Шефали Тсабари Дети – зеркало нашего тайного «Я». Как на самом деле сделать счастливыми себя и своих детей!


Послесловие Неосознанность – наше общее наследие



бет20/20
Дата21.06.2016
өлшемі1.47 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Послесловие

Неосознанность – наше общее наследие

Неосознанность – результат множества взаимосвязанных факторов. Каждый из нас несет в себе целые пласты неосознанности, унаследованные от предыдущих поколений. И я имею в виду не только родственников, но также общество в целом и ту культуру, в которой мы живем. Все это сильно влияет на наши представления о себе как о родителях. Кроме того огромную роль в том, как мы воспитываем детей, играют понятия, принятые в нашем окружении. Стоит лишь немного задуматься о своей неосознанности, чтобы увидеть: мы пропитаны опытом многих и многих людей.

При осознанном подходе к воспитанию мы учимся воспринимать реальность, снимая с себя бесконечные наслоения неосознанности. Это акт свободной воли: мы не хотим вслепую двигаться по жизни, подчиняясь реакциям, которые, собственно, совсем не наши, ведь мы их не выбирали. Пассивное существование в рамках навязанных сценариев – это не наш путь. Открывая свою душу и выбираясь из кокона неосознанности, мы становимся ближе и к самим себе, и к нашим детям. Мы понимаем, что в воспитании важнее всего глубокая, подлинная связь с ребенком. И если дети отдаляются от нас, это значит, что мы не ответили на их эмоциональные потребности.

Негативное влияние социума

Наша общая неосознанность сильно вредит детям – этим невинным созданиям, которые поначалу свободны в своем восприятии. Но сталкиваясь с миром взрослых, ребенок вынужден усваивать все то, что навязывается обществом. Не только родители, но и весь социум ограничивает потенциал ребенка, подавляет его дух и препятствует развитию хороших качеств. Посмотрите, что происходит:

Взрослые учат детей жадности и алчности, считая, что успех – это обладание материальными благами.

Взрослые покупают ребенку несметное количество игрушек, вместо того чтобы отправиться с ним на природу и дать ему камень и палку.

Взрослые гасят в ребенке исследовательский азарт и развивают страх перед неудачей, когда хвалят его за результаты и отчитывают за ошибки при попытке чего-то достичь.

Мы заставляем детей обманывать нас, так как злимся и ругаемся, когда слышим от них правду.

Мы подталкиваем детей к злу и насилию, не принимая их «как есть» и пренебрегая их чувствами.

Мы лишаем ребенка мотивации, требуя от него, чтобы он был таким, как хочется нам.

Взрослые делают так, что ребенок их не уважает, потому что заставляют его быть тем, кем он не является.

Взрослые формируют в ребенке обиду на мир, когда подавляют его индивидуальность и не слышат голос его души.

Взрослые обрекают детей на эмоциональную потерянность, постоянно отвлекая их внимание на внешние факторы и не предоставляя возможности побыть наедине с собой.

Мы даем детям ложные ориентиры, слишком беспокоясь о том, как выглядим и что можем купить.

Мы развиваем в ребенке нервозность и неспособность сосредоточиться, переполняя его жизнь внешней активностью и лишая пространства тишины.

Мы учим детей нарушать правила, когда не останавливаем их недопустимое поведение при первых же случаях его проявления.

Мы провоцируем детей на неуважение к нам, потому что не делаем того, что говорим, и не следуем собственным словам в вопросах дисциплины.

Взрослые своим воспитанием вызывают у ребенка отторжение, все время критикуя и обвиняя его.

Взрослые приучают детей бояться собственных чувств, когда запрещают или игнорируют определенные эмоции.

Мы подпитываем в детях тревогу, не умея наслаждаться настоящим моментом и постоянно думая о том, что будет.

Мы отбираем у ребенка доверие к жизни, отворачиваясь от всего хорошего, что в нем заложено.

Мы учим детей такой любви, на которую способны сами.

Нас как будто что-то подталкивает воспитывать детей так, как это принято. Наше поведение довольно предсказуемо, ведь мы действуем по стандартным сценариям. Вырваться из этого сложно. Но мы должны стремиться к внутренней свободе, потому что хотим, чтобы наше участие в жизни ребенка принесло ему пользу.

Рядом с нами – особенная, уникальная личность, единственная в этом мире. Эта личность находится в постоянном процессе развития, то есть с ней все время происходят какие-то изменения. И если мы не изменим свое восприятие, не откроемся всему новому и неизвестному, то навредим индивидуальности ребенка и нарушим его связь с самим собой. Давайте перестанем подстраивать детей под нашу неосознанность. Для всех будет только лучше, когда мы откажемся от привычной схемы «начальник – подчиненный» и позволим детям сделать нас свободнее.

Наши отношения с ребенком сильно влияют на то, как сложится его жизнь. Если мы не подпитывали в нем связь с самим собой, он будет метаться в поисках этой утраченной связи, думая, что может найти ее где-то или в чем-то, а не в своем внутреннем мире. Он станет покупать ненужные вещи, сидеть в опостылевшем офисе, попробует играть в казино, возьмется за бутылку, выберет себе спутника жизни, потом решит, что разлюбил, увлечется кем-то другим, но и в нем разочаруется. Но если мы помогли ребенку развить навык самопознания и подкрепляли его контакт с внутренним миром, он не будет одержим внешним, ложным удовлетворением. Потому что, понимая и принимая себя, сумеет наполнить свою жизнь смыслом.

Способность к подлинному присутствию

Подлинное присутствие родителя требует от нас гибкости мышления и умения перестраивать свое восприятие. В одних ситуациях мы должны отойти в сторону, в других – вмешаться, в третьих – оставить ребенка одного, в четвертых – крепко обнять. Всего не перечислить. И всего не предусмотреть. Мы не можем раз и навсегда решить, что будем применять определенную стратегию или всегда прибегать к одним и тем же методам.

Осознанное родительство – это живой непрерывный процесс общения через эмоциональную связь с детьми. Мы рассматриваем отношения с ребенком как взаимовлияние двух личностей. И чем меньше в вас будет неосознанности, тем меньше ее будет в ваших детях. Подлинное присутствие родителей раскрывает в ребенке все самое лучшее и не угнетает его дух. А для этого нужно, чтобы вы не утратили связь со своей подлинной сутью. Поэтому будет полезно время от времени задавать себе такие вопросы:

Я могу успокоить свой ум и посидеть в тишине?

Я могу отвлечься от размышлений и просто ощущать настоящий момент?

Я умею от души посмеяться, когда все идет не так, как планировалось?

Я способен проявить сочувствие к другому человеку, когда мне самому плохо?

Я проявляю заботу о своем организме? Я наслаждаюсь своим телом?

Мне нравится то, чем я занимаюсь? Я не боюсь делать то, что мне интересно?

Я люблю свою жизнь, несмотря на то что она не идеальна?

Мне комфортно наедине с собой, когда я ничего не делаю? Я принимаю в себе обычность и несовершенство?

Обнаруживая в себе нечто неприятное, я могу посмотреть на это без осуждения, страха или чувства вины?

Я честен с собой?

Если мы живем так, что правдиво можем ответить на эти вопросы «да», то и дети смогут это сделать. Мы научим их этому не словами, а нашей способностью быть собой, подлинным собой. И так произойдет не потому, что мы им что-то покупали или оплатили учебу в колледже, а потому, что мы сумели пробудить В СЕБЕ осознанность.

Но постойте. Редко встретишь человека, который действительно живет. Я имею в виду, лишь немногие из нас находятся в настоящем и могут подлинно быть . Большинство людей слишком заняты своими мыслями, и получается, что сами как будто и не живут. Мы не присутствуем в жизни, а лишь постоянно думаем о ней. Мы отгораживаемся от нее сплошным потоком суждений, которые основаны на противопоставлении. Непрерывная деятельность ума не дает нам вырваться из категорий: хорошее – плохое; прошлое – будущее; я – ты.

В результате такого дуалистичного мышления понятия «родитель» и «ребенок» для нас тоже оказываются противопоставлены. Кроме того, мы смотрим на детей и думаем: «Он хороший», «Она плохая» или «Какое ужасное поведение!» Нам никак не удержаться от привычки судить и оценивать. Но этим самым мы отгораживаемся от жизни.

Людям крайне трудно воспринимать действительность «как есть». Но для подлинного присутствия нам необходимо угомонить свой ум и отстраниться от мыслей о том, как должно быть. Позвольте себе быть в настоящем моменте, а для этого перестаньте жить прошлым и будущим. Снимите с глаз пелену оценочных суждений, и вы увидите, насколько жизнь богаче и интереснее того, что вы о ней думали.

Когда мы не умеем «просто быть», то не воспринимаем ребенка «как есть». Вместо этого мы сравниваем его с неким идеальным образом и подгоняем под свои представления и сценарии из прошлого. И нам кажется совершенно нормальным, что родители распоряжаются тем, какими «должны быть» их дети. Ведь мы слишком привыкли к выражению «мой ребенок». Поэтому и не думаем, что может быть как-то по-другому. Но ребенку нужно проживать его жизнь и быть тем, кто он есть, несмотря на то что он «ваш».

Наша осознанность как родителей заключается в том, что мы день за днем, ситуация за ситуацией все больше понимаем свою неосознанность и постепенно освобождаемся от ее диктата. И тогда мы сумеем не ограничивать детей в их способности радоваться жизни, исследовать ее и учиться на собственном опыте. Нам нужно поменьше думать о своей «взрослости» и почаще вспоминать о безусловной любви – к себе, к миру и к детям. И помните: чем больше в родителях внутренней свободы и открытости, тем больше у ребенка шансов на то что его жизнь не превратится в противостояние и он проживет ее в согласии с собой.




Приложение

Навигатор осознанности. Вопросы к себе



Я чувствую свое предназначение в жизни?

У меня есть ощущение, что я живу своей настоящей жизнью?

Что я делаю, чтобы наполнить смыслом каждый свой день?

Я могу сказать, что самореализуюсь в жизни?



Какие проявления эго я замечаю в себе?

Что для меня успех – материальная обеспеченность, общественное признание или нечто другое?

Какими ролями я заигрываюсь – родителя, супруга, одиночки, карьериста?

Меня беспокоят мысли, что я что-то упускаю или не могу получить от жизни?

Как часто я думаю, что мне чего-то не хватает для счастья? Если часто, то почему?

Какие проблемы меня сейчас тревожат? Могу ли я отпустить мысли о них?



Не боюсь ли я заглянуть в себя поглубже?

Когда я в последний раз пребывал наедине с собой, не избегая того, чтобы посмотреть на свои тревоги и страхи?

Получается ли у меня спокойно созерцать эти тревоги страхи, а не нервничать от того, что они есть? Могу ли я не поддаваться им и не проецировать на свою жизнь через желание все контролировать?

Я умею без отторжения принимать свои страхи и тревоги и затем отпускать их?



Каким поведенческим сценариям я следую?

Я способен объективно анализировать свое прошлое, чтобы увидеть, какие сценарии из детства проникли в мое настоящее?

Я понимаю, какие привычные образы и роли до сих пор живут во мне?

Я вижу, как в отношениях с другими людьми невольно воспроизвожу свои устоявшиеся модели поведения?



Что такое мое эмоциональное наследие?

Какие эмоции я обычно испытываю, когда что-то складывается не так, как мне хочется?

Что я думаю о своей жизни каждый день?

Насколько я осознаю эмоции, которые стали для меня привычными из-за моего прошлого?

Я могу отстраниться от этих эмоций, когда замечаю, что проецирую их на свои отношения с ребенком или другими людьми?

Почему мне сложно сохранять спокойствие?

В каких ситуациях я могу запросто выйти из себя?

Что именно вызывает у меня негатив?

Что я обычно делаю, когда эмоции овладевают мной?



Как я веду себя, когда мне трудно или плохо?

Если я злюсь или расстраиваюсь, то направляю свои чувства на кого-то или обращаю взгляд внутрь себя?

Я даю себе возможность побыть со своими эмоциями и наблюдать за ними, не реагируя на них?

Я позволяю негативным эмоциям просто уйти?

Когда я проецирую свои эмоции на другого человека, я могу это заметить и остановиться?

Насколько я стремлюсь к осознанности?

Я развиваю в себе чувство доверия к жизни или слишком сконцентрирован на своих страхах, тревогах и разочаровании?

Я чувствую контакт со своей подлинной сутью?

Что для меня важнее – деятельность или моменты бытия?

Насколько моя подлинная суть проявлена в жизни? В моей деятельности выражается умение «просто быть», или своими действиями я отгораживаюсь от бытия?

Меня преследует желание постоянно что-то делать? Я могу хотя бы раз в день побыть наедине с собой и проникнуть во внутреннее пространство тишины и спокойствия?

Я занимаюсь чем-нибудь таким, что подпитывает мою связь с самим собой? Или мне настолько некогда, что эта связь уже почти утрачена?

Я могу отстраниться от деятельности своего ума, который все время выносит суждения и оценки? Я способен пробудиться от этого мыслительного сна, увидеть настоящее «как есть» и подлинно быть?

На чем основан мой подход к ребенку?

Ребенок не находится под давлением моих желаний? Насколько мое отношение к нему зависит от его успеваемости или результатов, которых он добивается в том, что делает?

Я не навязываю ребенку занятий, которые переламывают его личность или подрывают веру в себя?

У ребенка есть возможность быть собой, независимо от того, каким мне хотелось бы его видеть?

Я не концентрируюсь на том, что в ребенке «не так»? Я умею радоваться тому, какой он?

Как часто я думаю, каким ребенок должен быть? Насколько я ценю все то, что в нем уже есть?



Как я подпитываю в ребенке его связь с самим собой?

Что я делаю вместе с ребенком?

Насколько внимательно я слушаю ребенка, когда он мне что-то говорит?

Я вижу в ребенке то, что в нем подлинно есть, а не то, что я надумываю?

Как я помогаю ребенку понять его внутренний мир?

Насколько я сам понимаю, что происходит у меня внутри?

Как я воспринимаю жизнь – как нечто враждебное или мудрое и дружелюбное? Насколько мой ответ зависит от обстоятельств, в которых я сейчас нахожусь?

Что нужно помнить родителям

Каждый из нас старается быть настолько хорошим родителем, насколько может. Но несмотря на свои благие намерения мы подчиняем детей себе и делаем их жизнь слишком зависимой от наших желаний. Конечно, так происходит не от недостатка любви с нашей стороны. Все это только от недостатка осознанности. Именно поэтому, думая о своем ребенке, мы многое видим искаженно и не можем общаться с ним так, чтобы от этого была польза и ему, и нам. Давайте же избавляться от неосознанности и смотреть на отношения с детьми адекватно.

Никогда не думайте, что дети – это источник проблемы. Проблема в вашей неосознанности. И нельзя переносить ее на своего ребенка. Нужно разбираться с ней самому.

В отношениях с детьми любовь, доверие и честность творят чудеса. Когда вы открываете свое сердце и освобождаете разум от границ неосознанности, родительство и воспитание становятся интересным приключением и способом самопознания. Дети лучше всего учатся чему-то на нашем примере. Они смотрят на нас и копируют, перенимают наше отношение к жизни и подстраиваются под роли, которые мы им приписываем.

Ребенок думает только о себе, когда ведет себя плохо. Он не думает в этот момент о вас. Поэтому не следует принимать его выходки на свой счет. Недопустимое поведение – это призыв о помощи. За вызывающими или странными поступками ребенка стоят чувства, которые он не может выразить по-другому.

Если мы видим и ценим в ребенке того, кем он есть, ему будет проще научиться самоуважению. Если же мы хотим его переделать и заставляем подстраиваться под наши желания или жить с оглядкой на родительское одобрение, то его преследует мысль о том, что он какой-то не такой. И тогда ребенок теряет связь со всем хорошим, что в нем есть.

При формировании поведения нужно использовать конфликтные ситуации как учебную лабораторию. При этом всегда необходимо сохранять дружелюбный настрой и не проецировать свои эмоции на ребенка. Если мы будем поддаваться своим реакциям, то придем к противостоянию в отношениях с ним.

Чтобы ответить на потребности ребенка, которые есть у него на данном этапе развития, мы должны больше обращать внимания на то, что происходит сейчас, а не на то, чего мы ожидаем в будущем. Для формирования поведения необходимо подлинное присутствие родителя и постоянная готовность заниматься ребенком. Воспитание должно быть систематическим и последовательным, а не происходить от раза к разу, в зависимости от нашего настроения.



Позитивное подкрепление работает лучше наказаний. Когда мы хотим что-то объяснить ребенку, то отталкиваемся от того, что ребенок хороший и никому не желает зла. Нужно видеть бесконечную мудрость детской души и не ограничивать его индивидуальный путь познания самого себя и своей жизни.

***



Экхарт Толле и Шефали Тсабари
Шефали Тсабари – доктор психологических наук, уникальный специалист в области воспитания и психологии родительства. Работает как практический психолог, помогает справляться со сложными ситуациями. Книги Шефали Тсабари имеют огромную популярность, она часто выступает по телевидению, публикует статьи. Ее подход к осознанному родительству. В котором сочетаются восточные и западные духовные практики, высоко оценили Экхарт Толле и Далай Лама.


1 Американский пловец, 18-кратный олимпийский чемпион, 26-кратный чемпион мира. – Прим. перев.


2 В психологии этот термин означает обучение нужному поведению через подкрепление соответствующих ему элементов (реакций). Я же использую этот термин немного по-другому. Для меня формирование поведения – это такой подход, при котором для родителей важнее то, что происходит сейчас, а не то, к чему нужно прийти в будущем. Работая вместе с ребенком над его поведением, мы находимся в настоящем моменте и не зацикливаемся на том, как должно быть. Для нас вообще не существует конечного результата, которого мы можем достичь и успокоиться. Потому что ребенок находится в непрерывном процессе развития, где нет такой цели как идеальное поведение.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет