохранительного законодательства (ст.ст.72, 115 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях). Данная форма совокупности правонарушений является наиболее расп­ространенной. Поскольку она характеризуется разновременностью нарушений правовых установлений, то, естественно, что установле­ние ее в неправомерном поведении того или иного лица не пред­ставляет особых трудностей. Исключение составляют лишь случаи, когда возникает необходимость отграничения совокупности от по­вторного или сложного правонарушения, особенно когда последнее носит продолжительный или длящийся характер.

В отличие от реальной, специфика идеальной совокупности правонарушений заключается в том, что она образуется в результате одного действия (бездействия), последствия которого по тем или иным причинам не укладываются в рамки диспозиции одной нормы права. Такими, в частности, представляются совершение сделки с несовершеннолетним или недееспособным лицом и одновременно с целью заведомо противной интересам государства и общества. Как видно, в такого рода действиях содержатся признаки нескольких гражданско-правовых нарушений, предусмотренных совершенно разными нормами *,ст.ст.49,Ы,Ь2 ГК РСФСР). По одному делу, признавая недействительными раздел жилой площади. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда ТАССР указала,что он противоречит не только ст.301, но и ст.313 ГК РС5СР (ст.ст. 53 и 86 Жилищного кодекса РСФСР) . Отстранение

рабочего или служащего от работы с приостановкой выплаты за­работной платы в нарушение ст.38 КЗОТ РСФСР образует идеальную совокупность правонарушений, если этими действиями причи­нен материальный ущерб предприятию, учреждению, организации.

Эта разновидность совокупности правонарушений всегда вы­ступает следствием одного деяния, совершенного одним и тем же лицом. Поэтому распознается она значительно труднее, чем ре­альная совокупность.

Особенности указанных видов совокупности правонарушений оказывают влияние на решение ряда практических вопросов, име­ющих важное значение. В связи с этим представляется обоснован­ным высказанное в литературе предложение о том, чтобы различия между реальной и идеальной совокупностью урегулировать в законодательном порядке. Чем самым была бы создана надлежащая нормативная основа для соответствующего их учета.

Дело в том, что иногда при юридической квалификации одного деяния приходится принимать во внимание другие правонарушения» составляющие вместе с ним совокупность. Недооценка этого обстоятельства приводит, как правило, к ошибочным выво­дам относительно правовой природы содеянного. Например, Президиум Верховного Суда ТАССР признал неправильным привлечение к материальной ответственности должностных лиц хлебозавода на основании ст.120 КЗОТ РСФСР. Причиной этому послужило то, что в их действиях (бездействиях), наряду с имущественным правонарушением, имелись еще признаки уголовно-наказуемого деяния (ст.1Ь2 УК РСФСР), установленные предварительным след­ствием. Естественно, что это существенно меняло правовую оцен­ку причиненного ущерба, который в этом случае должен быть воз­мещенный не в ограниченном, а в полном объеме и в порядке, пре­дусмотренном п.1 ст.121 КЗОТ РСФСР.

Указанная картина может иметь место как при реальной, так и идеальной совокупности. Однако при реальной совокупности од­но правонарушение влияет на квалификацию другого, вошедшего в нее неправомерного поведения потому, что она частично совпада­ет с повторностью. Данное обстоятельство получило определенное отражение в действующей законодательстве (применение к ст. ст. 89,144 УК РСФСР).

Кроме того, при реальной совокупности последующие противоправные

деяния могут выступать в качестве отягчающего ответ­ственность обстоятельства (ст.21 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях; п.1 ст.34 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик). Понятно, что такое положение невозможно при идеальной совокупности правонарушений, так как, являясь следствием только одного деяния, она исключает возникновение подо­бных вопросов. Заслуживает быть отмеченным и то, что при раз­ных видах совокупности далеко не однозначно решаются такие во­просы, как истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, подсудности юридических дел, передача их в товарищеский суд и т.д. . Если при идеальной совокупности правонарушений они начинают течь одновременно, то при реаль -ной - либо разновременно, либо одновременно, как это предусмот­рено, например, в ст.48 УК РСФСР.

Разграничение идеальной и реальной совокупности необходи­мо еще и потому, что в зависимости от этого законодатель иног­да по-разному решает проблему юридической ответственности. Сог­ласно, например, ст.1 постановления ЩК и СНК от 7 июля 1932г. "Об ответственности работников учреждений и управленческого аппарата хозяйственных органов за нарушение правил общей и противопожарной охраны служебных зданий и помещений и правил хранения служебных документов" в случае наличия в действиях (бездействиях), связанных с ненадлежащим исполнением лицом возложенных на него обязанностей по выполняемой работе, признаков дисциплинарного и административного проступков наступает только дисциплинарная ответственность . Аналогичные положения относительно ограничения юридической ответственности при совокупности правонарушений содержатся и в других нормативных актах (скажем, ст.9 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях; ст.151 Воз­душного кодекса СССР) .

Нередко совокупность правонарушений образуется не только в результате нарушения норм какой-либо одной, но и разных от­раслей социалистического права. Поэтому наряду с уже названны­ми видами совокупности целесообразно, по-видимому, с научной ' и практической точки зрения выделять отраслевую и межотрасле­вую совокупность правонарушений.

В связи с этим, естественно, возникает вопрос: при каких условиях можно говорить о наличии межотраслевой совокупности? Решение этого вопроса составляет определенную трудность. Оно во многом связано с тем, является ли совокупность реальной или идеальной .

Реальная совокупность, как уже отмечалось, представляет собой следствие нескольких, часто даже не связанных между со­бой последовательно совершенных противоправных действий (бездействий). Поэтому здесь каких-либо серьезных затруднений в решении поставленной проблемы не возникает. Поскольку достаточно наглядно видно, что в реальную совокупность могут на равных основаниях входить различные по своему характеру право­нарушения. Это - разнообразные сочетания административных и дисциплинарных проступков, уголовно наказуемых деяний и граж­данско-правовых деликтов и т.д.

Значительно сложнее обстоит дело и в тех случаях, когда межотраслевая совокупность представлена как идеальная. В этой связи в юридической литературе отсутствует единое мнение.

Допускается, например, идеальная межотраслевая совокупность административных, дисциплинарных и гражданско-правовых нарушений, но вместе с тем полностью исключается совокупность их с уголовными правонарушениями. При таком подходе, если дея­ние подпадает под признаки норм гражданского и уголовного права, речь может идти лишь об одном правонарушении. Аргумен­тируется это тем, что повышенная степень общественной опаснос­ти преступлений (или же присущая только им) не оставляет мес­та для совмещения их в одном и том же неправомерном поведении с другими правонарушениями, отсюда делается вывод о том, что одно деяние не может быть как преступлением, так и проступ­ком . Уголовная вина, утверждает в связи с этим А.М.Хвостов, поглощает все остальные ее виды, и, в частности, гражданско-правовую вину .

Вместе с тем высказан и другой взгляд. Его сторонники считают, что одно и то же неправомочное действие (бездействие) вполне может- содержать признаки преступления и иных правонару­шений. Основанием этого, по их мнению, является то, что такие деяния посягают одновременно на разные общественные отношения или разные стороны одного и того же отношения . Характерно,
что с данным выводом не согласны как раз те ученые, которые отрицают возможность разграничения правонарушений в зависимос­ти от объекта посягательства, то есть тех общественных отноше­ний, которые составляют предмет правового регулирования.

Кроме того, иногда случаи одновременного нарушения преступными действиями других, помимо уголовно-правовых, норм име­нуются "смешанной противоправностью" .

На наш взгляд, предпочтительнее позиция тех ученых, кото­рые ставят решение данного дискуссионного вопроса не в зависи­мость от характера правонарушения как такового, а прежде всего от специфики и особенностей затрагиваемых тем или иным противоправным поведением общественных отношений. Попутно заметим, что недооценка указанного обстоятельства является одной из основных причин отрицания возможности идеальной совокупности преступления и проступков. Этому же способствует смешение понятий "деяние" и "правонарушение". Между тем это - несовпадаю­щие, хотя и взаимосвязанные категории. Если нет деяния, то, естественно, не может быть и речи о правонарушениях. Но дело в том, что одним деянием охватываются как случаи одного, так и нескольких правонарушений, совершенных одним и тем же лицом. В отличие от правонарушения оно включает в себя и такие факти­ческие обстоятельства, как, например, время, место и способ совер­шения содеянного, если даже они не предусмотрены в нарушенной норме права в качестве обязательных признаков состава правона­рушения.

Единичное правонарушение может быть выражено во множестве относительно обособленных действий (бездействий). Отражением этого в юридической науке является понятие сложного (составного) правонарушения .

Нельзя не учесть и то, что непосредственно само поведение, в том числе неправомерное, весьма сложно по своей структуре. "Совершенно очевидно, - пишут Д. Миллер, Ю. Галантер, . К.Прибрам, - что поведение организуется одновременно на нескольких уровнях, характеризующихся разной степенью сложности" . Та­ких уровней в юридической литературе выделяется, в частности, три. Это - телодвижение, серия телодвижений, образующих опре­деленное действие, и, наконец, ряд действий, охватываемых по­нятием "операция" .

Оправдано также иметь в виду определенные особенности фактического


и описываемого в правовой норме поведения. Списан­ная в норме модель (образец, масштаб) поведения воплощается в регулируемом общественном отношении прежде всего в виде субъективного права, юридической обязанности, полномочия его участников. Вопрос о квалификации его по другим нормам дейст­вующего законодательства здесь не возникает.

Этот вопрос существенен только применительно к самому фактическому поведению, предпринятым тем или иным лицом в реаль­ной действительности. Как раз в этой части его решения сущест­вуют определенные затруднения. Норма, как уже отмечалось выше, может включать в себя не только тот или иной образец (масштаб) действий субъектов права, но и указание на возможных адресатов, их социальный и юридический статус, а также некоторые дру­гие положения, имеющие существенное значение для правового регулирования . С другой стороны, фактическое поведение не всег­да во всех деталях "вписывается" в норму.

Бывает и так, что оценка неправомерного поведения возмож­на на основе санкции одной нормы, но этого не позволяет сделать ее диспозиция. Такая ситуация возможна, в частности, при конку­ренции правовых норм. Она тоже свидетельствует о несовпадении деяния и правонарушения, способствуя этим более полному уяснению проблемы межотраслевой совокупности правонарушений.

В ряде случаев следствием содеянного выступают такие последствия, которые, наряду с преступлением, содержат признаки составов других правонарушений. Так, совершение преступления лицом, исполняющим депутатские обязанности, нарушает не толь­ко конкретную норму уголовного, но и нормы государственного права, предусмотренные Законом СССР от 20 сентября 1972 г. " 0 статусе народных депутатов СССР" . Вполне возможна иде­альная совокупность уголовно наказуемых действий (бездействий) с административным проступком (скажем, при мелкой спекуляции, сопряженной с мошенничеством, - ст.151 Кодекса РСФСР об адми­нистративных правонарушениях; ст.147 УК РСФСР) . Однако на­иболее часто составы преступлений сочетаются в одном деянии с гражданско-правовыми нарушениями. Наши исследования показывают, что, например, по делам о должностных преступлениях, рассмотрен­ных судами ТАССР в 1981 и 1982 гг., такая совокупность соста­вила 70S6 от общего количества проанализированных дел.


Очевидно, в подобных ситуациях повышенная опасность уголовно наказуемого деяния не поглощает собой последствий нару­шения иных правовых норы, поскольку эти последствия отражают­ся на таких общественных отношениях, которые составляют пред­мет регулирования норм разных отраслей советского права. Воз­никающие при этом, наряду с уголовно-правовыми, правоохранительные отношения в силу особенностей объектов посягательства необходимо требуют нескольких иных средств правового воз­действия в целях их полного устранения.

Деяние соотносится с общественным отношением как часть с целым , не перекрывается им. Ввиду многоуровневое раз­личных общественных отношений нередко бывает так, что какая-либо сторона общественного отношения, упорядочиваемого опреде­ленной правовой нормой, обособляется, рассматривается как от­носительно самостоятельное общественное отношение на другом уровне и регулируется другой нормой права . Следовательно, разные последствия, вызванные противоправными действиями (без­действиями) , могут быть предусмотрены двумя и более правовыми нормами, и в этом заложено объяснение существования идеальной совокупности правонарушений по действующему советскому законо­дательству.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет