Методология классической историографии



бет1/9
Дата24.06.2016
өлшемі0.83 Mb.
түріУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ставропольский государственный университет





АНИКЕЕВ А.А.

МЕТОДОЛОГИЯ КЛАССИЧЕСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ


Ставрополь, 2005.

ББК
Аникеев А.А. Методология классической историографии. Учебное пособие. – Ставрополь, 2004. 190 с.
Рекомендовано УМС по истории и искусствоведению УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 020700 «История».
Рецензенты: 1. Кафедра методологии, историографии и источниковедения Ростовского государственного университета (заведующий кафедрой доктор исторических наук, профессор Н.А.Миненков).

2. Доктор исторических наук, профессор Р.М.Кущетеров


Учебное пособие освещает основные проблемы методологии классической историографии: предмет и функции исторической науки, роль категорий и понятий в историческом познании, методы исторической науки, проблемы исторических фактов, классификацию источников, структуру и логику исторических знаний и др.

Издание предназначено для студентов старших курсов бакалавриата, магистратуры и соискателей ученых степеней.

© Аникеев А.А., 2005 г.



Предисловие.

Проблемы методологии истории уже длительное время волнуют как отечественных, так и зарубежных авторов. Слово методология происходит от греческого «metodos» -что означает «путь исследования», «способ познания». Следовательно, методология включает методы и принципы познания, а также теорию исторической науки. Как научная отрасль методология истории зародилась во второй половине XIX века в трудах И.-Г.Дройзена, Г.-В.Ф.Гегеля, Г.Риккерта, В. Виндельбанда, В. Дильтея, Г.Бокля и др.

Значительный вклад в разработку проблем методологии истории внесли представители «русской исторической школы» Н.И.Кареев, Д.М.Петрушевский, А.С.Лаппо-Данилевский, Р.Ю.Виппер и др. Благодаря их трудам в историографии России сформировалось это направление на рубеже XIX-XX веков.

ХХ век продемонстрировал растущий интерес зарубежных историков к проблемам методологии. Свидетельство тому произведения таких авторов, как: О.Шпенглер, А.Дж.Тойнби, П.А.Сорокин, Т.Шилер, Б.Кроче, Х.Ортега-и-Гассет, К.Ясперс и др.

Данное пособие посвящено методологии классической историографии XIX-XX вв., на основе которой написаны основополагающие труды отечественной и зарубежной историографии. Конец XX – начало XXI вв. принесли новые тенденции в мировой историографии, в частности, постмодернизм, под влиянием которого возникла неоклассическая историография с ее многочисленными ветвями и направлениями: «глобальная история», «локальная история», «гендерная история», «интеллектуальная история» и т.д.

Проблемы методологии истории играют важную роль в профессиональной подготовке историков, так как они вооружают их методами и теорией познания, вооружают навыками теоретического анализа конкретно-исторического материала, позволяют овладеть профессией историка.



Тема I. Методология истории как область научного поз­нания.


  1. Значение методологии в профессиональной подготовке историков.

  2. Ситуация в современной науке. Поиски но­вой методологии.

  3. Изучение методологических проблем в отечественной и зарубежной историографии.

1. Беспрецедентный динамизм нашего времени, быстрая сме­на технологий, постоянная потребность в новых знаниях подняли роль и значение высшего образования. Появилась необходимость разработки современного высшего образования, которая бы дава­ла не только свидетельства об окончании высшего учебного заведения, - устойчивые знания, систему жизненно важных ценностей и целостное мировоззрение. Но это очень трудно сделать без соответствующей методологической подготовки специалистов, без усвоения ими основных методов постановки и решения науч­ных задач. Основные направления реформы высшего образования в России предусматривают ее демократизацию, гуманитаризацию, фундаментальность и компьютеризацию. Все эти направления так или иначе влияют на теоретическую и методическую подготовку выпускников, на уровень их методологической образованности.

Все это потребовало многоуровневой структуры и подготов­ки специалистов, включая историков. Данная система предусмат­ривает обучение студентов в бакалавриате, где они путем изу­чения широкого круга дисциплин общекультурного блока (философия, политология, социология, религиоведение, история отечественной и мировой куль­туры, культура речи, экономика, математика и информатика, иностранные языки и др.) погружаются в контекст общечелове­ческой культуры, различных языков и видов искусств, Изучение исторических дисциплин, состоящих из фундаментальных курсов по истории России и всеобщей истории, источниковедения, ис­ториографии, археологии, вспомогательных исторических дисцип­лин и краеведению, ориентированы на освоение логики исторических знаний, как составной части общечеловеческой культуры. В магистратуре идет углубление теоретической и мировоззренческой подготовки студентов. Изучая такие курсы как философские проблемы исторической науки, проблемы методологии ис­тории, история России в контексте мировых цивилиза­ций, сравнительная история миро­вых цивилизаций, история мировых религий, архивоведение, историческая де­мография и историческая антропология, студенты вооружаются новейшими достижениями исторической науки, осваивают мето­дологию и методы исторического познания.

Методологическая подготовка студентов предусматривает цель: ввести их в сущность предмета истории, выявить методы исторического познания, показать их разнообразие, развить понимание возможностей существования различных подхо­дов к интерпретации прошлого, проложить «информационную тропу» к ученым, которые внесли значительный вклад в историческую науку. Ведь ис­тория - это попытка профессиональных историков воссоздать и записать прошлое путем изучения фактов, полученных из разных источников. В самом широком контексте; политическом, социаль­ном, экономическом и культурном, - это связано с изучением человека в обществе. История рассматривает тенденции и их ре­альные воплощения, скачки в развитии и эволюционные изменения, уникальные и типичные события.

Опыт многоуровневой подготовки историков показывает на три четко выраженных уровня «постижения истории». Первый - история как прошлое, как хроника событий, которые изучаются и школе. Второй - история как наука о прошлом, изучаемый в бакалавриате, Третий - история как профессия ученого, который приходится на магистратуру и аспирантуру. Каждый из этих уров­ней «постижения истории» имеет свою специфику, свое содержа­ние и свою методику. Вели в первом случае задача учителя - дать ученикам представление о прошлом человеческого общества, его традициях и культуре, то на втором уровне - дать студен­там представление о науке истории, ее предмете и проблемах. Задача третьего уровня – сформировать ученого-историка, путем изучения логики и эпистемологии исторического познания, его методики и источников.

В методологической подготовке историков важное значение приобретают поиски ответов на такие вопросы:

- Как мы можем узнать свое прошлое?

- Ч то такое истина?

- Что такое исторический факт?

- В чем сущность научного метода познания?

- История как творчество историка.

- Статус знания и вера.

Поиск ответов на данные вопросы развивает научное мышле­ние, вырабатывает творческий подход к будущим профессиональным обязанностям историка.

2. Современная фундаментальная наука находится в методо­логических поисках. Многие общие методы научного познания часто оказываются недостаточными для решения тех или иных проблем. Наглядным примером может служить марксистская диалек­тика, которая позволила Марксу написать свой огромный труд «Капитал» и решить многие проблемы. В советском обществознании метод диалектики не работал, т.к. он часто использовался фор­мально. Формализм заключался в том, что этот метод только декларировался, но не использовался в научных исследованиях. Диалектическое «ружье» не стреляло, потому что в подходе к общественным явлениям господствовал партийно-классовый взгляд, который взаимоисключал диалектический метод.

В этой ситуации многие ученые повели активный поиск новой методологии, новых способов анализа реальности. В 80-е годы возник бум системных исследований. Системный подход и метод исследования получили широкое распространение как в обществен­ных, так и в естественных науках. Была обнаружено, что систем­ный подход может применяться не только для управления слож­ными техническими системами, но и для исследования живых ор­ганизмов, а также ряда общественных систем, например, способа производства. Появилось ряд новых дисциплин и был вырабо­тан концептуальный аппарат, пригодный для описания и теорети­ческого познания. Однако как и всякий научный метод, созданный для решения определенного класса задач, он не стал уникальным и всеобъемлющим и не явился альтернативой философской методологии.

Поиски новой методологии пошли в несколько ином направле­нии. Речь идет о возникновении и развитии такой междисциплинарной науки, как синергетика. Возникнув на стыке философии, физики и математики, синергетика позволяет взглянуть на приро­ду общества с новых позиций. Она направлена на поиск новых универсальных законов эволюции и самоорганизации сложных сис­тем, и законов.

Каковы же основные положения синергетики?

- Сложноорганизованным системам нельзя навязать пути их раз­вития, скорее необходимо понять, как способствовать их соб­ственным тенденциям, как выводить системы на эти пути;

- Синергетика демонстрирует, каким образом, почему хаос может быть созидательным началом, конструктивным механизмом эво­люции, как из хаоса собственными силами развивается новая организация;

- Синергетика определяет новые принципы сборки системного эволюционного целого из систем, которые не больше и не меньше суммы частей, но качественно иное;

- Синергетика дает знания об оперировании со сложными система­ми и эффективна, в управлении ими. Главное при этом - не сила, а архитектура воздействия. Малое, правильно организован­ное воздействие дают колоссальный эффект;

- Синергетика раскрывает закономерности и условия протекания лавинообразных процессов и процессов самостимулирующих рост. Позволяет раскрывать и имитировать такие процессы в эконо­мике, политике и т.д.

Очевидно, что идеи синергетики найдут применение как в решении практических, так и теоретических задач, в частности в объяснении исторических процессов и явлений,

В настоящее время в качестве новой методологии ряд отечественных ученых выдвигают теорию циклов. По этой теме состоялось несколько международных конференций. Согласно теории циклов, природа имеет первое начало («первокирпичик»),

Это первоначало выступает как универсальная и абсолютная схема, структура любого взаимодействия в природе и обществе. Структу­ра пространства - времени этого элементарного атома взаимодей­ствия циклична. Мир предстает в этой теории, как система взаи­мосвязанных циклов-взаимодействий. Цикл выступает как упорядо­чивающий фактор мироздания, как единый универсальный закон бы­тия. По мнению авторов, все законы диалектики органично вписы­ваются в теорию циклов. Более того, центральная идея диалектики - о противоречивости объективного мира - стала централь­ной идеей теории цикла. На основе этой теории ученые предлагает нетрадиционное решение некоторых естественных и общественных задач, в частности теории цивилизации.

3. Проблемы методологии истории уже длительное время находят отражение в отечественной и зарубежной литературе. Правда, до сих пор не выработано единого определения. Так, в «Философском словаре» методология определяется как совокуп­ность приемов исследования и как учение о методах научного познания. Один из первых отечественных авторов, активно разрабатывавших проблемы мето­дологии, К.Д. Петряев дает следующую дефиницию; «Методология - это система существенных аспектов мировоззрения и теории (или ряда теорий), определяющих исследовательские принципы науки.»

Известный томский ученый Б.Г. Могильницкий пишет: «Мето­дология истории изучает природу, принципы и методы историчес­кого познания». Следовательно, методология - это не только мировоззрение, прежде всего теория познания. Методология имеет дело с основными по­нятиями исторической науки, составляющими в своей совокупнос­ти ее методологический аппарат. Их назначение состоит в том, что они организуют материал исторической науки, образуют исходный пункт и вместе с тем способы его исследования.

Методология - пограничная область каждой науки, через которую эта наука, соприкасается с другими науками, испытывая их влияние и в свою очередь воздействуя на них. Эта связь заложе­на как в коренных мировоззренческих проблемах, так и в употреблении понятийного аппарата, который является важнейшим показате­лем зрелости всякой науки.

Начало систематическому изучению и университетскому преподаванию методологии истории положил известный немецкий ис­торик И.Г. Дройзен (I808-I884гг.). Он несколько лет читал в Берлинском университете курс «Энциклопедия и методология исто­рик», цель которого состояла в том, чтобы обосновать методы и задачи исторической науки. Дройзен впервые сформулировал и попы­тался решить широкий круг вопросов методологии истории: «Истори­ку -, подчеркивал он, - важно уяснить себе вопросы об отношении исторических исследований к другим формам и направлениям челове­ческого звания, о своеобразии их задач, об обосновании их дей­ствий».

Выдающийся вклад в развитие философии истории внес Г.В.Ф. Гегель (1770-1831). Он в систематической ферме изложил диалекти­ческое миропонимание и соответствующий ему диалектический метод исследования. Гегель разработал диалектику как философскую науку, обобщающую всю историю познания и наиболее общие закономерности развития объективней действительности. «Мышление,- писал Гегель,-«отчуждает» свое бытие а виде материи, природы, которая есть «ино­бытие» этого объективно существующего мышления именуемого абсолют­ной идеей. С этой течки зрения разум не специфическая особенность человека, а первооснова мира, из чего следует, что мир в основе своей логичен, существует и развивается по законам, внутренне при­сущим мышлению, разуму». Следовательно, мышление, разум; рассматри­вается Гегелем как независимая от человека и человечества абсолютная сущность природы, человека и всемерной истории.

В работе «Философия истории» Гегель историю человечества пре­дставляет как прогресс в сознании свободы, которая, по его мнению, составляет внутреннюю природу человека. Свобода постепенно, на протяжении многовековой истории осознается человеком, благодаря чему он действительно становится свободным. Вою мировую историю ученый разделял на три основные эпохи: восточную, античную и германскую. В восточном мире человек еще не осознал, что свобода сос­тавляет его сущность; поэтому здесь, по утверждению Гегеля, все - рабы. В античном мире (Древняя Греция и Рим) некоторые уже осоз­нали, что свобода образует их сущность; они-то и свободны в отли­чие от тех, которые не осознают этого. Лишь в германском, или хри­стианском мире все, по мнению автора, сознают свою духовную сущ­ность, и по этому здесь все свободны.

Возникновение диалектики Гегеля, материалистического взгля­да на историю Фейербаха дело мощный импульс развития методологии истории. Принципы диалектики, историзма, роль социально-экономи­ческого фактора в истории - все это послужило основой формирования новых школ и направлений, включая марксистское.

Во второй половине XIX столетия в философии истории сформи­ровалось несколько направлений: позитивизм, неокантианство, прагматизм, которые оказали существенное воздействие на методологию истории. На их основе разрабатывали свои концепции крупнейшие пре­дставители теоретико-методологической мысли Запада: В.Виндельоанд, Г.Риккерт, В.Дильгей, Г.Бокль и др.

Значительный вклад в разработку о методах научного познания внес Э.Дюркгейм (1858-1917 г.). Основой методологии Дюркгейма яв­ляется трактовка социального факта как вещи, а также выведение из социального факта - принуждение социального феномена. Природу при­чины социальных феноменов ученый искал в общественной среде. В работе «Самоубийство» тенденцию данного феномена он выводит не то­лько и не столько из индивидуальных качеств людей, а из обществен­ной тенденции к самоубийству. Поясняя свою позицию, автор пишет: «Именно в природе самого общества следует объяснение общественной жизни».

Большое внимание Дюркгейм уделял методам научного познания. Он считал, что методика исследования состоит из трех последователь­ных этапов: 1. Выявление феномена; 2. Опровержение предыдущих тол­кований; 3. Социологическая интерпретация рассматриваемого фено­мена. В этой связи ученый высоко оценил роль сравнительного анализа, когда определенный феномен, явление исследуется в различных состо­яниях (обществах), например, развития семьи, религии, морали. Ибо только в сравнении можно до конца выявить суть феномена.

В разработку проблем методологии истории существенный вклад внесли представители «русской исторической школы»: М.И. Кареев, Д.М. Петрушевский, А.С. Лаппо-Данилевский, Р.Ю. Виппер. Так, например, Н.И. Кареев в работе «Основные вопросы философии истории» осветил вопросы о соотношении философии и истории, взаимодействии природы и человека, теорию прогресса, роль народных масс в критические моменты истории. А.С. Лаппо-Данилевский в книге «Методология истории» раскрыл познаватель­ную цель и объекты исторической науки, принципы исторического познания, критерии отбора источников, специфику исторических фактов и т.д. Д.М. Петрушевский в своих сочинениях дал критику идеализма (идеи как творца истории), осветил роль Возрождения в европейской истории, Р.Ю. Виппер рассмотрел роль субъекта (историка) и объекта в научном познании, особенности изучения прошлого, роль исторических знании в жизни общества. Как видим, теоретические поиски представителей «русской исторической школы» шли в общем контексте мировой историографии. Наряду с учеными западной Европы они сформулировали основополагающие проблемы исторического познания. Их труды способствовали становлению в середине XIX в., методологии истории в самостоя­тельную отрасль исторических знаний.

XX век демонстрирует непрерывно растущий интерес зарубеж­ных историков к теоретическим и методологическим проблемам ис­тории и исторического познания. Об этом свидетельствуют философско-исторические теории и произведения таких авторов как О. Шпенглер., А. Дж. Тойнби, П. Сорокин, К. Ясперс, Т. Шидер, Б. Кроче, X. Ортега-и-Гассет, У. Ростоу и др.

Несмотря на утверждение английского автора У. Уолша: «В течение двух столетий исторические исследования процветали, но философии истории фактически не существовало», после вто­рой мировой войны на Западе появился целый ряд философско-исторических и методологических трудов без которых историческая наука не может развиваться. Назовем эти произведения: «Идеи истории» Р. Коллингвуда, «Исследование истории» А.Дж. Тойнби, «История как искусство» Б. Рассела, «Нищета историцизма» К. Поппера, «История в изменяющимся мире» Дж. Барраклоу, «Что такое история?» Э. Карра, «Историческая неизбежность» А. Берлина. В них нашли отражение основные проблемы философии и методологии истории: о смысле истории, особенностях историческо­го познания, предмете и функциях исторической науки, историчес­ком факте и методах исторического познания и т.д.

Вопрос – в необходимости разработки проблем методологии исто­рии неоднократно ставился и советской историографии. В 20-30-е гг. были организованы несколько дискуссий на эту тему: о роли классов и партий в революциях, об азиатском способе производства, о методах исторического познания и др. Однако большинство из этих дискуссий завершилось публикацией «Краткого курса ВКП(б)» в послевоенный период советскими авторами вновь был поставлен воп­рос о необходимости дальнейшего изучения таких теоретико-методо­логических проблем как своеобразие процесса отражения действи­тельности исторической наука, природу исторических понятий, специфика их образования, философские, экономические и правовые категории в историческом исследовании, диалектика общего, еди­ничного и особенного в историческом познании и др. В 1964 г. состоялось всесоюзное совещание, посвященное применению социоло­гических методов в исторических исследованиях. Активно за раз­работку теоретических проблем взялся сектор методологии истории, созданный в Институте АН СССР, во главе с М.Я. Гефтером. Широкий резонанс получили издания этого сектора: «Проблемы истории до­капиталистических обществ» (1968), «Историческая наука и некото­рые проблемы современности» (1969), «Источниковедение. Теоретичес­кие и методологические проблемы» 1969. Историки и философы, объ­единившиеся вокруг сектора, призвали советских ученых преодо­левать присущую многим из них «гносеологическую невинность». Однако в условиях жесткого партийно-государственного контроля, насаждения догматизма в 1969 г. сектор был закрыт. Новая попыт­ка разработки проблем методологии истории была предпринята в середине 80-X гг., когда появились работы М.А. Барга, А.Я. Гуревича, И.Д. Ковальченко и др. Двумя изданиями была опубликова­на книга Е.М. Жукова «Очерки методологии истории», в которой автор раскрывает три группы вопросов: 1 - история как научная дисциплина, 2 - закономерности всемирно-исторического процесса, 3 - лаборатория исследователя.

Процесс демократических реформ, начатый в России в 90- е годы, выявил существенное отставание отечественной историографии в разработке теоретико-методологических проблем. Была поставлена задача вывести историю как науку из жестких идеологических рамок, отказаться от принципа партийности и перекуй к политическому и методологическому плюрализму, пересмотреть проблемы исторической гносеологии, в частности, отказаться от утверждения безусловной способности исторической науки давать объективно - истинные знания и понять ограниченность исторической науки системой определен­ных социальных и познавательных координат, перейти от «написания истории» к процессу ее конструирования.

Завершая рассказ о теоретико-методологических поисках в области исторической науки, нельзя не вспомнить слова А. Энш­тейна: «Несомненно, что разум кажется нам слабым, когда мы думаем о стоящих перед ним задачах; особенно слабым он кажется, когда мы противопоставляемым его безумству и страстям человечества, которые, надо признать, почти полностью руководят судьба­ми человеческими как в малом, так и в большом. Но творение ин­теллекта переживают шумную суету поколений и на протяжении веков озаряют мир светом и теплом».


Вопросы для контроля:

  1. Определите значение методологии в профессиональной подготовке историков.

  2. Расскажите о ситуации в современной науке и поисках но­вой методологии.

  3. Изучение методологических проблем в отечественной и зарубежной историографии.

  4. Методология «русской исторической школы».


Литература:

  1. Бутенко А.И. Философия истории и ХХ столетие // Философия и общество. 1997. № 5.

  2. Гегель Г. В.Ф. Философия истории. Соч. Т. 8. - М.-Л., 1935.

  3. Жуков Е.М. Очерки методологии истории. - М., 1967.

  4. Кареев Н.И. Основные вопросы философии истории. Т. 1-3. - М., 1883, 1890.

  5. Князева Е.Н., Кудрюмов С. П. Синергетика: начало нелинейного мышления // Общественные науки и современность. 1993. № 2.

  6. Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории. Ч. 1-2. - СПб., 1910.

  7. Методология // Общественные науки и современность. 1999. № 4.

  8. Могильницкий Б. Г. Введение в методологию истории. - М., 1989.

  9. Неретина С. С. История с методологией истории // Вопросы филосо­фии. 1990. № 9.

  10. Проблемы исторического познания. – М., 2002.



Тема II. Предмет и функции исторической науки.

  1. Вопрос о предмете исторической науки

  2. Социальная функция исторического познания.

3. История в системе современных наук.

Термин «история» ионийского происхождения. Иония - область Малой Азии стала родиной ранней греческой прозы, на которой написал свое сочинение Геродот, названный знаме­нитым римским оратором Цицероном «отцом» истории. В гре­ческом языке слово «логос» первоначально означало «рассказ» «история». Именно так назвал свой труд Геродот (484-431/25 г. до н.э.). Античные авторы четко противопоставляли логос политическому произведению и мифу. Подразумевалось, что содер­жанием логоса является нечто реально происходившее или су­ществовавшее. На деле часто бывало совсем не гак, и подлин­ные события у древних историков часто обрастали фантастичес­кими подробностями. Тем более, что четкого разграничения меж­ду наукой и искусством в то время еще не проводилось. Это наглядно отражено в мифологии древних греков: богиня Афина покровительствовала и искусствам, и наукам, а муза Клио считалась покровительницей истории. Сочинение древних исто­риков включали сведения как по истории, так и по литературе, географии, астрономии, богословию.

Выдающимся историческим и литературным памятником яв­ляется Библия («Книги») - комплекс сборников произведений, сложившихся в древности на территории Передней Азии в I-II вв. н.э. Библия излагала иудейскую и христианскую историю, а также и» взгляд на окружающий мир. Очевидно, что Библия является не только религиозной книгой этих религии, но и важнейшим историческим источником, т.к. в ней нашли отраже­ния характеристика определенной эпохи, конкретная обществен­но-политическая жизнь общества в начале нашей эры. Она со­держит многочисленные факты истории, философии, литературы, богословия, многие из которых отражают реальную действитель­ность прошлого. Более того, она содержит и определенную мето­дологию, суть которой божественное предопределение явлений и событий, т.е. провиденциализм. Именно эта методология впос­ледствии оказала серьезное воздействие на историографичес­кую традицию средневековых авторов, в частности, сочинения А. Блаженного, Ф. Аквинского и средневековое хроник.

Эпоха гуманизма и просвещения по-новому поставила воп­рос о смысле исторических сочинений, предмете истории и ее Функциях. В центр исторических событий был поставлен чело­век с его неограниченными возможностями. Правда, вначале - исторические сочинения посвящались в основном королям, па­пам, полководцам. Протестуя против этого, великий вольноду­мец Ф.М.А. Вольтер (1694-1778 гг.) восклицал: «Я вижу поч­ти повсюду только историю королей; я хочу написать историю народов». В целях реализации этого замысла Вольтер написал свой знаменитый труд «Опыт о нравах и духе народов и о главных исторических событиях», в котором с новых пози­ций решил не только вопрос о предмете истории, но его географических рамках, его методологии.

Призыв Вольтера был услышан за пределами Франции. Некоторые современники серьезно задумались о предмете и социальных функциях истории. В частности, известный рус­ский писатель и историк Н.М. Карамзин следующим образом писал о роли исторической науки: «история в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков потомству; дополнения и изъяснения настоящего и пример будущего».

Однако новый подход к истории разделяли далеко не нее историки XIXв. Например, известный историк Германии Л. фон Ранке продолжал воспевать императорские династии, рисовать многочисленные сцены военных кампаний, мастерски выписывать портреты германских дипломатов, императоров и военачальников.

В XX столетии взгляд на предмет и функции исторической науки получил свое дальнейшее развитие: В это время широкое распространение получает марксистский взгляд на историю. К. Марке и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии» писали: «Мы знаем только одну единственную науку, науку истории». И далее: «Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны до тех пор пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обуславливают друг друга».

В.И. Ленин настаивал на том, чтобы изучать прошлое челове­чества «во всей его конкретности и многообразии».

К сожалению, эти основополагающие идеи не нашли должного отражения в марксистской историографии. Советские историки и ученые стран Центральной и Юго-Восточной Европы, где марксизм утвердился в качестве господствующей идеологии, существенно сузили предмет и функции исторической науки. Усилия историков направлялись, прежде всего, на изучение вопросов социально-эко­номического развития, классовой борьбы и политических партий.

В 20-х гг. нашего столетия зародилась новое направление зарубежной исторической мысли, получившее название «школы Анналов». Основатели школы М. Блок, Л. Февр, Ф. Бродель выдвину­ли идею о глобальном характере исторической науки как совокуп­ности всех социальных явлений. «Для меня, - писал Бродель, - историческая наука - это сумма всех возможных историй, всех подходов и точек зрения - прошлых, настоящих и будущих.»

Общественный человек, человек социальной группы, в общест­ве - таков предмет исторического исследования в понимании пос­ледователей школы Анналов. Ученые этого направления протесту­ет против искусственного расчленения человека на homo religiosies, homo occonicus или homo politicus - история призвана изучать че­ловека в единстве всех его социальных проявлений. Общественные отношения и трудовая деятельность, формы сознания и коллектив­ные чувства, нравы и фольклор - в этих ракурсах предстает человек в работах ученых данного направления. 2. История как и всякая наука имеет свои социальные функции. Многообразие форм исторического опыта, который изучает истори­ческая наука, обуславливает ее социальные функции, социальную ценность. Ибо какими бы значительными ни были собственно науч­ные достижения историков, социальный статуе исторической науки в решающей степени зависит от того насколько эти достижения помогают обществу в решении стоящих перед ним проблем.

Ведущим стимулом в обращении к истории являлось стремление извлечь из знания прошлого нечто полезнее для настоящего. В категории социальные функции и воплощается ответ исторической науки на эти потребности. Социальные функции исторический нау­ки не являются величиной постоянной и неизменней. Они изменя­ются вместе с представлениями о предмете историографии и теми требованиями, которые обществе предъявляет к данной отрасли научных знаний.

В современных условиях выделяют несколько социальных фун­кций исторической науки. I. Научно-познавательная функция, направленная на самопознание общества. Невозможно понять настоящее во всей сложности и противоречивости составляющих его процессов, без выяснения их исторических корней. Поэтому важнейшей функцией исторической науки является подготовка фундамента из конкретно-исторических фактов для других вещественных наук: философии, политологии, экономики, социологии, психологии и т.д. Историческая наука сообщает свои метод другим общественным наукам для изучения пространственно-временных явлений для выяс­нения общих тенденций и закономерностей развития человеческого общества. Только методами исторической науки и на материале истории может быть обнаружено действие законов истории. Воспитательная функция исторической науки состоит в том, что он делает опыт прошлого достоянием современников, тем самым игран важную роль в их социальном воспитании. Воспитывают са­ми исторические факты. Рождение, расцвет и гибель великих цивилизаций прошлого, социальные потрясения и политические катак­лизмы нашего времени, высокие достижения человеческого разума и мрачные низины порока, яркие и сильные характеры историчес­ких личностей, причудливое смешение трагедии и жалкого фарса - все это и многое другое образуют в своей совокупности живую ткань истории. Не придуманный драматизм истории обуславливает ее огромную воспитательную роль. Неслучайно Плутарх называл историю «наставницей жизни».

3. Функция социальной памяти состоит в том, что историческая, наука воссоздает картину во всем многообразии. В этом своем качестве история является неотъемлемой предпосылкой существования самой человеческой цивилизации. Ни одно поколение не начинает с нуля, каждое выступает на арену исторической деятельности, усвоив в той или иной степени опыт прошлого. Историческая наука – это связь прошлого и настоящего. Сообщаемые ею знания составляют необходимый элемент духовной культуры, без которого невозможно ее поступательное развитие.

4. Функция прогностическая, которая призвана объяснять не только прошлое, но и показывать тенденции общественного раз­вития. Ведь история это диалог «настоящего и будущего». Историческая наука составляет необходимую базу для научного прогнозирования тенденций и перспектив развития общества в будущем. Этой теме будет посвящена специальная лекция о роли истерических знаний в прогнозировании общественного развития. Историческая наука по сравнению с другими конкретными общественно-гуманитарными науками выступает как наука комплексная и интегральная, она имеет дело со всеми общественными явлениями, которые изучаются этими науками. В любом историческом исследовании историк предстает в двух или даже нескольких ролях: историка, экономиста, юриста, искусствоведа и т.д. Все это хорошо известно, однако из этого не всегда делаются необходимые выводы. А они состоят в том, что историк должен профессионально владеть теорией, методологией и методикой научного познания не только истерической науки, но и тех наук, проблемы которых ученые ставят и пытаются исследовать. В отечественной и мировой историографии есть немало примеров блестяще выполненных историком исследований, которые имеют комплексный характер и органически сочетают подходы, принци­пы и методы разных гуманитарных наук.

Однако сложность проблемы о месте истории в системе современных наук, заключается и в том, что наряду с быстрым процессом интеграции научных теорий о человеке идет усложнение и специализация в самой исторической науке. Па классификации Высшей Аттестационной Комиссии России история насчиты­вает около десяти научных специальностей. Можно спорить о целесообразности жесткой классификация этих направлений, но очевидно, что стремительный рост объема научных знаний требует так же и интеграции между отдельными направлениями исторической науки и всеми областями общественно-гуманитарных знаний. Рассматривая вопрос о взаимоотношении истории и других отраслей знаний, нельзя не выделить длительные дискуссии об отношении философии и истории, социологии и истории, географии и истории, психологии и истории. Сотрудничество названных выше дисциплин имеет как своих поклонников, так и противников. Од­нако очевидно, что без дальнейшего объединения указанных выше наук не может быть достигнут дальнейший прогресс знаний об обществе. Более того, на историческую науку и ее методологию оказывали и оказывают воздействие не только общественно-гума­нитарные знания, но и естественные и точные науки. Методология истории своеобразно аккумулирует многие понятия о современном мире, идущие из названных выше областей знаний. Физика способствует распространению представлений о нелинейных законо­мерностях, об относительности пространства и времени, из ки­бернетики поступают понятия круговой причинности, благодаря генетике существенно расширяются представления о диалектике природного и социального. С другой стороны, в методологию исторической науки все более активно вторгается гуманитарные знания из культурологии, литературы, лингвистики. Все чаще раздаются призывы, объявляющие историю не только наукой, но и искусством. Историю как науку все чаще зачисляют в разряд гуманитарных знаний, хотя она изучает не только индивидуаль­ную деятельность исторических личностей, но и ситуации, отно­шения, процессы, социальное поведение отдельных групп и слоев населения.

Однако направленность и интенсивность всех идущих к ис­торической науке токов обусловлены и регулируются мощными силами, исходящими из социальной практики. В противоречиях, в несовершенствах, в самом характере добывания исторического знания в конце концов прочитывается наиболее важные противоречия, коллизии, ушедшего в историю XX века.
Вопросы для контроля:


  1. Определите предмет исторической науки в различные исторические эпохи.

  2. Назовите социальные функции исторического познания.

  3. Какую роль играет история в системе современных наук.


ЛИТЕРАТУРА:

  1. Блок М. Апология истории, или ремесло историка. - М.,1987.

  2. Всеобщая история: дискуссии, новые подходы. Вып.1-2. - М.,1989.

  3. Дробижева Л.М.. История и социология. - М.,1971.

  4. Дубинин И.И., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. - М.,1988.

  5. История в пространстве социальных наук // Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поисках утраченного. – М., 1997.

  6. Карамзин М.Н. История государства Российского. Кн.1-4. - M., I988.

  7. Мининков Н.А. Методология истории. Пособие для начинающего исследователя. – Ростов-на-Дону, 2004.

  8. Проблемы методологии истории (Выступления за «круглым столом» Института философии РАН) // Новая и новейшая история. 1996. № 6.






Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет