М. Б. Кетенчиев синтаксис карачаево-балкарского языка (лекции)



бет1/18
Дата19.06.2016
өлшемі1.8 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18





М.Б.Кетенчиев

СИНТАКСИС КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО ЯЗЫКА

(ЛЕКЦИИ)

ВВЕДЕНИЕ
Систематическое изучение карачаево-балкарского языка началось лишь в начале 60-х годов ХХ в. За это время карачаево-балкарское языкознание обогатилось значительным количеством монографий. Среди них можно отметить и работы, посвященные синтаксису. Первым исследованием, в котором рассматриваются вопросы синтаксиса простого предложения карачаево-балкарского языка, явилась монография И.Х.Ахматова “Главные члены предложения и средства их выражения в современном карачаево-балкарском языке” (1968). В ней достаточно полно и глубоко определены грамматические функции подлежащего и сказуемого как организующих членов предложения, выявлены их структурные типы. Особое внимание уделено в работе средствам их выражения, без которых невозможно адекватное изучение простого предложения. В этом исследовании устанавливается степень участия различных лексико-грамматических разрядов слов в репрезентации подлежащего и сказуемого.

В 1973 г. У.Б.Алиев опубликовал монографию “Синтаксис карачаево-балкарского языка”, которую следует признать первой попыткой полного, научного описания синтаксиса языка карачаевцев и балкарцев. В ней автор на богатом фактическом материале подверг научно-теоретическому осмыслению различные синтаксические единицы. Им анализируются словосочетания, простые и сложные предложения, члены предложения.

Большое внимание проблемам простого предложения, его грамматическому членению уделяется и в “Грамматике карачаево-балкарского языка” (1976). В ней предложение рассматривается как грамматически и интонационно целостная единица речи, представляющая собой основное средство формирования, выражения и сообщения мысли, чувства и волеизъявления. Подробно анализируются такие важнейшие свойства предложения, как предикативность, модальность и интонация сообщения. Выделяются функциональные типы предложений. Составляющие предложения (главные и второстепенные члены) анализируются с точки зрения их структуры и средств выражения.

Что же касается других тюркских языков, то в них указанной проблеме посвящена обширная литература (см.: Балакаев 1959; Закиев 1963; Игамбердыев 1965; Сафаев 1968; Покровская 1978; Баскаков 1984 и др.). В тюркских синтаксических исследованиях в достаточной степени освещены вопросы, связанные с традиционной классификацией типов простого предложения. Однако, как показывает анализ имеющейся специальной лингвистической литературы, подобная классификация простого предложения не имеет единого основания, поэтому подвергнута в языкознании критике (см., например: Распопов 1973:1-19). Как совершенно справедливо отмечается в литературе, если классификация предложений по составу, цели высказывания и полноте имеет в качестве объекта предложение как целое, то значительное количество исследований синтаксиса в тюркской лингвистике посвящено изучению членов предложения. Учение о последних строилось на основании рассмотрения слова в его синтаксическом функционировании. По мнению известного синтаксиста И.Х.Ахматова, члены предложения, выделяясь на базе предложения, исследовались безотносительно к нему, ограничиваясь при этом аспектом их взаимных отношений (Ахматов 1983:21).

Такое положение, обусловленное прежде всего тем, что в тюркском языкознании семантика языковых единиц специально не изучалась, начинает меняться в последние десятилетия. Свидетельством тому является, в первую очередь, монография И.Х.Ахматова “Структурно-семантические модели простого предложения в современном карачаево-балкарском языке” (1983), написанная в русле лучших традиций развития отечественной лингвистики. Объектом исследования в ней выступает та часть синтаксиса, которая охватывает все факты построения предложения, обусловленные глаголом, его формами и семантикой, начиная с функций глагольных форм в предложении и заканчивая нормами распространителей, зависящих от глаголов. По справедливому замечанию А.З.Абдуллаева, указанная работа И.Х.Ахматова “характеризуется новизной методики описания синтаксического строя тюркских языков и представляет несомненный интерес не только для тюркского, но и общего языкознания. Положения монографии могут быть применены для выявления полного инвентаря моделей предложения, их формальных и семантических компонентов, установления взаимодействия между формальной и содержательной стороной простого предложения любого языка” (Абдуллаев 1984:76). В этой работе автор определяет семантическую структуру предложения, выделяет ее компоненты, устанавливает иерархию структурно-семантической организации предложения.

Появляются и другие работы, посвященные структурно-семантическому членению предложения в карачаево-балкарском языке. Так, А.Т.Додуева выявляет лексико-семантические группы глаголов движения и определяет набор семантических признаков, существенных для них. Ею устанавливается инвентарь формально-семантических моделей простых предложений с предикатами движения, а также рассматривается характер лексического наполнения указанных синтаксических единиц (Додуева 1997).

С.М.Хуболовым (1998) формально-семантическому анализу подвергнуты модели одноместных фразеологизированных предложений на основе установления взаимодействия между их грамматической и семантической структурой.

Проблемы структурно-семантического членения рассматриваются и на материале других тюркских языков: татарского (Закиев 1987, 1995), алтайского (Тыбыкова 1991), башкирского (Тикеев 1999), шорского (Телякова 1994) и др. Многие из них носят лексемоцентричный характер. Например, в работе Н.Р.Байжановой (1999) исследуются одноактантные модели элементарного простого предложения, варьирующиеся парадигматически, структурно и семантически. В этом исследовании речь идет о четырех блоках моделей (бытия, состояния, действия и движения), каждый из которых подвергается дальнейшему членению. Так, предложения состояния в указанной работе представлены моделями физического состояния субъекта, физического ощущения субъекта, качественного состояния субъекта, состояния субъекта как результат действия, самопроизвольного процесса, эмоционального состояния субъекта, психического состояния субъекта, проявления эмоции субъекта и поведения субъекта.

Таким образом, синтаксисты-тюркологи вплотную подошли к разработке теоретической концепции, понятийного аппарата, методики и программы, предусматривающей последовательное решение разных конкретных задач, которые нашли свою реализацию в указанных и других исследованиях (Черемисина 1995:64).

Анализ научно-теоретической литературы показывает, что в сферу интересов тюркологов в основном попадают глагольные предложения. Что же касается проблем, связанных с анализом структуры и семантики именных предложений, то им уделяется незаслуженно меньшее внимание, хотя они в языке занимают важное место. Правда, в последние годы появились работы, посвященные двусоставным именным предложениям (см.: Кетенчиев 1993; Серээдар 1995 и др.). Однако и в них описываются не все вопросы структурно-семантического членения именных конструкций, к анализу привлечены не все их типы.

А.Т.Тыбыкова на материале алтайского языка рассматривает структурно-семантические типы именного сказуемого, именные компоненты которых репрезентированы существительными, прилагательными, числительными, наречиями, звукоподражательными и образными словами, предикативами наличия/отсутствия и др. По ее мнению, указанные сказуемые дают подлежащему классифицирующую, оценочную, идентифицирующую обстоятельственную характеристику, а также характеристику по качеству, количеству, принадлежности и т.д. (Тыбыкова 1991:90-100). Но А.Т.Тыбыковой не дается полное, системное представление об именном предложении. Материал, представленный автором, носит несколько схематичный, фрагментарный характер. Так, например, в отмеченной работе мы находим информацию том, что дательно-направительным падежом обозначается признак как предназначенность (Эт айылчыларга “Мясо – гостям”). Подобный подход не способствует адекватному отражению структуры и семантики именных конструкций, ибо не уделяется внимания другим компонентам семантической структуры предложения, ее лексическому наполнению, взаимодействию с грамматической структурой. Не выделяются и другие значения, передаваемые данной формой сказуемого. Такое положение обусловливается, конечно, целью и задачами исследования, большим интересом автора к структуре глагольного предложения.

Значительное внимание именным конструкциям уделяется в работе Н.Ч.Серээдар “Основные типы предложений с именным сказуемым в тувинском языке” (1995). В своей работе она исследует взаимодействие формальной и содержательной сторон именных моделей; устанавливает синтаксическую парадигму этих моделей; выявляет типичное лексическое наполнение каждой модели и на этой основе показывает семантические и структурные разновидности предложений; проводит сопоставление каждой модели с другими, близкими по семантике. Но в сфере ее интересов остаются в основном две группы моделей: локально-бытийные, которые передают значение бытия (наличия, местонахождения), и характеризующие, выражающие различные признаки объекта, в частности, вовлекающие его в более широкое родовое понятие. Как видим, и в данном исследовании рассматриваются не все типы именных построений.

На материале тюркских языков Южной Сибири исследователи активно работают в области моделей элементарного простого предложения. В них не остаются без внимания и именные модели. При этом определяются некоторые их общие закономерности. Во-первых, предложения с именными сказуемыми репрезентируют пропозиции, базирующиеся на статично заданных отношениях. Во-вторых, именные модели представлены двумя классами, которые противопоставляются по грамматическим признакам и по характеру пропозиций (двусоставные и односоставные предложения). В-третьих, выделяются одно- и двуактантные модели (Черемисина, Скрибник 1996:51-54).

В карачаево-балкарском языкознании определенное внимание уделяется и проблемам актуального членения простого предложения. В этом аспекте следует отметить исследования Х.С.-А.Джанибекова (1991, 1993), в которых автор рассматривает понятие номинализации как особое трансформационное явление. На его взгляд, номинализация глагольных синтаксических единиц находится в коррелятивной противопоставленности с вербализацией именных единиц и предполагает их взаимную трансформируемость, представляя при этом собой преобразование глагольной единицы в именную. В этом случае номинализация глагольного предложения есть результат действия комуникативного фактора, и детерминируется правилами актуального членения предложения, она поддается определению как специальная форма репрезентации актуального членения, создающаяся вследствие преобразования исходной глагольной структуры в производные структуры именного характера (см.: Джанибеков 1991).

Анализ указанных и других синтаксических исследований показывает, что именные конструкции все чаще начинают подвергаться анализу в лингвистических работах семантической ориентации. Тем не менее, многие вопросы, связанные с анализом их структуры и семантики, парадигматики, актуального членения, функционального назначения, и др. остаются малоизученными. Это относится и к карачаево-балкарскому языку. Таким образом, сфера именных предложений представляет большой интерес для синтаксиса.

Естественный ход развития тюркского синтаксиса привел к тому, что наметилась тенденция к изучению семантики синтаксических единиц. При этом синтаксисты-тюркологи в полной мере начали учитывать лексическое наполнение, порядок слов, интонацию и контекст, в котором они употребляются. Иначе говоря, появилось стремление к максимальному обогащению семантического описания указанных единиц языка.

Сегодня ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что у синтаксических структур наличествует своя семантика, поэтому вполне реальной и насущной с точки зрения языкознания задачей остается конкретное исследование смысловой устроенности грамматических форм языка. Это особенно важно для тюркского языкозания, в котором еще существует масса нерешенных проблем, связанных с семантическим описанием языковых единиц.

Современное состояние тюркского языкознания выдвигает на повестку дня изучение взаимодействия семантической и синтаксической структуры предложения, в том числе и именного, закономерностей построения, соотношения экстра- и внутрилингвистических факторов. Это свидетельствует в пользу того, что сдвиг интересов от чистого синтаксиса к семантике есть заметное явление в лингвистике наших дней. Оно не только не утратило своего значения, но и продолжает развиваться.

Языковедческая наука на данном этапе развития включает в себя и то, что ранее считалось “не лингвистикой”, т.е. отмечается значительным расширением сферы интересов. Язык рассматривается в своей погруженности в жизнь. В семантических исследованиях последних лет красной нитью проходит мысль о том, что понять сущность языка представляется возможным лишь исходя из человека и окружающей его действительности. Языковые проблемы рассматриваются в тесной связи с сознанием, мышлением, деятельностью лица.

Перечисленные проблемы непосредственно касаются и именных предложений карачаево-балкарского языка, предопределяя тем самым детальное рассмотрение их во всех слагаемых, чем и обусловливается актуальность исследования.

Цель и задачи исследования. В настоящей работе ставится цель –дать многоаспектное описание простых именных предложений в карачаево-балкарском языке, выявить закономерности, которыми определяются их структура и семантика.

В соответствии с поставленной целью нами выдвигаются следующие задачи, определяемые сложившейся практикой в изучении структуры и семантики синтаксических единиц:

  1. провести анализ современных направлений в исследовании простого предложения и изучить возможности различных методов для его описания;

  2. выявить и описать основные парадигмы простого предложения в карачаево-балкарском языке;

  3. рассмотреть основные закономерности коммуникативно-синтаксической организации простого предложения в карачаево-балкарском языке;

  4. выявить семантические типы именных предикатов на основе их характерных семантических компонентов и формально-семантических моделей;

  5. выявить структурно-семантические типы простых именных предложений и показать их формальную и семантическую структуру;

  6. рассмотреть вопросы, связанные с взаимодействием между формальной и семантической структурой простых именных предложений карачаево-балкарского языка;

  7. раскрыть специфику значения каждого входящего в класс простого именного предложения, включая как объективные, так и субъективные смыслы, и то, как это отражено средствами карачаево-балкарского языка.

Методологической и теоретической базой исследования явились труды ученых, занимавшихся теорией предложения и семантики. Написанию нашей работы в значительной степени способствовало изучение лингвистических изысканий отечественных и зарубежных ученых: В.Г.Адмони, Ю.Д.Апресяна, А.А.Арват, Н.Д.Арутюновой, В.В.Бабайцевой, В.А.Белошапковой, А.В.Бондарко, Л.М.Васильева, А.Вежбицкой, В.В.Виноградова, В.Г.Гака, О.Есперсена, Г.А.Золотовой, П.А.Леканта, Т.П.Ломтева, И.И.Мещанинова, О.И.Москальской, И.П.Распопова, Н.Ю.Шведовой, В.С.Юрченко и др.; тюркологов: И.Х.Ахматова, М.Б.Балакаева, А.Н.Баскакова, Н.З.Гаджиевой, Ф.А.Ганиева, Н.К.Дмитриева, М.В.Зайнуллина, М.З.Закиева, Дж.Г.Киекбаева, А.Н.Кононова, К.М.Мусаева, Г.Г.Саитбатталова, Ф.С.Сафиуллиной, Б.А.Серебренникова, Э.Р.Тенишева, А.А.Юлдашева и др.

Анализ структуры и семантики именных предложений карачаево-балкарского языка проводится в русле достижений современной лингвистики, которая характеризуется прорывом в “микромир” и “макромир” языка (Апресян 1995). Учитывается, что получению нового знания в немалой степени способствует максимальное обогащение семантического описания, которое включает в себя все знания о мире, аккумулированные в значении входящих в высказывание единиц (Булыгина, Шмелев 1997).

В ходе исследования означенной проблемы мы опирались на лингвофилософские концепции современных языковедов, которые определяют пути развития языкознания. В центре внимания ученых различных отраслей науки стоит человек и все, что его окружает: “Человек запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции и свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе – земной и космической, свои действия, свое отношение к коллективу и другому человеку (Другому). Он передал языку свое игровое начало и свою способность к творчеству. Человек запечатлел себя в именах природных объектов, внеся в них утилитарную и эстетическую оценки. Почти в каждом слове можно обнаружить следы человека. Язык насквозь антропоцентричен. Присутствие человека дает о себе знать на всем пространстве языка, но более всего оно сказывается в лексике и семантике – семантике слова, структуре предложения и организации дискурса” (Логический анализ языка … 1999:3).

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые подвергаются системному формально-семантическому анализу простые именные предложения карачаево-балкарского языка, выявлены и описаны основные их структурно-семантические типы, установлен инвентарь именных предикатов. При этом показан характер взаимоотношений лексики, грамматики, словообразования в именных конструкциях. Кроме того, рассмотрены особенности функционирования различных семантических категорий (качества, движения, количества, темпоральности, локативности, оценки, отношения, посессивности) в системе именных предложений. Определенное внимание уделено их антропоцентричности. Рассмотрены парадигмы простого предложения, а также основные проблемы его актуального членения, которые до сих пор не были предметом специального исследования в карачаево-балкарском языкознании.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что рассмотренный круг вопросов важен для методологических, практических аспектов изучения структуры и семантики синтаксических конструкций. Материалы и теоретические положения, приводимые в диссертации, представляют несомненный интерес в плане сравнительного изучения тюркских языков. В научный оборот вводятся данные по карачаево-балкарскому языку, обогащаются наши представления о сфере именного предложения, что расширяет имеющуюся источниковую базу по проблемам структурно-семантического членения синтаксических единиц.

Результаты исследования могут найти применение при научном описании синтаксического строя карачаево-балкарского и других тюркских языков, при составлении программ, учебников и учебно-методических пособий, будут способствовать совершенствованию обучения карачаево-балкарскому и другим родственным языкам в средней и высшей школе. Конкретные наблюдения над семантикой и функционированием именных предложений могут быть использованы при составлении разнообразных словарей - семантических, идеографических, функционально-когнитивных.

Методы исследования обусловлены намеченными подходами к описанию простого именного предложения - системоцентрическим, лексемоцентрическим, в некоторой степени и антропоцентрическим. Исследование проводится в основном в синхронном описательном плане с использованием методов сопоставительного, контекстуального, компонентного и дистрибутивного анализа. Функционирование именных предикатов изучается с опорой на поверхностно-синтаксический и поверхностно-семантический сценарий. Определенное место занимает в работе также метод структурного моделирования. Поскольку предложения представлены в языке на синтаксическом уровне в качестве готовых образцов синтаксических конструкций, коррелируя тем самым с внеязыковой действительностью, то указанный метод позволяет установить инвентарь основных структурно-семантических типов предложений исследуемого языка.

ГЛАВА 1. ТЕОРИЯ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ
Отечественное языкознание на современном этапе характеризуется обилием лингвистических теорий. Особенно интенсивному развитию подвергается синтаксис. В последние годы все большее внимание уделяется тексту. В двадцатом столетии лингвистика пережила поиски и метания - от нацеленности на “чистый синтаксис” до всеобщего увлечения семантикой языковых единиц, изучая при этом различные языковые явления во всех слагаемых с превалированием интереса к говорящей личности, что закономерно привело исследователя к тексту “как к результату смысловых и коммуникативных интенций” (Золотова и др. 1998:9). Однако простое предложение есть и остается основной синтаксической единицей, ибо оно занимает центральное место в синтаксисе любого языка. Этим в значительной степени обусловлено значение синтаксического анализа простого предложения при обращении к проблемам синтаксиса. По справедливому замечанию Г.А.Золотовой, без структурно-семантического, типового значения предложения отсутствует и смысл целого текста, “но признать это иногда мешает традиционный синтаксический разбор, противоречащий реальной структуре предложения” (Золотова 1982:300).

Анализ специальных лингвистических исследований показывает, что в работах, в которых изучению подвергается простое предложение, можно заметить рост количества дифференциальных признаков при характеристике предложения и его конституентов. Так как предложение и его составляющие являются многоаспектными языковыми единицами, выделяется ряд системных оппозиций, которые связаны между собой переходными явлениями. Различие аспектов единиц синтаксиса следует признать как одно из значительных достижений современной синтаксической теории.

Различными исследователями по-разному выделяются аспекты предложения. В.Г.Адмони говорит о логико-грамматическом, модальном, познавательной установки говорящего, коммуникативной цели, эмоциональном аспектах предложения (Адмони 1968:232-291). Реляционный и предикационный аспекты различает И.П.Сусов (Сусов 1980). Н.Д.Арутюнова рассматривает номинативный и коммуникативный аспекты (Арутюнова 1976). Чехословацкие лингвисты, обращаясь к типологии простого предложения, общепринятыми в синтаксической науке признавали три разновидности устроенности предложения: 1) конструктивно-формальную, 2) коммуникативную и 3) семантическую (Гладров 1984:36).

Обращение к современным теориям и к русской классической синтаксической теории дает возможность выделить четыре основных аспекта единиц синтаксиса: структурный, логический, семантический и коммуникативный. Так, в Грамматике-70 выделены структурный и коммуникативный, а Грамматика-80 дополняется еще и семантическим аспектом. Она освятила своим авторитетом признание необходимости семантического анализа предложения и сделала “важный шаг вперед в разработке опыта такого анализа” (Золотова и др. 1998:104). В.А.Белошапкова пишет о наметившейся тенденции различать три устройства предложения: конструктивное, коммуникативное и смысловое (Современный русский язык 1997:682).

Указанные аспекты предложения различаются и в тюркских синтаксических исследованиях, о чем свидетельствуют многочисленные работы. Многие труды, в которых описываются различные синтаксические единицы, ориентированы в основном на конструктивный (формальный) синтаксис (см., например: Балакаев 1959; Алиев 1973 и др.). В 80-е же годы в тюркском языкознании наблюдается активизация структурно-семантического членения предложения, что продолжается и сейчас (Ахматов 1983; Махмудов 1984 и др.). По мнению М.З.Закиева, важное место в познании семантической и синтаксической структуры простого предложения занимает исследование проблем его членения. Им выделяются грамматическое, структурное, семантическое, синтагматическое и коммуникативное членения предложения (Закиев 1995).

В своих исследованиях Ю.С.Степанов отмечает три этапа в диахроническом изучении предложения. На первом этапе, связанном с идеями младограмматизма, отмечается рассмотрение типов предложений, характеризующихся в соответствии с “психическим актом” говорящего - утверждением, приказанием, просьбой, пожеланием и пр. Второму этапу присущи идеи и методы структурализма. Здесь превалирует исследование формальных связей. Третий же этап знаменателен интересом лингвистов к семантике и лексике предложения. Наблюдается сочетание формального и семантического анализа (Степанов 1989:6).

Согласно В.С.Юрченко, в 60-е гг. ХХ столетия доминирует структуральный синтаксис, в 70-е гг. - семантический, а в 80-е гг. - коммуникативный (акцент исследований перемещается на плоскость речевой репрезентации предложения-высказывания). Он пишет, что “в конце ХХ в. перед языкознанием на новой основе (т.е. с учетом результатов, достигнутых на путях “односторонних” лингвистик) встает старая сверхзадача - вновь связать, синтезировать важнейшие стороны лингвистического объекта в рамках языка, речи, мышления, действительности, реального времени” (Юрченко 1996:50). Безусловно, в выполнении этой задачи немаловажную роль играет и предложение.

Таким образом, предложение, являясь основной единицей синтаксиса, носит полиаспектный, многоплановый, многоуровневый характер и обладает определенной формальной и смысловой структурой, а также определенным коммуникативным значением, которое отражается его актуальным членением.

Традиционно в тюркском синтаксисе выделяются обычно такие главные особенности предложения, как предикативность и модальность, так как их наличие способствует выполнению предложением своего коммуникативного назначения (см., например: Закиев 1995:20; Саитбатталов 1999:280 и др.). Вместе с тем актуализируется и интонационная законченность сообщения (Ахматов 1968:20).

В ряде грамматик тюркских языков и в некоторых монографических исследованиях по синтаксису принято следующее определение предложения, имеющееся в традиционных грамматических исследованиях по русскому языку: предложение – это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли (см.: Грамматика современного русского ... 1970:65; Грамматика хакасского языка 1975:286; Баскаков 1984:7; Тыбыкова 1991:5).

Учитывая формальную и семантическую организацию простого предложения, его коммуникативную направленность и интонационную оформленность, “Грамматика-80” дает более полное и системное его определение: “простое предложение – это такое высказывание, которое образовано по специально предназначенной для этого структурной схеме, обладает грамматическим значением предикативности и своей собственной семантической структурой, обнаруживает эти значения в системе синтаксических форм (в парадигме предложения) и в регулярных реализациях и имеет коммуникативную задачу, в выражении которой всегда принимает участие интонация” (Русская грамматика, т.2:89-90). Обладая указанными признаками, простое именное предложение, как и простое глагольное, характеризуется наличием только одной предикативной основы.

Современный синтаксис характеризуется сложной, многоплановой дифференциацией простых предложений. В теоретических работах, посвященных анализу синтаксических единиц тюркских языков, по морфологическому составу сказуемых предложения подразделяются на именные и глагольные (см., например: Баскаков 1984:6). При этом традиционно учитывается тот факт, что главным компонентом (сказуемым) именных предложений выступают все именные части речи. На это обращают внимание и современные синтаксисты-тюркологи. Так, А.Т.Тыбыкова на материале алтайского языка приходит к выводу, что именное сказуемое может выражаться именами существительными в неопределенном и косвенных падежах, прилагательными, наречиями, числительными, местоимениями, звукоподражательными словами, именами наличия-отсутствия баресть” и йокнет” (Тыбыкова 1991:92). Подобный подход заметен и в трудах татарского синтаксиста М.З.Закиева. На его взгляд, именное сказуемое может быть выражено любой частью речи кроме глагола (Закиев 1995:168). Выделяя именные предложения в карачаево-балкарском языке, мы также придерживаемся указанного мнения, принятого в значительном количестве синтаксических исследований.

По своей структуре сказуемые именного предложения в карачаево-балкарском языке могут быть не только простыми (однокомпонетными), но и сложными. Они достаточно подробно описаны в синтаксических исследованиях по тюркским языкам, в том числе и в карачаево-балкарском языке, поэтому мы в данной работе отдельно не рассматриваем структурные особенности непосредственно сказуемого. Однако, в целом ориентируясь на конструкции с однокомпонентными сказуемыми, для анализа привлекаем и предложения с именными сказуемыми, включающими в свой состав различные вспомогательные глаголы и модальные слова (бол, эди, кёреме, ушайды и др.), так как они способствуют тому, чтобы предложение характеризовалось в плане темпоральности и модальности.


Каталог: docs -> phil
phil -> Къарачай-малкъар тилде
phil -> Календарно-тематический план дисциплины «Синтаксис балкарского языка»
phil -> Перечень вопросов, выносимых на самостоятельную работу студентов по курсу: «Литература народов России».
phil -> Конспект лекций по дисциплине «Принципы и методы лингвистических исследований»
phil -> Учебно-методический комплекс по дисциплине сдм. 00. 06 «Словоизменительные категории имени в карачаево-балкарском языке»
phil -> «Бош айтымны семантика-синтаксис жаны бла къуралыуу» деген спецдисциплинадан лекцияла
phil -> Кафедра балкарского языка
phil -> Учебно-методический комплекс по дисциплине опд ф. 04. 01. «Современный балкарский язык. Морфология»


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет