Программа Правозащитного центра "Мемориал" Поддерживается увкб ООН европейской Комиссией "



бет12/13
Дата18.07.2016
өлшемі0.98 Mb.
түріПрограмма
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

В отсутствие поддержки со стороны государства ни одна общественная организация не сможет обеспечить безопасность покинувшей Чечню женщине и дать ей приют, не подвергая опасности ее и ребенка, а также своих сотрудников.

Страшных историй множество. Все, что мы можем сделать в таких случаях, это обратиться к одной из демократических стран с просьбой, как можно скорее, принять чеченскую женщину и предоставить ей убежище. Если же у женщины есть ребенок, особенно мальчик, то проблема требует самого срочного решения. Дети по чеченской традиции принадлежат семье отца. Если ребенок, даже ненужный отцу, не взят в семью отца, это становится позором для его семьи.


5 июля 2011г. нам удалось рассказать о происходящем в Чечне Президенту РФ Дмитрию Медведеву и передать ему доклад, в котором, в частности, отмечалось бедственное положение женщин в Чеченской Республике.

Этот доклад был направлен в Генеральную прокуратуру РФ. В ответе, подписанном заместителем генерального прокурора А.Э.Буксманом, утверждается, что «отсутствуют объективные данные, подтверждающие массовый характер нарушения прав женщин, насилия в отношении их и дискриминации по признаку пола в республиках Северного Кавказа».

Что же имеет ввиду г-н Буксман, который утверждает, что таких нарушений нет? То, что женщины не жалуются в органы власти? Комментировать такой подход не имеет смысла. Серьезный вывод из сказанного прокурором один: федеральные власти не только не предпринимают, но и в дальнейшем не намерены ничего предпринимать для защиты прав женщин в Чеченской Республике.

Приложение 8.
Коррупция в области миграции
Светлана Ганнушкина

Проблема коррупции в России поставлена сейчас на повестку дня государства на самом высоком уровне. Вина за ее чудовищное распространение и рост обычно возлагается на «нехороших» чиновников, которые берут взятки, в первую очередь, за действия в интересах взяткодателя, которые это лицо должно было совершить в силу своего служебного положения.

Надо признать, что для развития коррупции имеются предпосылки: так сказать, общественный договор между дающим и берущим. Коррупция стала некоторым цементирующим веществом, определяющим систему отношений в обществе. Поэтому, как бы нам ни хотелось от нее избавиться, жестокое наказание коррупционеров не приводит к успеху, а только вырывает из их рядов особенно зарвавшихся участников и увеличивает риски, а с ними и размеры взяток во всех их формах.

Однако источник коррупции лежит не в менталитете чиновника: «что храню, то мое», хотя и это имеет место. Причины коррупции заложены, в первую очередь, в законах и нормах, действующих во всех сферах нашей жизни. Они в отсутствии четких политических установок, основанных не на схоластических рассуждениях, а на серьезном анализе ситуации в каждой области, научном прогнозировании общественного развития, уважении прав личности.

Попытка выявить основы и механизмы коррупции в области миграции – не обвинение в коррумпированности огульно всех тех государственных служащих, которые трудятся в этой области, и которым досталась нелегкая доля помогать одним из самых уязвимых групп в нашей стране. Для них возможность делать свое дело и получать от этого радость и удовлетворение также связаны с изменением ситуации и уменьшением коррупционной составляющей в сфере миграции.

В этой статье мы не касаемся механизмов легализации в России иностранных граждан – института, которого у нас просто нет. Отсутствие такого института, в первую очередь, для бывших граждан СССР и их потомков, разумеется, порождает чудовищные коррупционные механизмы. Однако наступление на эту проблему сейчас идет широким фронтом и, возможно, в обозримое время законодательство претерпит положительные изменения.

1. Коррупция в области миграции начинается с законодательства. Вокруг него происходит непрекращающаяся дискуссия, касающаяся, главным образом трудовой миграции. Можно сказать, что коррупционные механизмы заложены в его основах.

В 2002г. был принят Закон «О правовом положении иностранных граждан», которым были созданы широкие возможности для коррупции, о чем мы предупреждали еще на этапе обсуждения закона. Закон не делал различий между регулированием трудовой деятельности иностранных граждан, въезжающих в РФ без визы (наших бывших сограждан из 9 стран СНГ), и гражданами третьих стран. Он ввел ежегодные квоты на выдачу разрешений на работу по субъектам федерации. Квоты предлагаются субъектами федерации и утверждаются правительством, как правило, без изменений. Серьезный анализ в субъектах не проводится, поэтому ежегодно в некоторых субъектах РФ квоты остаются неиспользованными, в то время как там, где есть потребность в иностранных рабочих, квот не хватает.

При наличии безвизового въезда для огромного числа граждан трудоизбыточных стран введение квот на разрешения на работу и найм рабочей силы не могло привести ни к чему, кроме коррупции и образования миллионной армии нелегальных трудовых мигрантов.
В июне 2006 г. в Закон «О правовом положении иностранных граждан» были внесены существенные изменения, благодаря которым прием на работу безвизовиков существенно упростился. Работодатели получили возможность использовать их труд без получения разрешения. Было также отменено квотирование на разрешения для безвизовиков на работу. Это поправки вступали в силу только в январе 2007г., что создало возможность для создания хорошей базы подзаконных актов. Однако в декабре 2006г. началась почти истерическая дискуссия вокруг поправок, и уже в январе 2007г. в не вступившие в силу поправки были внесены изменения, вернувшие квоты на разрешения на работу для безвизовиков. Как нетрудно догадаться, главным зачинщиком возвращения квот был мэр Москвы.

Тем не менее, в 2007г. была введена общая квота на разрешения на работу по РФ в 6 миллионов человек. Она не была использована, при этом Константин Ромодановский, директор ФМС России, заявил, что в 2007г. объем нелегальной трудовой миграции снизился как минимум в два раза.

По итогам года число иностранных граждан, имеющих право работать законно, по сравнению с 570 тыс. в 2006г. возросло в четыре раза, количество выданных разрешений на работу превысило 2,1 миллиона, что составило ровно треть от квоты. Фактически право заниматься трудовой деятельностью предоставлялось всем иностранным гражданам, заявившим о своем желании получить разрешение на работу.

Произошло это потому, что определить квоты просто не успели. Но положительный результат был очевиден. Естественно было бы оставить в 2008г. квоту без изменения для сохранения тенденции к дальнейшему уменьшению объема нелегальной трудовой миграции. Однако на 2008г. год правительство РФ приняло распоряжение, согласно которому квота на разрешения на работу составила всего 1 800 тыс., из них 600 тысяч - для граждан дальнего зарубежья, с которыми у РФ визовый режим. А в 2009г. квота в середине года была уменьшена вдвое, квоты закончились чуть ли не в марте. Таким образом, труд безвизовиков снова почти полностью ушел в тень.

Строительные и иные компании заинтересованы в том, чтобы принимать на работу нелегальных мигрантов, с которыми можно обращаться, как с рабами. Они предпочитают оплачивать пассивные услуги органов правопорядка, а не оформлять по договору легальных иностранных работников, которым надо обеспечивать приемлемые условия труда и соц. обеспечение, а также регулярно платить зарплату. При этом чиновник или чиновники высокого ранга, получающие дивиденды со всего этого безобразия, морочат местному населению головы, утверждая, что квоты и иные строгости защищают их интересы. Если учесть множественные связи между руководителями администраций городов и владельцами строительных и иных компаний, то становится очевидным кто, чьи и какие интересы защищает.

На самом деле, выбор не между тем, будут или не будут иностранные рабочие занимать рабочие места, невостребованные местным населением, а между тем, будут они делать это легально или нелегально. В последнем случае местные жители никоим образом не могут составить им конкуренцию.

Квоты становятся предметом «продажи». Как это работает?

Ежемесячно являясь в миграционные органы, трудовой мигрант убеждается, что к его приходу все месячные квоты уже израсходованы. Отчаявшись, мигрант входит в «неформальные» отношения с сотрудниками службы или посредниками, принимающими у него мзду за предоставление квоты. Таким образом, он получает возможность начать работать легально.

Однако на этом его проблемы не кончаются. Ему надо еще найти работодателя, который согласится заключить с ним трудовой договор, а не просто на словах пообещать ему заплатить за предлагаемую работу.

Работодателю выгоднее откупиться от проверяющих органов, чем вступать с работником во взаимоотношения, при которых тот будет защищен законом. Таким образом, без всякой своей вины даже получивший разрешение на работу мигрант, становится жертвой взаимовыгодных коррупционных отношений чиновников, правоохранителей и работодателей.

Большую проблему составляет положение пп.2 п.11 ст. 13.1, согласно которому разрешение на работу выдается на срок, не превышающий 1 года. Если по каким-то причинам число квот уменьшилось, работодатель может не получить квоты на устраивающего его обученного сотрудника. Очевидно, что такой работник останется на своем месте, однако он будет работать нелегально.


Что же касается трудовых мигрантов, не имеющих разрешения на работу, - они становятся жертвой каждого, встреченного ими сотрудника полиции, пожелавшего проверить наличие у него права работать или постановку на миграционный учет.

Если откупиться от такой проверки нечем, то мигрант может быть выдворен без лишних слов. Несмотря на то, что решение об административном выдворении принимает суд, происходит это так стремительно и с такой судейской легковесностью, что выручить жертву могут только соотечественники, регулярно выкупающие таких бедолаг из отделений внутренних дел.

Худшим результатом общения с органами внутренних дел может стать (и нередко становится) уголовное дело по обвинению в хранении небольшой дозы наркотика или ином преступлении, как правило, небольшой тяжести, улучшающем статистику раскрываемости.
2. Заявочная кампания.

До 2007г. работодатель также должен был получать разрешение на найм иностранной рабочей силы. Этот порядок был для безвизовиков отменен, что позволило многим нашим бывшим соотечественникам не только найти себе рабочие места в организациях, не использующих труд иностранных рабочих в массовом порядке, но и обосноваться в России на постоянное жительство.

Однако, вместо разрешения на прием на работу иностранных работников, от работодателей стали требовать участия в заявочной кампании. Она начинается в мае предыдущего года и требует заранее спланировать и обосновать потребность в том одном работнике, которого работодатель хочет принять на работу.

Квоты распределяются по работодателям, делается это непрозрачно, т.е. снова создается основа для коррупции. Удачливые работодатели набирают себе квоты в избыточном количестве и на следующий год начинают торговать ими, продавая уже рабочие места.

В 2011г. наша маленькая организация впервые столкнулась с тем, что обслуживающий наши компьютеры гражданин Украины – студент московского ВУЗа не может быть официально оформлен на работу.

С большим трудом нам удалось преодолеть бюрократические преграды, и, хотя никто не требовал у нас мзды, приходится сознаться, что мы фактически задействовали свой административный ресурс.

Эти сложности заставили нас направить сотрудника для участия в заявочной кампании и после недельного ежедневного отстаивания и отсиживания очередей вместе с теми, кто приобретал квоты на тысячи рабочих, получить на 2012г. одну свою.

Этот опыт был крайне полезен, он дал возможность убедиться в том, какая конкуренция идет между получателями квот, а также в том, что далеко не все приобретают столько, сколько работников они готовы обеспечить работой. Зачем приобретается право на лишние рабочие места, догадаться нетрудно.

Таким образом, мы смогли наблюдать еще один механизм, провоцирующий коррупцию.

Сейчас ни в одном нормативном акте не прописано, что иностранный гражданин может трудоустраиваться только к тем работодателям, которые участвовали в заявочной кампании. Однако на практике оказывается, что это так.

На обращение по этому поводу в ФМС России мы получили ответ: «законом установлено, что отказ в приеме от иностранного гражданина, прибывшего в РФ в порядке, не требующем получения визы, заявления о выдаче ему разрешения на работу не допускается,…..:

Вместе с тем, как отмечает ФМС, «действующий порядок определения исполнительными органами государственной власти потребности в привлечении иностранных работников и формирования квот на осуществление иностранными гражданами трудовой деятельности в Российской Федерации …в должной мере не отвечает потребностям российской экономики, а также вызывает нарекания со стороны представителей бизнес-сообщества».


3. Кроме прямого использования законодательства в личных корыстных целях, коррупция осуществляется через фирмы, напрямую связанные с властными структурами.

Так постоянно появляется (и с такой же скоростью исчезает) невероятное количество фирм, торгующих регистрацией, постановкой на миграционный учет, разрешениями на работу и даже гражданством. Самое неприятное то, что они продают и медицинские справки, оформленные в мед. учреждениях без прохождения обследования.

Все эти фирмы свободно распространяют свою рекламу, сообщают свои адреса и телефоны, имеют четко установленный прейскурант услуг. В телефонных разговорах они убеждают потенциальных клиентов в том, что их связи с ФМС надежны и все выдаваемые ими документы, - настоящие.

На деле это бывает по-разному. Угадать, насколько тесны их связи, можно по цене услуг. Если за гражданство и российский паспорт просят 50 тыс. рублей, то заведомо можно утверждать, что паспорт будет фальшивым. Если же эта сумма достигает 20 тыс. долларов, то можно надеяться получить паспорт, который можно будет без опасения показать сотруднику милиции.

Наши многократные попытки привлечь внимание к этим фирмам органы ФМС и прокуратуры очень редко приводят к успеху. Неоднократно опрошенная нам по телефону фирма таинственным образом «исчезает» стоит о ней сообщить в правоохранительные органы.

Примеры в приложении.
4. Еще одна форма коррупции – вывоз для богатых русских прислуги из третьих стран.

С такими фирмами мы сталкивались много кратно. В течение двух лет мы пытались бороться с фирмой «Надежные люди», владелица которой, Наталья Солнцева, вывозит экзотическую прислугу из Филиппин и других восточных стран. Боролись мы с «мадам Натали», как ее называли девушки, вместе с консульством Филиппин, поскольку три вывезенные и обманутые ею девушки сбежали от хозяев и обратились в посольство, а потом уже к нам.

Добиться нам удалось только того, что было закрыто уголовное дело против филиппинки, «сбежавшей от хозяина» (так и было написано в его заявлении!), обвинившего ее в краже, но требовавшего, чтобы «воровку» вернули в его дом или посадили в тюрьму. Все дело со стороны хозяина курировала сама Солнцева. Дознаватель и руководитель криминального отдела РОВД г. Пушкино, где это происходило, были явно с нею в неформальных отношениях. На наше счастье нас поддержал прокурор.

Уверенность «Натали» в своей безнаказанности была так велика, что она направила в посольство заявление, которое назвала нотой и в котором угрожала карой, если посольство «не закончит дело миром».

На нашу организацию Солнцева натравила миграционный контроль, который ворвался в приемную в поисках нелегальных мигрантов, но наткнулся на благодарственное письмо Путина, зримо сдулся в объеме и ушел с миром, проверив документы нашего бухгалтера – единственного на тот момент иностранного гражданина, работающего у нас.

При всей очевидности криминальной деятельности «Надежных людей» фирма работает по-прежнему. В Филиппины и еще несколько стран Солнцевой въезд запрещен, но почему-то наши посольства в других странах делают филиппинкам визы по приглашению Солнцевой. По этому поводу мы дважды делали запрос в МИД РФ, но ответа не получили.



Переписка в приложении.
5. Институт убежища.

Приходится признать, что существующий в России с 1993г. институт убежища практически не действует. Достаточно взглянуть на цифры, чтобы убедиться в том, насколько ничтожно число иностранных граждан, получивших убежище на территории РФ.

Таблица 1. Число лиц, признанных беженцами и состоящих на учете в ФМС России на конец года с 1997г. по 2009 г.

Год

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Число беж.

239 359

128 360

79 727

26 065

17 902

13 790

8 725

614

458

405

475

713

795

785

Таблица 2. Число лиц, получивших временное убежище и состоящих на учете в ФМС России в 2004-2009 гг



год

2004

2005

2006

2007

2008

2009




2010

Временное убежище

1202

1056

1020

1180

1613

3425




3658

При такой политике предоставления убежища решение о предоставлении статуса также часто становится предметом продажи. Она, по рассказам ищущих убежища лиц, осуществляется, главным образом, через переводчика, который без стеснения предлагает статус за хорошие деньги. Сумма, разумеется, зависит от региона и достигает огромных сумм в больших городах. Кроме того, продление удостоверения тоже может быть куплено за деньги.


В условиях неурегулированного законодательства, отсутствия сколько-нибудь ясной миграционной политики и наличия сложившейся практики самые благие намерения и активные карательные действия со стороны руководства ФМС России не приводят, к сожалению, в области борьбы с коррупцией к видимым результатам.
Приложение 9.

Все средства хороши.

Обвиняемые Гулиев и Нальгиев пытаются придать

своему делу политическое звучание
Светлана Ганнушкина
"По мне, все средства хороши отныне:

Я так уже увяз в кровавой тине,

Что легче будет мне вперед шагать,

Чем по трясине возвращаться вспять".


Вильям Шекспир. «Макбет»
Эти слова Макбета вспомнились мне, когда 12 января на сайте телеканала ПИК я увидела три говорящее головы и прослушала то, что сказала первая из них. Назир Гулиев – бывший начальник ОВД г. Карабулак почти несвязно рассказал, как ему была поручена охрана нефти, но закончилась его миссия возбуждением против него уголовного дела. Дело это придумано, чтобы скрыть хищения нефти, в которых, как он намекал, виновны глава Республики Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и его брат Увейс.

И это говорит Назир Гулиев? Тот самый Гулиев, который все время так кичился своей близостью к Евкуровым. Который в первый день суда над ним ровно за четыре месяца до своего эксклюзивного интервью ПИК перед началом слушаний по его с Нальгиевым делу без стука вошел в кабинет судьи и спросил, не звонил ли ей сам глава Республики. На первых заседаниях суда Гулиев держался самоуверенно и нагло, прерывал потерпевших и свидетелей и на обращенный к нему вопрос адвоката потерпевшего ответил вопросом, обращенным судье: «Она кто такая? Почему мне вопросы задает?» Сразу подумалось, что неожиданный поворот в позиции Гулиева едва ли придумал он сам.

Вторая голова принадлежала бывшему заместителю Гулиева, Илезу Нальгиеву, который также заявил, что при Евкурове в Ингушетии «правды никогда не будет», а на скамью подсудимых он попал исключительно из-за разборок вокруг нефти.

И, наконец, заговорила голова Магомеда Хазбиева, названного в этом материале правозащитником. Похоже было, что именно ему принадлежала замечательная мысль превратить громкое дело двух милиционеров - беспредельщиков в политическое и использовать его для «борьбы с режимом». Хазбиев заявил, что на бедняг Нальгиева и Гулиева льется грязь исключительно из-за нефтяного спора. О своем участии в деле Хазбиев сказал так: «Я сам только пару недель вмешался в эту ситуацию, и завтра сам поеду на этот процесс».

Дело Нальгиева и Гулиева не имеет никакого отношения к охране нефти от хищения, пытки и произвол, учиненный ими никак с нефтью не связаны.

ПИК называет свой материал так: «Дело Читигова – эксклюзивное интервью каналу ПИК». Дело двух подсудимых Гулиева и Нальгиева называется авторами материала именем Читигова – одного из потерпевших по их делу. При этом Гулиев по эпизоду с Читиговым не к ответственности не привлекается, а в деле есть еще 13 потерпевших. Исключительное внимание к одному из них объясняется просто: эпизод, по которому Зелимхан Читигов признан потерпевшим, - самый чудовищный в нальгиево-гулиевском деле. Нальгиев по этому эпизоду фактически обвиняется в пытках. Это не просто обвинение в превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), но и ст. 111 - умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью.

Только невероятное мужество позволило Зелимхану Читигову выдержать зверства Илеза Нальгиева и его подручных. Плиев, которого упоминает Нальгиев, как признавшего свою и Зелимхана вину в терроризме, давно на свободе. По обвинению в терроризме он был оправдан, признал только то, что хранил оружие. Выйдя на свободу, Плиев дал показания, в которых сообщил, что не выдержал пыток и оговорил себя и Зелимхана. Все эти данные подтверждаются в идущем сейчас судебном процессе.

Почему ПИК, очень часто обращающийся за комментарием ко мне и другим сотрудникам «Мемориала», не сделал этого на сей раз? Захотелось горячего разоблачительного эксклюзива? Почему не посмотрели журналисты этого канала публикации своих коллег и сообщения правозащитников? Их множество: см. http://rusrep.ru/article/2011/09/16/zelim/, http://www.memo.ru/2011/09/13/1309111.html, http://www.memo.ru/2011/10/06/0610114.html, http://refugee.ru/news/na_storone_istiny_i_prava/2011-11-18-164 , http://hro.org/node/12823,




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет