Демоны нашего ума: алмаз исцеления


ГЛАВА 4. МЕДИЦИНА В ТИБЕТЕ



бет3/11
Дата18.07.2016
өлшемі2.93 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
ГЛАВА 4. МЕДИЦИНА В ТИБЕТЕ

Священное происхождение медицины
В тибетской культуре медицинское знание имеет священное происхождение и приписывается мудрости будд. История возникновения тибетской медицины сходна с индийской, но начало свое она ведет не от Брамы, как в индуизме, а от последнего Будды предыдущего временного цикла, который и преподал его Браме.

Это был Будда Кашьяпа, третий в линии Будд нашей вселенной и предшественник Будды Шакьямуни. Это было очень давно, в далеко отстоящем от нашего временном цикле. Согласно буддийской мифологии, в первый период нашего нынешнего временного цикла, (который делится на четыре юги) люди жили погруженными в состояние глубокого сосредоточения, обладали чудесными силами, тела их испускали свет, и они даже не нуждались в пище. Но однажды, в силу прошлой кармы, кусочек смолы упал на землю, а кто-то поднял его и съел. Этот кто-то заболел.

Таким образом, несварение стало первой болезнью и возвестило окончание золотого века. Бог Брама, узнавший о болезни человека, исполнился сострадания и захотел излечить его. В то же самое мгновение Брама вспомнил медицинское наставление Будды Кашьяпы - что кипяченая вода излечивает недуги "пищеварения". Им было назначено лечение. Человек выздоровел. Медицина нашего временного цикла началась.

Позднее Брама вспомнил все медицинские поучения, преподанные ему Буддой Кашьяпой. Он передал эти знания близнецам Ашвинам, и в конце концов они спустились в мир людей, к Атрейе, знаменитому наставнику Аюрведы из Таксилы. Атрейя передал их своим ученикам, а они, включая Дживаку, личного врача Будды и святого покровителя тибетской медицины, преподавали и распространяли эти знания дальше.

И подобно тому, как в прошлом временном цикле Будда Кашьяпа преподавал медицину, и его наставления вошли в наш временной цикл в только что описанной линии преемственности, так и Будда Шакьямуни наставлял медицине в нынешнем временном цикле.

Традиция считает, что Будда передал несколько медицинских поучений. Самым важным событием в медицинской традиции Тибета является тайная трансформация, при которой Будда принял форму Будды Медицины Вайдурьи и дал медицинские наставления, которые дошли до нас как «Чжуд-ши», «Четыре Тантры»,—самый важный текст тибетской медицины. Его полное название: «Книга нектара бессмертия сердца: тайные устные наставления по восьми отраслям науки врачевания», но почти всегда он упоминается просто как «Чжуд-ши».

Это произошло в мистической Чистой стране, называемой Та-натук (буквально: «Приятная для взора», где Будда в форме Вайдурьи изложил наставления, записанные как «Чжуд-ши». Согласно писаниям, все те, кто хочет практиковать созерцание и достичь нирваны, кто хочет здоровья, долгой жизни и счастья, должны изучать науку медицины. Будда Медицины в Танатуке излучил две эманации. Первой была эманация его ума в форме мудреца Ригпе Еше (Ригпан Йеше). Второй была эманация его речи в форме мудреца Илэ Кье (Йилай Кйе).

Все медицинские наставления о причинах заболеваний и их лечении, которые составляют «Чжуд-ши», записаны в форме диалога между эманациями - Ригпе Еше и Иле Кйе.

При поучении в медицинском раю присутствовали различные боги, риши, буддисты и небуддисты. Они слушали наставления и понимали их соразмерно своим знаниям и способностям. Согласно уровню их осознавания, были написаны различные медицинские трактаты по тому, что каждый из них услышал. Только Илэ Кье понял Будду Медицины полностью. Говорится, что он записал его в 5900 стихах чернилами из ляпис-лазури на листах из чистого золота и что дакини*( Дакини - существа духовного плана, осуществляющие просветленные активное-ги; женские тантрические божества, защищающие буддийское учение и служащие ему. - Прим.ред.) хранят его у себя в Уддияне.

Чистая страна медицины Танатук - поле Будды, место за пределами иллюзорного разделения на субъект и объект. Мандала, или космограмма, особым образом отображает это излучение священной исцеляющей способности и силы, являющейся неотъемлемой частью всеохватывающей Природы Будды. Медицинская мандала особенно интересна тем, что она традиционно существует на трех различных уровнях: внешнем, внутреннем и тайном. Ее описание содержит исходную формулу буддийской медицинской мифологии, а также исходную форму аюрведического лечения травами.

Когда рассматривается тайный уровень, то говорится, что она находится на горе Меру, священной горе в центре мандалы, изображающей нашу вселенную. На относительном, материальном уровне, ее местонахождением считается Бодх Гайя, где Будда достиг просветления, или Уддияна (Северо-Запад Индии или Афганистан), где возникла буддийская тантра.

Будда Шакьямуни в качестве Будды Медицины Вайдурьи располагается в центре мандалы «Приятной для взора». Он пребывает посреди небесного города в прозрачном хрустальном дворце, где восседает на троне из ляпис-лазури - драгоценном камне, являющемся символом медицины в буддизме (имя Вайдурья означает ляпис-лазурь).

Лучи исцеляющего света, устраняющие всякое страдание, исходят из его сияющего тела. Он темно-голубого цвета и сидит в позе созерцания - полного лотоса. Его левая рука, покоящаяся на коленях, держит чашу для подаяния, а правая рука, протянутая вперед в жесте даяния, держит «великое лекарство» арура, миробалан. Он сияет тридцатью двумя признаками совершенства и восемью знаками великой красоты - отличительными чертами всех Будд. Он окружен прислуживающими ему богами, риши, браминами, буддистами, небуддистами, богинями медицины, ее защитниками, включая трех великих бодхисаттв (Манджушри, Авалокитешвара, Ваджрапани), двумя своими ближайшими ученииками - Анандой и Шарипутрой, а также держателями медицинской линии.

Шестнадцать тысяч колонн, сделанных из «пяти видов божественных драгоценностей» поддерживают хрустальный дворец. Во дворце также находится три вида драгоценностей (богов, бод-хисаттв и людей), обладающих целительными силами.

Дворец окружают сводчатые галереи, подиумы для жертвенных богинь, с пятью стенами, восемью ступенями и четырьмя воротами, согласно традиционному построению мандалы. Чарующий сад, окружающий дворец, населен мирными животными -фазанами, попугаям, утками, слонами, медведями, павлинами -и наполнен сладкими целительными запахами лекарственных деревьев, благовоний и ароматических веществ.

В четырех направлениях от небесного города, где пребывает Вайдурья, расположены четыре горы медицины, представляющие собой суть всякого лечения травами и Аюрведы. На южной горе растут лекарства от болезней холода, на северной - лекарство от любых видов жара; на западе - все, что помогает поддерживать хорошее здоровье; а на востоке - леса из миробалана, который излечивает все болезни.

В «Чжуд-ши» и других текстах говорится, что медицинская мандала не просто существует сама по себе как внешняя, внутренняя и тайная реальности, но должна практиковаться вплоть до ее постижения на всех уровнях. Это означает подношение мандалы — преданность Будде Медицины и медицинскую практику (внешний уровень); практику отождествления с Буддой Медицины, а своего мира- с энергиями Чистой страны медицины (внутренний уровень) и окончательное постижение природы Будды как своей собственной истинной природы, себя как Будды Медицины, а своего собственного тела - как медицинской мандалы (тайный уровень). Практиковать мандалу последним способом -означает постичь Трикайю, то есть реализовать в себе природу Будды: его тела, речи и ума.

Если рассмотривать Будда-природу как мандалу пяти Дхья-ни Будд, то Будда Медицины находится в восточном поле. Он отождествляется с Акшобхьей, Дхьяни-буддой восточного направления, который также синего цвета.

Медицинская мандала восточного поля Будды, ее иконографические изображения выглядят так: в виде круга из восьми Будд Медицины32, которые включают в себя Сангье Менлу, (тибетское имя Вайдурьи) и Шакьямуни с расположением последнего, как правило, в центре. Также обычно присутствуют Тара, Манджушри и Ваджрапани, у каждого из которых есть особая исцеляющая эманация.

Астрологическим днем Будды Медицины является восьмой день лунного месяца. Говорят, что в это время власть Будды Медицины и исцеляющих божеств особенно сильна, поэтому его используют для проведения обрядов исцеления и приготовления лекарств.

Среди медицинских божеств немало женских эманации исцеляющей Будда-природы. Помимо Тары, есть богиня Парнашабари, известная как «Покровительница больных», уничтожительница болезней, эпидемий и вредоносных духов. Сама она обладает восемью формами, большинство из которых облачено в листья лекарственных растений. Среди других буддийских богинь, связываемых с исцелением, можно назвать Джангули, Махачину и Экаджати.

Существует также восемь особых богинь медицины33, и одна из них - Дудчи Ма, что буквально означает «Мать нектара».

По тибетской легенде, в одном из человеческих воплощений она родилась в семье индуса, владельца гостиницы, и носила имя Йитогма. Она была необычайно красивой и сильной и занималась выращиванием лекарственных трав и деревьев в черте и окрестностях города Бодхгая, то есть на внешнем, проявленном уровне медицинской мандалы. Она супружествовала с сиддхами, бодхисаттвами и царями, и ее дети наследовали медицинские учения. Говорят, что великий врач-святой Тибета, Бирюзовый лекарь Ютхог ведет свое происхождение с одной стороны от нее и от рода Будды Шакьямуни - с другой.

Древняя гневная форма Дудчи Ма - Дордже Пхамо, Ваджра-варахи, «Алмазная свиноголовая мать». Она - супруга гневной формы Будды Медицины. Эта форма - Черный Конеголовый Тамдрин (Хаягрива) изгоняет злых духов болезни. Он цвета дыма, окружен языками пламени и держит тантрическое оружие для покорения негативных сил. Тамдрин и Ваджраварахи изображаются в любовных объятиях. Они представляют собой союз мудрости и искусных средств, а силой их мантры горячий расплавленный металл вытекает на грудь их врагов, покоряя демонов болезни и преображая их в природу Будды.

Кроме Будды Медицины (Вайдурьи) и других медицинских божеств и богинь, существует особая целительная форма Падма-самбхавы, Лотосорожденного гуру, основавшего Буддизм в Тибете. Его тантрическая форма в виде Будды Медицины называется Ургьен Менла.

У Падмасамбхавы также двенадцать различных эманации, и каждая из них обладает собственным целебным качеством. Например, в своей форме Великого Гуру Великого Блага, (Махагуру Деваче) он может исцелять душевные недуги и психологические нарушения. В форме Лодан Чогседа он помогает при проблемах памяти и может усиливать и обострять силу интеллекта.



Медицинские традиции мира в Тибете
Как уже описывалось, медицинские знания Тибета основаны в первую очередь на Аюрведе. Связь буддизма и Аюрведы была жизненно важной. История установления буддизма в Тибете это также история установления там аюрведической и тантрической медицины.

Но были и другие внешние культурные влияния на медицину Тибета. Из китайской медицины пришла система пульсовой диагностики, обследование языка, при котором язык делится на зоны, а также иглоукалывание. Развитая персидская медицина, вобравшая в себя медицину Греции, также оказала некоторое влияние на систему Тибета. Тибетцы взяли лучшее из этих учений и соединили их с Аюрведой, буддизмом и тантрой, заимствованными из Индии. Они также добавили исследование мочи - их основной местный вклад в медицинскую науку Аюрведы. Хороший тибетский врач мог поставить диагноз и назначить лечение только по исследованию мочи.

Тибет славился как Земля лекарственных трав еще в добуддийские времена. Существовал некий Дворец лекарственных трав в долине Ярлунг - первое свидетельство окончательного формирования независимого тибетского государства, народа и культуры. Чудесные свойства лекарственных трав Тибета были известны в древнем Китае, и упоминания о них встречаются в ранних китайских текстах по фармакологии.

Местная культура шаманизма, называемая бон, также имела свою медицинскую традицию. Последователям бона были известны целительные качества большого количества трав, произраставших на внутреннем Гималайском плато. Однако упорядоченной медицинской науки в добуддийском Тибете почти не было, и бонские медицинские тексты, написанные после принесения буддизма, похоже, несут влияние Аюрведы.

По всей видимости, знания индийской Аюрведы распространились в Тибете примерно в пятом веке, когда там начало ощущаться влияние буддизма. В то время в Тибете еще не было своей письменности, но медицинские знания из-за границы в неполном виде вошли в тибетскую культуру целительства. В отличие от ситуации с Дхармой, идущей из Индии, принятие иноземного медицинского знания происходило без сопротивления. Имеются даже письменные свидетельства большого интереса к нему тибетских царей34.

Первыми индийскими буддистами, принесшими Аюрведу в Тибет, были двое врачей-святых, мужчина по имени Виджай и женщина по имени Белха. Богиня Тара явилась перед ними в видении, призывая их идти в Тибет, и они отправились туда, чтобы распространять медицинское учение. Их работа пришлась по душе тибетскому царю Лхатхо Тхори Ньянцену, оказавшему им различные почести при дворе и приказавшему им остаться в стране для установления аюрведической традиции. Виджай женился и вместе с Белхой обучил своего сына Дунги Тхорчога. Дунги Тхорчог почитается в Тибете как первый местный лама-врач, и его наследники также занимались медициной. Обычай передавать знания по семейной линии - основной способ сохранения медицинского учения в Тибете.

Формально буддизм был введен в Тибет царем Сронгцаном Гампо в первой половине седьмого столетия. Тибет в то время вступал в двухсотлетний период, в течение которого он был главенствующей силой в Центральной Азии и был окружен буддийскими странами - Китаем, Индией, Непалом, Кашмиром и Афганистаном, находившимися на пике развития в них традиции Махаяны и тантрического буддизма.

Возможно, что царь Сронгцан Гампо обратился в буддизм под влиянием двух своих буддийских жен - одной из Китая, другой из Непала. Царь стал отправлять посланцев в Индию, Непал и Китай, чтобы собирать буддийские книги и учения, включая наставления по медицине, которые приносились в Тибет.

Для перевода санскритских и палийских текстов, которые собирались по всему буддийскому миру, царь приказал заимствовать алфавит из письменности Деванагари. До тех пор тибетской письменности не существовало. Новая тибетская письменность позволила достоверно и точно переводить санскритские и па-лийские буддийские тексты. Начатая работа по переводу текстов продолжалась несколько веков. Эти переводы были столь совершенны и упорядочены, что утраченные индийские произведения переводятся в наши дни с тибетского обратно на свои исходные языки.

Имея своей целью, в частности, и медицинские знания, царь Срон-гцан Гампо провел в Тибете первый «международный конгресс» по медицине. Врачи собрались из Индии, Персии и Китая. Каждый перевел на тибетский один из трудов по медицине своей страны и представил его царю. Совместными усилиями они также написали новый медицинский трактат. Присутствовавшего персидского врача Галена35 попросили остаться в Тибете в качестве придворного лекаря. Он женился и имел троих детей, каждый из которых положил начало отдельной линии медицинской преемственности.

Тогда как после правления Сронгцана Гампо медицинские познания неуклонно увеличивались, Дхарма Будды не распространялась дальше ограниченного количества последователей при дворе. Некоторые из наследовавших царей были настроены против буддизма и на деле добивались его искоренения.

Только во времена царствования Трисона Децена Дхарма действительно стала процветать в Тибете. Для установления Дхармы в своей стране царь для начала пригласил из Бенгалии Шантаракшиту - большого ученого и монаха. Сдержанный и мягкий, он счел тибетцев чересчур неотесанными для его метода обучения и предложил молодому царю пригласить из Индии тантрийского йогина Падмасамбхаву, чтобы тот покорил демонов и дьяволо-поклонников, укрепил Дхарму и построил первый в Тибете монастырь.

В 749 году Падмасамбхава, принявший приглашение короля, пришел в Тибет, покорил негативные энергии и столь твердо упрочил там Дхарму, что с тех пор буддизм Ваджраяны и все знания, которые он в себя включает, стали единственным объектом интереса, основной целью и верой тибетского народа. С тех пор буддизм и культура в Тибете стали нераздельны.

ГуруРинпоче
Падмасамбхава увидел буддизм того времени, и понять таким образом, сколь неотложной была необходимость установить линию буддийской преемственности в таком изолированном месте, как Тибет. Ибо, хотя буддизм все еще шел к высотам духовного и художественного развития в Индии, политический порядок там уже начал рушиться. Правление великих царей буддизма, таких как Ашока, а позднее индо-скифского правителя Канишки, давно прошли. На родине Падмасамбхавы, в Уддияне, где возникла тантра, и в других северо-западных странах, таких как Гандхара, вторжения варваров-гуннов уже уничтожили буддийские святыни, ступы, культуру и искусства. К седьмому столетию большинство из тех сотен тысяч храмов и монастырей были разрушены и осквернены и буддизм больше не распространялся в Индии. Политическая стабильность нарушилась, и признаки будущих темных времен уже виделись Просветленным.

Можно представить себе ту критическую ситуацию, в которой такое реализованное существо, как Падмасамбхава известен тибетцам как Второй Будда. Говорится, что Будда Шакьямуни предсказал свое рождение, в котором он откроет внутренний и тайный смысл Дхармы. Согласно вере тибетцев,

Падмасамбхава, или Гуру Ринпоче, был рожден чудесным образом из лотоса и является проявлением Нирманакайи Будды Амитабхи.

Падмасамбхава — историческая личность, прославился в Тибете владением всеми тантрическими практиками. Он распространял тантрические учения, потому что только они могли помочь людям в темный и ущербный век материализма

Падмасамбхава также был великим мастером тантрической медицины. Им написаны медицинские труды, такие, например, как «Суть нектара», которые сохранялись в Тибете. Особенно важно, что он дал много различных медицинских поучений, включая пророчества о новых болезнях, которые проявятся в будущем, а также дал рецепты и созерцательные техники для их излечения и предотвращения. На благо будущих поколений он спрятал эти тексты в различных местах и разными способами так, чтобы они были обнаружены, когда понадобятся. Все его спрятанные поучения называют терма, и образуют особый корпус сочинений традиции Нингма. Они охватывают собой целый ряд тантричес ких практик созерцания и сосредоточения, и большинство из них в дополнение к специальным медицинским наставлениям содержит некоторые указания об использовании садханы в лечебных целях, а также наставления по приготовлению особых лекарств.

Падмасамбхава укрепил Дхарму, построил первый монастырь Тибета - Самье (созданный в форме мандалы и включающий в себя образ Будды Медицины), посвятил царя и других в буддийскую линию преемственности и предрек, что в будущие времена, спустя столетия непрерывной передачи в Тибете Дхарма уйдет на Запад.

Гуру Ринпоче, царь Трисон Децен и настоятель Шантаракшита образуют собою троицу ранней тибетской Тантраяны, как и три главных последователя Гуру Ринпоче — его супруга Еше Цогьял, царь Трисон Децен и переводчик Вайрочана. Самым тщательным образом все они пестовали алмазное семя Дхармы.

Падмасамбхава и настоятель Шантаракшита следили за образованием Вайрочаны, ставшего первым великим переводчиком Тибета. Они отправили его в Индию для получения наставлений. Вайрочана встретился со многими индийскими пандитами и сиддхами и получил от них наставления и посвящения. Как уже подчеркивалось, тогда не существовало различия между религиозными и медицинскими учениями - все было частью Дхармы. Поэтому, среди текстов по Дхарме, которые Вайрочана нашел, перевел и изучил, был также медицинский труд, который стал самым важным в тибетской медицинской литературе, «Чжуд-ши». Вайрочана получил наставления по Чжуд-ши от ученика Ашвадхоши -Чандрананданы. По возвращении в Тибет Вайрочана встретил Юд-хога Йонтана Гонпо, первого великого тибетского врача-святого. Вайрочана передал наставления Чжуд-ши Юдхогу и затем, следуя пророческому указанию Падмасамбхавы, книга была спрятана в колонне монастыря Самье до будущих времен, чтобы ее обнаружили тогда, когда смогут понять. В действительности Чжуд-ши была извлечена из своего тайника Трап ой Нгоше в 1038 году36. Поскольку « Чжуд-ши» была спрятана, а затем вновь обнаружена, ее можно считать терма.

Юдхог Йонтан Гонпо, или Лекарь Бирюзового Свода, - первый в Тибете лама-врач, возвышенный и святой образец целителя, реализовавший высочайший идеал самого Будды Медицины.
Царь Трисон Децен так дорожил тибетской медицинской традицией и другими системами медицины, что решил устроить дебаты между величайшими врачами Азии, чтобы выявить лучшее в каждой традиции. Он пригласил врачей из Индии, Китая, Кашмира, Персии, Непала, Монголии, Сицзяня и Афганистана.

Юдхог Йонтан Гонпо представлял Тибет. Все перевели тексты своих традиций и представили их царю. Врач из Китая стал придворным лекарем царя и основал собственную семейную медицинскую линию в Тибете, которая была названа «иностранные врачи». Однако согласно тибетской истории, дебаты были выиграны тибетским врачом Юдхогом.

Юдхог был связан обетом монаха до восьмидесятилетнего возраста, и только после этого он женился, чтобы сохранить преемственность. Совершенный сиддха, осуществляющий свои деяния благодаря чудесной духовной силе, Юдхог дожил до 125 лет. В Тибете он считается эманацией речи Будды Медицины.

Благодаря блестящим познаниям Юдхога, его безупречной преданности медицинской науке и его духовным достижениям, тибетская медицина сделала большой шаг вперед и оформилась в тексты и трактаты по диагностике и лечению. Чтобы получить новые наставления Юдхог трижды посещал Индию. Для сравнения тибетской и индийской систем врачевания он посещал центры буддийской науки, в частности Наланду. Им написаны дополнения к «Чжуд-ши» и много других текстов.

Период времени, начиная с деятельности Юдхога в восьмом столетии и до времени его тезки и потомка в XII веке, считается золотым веком тибетской медицины. В течение этого периода все больше и больше знаний по медицине продолжало включаться в огромный корпус тибетской литературы из зарубежных источников, в основном индийских, столь преданно и целенаправленно разыскиваемых тибетцами. Тибетская медицина процветала.

Второй великий переводчик Тибета и религиозный деятель, Ринчен Цзанпо, жил как раз в то время. Он провел больше десяти лет в Индии, получая поучения и посвящения. Благодаря одному кашмирскому пандиту, он познакомился с медицинским трудом Ашваг-хоши «Собрание сути восьми ветвей», комментариями Чандра-нанданы к нему и многими другими медицинскими трактатами. Он передал эти поучения своим тибетским последователям, которые, в свою очередь, написали новые работы по медицине.

В двенадцатом веке Второй Юдхог, тезка первого Ютхога Гонпо, получил учение «Чжуд-ши», извлеченное из тайника в монастыре Самье. Несмотря на обширность своих религиозных познаний, он особо подчеркивал важность знания медицины. Шесть раз он отправлялся в Индию за наставлениями, и даже побывал на Цейлоне, дабы ознакомиться с их вариантом «Чжуд-ши». Им и написана новая версия «Чжуд-ши». Кроме того, он написал исчерпывающие комментарии к нему под названием «Восемнадцать дополнительных пособий», которые содержали введение в историю медицины. Овладев этими поучениями, он распространял их по всему Тибету. Похоже, что его издание «Чжуд-ши» по сей день остается общепринятой версией.

В действительности почти невозможно определить точное авторство « Чжуд-ши», существуют расхождения относительно истории его происхождения. Но вкратце большинство соглашается, что его передал Шакьямуни в форме Будды Медицины через эманации двух мудрецов, произведенные им в состоянии глубокого сосредоточения. Дживака был одним из тех, кто получил учение, которое передавалось по линии буддийских врачей-святых до Чандрананданы, который передал письменно зафиксированный вариант тибетцу Вайрочане. Вайрочана перевел труд в восьмом веке и представил тибетскому царю Трисону Децену и его придворному врачу, первому Юдхогу.

Падмасамбхава впоследствии спрятал «Чжуд-ши» в монастыре Самье, где он оставался до середины одиннадцатого века, когда его извлек Трапа Нгонше и передал Кхутону Тарматре, который в свою очередь передал его второму Юдхогу. Второй Юдхог, видимо, отредактировал его. Насколько именно «Чжуд-ши» был пересмотрен (если вообще был) в то время - установить трудно, поскольку санскритского первоисточника больше не существует. Части нынешнего «Чжуд-ши» тем не менее содержат элементы, которых, видимо, не было в индийском варианте. Это описания исключительно тибетских видов пищи, растений, неизвестных в Индии, монгольского прижигания, китайской пульсовой диагностики и т.п. Исходный тибетский перевод восьмого века был возвращен на место тем, кто его обнаружил, и якобы находился в колонне монастыря Самье всего лишь двадцать лет назад.

К тринадцатому столетию мусульмане распространились по всем районам Индии и совершенно уничтожили все следы буддийской религии, культуры и учения, предавая монахов мечу, а тексты вегру. Это означало следующее: во-первых, тибетцы не могли больше ходить в Индию за поучениями, что стало не так важно, поскольку они уже перенесли все духовные и научные линии преемственности в Тибет; и, во-вторых, Тибету оставалось сохранять весь канон санскритских текстов Махаяны и Вад-жраяны, включая медицинские, большее число которых было утеряно или уничтожено в Индии.

Тибетский религиозный канон делится на два раздела: Ганчжур - слова Будды, и Данчжур, - остальные тексты и трактаты. Около двадцати одной работы по Аюрведе было переведено и внесено в Данчжур. Некоторые из них, по данным специалиста по индо-тибетской Аюрведе доктора Бхагвана Даша, утеряны в своем санскритском оригинале. Остальные совершенно неизвестны миру индийской Аюрведы3,.

Далее, говорит Бхагаван Даш, «Чжуд-ши» - медицинская работа, не включенная в религиозный канон, показывает значительное повышение уровня медицинского знания по сравнению с классической аюрведической традицией, существующей на сегодняшний день в Индии. Он отмечает, например, что эмбриология в «Чжуд-ши» описывает недельные стадии развития, тогда как в нынешней Аюрведе это описано лишь помесячно.

Угасание аюрведической традиции в Индии произошло из-за внутриполитических и культурных распрей, а также потому, что действительное значение сиддха-медицины (аюрведическая алхимия, или тантрическое целительство экстрактами) начало утрачиваться. Также и хирургия, прославившая индийскую Аюрведу своим великим вкладом в историю медицины, полностью пришла в упадок. Вторжение мусульман привело к прерыванию традиции и потере текстов. Оно также принесло с собой собственную медицинскую систему- Юнани, которая смешалась с индийской. Столетия спустя британская империя в Индии оказала подобное воздействие, прерывая традицию и вводя современную медицину, которая смешивалась с существовавшими течениями Аюрведы и Юнани. По иронии судьбы, именно влияние британских востоковедов возродило к жизни классическую Аюрведу, так же как и интерес к тайным индийским традициям самопознания. И хотя аюрведическая медицина все еще является частью системы здравоохранения современной Индии, она отличается от классической традиции Аюрведы, поскольку развивалась с исламской системой и сильно с ней смешалась38. Однако Аюрведа в Индии прошла через тысячелетия, вьгжила и продолжает широко применяться.

Тибетская медицина как таковая
В четырнадцатом столетии было два известных тибетских врача -Джанпа и Цзуркарпа, которые писали и учили до изнеможения. Медицинские системы, носившие их имена, соперничали между собой. Каждый из них написал один их трех главных комментариев к «Чжуд-ши». Обе системы передавались непрерывно, но к семнадцатому веку имел место некоторый упадок, поэтому пятый Далай-лама решил учредить первую в Тибете медицинскую школу.

Первоначально школа располагалась в монастыре Дрепунг. Но впоследствии Далай-лама и его регент, избрав место мистическими средствами, построили школьно-больничный монастырский комплекс, названный Железная Гора, или Чагпори, названный так по скале в Лхасе, на которой он был построен. Он стал центром духовной медицины в Тибете и был известен в соседних странах как место, где обучают медицине, а ламы-врачи готовят таинственные лекарственные составы.

Монгольские врачи начали изучать и применять тибетскую медицину столетиями раньше, после обращения Кублай Хана в Дхарму. Они также совершали паломничество в Чагпори и с большим энтузиазмом принимали тибетскую Аюрведу, делая переводы основных трудов на монгольский и усваивая медицинскую традицию в целом. (Монгольская Аюрведа, которая в действительности есть тибетская буддийская медицина, жива по сей день в СССР)39.

Сангье Гьяцо, регент пятого Далай-ламы и самая мощная политическая фигура в Тибете того времени, был также искусным целителем. Он знал и применял медицинские системы дзур-лугси бьянг-лугс. Он написал третий и самый важный комментарий к « Чжуд-ши», - «Голубой берилл» («Вайдурья-онбо»).

После основания центра Чагпори, регент заявил, что в каждый крупный монастырь будет отныне направляться лама-врач. Это было началом «здравоохранения» в Тибете. Однако, несмотря на это, большинство тибетцев имело крайне антисанитарные привычки из-за большой высоты над уровнем моря и холода, первобытных условий быта и недостатка образованности среди простых людей.

Тибетская медицина славилась по всей центральной Азии, особенно известно было искусство лам-врачей в анализе мочи и применении травяных лекарств. Еще более знаменитыми были лекарства Дхармы, которые ламы создавали благодаря своим йогическим и мистическим силам. Техники и компоненты этих лекарств тщательно скрывались от исследователей и просто любопытных.

Существует история, зафиксированная в «Анатомии Маячу», написанной западным миссионером в Китае в XVII веке о том, как император Кан Си любил устраивать соревнование между соперничающими медицинскими системами (как и цари древнего Тибета). Во время пребывания с императором на северо-западной границе хирург миссии заболел, страдая от острых резей. Ни один западный или китайский врач не мог его вылечить, и, узнав об этом, император в качестве проверки потребовал чтобы те записали свои диагнозы и назначения. Затем он вызвал тибетского ламу-врача, который «излечил больного за полчаса с помощью объемистой свечи, сделанной здесь же из растительного масла, воска, веревки и порошков из трав»40.

Почтение, с которым относились к врачам в Тибете, понятно по званиям, присваивавшимся величайшим из них: «Царь Богов», «Всеведующий». Последний является эпитетом, применяемым исключительно к бодхисаттвам. В идеале считалось, что врач должен проявлять сострадание во всякое время и равным образом ко всем существам, совершенствовать свое мастерство ради них и всегда помнить, что является представителем Будды Медицины и священной линии передачи медицинского учения.

В этом идеале искусство исцеления неотделимо от Дхармы. Чем глубже в сердце практикующего постигнута подлинная Дхарма, тем более великим врачом он может быть. Ибо тогда он обладает двумя аспектами природы Будды: мудростью, которая делают его способным понимать глубины медицинской науки, и состраданием - способностью служить физическим, чувственным и духовным нуждам своих пациентов. Такой человек ответственен за оказание духовной и эмоциональной поддержки, что часто имеет решающее значение для физического, а в случае психиатрии, — Душевного лечения. Его способность искусно оказывать помощь своим пациентам является следствием мудрости и сострадания, Развитого буддийской практикой. Трудно найти более возвышенный образчик для врача, чем бескорыстная исцеляющая сила просветленного, представленного Бхайшаджья-гуру, Буддой Медицины.

Это, конечно, идеальный уровень. Без сомнения, не все тибетские врачи-ламы соизмеримы с ним, но и таких было немало. Великие врачи Тибета были также великими ламами, чья философская мудрость и глубина сосредоточения выходили далеко за пределы любых мирских понятий о медицине и медицинской нравственности.

Примером такого ламы-врача был «Бирюзовый лекарь» Юдхог, распространявший учение медицины и применявший ее с чрезвычайным искусством. Он овладел конечным лекарством Дхармы, преобразовав свое физическое тело в радужный свет в момент своей смерти. Кроме него существовал непрерывный поток передачи учения через лам, йогов и святых, обращавших свою мудрость и силы разума к предмету медицины, и традиция эта продолжается до сегодняшнего дня.

В конце девятнадцатого - начале двадцатого веков продолжателем этой традиции был лама Мипхам. Будучи самым знаменитым ученым своего времени, лама Мипхам систематизировал сутры и тантры и написал тридцать два тома сочинений, где были работы по музыке, логике, астрологии, алхимии и медицине. Он создал и применял сотни обрядов созерцания различных Будд и семь лет провел в уединении. Его многочисленные медицинские труды включают в себя раздел, называемый «Тайное целительство», в котором тантрические и соматические медицинские практики сочетаются с Дхармой. Им также написан текст по целебным качествам драгоценных камней, текст по применению пяти тибетских трав и комментарий на основные положения « Чжуд-ши».

Другим великим ламой конца XIX столетия, а также великим врачом был Джамгон Конгтрул, основатель тибетского экуменического движения римэ, наставник пятнадцатого Гьялва Кармапы. Его медицинские сочинения включают практическое руководство по медицине, которое до сих пор используется современным и врачами Тибета.

В начале XX столетия, во времена тринадцатого Далай-ламы, выдающийся лекарь-лама Кхьенраб Норбу основал новое медицинское учреждение в Лхасе, названное Домом медицины и астрономии. Он был вундеркиндом и еще в детстве стал монахом. Он начал изучать медицину в четырнадцать, и за два года запомнил весь « Чжуд-ши» (тибетским врачам положено его запоминать), а за четыре года понял все учение и сдал медицинские экзамены



Сез запинки. В возрасте тридцати трех лет он приступил к строительству новой медицинской школы.

Учащиеся медицинских заведений следовали суровому распорядку, сочетавшему в себе молитву и религиозные упражнения, (начинавшиеся в три часа утра молитвой к бодхисаттве мудрости Манджушри), а также изучение искусств, наук и всех предметов медицинской специальности. Они выходили на специальные экскурсии для определения и сбора лекарственных растений и испытания своих знаний. Строгие экзамены по всем предметам проводились каждый год. Полный курс занимал шесть лет.

Выпускные экзамены медицинских учебных заведений были невероятно трудоемки. И обычно перед началом требовалось пройти четырнадцатилетний курс основного обучения. Считается, что в целом на овладение медициной уходило тридцать лет.

Речунг Ринпоче, в своей книге «Тибетская медицина» говорит, что в институте медицины и астрологии ежедневно принимались пациенты, которые лечились бесплатно. Он говорит далее: «Провинции страны располагали своими собственными врачами, отправляемыми туда правительством для ухода за больными. Было также много частных врачей, бравших плату за свои услуги, но никогда не назначавших определенную цену за лекарства. Пациенту предоставлялось право платить столько, сколько он хотел или мог заплатить. Частные врачи тоже никогда не брали платы с бедных пациентов и лечили их бесплатно.»41







Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет