Л. С. Мамут Макаренко В. П



бет1/12
Дата17.07.2016
өлшемі1.14 Mb.
#204836
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
...На три четверти...  какое! на девять де­сятых — циркуляр наполнен обычным казен­ным пустословием. Разжевывание вещей дав­ным-давно известных и сотни раз повторенных даже в «Своде законов», хождение кругом да около, расписывание подробностей китайского церемониала сношений между мандаринами, великолепный канцелярский стиль с периода­ми в 36 строк и с «речениями», от которых больно становится за родную русскую речь,— когда вчитываешься в эту прелесть, чувствуешь себя точно в русском полицейском участке, в котором от стен отдает затхлостью, отовсюду несет какой-то специфической вонью, чиновни­ки уже по одному своему виду и обращению — олицетворение самой невыносимой волокиты, а виднеющиеся в окно надворные постройки живо напоминают о застенке.

В. И. Ленин
В.П.Макаренко
БЮРОКРАТИЯ

И

ГОСУДАРСТВО
Ленинский анализ бюрократии царской России

M 15


Ростовский ордена Трудового Красного Знамени государственный университет им. М. А. Суслова

Печатается по решению редакционной комиссии

по философским наукам редакционно-издателъского совета

Ростовского государственного университета
Ответственный редактор

кандидат философских наук Ю. Р. Тищенко


Рецензенты:

доктора философских наук



Ю. А. Замошкин, М. А. Хевеши,

доктор юридических наук



Л. С. Мамут

Макаренко В. П. Бюрократия и государство (Ленинский анализ бюрократии царской России). Издательство Ростовского университета, 1987. 192 с.

В монографии на основе ленинской методологии анализа бюрократии царской России исследуются социальная природа и политическая сущность бюрократии, ее отношение к социальной действительности, определение и решение социальных проблем, природа бюрократической статистики, отношение бюрократии к прогрессивной интеллигенции и религии, общие характеристики бюрократического управления и мышления.

Книга предназначена дли работников государственного аппарата, научных работников и преподавателей, а также для массового читатели. интересующегося проблемами государства и демократии

(С) Издательство Ростовского университета, 1987

Памяти отца

и

сестер посвящаю

ВВЕДЕНИЕ

В новой редакции Программы КПСС отмечается, что государ­ственная бюрократия, наряду с монополиями, генералитетом, идеологическим аппаратом и милитаризованной наукой, является составной частью военно-промышленного комплекса современно­го капитализма и одним из наиболее рьяных проводников и организаторов политики авантюризма и агрессии [3, 133]*. Бюрократия занимает важное место в механизме власти и управ­ления. Она оказывает прямое влияние на политические процессы и идеологию. Рост бюрократии и бюрократизация всех сторон общественной жизни — объективная закономерность современ­ного буржуазного общества [10; 19; 42]. Поэтому выявление связей бюрократии с совокупностью социальных отношений необходимо для углубления творческого характера и отстаивания революционной сути марксизма-ленинизма.

Актуальность проблемы определяется также потребностью разработки методологических аспектов политической науки. В центре ее внимания, подчеркивают Г. X. Шахназаров и Ф. М. Бур­лацкий, «должна быть не просто власть во всех ее проявлениях и взаимосвязях, а прежде всего способ ее организации и деятель­ности» [64, 17]. В трудах обществоведов показано, что бюрокра­тия образует существенный элемент организации и управления обществом [8; 12; 15]. Но этот элемент изучен слабо. Особенно недостаточно исследованы связи бюрократии с социальными отношениями на различных этапах развития общества [38]. В то же время отмечается, что административные структуры, имеющие единую классовую основу, существенно различаются по функциям, способам и практическим результатам действия. А бюрократия играет важную роль в трансляции данных разли­чий независимо от социально-экономических преобразований [19, 740]. Следовательно, для разработки методологии политического

* Здесь и далее указанные в скобках цифры обозначают: первая — порядковый номер произведения в списке литературы, последующие — номер тома и страницы или только страницы, выделенные курсивом.



3

анализа необходимо всестороннее изучение связей бюрократии с материальными, политическими и идеологическими отноше­ниями, структурами и процессами общества на различных этапах его развития.

Бесспорно, данное направление обществознания и политиче­ской науки должно учитывать и интегрировать результаты исто­рического, социологического, правоведческого, страноведческого и любого иного анализа бюрократии в контексте социальных преобразований современности. Но всякая интеграция знания об определенном объекте социальной реальности и его связях с дру­гими должна опираться на методологию, предполагающую поста­новку конкретных исследовательских проблем и использование понятийно-категориального аппарата, позволяющего адекватно отразить специфику объекта. В. П. Кузьмин хорошо показал, что методологическая корректность марксистской теории познания зависит от того, насколько всеобщие характеристики объекта познаются в единстве с его спецификой [30]. Такая установка позволяет провести четкую грань между диалектико-материалистическим и различными вариантами идеалистических подходов к анализу бюрократии.

Концепция М. Вебера показательна в этом отношении. Исполь­зуя идеально-типическое конструирование как метод теоретиче­ского изображения исследуемых объектов, он стремился доказать, что бюрократия и рациональное управление обществом — сино­нимы. Такое понимание бюрократии в значительной степени повлияло на современные буржуазные представления о ней. Веберовская методология уже подвергалась критике в отечествен­ных изданиях [9; 21; 23; 36; 44; 49]. Но принципиальная противо­положность веберианской и марксистско-ленинской концепций бюрократии все еще остается нераскрытой. В ряде публикаций по проблеме бюрократии имя Вебера упоминается постоянно, а теоретико-методологические аспекты вклада К. Маркса, Ф. Эн­гельса и В. И. Ленина в изучение социальной природы бюрокра­тии остаются в тени.

Между тем веберовская концепция складывалась в русле ми­ровоззренческих схем буржуазной социально-философской и по­литической мысли. Речь идет о признании капитализма наиболее высокой фирмой развитии человеческого общества, защите капи­тализма от консервативно-феодальной и пролетарски-марксист­ской критики и отбрасывании социалистической перспективы развитии человечества. Тем самым ленинская квалификация

4

мировоззрения Вебера как профессорской мудрости трусливой буржуазии [2, 30, 325] имеет самое прямое отношение и к теории бюрократии Вебера.

Вебер делал акцент на «достоинствах» бюрократии в том слу­чае, когда стремился подчеркнуть прогрессивность капитализма. Если он выступал с либерально-реформистских позиций, то фиксировал ее недостатки. Но они указывались только для того, чтобы подчеркнуть отличие Западной Европы, в которой возник капитализм как наиболее «рациональный» способ организации экономики, права, управления, политики и образа жизни, от ци­вилизаций Востока. Европейская бюрократия в этом случае превращалась в одно из важных культурно-исторических преи­муществ Запада перед Востоком. А для того, чтобы подчеркнуть бессмысленность революционных преобразований буржуазного общества, Вебер стремился связать бюрократизацию социальной и политической сферы с демократическими и социалистически­ми движениями и идеологиями.

Нетрудно понять, что это стремление вполне вписывалось в традиции буржуазной либеральной политической мысли. Здесь были потрачены моря чернил и горы бумаги для критики бюро­кратии с «заоблачных высот» буржуазного парламентаризма. Но эта критика была поверхностной и, так сказать, «свойской», поскольку революционное преобразование буржуазного общества решительно отвергалось. Зато предполагалось, что свобода и дру­гие общечеловеческие идеалы могут быть достигнуты постепенно, в строгом соответствии со щедринской характеристикой либе­рализма: «Чтобы достичь этого блага, чтобы сделать идеал общедоступным, необходимо разменять его на мелочи и уже в этом виде применять к исцелению недугов, удручающих чело­вечество».

Эта установка типична для современных буржуазных концеп­ций бюрократии, независимо от принадлежности того или иного автора к различным методологическим школам. Буржуазные со­циологи и политологи, исследующие проблему бюрократии, не выходят за рамки реформизма. Поэтому марксистско-ленинский анализ бюрократии есть способ идеологической конфронтации с буржуазной социальной и политической мыслью. Необходимо показать, что диалектико-материалистическое понимание бюро­кратии не имеет ничего общего с представлением о ее рациональ­ности и служит идейным оружием в борьбе с явными апологета­ми капитализма и их тайными подпевалами из лагеря ревизионистов.

Существует и другой, не менее важный, пласт проблем,

5

связанных с бюрократией и ее укорененностью в исторических, экономических, социальных, политических и культурных факто­рах. Популистские идеологии, широко распространенные в разви­вающихся странах и вовлекающие в политическую борьбу массы населения, не всегда выдвигают задачу кардинальных изменений традиционных политических структур, составным элементом ко­торых является бюрократия, в революционном процессе [16; 27; 48; 57; 63]. Анализируя ситуацию развивающихся стран в 1960—1970 гг., Р. А. Ульяновский отмечает: «Поскольку подлинно революционные силы не имели своей организации, они должны были действовать через быстро бюрократизировав­шийся военный и партийно-государственный аппарат. При отсут­ствии надежной опоры в массах, они делали ставку на националь­ного вождя, опирающегося на армию, органы безопасности, на свой клан или свое племя. Большинство национальных демокра­тов этого периода проявило недоверие к трудящимся массам или неспособность мобилизовать, организовать их на базе револю­ционного сознания, приближающегося к классовому. В этих условиях усиливались внутренние социальные антагонизмы, острота которых явно недооценивалась. Набирали силу буржуаз­ные элементы, они овладевали военной и государственной бюрократической машиной. Очевидный разлад между словом и делом, несоответствие между лозунгами лидеров и действитель­ностью порождали апатию масс» [61, 79]. Следовательно, марксистско-ленинское положение о необходимости борьбы с бю­рократией уже в период революционно-демократических преобра­зований остается теоретически и политически актуальным при оценке революционного процесса в развивающихся странах, а раз­работка методологии анализа поведения бюрократии в револю­ционных ситуациях — одним из аспектов этой оценки.



Проблема бюрократии и бюрократизма ставится также в рабо­тах правоведов и специалистов в области теории организации и управления [14; 25; 41; 47; 52—56; 58]. Но сама по себе фикса­ция бюрократических тенденций в управлении недостаточна для изучения социальной и политической обусловленности данных тенденций. Б. П. Курашвили, в частности, показал, что конкрет­но-исторический облик государственного управления определя­ется противоречием между политическим и социальным назначе­нием управления, авторитарностью государства и автономностью общества: «Государственное управление находится обычно не «посередине», а сдвинуто, особенно сильно в чрезвычайных усло-

6

виях, в сторону политического и авторитарного полюсов» [31. 70]. Влияет ли бюрократия на этот сдвиг?

Ответить на этот вопрос на основании имеющейся литературы практически невозможно. В. М. Косяков и О. Л. Митронишков укалывают, что проблема бюрократии и бюрократизма учеными незаслуженно забыта. Так, в 1926—1935 гг. по этой теме вышло 188 научных работ, а в 1972-1981 гг.  только 9 [29, 21]. В каналах же массовой информации ситуация совершенно проти­воположна. По нашим подсчетам, за 20 лет (I960—1980) только в газете «Правда» было опубликовано около 6000 материалов, специально посвященных или попутно фиксирующих факты бю­рократизма в деятельности самых различных управленческих структур. В настоящее время практически в любом номере любой газеты можно обнаружить материалы, описывающие факты бюрократизма в экономических, социальных и организа­ционно-управленческих отношениях и процессах социалистиче­ского общества. Если учесть, что в эти же годы задача соединения достижений НТР с преимуществами социализма приобрела ранг партийной и государственной, то научный анализ причин сохране­ния бюрократизма в его разнообразных проявлениях имеет далеко не академический статус: «Сегодня бюрократизм,— подчеркивал на XXVII съезде КПСС М. С. Горбачев,— серьезная преграда на пути решения главной нашей задачи — ускорения социаль­но-экономического развития страны и связанной с этим корен­ной перестройки механизма хозяйствования. Этот вопрос не может не волновать, он требует выводов» [3, 83].

Между тем приходится констатировать явную диспропорцию между практической значимостью проблемы и сте­пенью ее теоретической разработки. Если знакомство с каналами массовой информации убеждает в том, что бюрократизм существу­ет как вполне реальная социальная и политическая проблема, то изучение научной информации по самым различным отраслям общественной науки убеждает скорее в том, что этой проблемы либо вообще не существует, либо она представляет чисто «архив­ный» интерес и потому находится на периферии той специфи­ческой разновидности общественной мысли, о которой хорошо сказал писатель А. Гельман: «Марксизм тоже стал у нас обще­народной собственностью. Но не надо понимать это слишком буквально. Как это делают некоторые «ученые», превратившие великое революционное учение в бездонную кормушку»*.

* Литературная газета, 1986, 10 сент., с. 10.

7

Бесспорно, что рабочий класс и партии, выражающие его волю, заинтересованы в преодолении бюрократии и любых прояв­лений бюрократизма в период революционного преобразования буржуазного общества, строительства и развития социализма. Не менее бесспорно и то, что сразу, «одним ударом», как говорил Ленин, освободиться от бюрократизма невозможно. Ленин пока­зал, что это — длительный процесс, органически связанный с экономическими, политическими и культурными преобразова­ниями общества в период строительства социализма и коммуниз­ма. На всех этапах социалистического строительства КПСС подчеркивала практически-политическую остроту задачи борьбы с бюрократическими проявлениями. Особую актуальность она приобретает сейчас, в период ускорения социально-экономиче­ского развития страны. В настоящее время бюрократизм, наряду с ведомственностью, местничеством и консерватизмом, проявля­ется в сдерживании научно-технического прогресса, игнорирова­нии потребностей производства и общества, затрагивает все стороны жизни современного этапа развития социализма. Э. А. Шеварднадзе указывает, что с политической точки зрения бюрократизм есть способ сопротивления социальным целям и ценностям социализма, отрицания демократических процедур в жизни социалистического общества: «Подлинной демократии противостоит бюрократизм. Партия всегда боролась против него. Бюрократ особенно опасен сегодня, потому что современный бюрократ более образован, если хотите — более квалифицирован, лучше приспосабливается, легче меняет окраску и тем сильнее порочит дело» [5, 2].

К сожалению, общественная наука к настоящему времени не располагает надежными средствами опознания экономиче­ских, организационно-управленческих, политических и идеоло­гических аспектов бюрократизма в целях борьбы с ним. Ф. М. Бурлацкий в работе, опубликованной более 15-ти лет назад, заметил: «Надо признать, что изучение бюрократизма у нас нередко сбивалось на критику бюрократических явлений, что совсем не одно и то же. Поэтому критика подчас носила не научный, а эмоциональный характер» [10, 107]. В значительной степени эти слова актуальны и сегодня.

Изучение связей бюрократии с экономическими, социальны­ми, политическими и идеологическими отношениями, структу­рами и процессами необходимо еще и потому, что, как отмечает Д. А. Керимов, «...каждое отдельно взятое социальное образова-

8

ние оказывается теснейшим образом связано в сущностном и структурном отношении с другими аналогичными или более обширными социальными организмами. Эти связи оказывают значительное влияние на исследуемый социальный организм, и поэтому необходимо также изучать их» [24, 23]. Речь, следо­вательно, должна идти о систематическом описании данных связей в целях адекватного отражения социальной природы бюрократии. Ее анализ тем самым образует органическую состав­ную часть историко-материалистического учения, теории общест­венного развития и материалистической теории политики. Без такого анализа нельзя провести четкую грань между марксист­ско-ленинским и буржуазными подходами и связать дальней­шую разработку проблемы с насущными задачами общественной науки на современном этапе общественного развития: «Теория необходима не только для перспективной социальной и полити­ческой ориентации. Она нужна буквально для каждого нашего шага вперед. Ни один сколько-нибудь крупный практический вопрос не может быть решен, не будучи осмыслен и обоснован теоретически» [4, 1].



Бюрократия царской России в этом отношении — поистине «благодатный» объект анализа. Классики марксизма указывали, что русская бюрократия была настоящим сословием в истории России, развращенным до мозга костей и жившим больше воровством, взятками и вымогательством, чем своим жалованьем [1, 18, 540—548]. Сопоставляя унтер-офицеров русской армии и русских чиновников, Ф. Энгельс отмечал: «Они образуют обособленную группу, оторванную от народа. Они принадлежат государству и не могут без него существовать; предоставленные самим себе, они ни на что не способны. Продолжать жить под опекой правительства — вот все, чего они хотят. Эти унтер-офи­церы представляют собой в армии то же, что на русской граждан­ской службе низший класс чиновников, рекрутирующийся из детей тех же чиновников. Это круг людей, играющих подчинен­ную роль, хитрых, ограниченных и эгоистичных, поверхностная образованность которых делает их еще более отвратительными; тщеславные и жадные до наживы, продавшиеся душой и телом государству, они сами в то же время ежедневно и ежечасно пытаются продать его по мелочам, если это может дать им какую-либо выгоду. (...) Благодаря этой категории людей и про­цветает главным образом та громадная коррупция, как в граждан­ской, так и в военной областях, которая пронизывает все звенья

9

государственного аппарата в России» [1, 11, 477', 478]. Подобно тому как Англия послужила для Маркса «идеальной страной» для создания теории капитализма, так и бюрократия царской России и образцы ее анализа, содержащиеся в работах классиков марксизма-ленинизма, могут послужить основой для создания теории бюрократии.



В трудах историков показано, что бюрократия была важней­шим элементом социальной структуры и политического строя России при крепостном праве, после его отмены и после револю­ции 1905—1907 гг. [17; 18; 35; 60]. Это — объективная характе­ристика русской бюрократии. Но, как заметил однажды Маркс, «правильная теория должна быть разъяснена и развита приме­нительно к конкретным условиям и на материале существующего положения вещей» [1, 27, 367]. В этом смысле труды В. И. Лени­на поистине неоценимы.

Социальный феномен бюрократии изучался Лениным в тесной связи с задачами политической борьбы пролетариата за ниспро­вержение самодержавия. Поэтому русская бюрократия — как объект ленинского анализа — включает целый спектр историче­ских, экономических, социальных, политических и идеологиче­ских характеристик, придающих методологии исследования научную и политическую конкретность. А выявить степень этой конкретности невозможно без краткого сопоставления с общими принципами анализа социальной природы бюрократии, сформулированными К. Марксом и Ф. Энгельсом [37].

По классической характеристике Ленина, в период до 1848 г. главным в марксизме была разработка философских, т. е. мето­дологических основ. Она совпала со становлением основных принципов материалистического понимания истории. Известно также, что в 1842—1847 гг. Марксом и Энгельсом были созданы произведения, в которых значительное внимание уделено критике бюрократии и политической теории Гегеля, который считал, что только бюрократия является носителем «государственного разу­ма». Т. И. Ойзерман тщательно, с различных сторон, обосновал положение о том, что «...на протяжении всего периода формиро­вания марксизма проблема государства остается в центре внима­ния Маркса и Энгельса. Без учета этого обстоятельства нельзя понять основные особенности процесса формирования марксиз­ма» [50, 778]. Но конкретное содержание этого положения в отношении Марксова анализа бюрократии, а также логико-мето­дологических проблем генезиса и развития политической теории

10

марксизма, как отмечают Л. С. Мамут и В. С. Нерсесянц, изучено недостаточно [38; 45; 46]1



Поэтому при выявлении исходных принципом марксистского анализа бюрократии мы опирались на работы, η которых взгляды Маркса и Энгельса па бюрократию рассматриваются при изуче­нии генезиса материалистического понимания истории, диалектико-материалистического мировоззрения и теории пролетарской революции [6; 7; 13; 20; 26; 28; 32; 39; 40; 43; 50; 51; 59]. Г. А. Багатурия, в частности, отмечает: «Марксизм есть научная теория, теоретическая система и... действительное понимание марксизма, его содержания, его истории и современных тенден­ций развития возможно только с позиций самого марксизма, самой марксистской теории (в данном случае предмет и метод совпадают)» [6, 50]. Как отразилось это совпадение в формули­ровке и развитии историко-материалистических принципов исследования социальной природы бюрократии?

Поставленный вопрос определяет основное содержание книги. Следует подчеркнуть, что марксистско-ленинская методология никогда не была самоцелью, искусством для искусства. Предпри­нятая нами попытка описания проблемно-понятийной структуры марксистско-ленинского анализа социальной природы бюрокра­тии осуществляется прежде всего для того, чтобы показать его актуальность для критики современного буржуазного общества и буржуазных представлений о бюрократии. С другой стороны, методологический аспект изучения проблемы реконструируется здесь для того, чтобы, но крайней мере, систематизиро­вать социально-экономические, организационно-управленче­ские и политико-идеологические вопросы, обусловленные воздей­ствием бюрократических стандартов деятельности и сознания, сложившихся на протяжении длительной и еще далеко ne завер­шенной истории классово-антагонистического общества, на процессы его революционного преобразования. Речь идет о свое­временной теоретической диагностике данных проблем и к о н к р е т и з а ц и и общих положений исторического материализма, научного коммунизма и теории революции в зависимости от бюро­кратической составляющей исторически сложившихся управ­ленческих структур, отношений, форм политического строя, политических и культурных традиций и т. д.

Иными словами, вопросы типа: что такое бюрократия? каковы ее связи с экономикой, политикой и идеологией? не могут решать­ся в отрыве от всей остальной социально-исторической и практи-

11

чески-политической проблематики марксизма-ленинизма. Любые попытки рассматривать вопрос о бюрократии и бюрократизме как нечто самостоятельное, существующее независимо от историко-материалистического учения об обществе и теории социали­стической революции, на наш взгляд, не могут дать удовлетво­рительного результата. Наоборот: всякие более или менее глубо­кие социальные преобразования всегда были и будут связаны с актуализацией этого «сюжета», независимо от того, что кое-кому он может показаться (и вполне справедливо) неудобным. «Пар­тия,— указывает М. С. Горбачев,— должна объявить решитель­ную и беспощадную войну бюрократизму. Владимир Ильич Ле­нин считал особенно важной борьбу с ним в переломные моменты, во время перехода от одной системы управления к другой, когда требуется максимум деловитости, быстроты и энергии» [3, 83].



Задача, следовательно, состоит в возможно более тщательном воспроизведении проблематики анализа бюрократии, содержа­щейся в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, и дове­дении ее до уровня теории, удовлетворяющей основным требо­ваниям научной методологии, т. е. имеющей свой объект, проблем­но-понятийную структуру, систему закономерностей исследуемо­го объекта и практические следствия, Совпадение предмета и метода исследования, таким образом, выражается не только в конкретизации общих положений марксизма-ленинизма в отно­шении бюрократии. Оно включает также выработку стратегии и тактики его изменения в революционном процессе [34]. Поэтому изучение поведения бюрократии в революционных ситуациях образует необходимую составную часть построения теории дан­ного социального феномена. Эти общие установки отражены в содержании и структуре книги.

Автор благодарит сотрудников сектора философских проблем политики Института философии АН СССР за постоянную дру­жескую поддержку и суровую критику, которые содействовали работе над книгой. Особая признательность — члену-корреспон­денту АН СССР В. В. Мшвениерадзе, докторам философских наук Ю. А. Замошкину, В. Г. Бурову, И. И. Кравченко, М. А. Хевеши, докторам юридических наук Б. П. Курашвили, Л. С. Маму­ту, В. С. Нерсесянцу и кандидату философских наук В. А. Подороге за деловые практические и теоретические советы на различных этапах исследования.



Каталог: Makarenko
Makarenko -> Лекции для работников Наркомпроса «Проблемы школьного советского воспитания»
Makarenko -> Ii истоки и составляющие советской педагогики 1920-х годов в трактовках советологических
Makarenko -> В цикле работ по проблеме бюрократии я сформулиро­вал несколько принципиальных положений
Makarenko -> В. П. Макаренко бюрократия и сталинизм Ростов-на-Дону Издательство Ростовского университета 1989 m 15
Makarenko -> Категориальный аппарат или мировоззрение? В «Протестантской этике» поставлена проблема специфики


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет