В. В. Антонов-Романовский. Автобиография 18



бет7/11
Дата18.07.2016
өлшемі0.89 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

5.3А.Н. Горбунов. На Памире.


(записала Березанская В.М. в марте 2003 г.)
В.В. Антонов-Романовский, Д.Н. Астров (не из ФИАНа) и я в 1978 г. отправились на Памир. Антонову-Романовскому было 70 лет. При его небольшом росте и весе он нес рюкзак 35 кг. Единственно, что при этом с ним происходило – он через каждые 5 км валился на снег и требовал кусочек бекона. Ему давали, и он снова шел 5 км и т.д. <…>

В высотном лагере (4000 м) на Памире он удивлял альпинистов тем, что по утрам бегал.


В.В. очень дорожит своим итальянским детством. Однажды мы оказались на Памире в международном лагере Ачиктаж (Луковая гора). На заднем плане пик Ленина. И вдруг прибывают новые участники. Из автобусов вылезает отряд в красных рубашках. Это итальянские священники альпинисты. Среди них - высокий чин духовной иерархии. В.В. узнал, что это итальянцы, бросился к ним, начал быстро что-то говорить по-итальянски. Завязалась дружба и он три дня от них не отходил.
Когда Антонову-Романовскому было 50 лет у него случился сильный сердечный приступ, который сначала даже приняли за инфаркт. После поправки врач ему сказал ходить 50 м медленно, 50 м быстрее. Затем постепенно наращивать дистанцию. Он так и делал. Потом ему надоело, и он стал бегать. В результате его дистанция достигла расстояния от дома до ФИАНа. А он жил у Киевского вокзала – это 14 км. Всеволод Васильевич бежал в ФИАН, принимал душ и начинал работать. Со свойственной ему педантичностью он каждый раз записывал пробег, и через какое-то время оказалось, что он пробежал 40 тыс. км (экватор). В ФИАНе ему устроили торжественную встречу. В воротах ФИАНа протянули ленту и сотрудники, и представители спорткомитета стояли и смотрели, как В.В. в спортивном костюме с лентой через плечо, на которой была надпись «40 тыс. км», бежал и пересек ленту в воротах.

В последующие годы он пробежал еще 60 тыс. км и перестал бегать только когда стал плохо видеть. В общей сложности он пробежал расстояние в два с половиной экватора – 100 тыс. км.


5.4А.М. Леонтович. Несколько слов о Всеволоде Васильевиче


(записала и расшифровала Березанская В.М. в марте 2003 г.)
Всеволод Васильевич увлекался всякими навязчивыми проблемами. Ну, например, теоремой Ферма. Об этом было известно очень давно. Он этим занимался, возможно, что всю жизнь. Ко мне он обратился с просьбой проверить его вычисления лет пять назад или восемь. Я довольно быстро нашел ошибки и только собирался ему отдать, как он мне звонит и говорит:

- На селедки.

Я спрашиваю:

- Чего на селедки? - Ничего не могу понять.

- То, что я Вам отдал – на селедки. Для того чтобы заворачивать селедку, больше они ни на что не годны.

То есть он сам нашел ошибку.

Он до сих пор занимается этой теоремой Ферма. Хотя в математике есть проблемы тоже элементарные. Ну, например, есть такая великая Сиракузская задача, тоже очень красивая. Ее до сих пор никто не решил. Есть проблема Гольбаха – до конца не решена.
Моя жена была знакома с Всеволодом раньше, чем со мной. Они вместе были в походе. Она была подруга Наташи Галаниной. Поэтому ходила в походы с Галаниными. Именно через Галанина я с ней и познакомился. В.В. ходил в походы с Галаниным. Иногда с Галаниным, иногда с Кутузовым и с другими.

Он был известен тем, что, когда ехали в какой-нибудь поход и проезжали интересные города, в особенности древнего происхождения, предположим Иркутск или даже Свердловск, где поезд останавливался от полчаса до часу, то В.В. нанимал такси и объезжал весь город и возвращался к самому отправлению поезда дальше. Вот такой он был любознательный в смысле городов человек. Все большие города, которые он проезжал, он объезжал. Даже когда он ездил на конференции в поезде, он то же самое делал. В больших городах поезд стоит от получаса до часа. И даже полчаса эти он использовал. Подъезжая к какому-нибудь городу, он ждал на подножке, по-видимому, сразу бросался на площадь, нанимал такси и объезжал.


Отец Антонова-Романовского, а значит и Всеволод, имели квартиру как раз в доме напротив нашего дома на 1-ой Мещанской улице. Мы жили дом 66, а они жили напротив в доме. Это был дом отчасти, а может полностью, заполненный старыми большевиками. А наш подъезд выходил как раз вот на этот дом через Мещанскую улицу. И очень долго, чуть ли не год, незадолго до смерти Сталина, там все время дежурили эти самые КГБешные, или тогда еще называлось, я уж не помню, МГБешные «гаврики». Двое «гавриков» всегда стояло. Т.е они, по-видимому, следили за этими старыми большевиками, кого-то хотели убить.

Несмотря ни на что, отец его умер собственной смертью. Он не сидел и всякое такое. Но жил в этом, опять же опасном доме. Один из опасных домов. Дом правительства – это был самый опасный.



5.5В.Я. Файнберг. Теория нерегулярности и Антонов-Романовский.


(записала и расшифровала Березанская В.М. 30 апреля 2003 г.)

Я знаю Всеволода Васильевича, я думаю, лет 50, не меньше. У меня в основном с ним разговоры касались физического состояния человека. Как влияет тот или иной образ жизни на здоровье. И он мне рассказывал, что он уже в середине 90-х годов пошел на 3-ий круг вокруг Земли. Он мне рассказывал, что каждый день он пробегает по 7 км от дома до Института и после работы 7 км обратно домой. Не очень быстрым темпом. Я ему рассказал теорию нерегулярности поведения, которой я придерживаюсь, и которая имеет научное обоснование. Суть теории в том, что главной привычкой во всем у человека должна быть такая, чтобы не иметь никаких привычек. Особенно в старости, после 50-60 лет. Потому, что в старости полоса стабильности, так называемая, сжимается и, если вы поступаете неожиданно – побежали за троллейбусом, а вы ведете регулярный образ жизни, у вас сразу инфаркт или еще что-нибудь. Он воспринял все очень положительно и сказал: «Да, может быть, я буду менять темп». Бегать не обязательно в определенном ритме. Сердце привыкает. Все это «бег к инфаркту» потом назвали. Ну, я говорю: «Вот представляете, если вы заболеете? Просто насморк или грипп. Как вам трудно будет. Вам трудно будет перенести эту болезнь, потому что организм Ваш требует, чтобы сегодня Вы бежали». «Ну, - говорит, - я уже не заболею». И года полтора я его не видел или два. И опять встречаемся. Он издалека меня увидел: «Владимир Яковлевич! Вы знаете, как Вы были правы. Я заболел гриппом и чуть, как говорится, не отдал концы. Настолько мне было плохо. Я не понимал почему, но, вспомнив Вас, знаете, какой выход я нашел? Я педали от велосипеда прибил к стене и, когда я болею, я кручу педали». Я чуть не умер от смеха.3






Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет