Муромцев С. Рецепция римского права на Западе



бет1/10
Дата18.07.2016
өлшемі0.71 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

При правке текста некоторые окончания слов заменял со старорежимных на современные. Нумерация, сноски (Муромцев после 33–ей сноски стал иногда издеваться и писать 33а, 37а, b и так далее. Средствами Word–а такой изврат не сделаешь, поэтому мои сноски с этого места пошли с увеличением на пару пунктов, по тексту иногда я оставлял в скобках после значка сноски оригинальный номер сноски) соответствуют оригиналу.
Муромцев С. Рецепция римского права на Западе. М.1886.

Предисловие

Стр. III.


По своему содержанию и по характеру изложения этот небольшой труд составляет непосредственное продолжение моих лекций, изданных два года тому назад под заглавием: «Гражданское право древнего Рима» (М. 1883). Он разделён на две части (книги). В первой части излагается общий ход рецепции римского права на Западе после падения западной римской империи; во второй части разъясняется влияние, которое рецепция оказала на посвящённую римскому праву литературу XIX века.—Третья часть должна была бы изобразить влияние рецепции на действующее законодательство Европы; но в настоящее время автор, отвлечённый другими работами, лишён возможности приняться за выполнение этой задачи и печатает свой труд в настоящем его виде.

Первые шесть глав были уже напечатаны в «Юридическом Вестнике» 1885 г. № № 2—5, под заглавием: «Римское право в западной Европе». Глава седьмая составляет переработку первого очерка из книги «Очерки общей теории гражданского права» (М. 1877), теперь вышедшей из продажи. Главы восьмая и девятая написаны вновь; из них восьмая состоит в тесней-


Стр. IV.
шей связи с тем, что недавно было высказано автором в его брошюре: «Что такое догма права» (М. 1885).

Ссылки на страницы и параграфы, которые читатель встретит в самом тексте книги, в скобках, с присоединением буквы л., относятся к вышеупомянутому изданию моих лекций.

Сергей Муромцев..

С. Выропаевка 11 июля 1885 г.
Стр. 1.
КНИГА ПЕРВАЯ.

РЕЦЕПЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА ДО XIX ВЕКА.

I. Действие римского права после падения западной римской империи1.
I. Влияние взаимных отношений Германцев и Римлян.
1. Римское право вне Италии
§ 1. В конце IV века до Р. X. начались те движения германских племён, которые в течение V века привели к образованию новых королевств (вестготское, бургундское,
стр. 2.
франкское) в областях римского владычества вне Италии. Значительную долю населения этих новых государств продолжали составлять побеждённые Римляне. — Германцы первоначально не были чужды того отношения к покорённым, присутствие которого вообще характеризует народы, стоящие на ранней ступени политического развития,—и которое, как мы знаем, не оставляло Римлян даже в период относительно высокого развития: по видимому, сначала и Германцы отрицали всякие права за побеждёнными врагами, обращая их в рабство или какое либо другое более или менее зависимое состояние. Но по отношению к Римлянам этот образ действий потерпел коренное изменение. Предварительное сближение варваров с Римлянами было достаточно продолжительно для того, чтобы возбудить в первых, и особенно в их предводителях, сознание о превосходстве римской культуры и предрасположить их в пользу покорённого населения. — У Вестготов, Франков и Бургундов, точно так же как позднее у Лангобардов (§4), Римлянам было предоставлено судиться в гражданских делах по своему праву. Так на первых же порах встречаемся мы с «системою личных прав» или личным принципом гражданской подсудности. В силу этого принципа подсудность определялась не местонахождением лица, но принадлежностью его к тому или другому племени. Было бы неосновательно настаивать на том предположении, что личный принцип обязан своим происхождением особенной любви Германцев к личной свободе,—предположение, которое само по себе не совсем вероятно относительно народа, стоящего еще на ранней ступени развития, и которое не отвечает отдельным историческим свидетельствам. Личный принцип подсудности образовался, по всей вероятности, благодаря особенностям, которые характеризовали отношение германских варваров к Римлянам; будучи применён сначала только к этим последним, впоследствии он прилагался и во взаимных отношениях германских племён. Древнейший салический закон (453 — 486 гг.) не знал совсем личного принципа; бургундский закон (ок. 501 г.) допускал его относительно Римлян только в сфере права семейственного и на-
стр. 3.
следственного. В северной Франции до Каролингов и в Лангобардской Италии до франкского завоевания кроме права господствующего племени и права римского не было других признанных прав. Лангобарды, до вступления своего в Италию, блуждая и воюя в пределах Германии, не признавали личного принципа относительно Саксов.

Особенное гражданское положение Римлян — регулирование их гражданских отношений по римскому праву — было признано открыто во многих королевских постановлениях; в некоторых же местах были изданы особые законодательные сборники (leges romanae), составленные по римскому праву и предназначенные для Римлян. Так, для Римлян вест-готского королевства был написан ещё в начале VI в. (506 г.) так называемый Бревиарий (Вrevіаrіum или Lex romana Wisigothorum). Он содержал дословные выдержки из до Юстиниановых кодексов, новелл, сентенций Павла и сокращённое переложение Институций Гая. Последнее сокращение принадлежало, по видимому, римской юридической школе, где оно было сделано в 324 — 428 гг., и оттуда заимствовано составителями Бревиария (Фиттинг). Изложение законов в Бревиарии сопровождалось интерпретацией, заимствованной из трёх источников римского же происхождения (Фиттинг). Благодаря богатству своего содержания и практической пригодности Бревиарий получил широкое распространение далеко за пределами вест-готского государства; он служил источником при составлении законов и формул и был предметом многих литературных переработок.—Составленный отчасти по Бревиарию, бургундский сборник римского права (lex romana Burgundiorum), так называемый Папиан (Раріаn), был, по разрушении бургундского королевства (534 г.) вытеснен из употребления Бревиарием и, может быть, Юстиниановой кодификацией.—Наконец помимо всяких писанных законов источником права для Римлян служил обычай,—правовой порядок, который сложился в жизни римского населения. В судебных решениях и юридических сделках приводились, в качестве lex romana, правоопределения, известные судье и сторонам из житейского опыта.


Стр. 4
2. Владычество -Остготов и Византии.

§ 2. Обращаемся к Италии. В 476 г. совершилось падение западной римской империи, когда Одоакр, предводитель германских дружин, состоявших на службе в Италии, низложил последнего императора. Чрез двенадцать лет последовало вторжение Ост-готов; овладев не без борьбы Апеннинским полуостровом, они сохранили на нём своё господство в продолжении шести десятилетий.—Среди прочего населения завоеватели составили лишь меньшинство не более чем в двести— триста тысяч человек. Непосредственная близость к памятникам римской культуры и к римскому складу жизни,—близость, в которую варвары стали в Италии ещё тогда, когда состояли на римской службе, сделало отношение их к Римлянам наиболее благоприятным. Более, чем где либо, высказалось в Италии со стороны Германцев, то отношение к Римлянам и ко всему римскому, которое потом, в течении всех средних веков и вплоть до новейшего времени, составляло один из главнейших фактов культурной истории. Человек, только начинающий своё развитие, невольно преклоняется пред теми, кто в этом отношении стоит выше него,— невольно испытывает стремление возвыситься до них, — и то же самое происходит с целыми народами. Высшая культура родит в представителях низшей культуры непреодолимое стремление к заимствованию и самосовершенствованию; соприкосновение общества с высшею культурою не только вызывает в нём усиленное развитие в кругу данных потребностей,—не только ускоряет удовлетворение потребностей, уже существующих, но ведёт к умножению самих потребностей; оно расширяет кругозор, знакомит с новыми благами жизни,. смягчает нравы и вкусы, — вообще играет роль самостоятельного фактора, и если этот фактор действует с значительною силою, то самое развитие рискует получить одностороннее направление. Именно в описанное положение стали покорители Италии относительно Римлян, ими побеждённых,— К тому же при многочисленности римского населения, держав-


стр. 5
шего в своих руках экономический и бытовой строй страны, всякое разорение его грозило победителям большими невыгодами. В Италии они застали развитую систему экономических отношений, основанную на распределении всех недвижимостей и движимостей в частную собственность, и не пытались сломить эту систему, но, напротив, приноравливали к ней свои собственные отношения. Собственные законы варваров (Іеges barbarorum) не знали еще гражданского права, и римская жизнь могла регулироваться только римскими же законами. — Благодаря всем названным условиям юридическое положение Римлян при Одоакре и Ост-готах определилось ещё более выгодным образом, нежели это могло бы быть при личном принципе подсудности. Во время владычества Одоакра «римская администрация продолжала действовать по прежнему, и римское право было, по видимому, распространено на варваров. Мы имеем, по крайней мере, дарственную запись самого Одоакра (о пожаловании некоему Пиерию нескольких имений), внесённую в акты равеннской курии и составленную по римским правилам». Во время ост-готского владычества завоеватели «старались сохранить и в значительной мере сохранили римские порядки», хотя, конечно, «целиком старое удержано не было и в различных частях правительственного механизма произошли большие или меньшие изменения». Ещё в римской империи тяжесть военных обязанностей лежала почти на варварах, нанятых за деньги. «Готы совершенно избавили Римлян от воинской повинности и Варии Кассиодора резко проводят разницу между народом Готов, составляющих как бы одно войско (exercitus Gothorum) и предназначенных бороться против внешних врагов, и народом Римлян, от которого в государстве должны исходить благоустройство и образование, добрые нравы и художества мира» (Виноградов).—Воспитанный в римских понятиях, Теодорик ост-готский был особенно занят мыслью о скорейшем культурном слиянии своего народа с римским и в видах споспешествования этой цели издал особый законодательный сборник (Edictum Theodorici, в первых годах VI века), составленный почти исключительно по римским источникам, главным образом
стр. 6
по кодексам Григория, Гермогениана и Феодосия II, в весьма, впрочем, свободной переделке. Этот сборник касался всех частей права, но наиболее подробно—уголовного и наименее— гражданского. Он был назначен для употребления как Римлян, так и Ост-готов. Таким образом победители подчинялись праву побеждённых,—конечно, далеко не вполне; во первых, потому, что сборник Теодорика содержал мало постановлений по гражданскому праву; во вторых, потому, что в частных отношениях между собою Ост-готы, естественно, держались своих родных обычаев. В то время как гражданские тяжбы между Римлянами по прежнему подлежали суду римских чиновников, гражданские споры Готов разрешал готский граф, который привлекал римского юрисконсульта к участию в суде, как скоро к делу был причастен Римлянин. Как бы сознавая неполноту своего сборника, Теодорик подтвердил в нём все существовавшие дотоле юридические определения. Из сохранившихся документов можно видеть, что в отношения Готов проникли римские институты (стипуляция, торжественная передача вещи, корреальное обязательство, момент совершеннолетия). — Существовало условие, которое должно было особенно благоприятствовать тому, что пришлые Германцы усвоили основные положения римского права. Когда Одоакр захватил государственную власть, тогда он имел пред собою территорию Италии, поделённую между большим числом частных собственников. Он наделил своих Герулов землею, предписав, чтобы каждый из римских помещиков уступил одну треть своего имения или натурою, или в форме платежа одной трети доходов в виде частной или государственной повинности. Готское нашествие не внесло существенных изменений в этот распорядок, и, заняв место Герулов, Готы позаботились только о проведении большей равномерности в делёже. Таким образом Готы стали отчасти самостоятельными собственниками недвижимостей, отчасти сособственниками Римлян. Они должны были позабыть о своём германском общинном землевладении, и, не находя в своих юридических воззрениях ничего, что могло бы регулировать отношения, основанные на частной собственности,

стр. 7
поневоле подчинились руководящим принципам римского права;

§ 3. Полководцы имп. Юстиниана Велизарий и Нерсес восстановили в Италии римское владычество (554 г.), Тотчас же «прагматическою санкциею» (sanctio pragmatica) Юстиниан распространил на Италию действие своего законодательства (пандекты, кодекс, новеллы). Из Константинополя были присланы рукописи этого законодательства и в качестве основного, официального текста положены в Риме и разосланы по Италии. С того времени и до перехода византийских областей Италии в руки Лангобардов там господствовало официально римское право.—Завоевание Италии Лангобардами началось уже в 568 г.; однако, в течении ещё двух, трёх столетий византийское владычество держалось в Равенне, Риме, Пентаполе, Истрии, Пизе, Неаполе и на южном побережье, но лангобардский элемент населения проник и в византийские области. — При таких обстоятельствах официальное господство римского права в византийских областях не исключало совершенно применения лангобардского права, в пользу чего свидетельствуют и документы и разделение судей на два рода: на римских (iudices romani) и лангобардских (iudices langobardi);

однако применение римского права под византийским владычеством было распространено на столько, что его следует назвать для этого времени — правом территориальным (Фиккер.). Двести, триста лет—достаточное время для усвоения права тем элементом населения, для которого оно сначала было вполне чуждо (остатки Ост-готов и других варваров, Лангобарды). В документах, писанных на папирусе и принадлежащих по большей части VI веку, сохранились несомненные следы господства римского права. Они содержат в себе письменное изложение различных юридических сделок по правилам этого права, как-то; отпущений на волю, завещаний, дарственных и продажных записей, которые упоминают по разным случаям о формах перехода права собственности, узуфрукте, стипуляции.

В Риме существовала школа, в которой римское право составляло предмет серьёзного изучения. Об этой школе го-
Стр. 8
воритъ одно из распоряжений ост-готского короля Аталарика (526—534) и вышеупомянутая «прагматическая санкция», предписывая оставить преподавателям школы их прежнее содержание; о ней же упоминают потом историки папы Григория В. (нач. VII ст.) и папские распоряжения IX века (826 и 853 гг.)- В этой школе хранились традиции от времён классической юриспруденции; преподавание же велось по Институциям Юстиниана. В школе возникла глоссированная рукопись Институций, которая хранится теперь в Турине и потому называется Туринской2). Эта рукопись была составлена в интересе преподавания, по всей вероятности, еще во время Юстиниана, каким либо юрисконсультом, хорошим знатоком древнеримского права, но не совсем ещё усвоившим право Юстиниана; она известна нам в рукописи X столетия, которая содержит в себе прибавки (глоссы), вышедшие не мене чем из четырнадцати рук.—Римской школе приписывают также сохранившийся остаток учебника (компендия, Фиттинг), происхождением, по видимому, от VI столетия3). Этот учебник своим кратким, ясным и точным изложением бросает выгодный свет на современную ему юриспруденцию.
3. Римское право при Лангобардах.
§ 4. В 568 году Лангобарды вступили на Апеннинский полуостров и покорили постепенно Северную Италию и значительную часть Центральной. Отношение новых победителей к римскому населению было более суровое, нежели отношение Ост-готов. При своём вступлении в Италию Лангобарды продали часть Римлян в рабство; без внимания к племенным различиям свободное население должно было нести воинскую повинность, и классы римского населения были включены в состав соответствующих классов Лангобардского народа. Ошибочно было бы поддерживать то предположение
Стр. 9
(Савиньи), что римскому населению Лангобарды оставили его

городские судебные учреждения с тем только видоизменением, что место высших городских магистратов (praeses) заняли графы Германцев, ставшие общими начальниками разноплеменного населения. Документы VI — XI столетий, упоминающие о городском сенате, о сенаторах, куриях, куриалах, декурионах (boni homines) и о других лицах, которые входили в состав римских городских учреждений, свидетельствуют лишь о том, что по местам сохранились старые названия, но не о том, что муниципальное устройство продолжало существовать повсеместно под варварским владычеством. Напротив, «лангобардское завоевание совершенно разрушило римскую центральную администрацию и весьма мало оставило от муниципальной организации». Именно «в низших слоях городского населения, -сохранились, вероятно, корпорации римского происхождения» (Виноградов).—Лангобарды принесли с собою свой собственный порядок суда; как вообще у Германцев, суд совершался у них представителями администрации, герцогами и др., пред лицом народа и при известном участии его. Впрочем, это участие было у Лангобардов относительно наименьшее. В суде не было заседателей из народа, которые помогали бы судье находить решение (как у Франков), и судья по произнесении своего решения не отдавал его на формальное утверждение всего собрания (как вообще у Германцев). «Свободные люди той местности, в которой производилось разбирательство, обступали трибунал, и при случае к ним обращались судьи для разъяснения какого нибудь фактического вопроса или для дачи свидетельского показания. Дело велось, и решение постановлялось одними и теми же судьями» (іd). Таким образом лангобардский суд успел самостоятельным путём из народного преобразоваться в государственный и в такой своей форме наименее подлежал воздействию чуждых форм. Если Ост-готы и др. так легко воспринимали римские государственные формы, то это происходило именно потому, что у них не было в запасе своих собственных государственных форм. В ином положении стали Лангобарды. В Италию они принесли окрепшие зачатки


стр. 10.
собственной государственности, которая предохранила их от безусловного подчинения римскому строю.

При таких условиях, понятно, не могло возникнуть вновь то почти безусловное уважение к римскому праву, которое существовало при Ост-готах. Местами Лангобарды и варвары, им сопутствовавшие, поселились в Италии целыми деревнями и познакомили классическую почву частной собственности с общинным землевладением. Однако, с другой стороны, общий строй экономических отношений всё же нарушен не был, и Лангобарды постепенно вошли в него, приобретая для себя на различных основаниях поземельную и иную собственность. Римские юридические идеи получили чрез то доступ в Лангобардские правоотношения, хотя формально новые завоеватели признавали, как обязательное для себя, только своё национальное право. Самые политические отношения преобразовались постепенно под влиянием нового порядка. Так, к половине VIII в. «центр тяжести в обществе переместился от старой племенной знати, выдвинувшейся во время блужданий и войне Лангобардов у Балтийского моря и в Паннонии, к новому аристократическому слою, обязанному своим могуществом земельной собственности и королевской службе». (id). Относительно же Римлян Лангобарды, подобно Вест-готамъ, Бургундам и Франкам, признали личный принцип подсудности (§ 1). Юстиниановы сборники и обычаи продолжали регулировать гражданские отношения Римлян, тогда как Лангобарды жили по своему праву. Оба общества были еще значительно отчуждены друг от друга; каждое сохраняло свой язык и свои нравы и до известной степени жило своею особою жизнью. В случае каких либо сомнений, возможных при большой смешанности населения, подсудность каждого определялась по происхождению его от отца; но жена следовала подсудности своего мужа, вдове же предоставлено было возвратиться к своей девичьей подсудности. Кроме того практиковался выбор подсудности по произволу (professio); лица, которые имели право на этот выбор, осуществляли его однажды навсегда. Так, напр., определяли, по достижении совершеннолетия, свою подсудность незаконные дети. Произвольный выбор подсудности


Стр. 11
(professio) составлял исключительно местное явление и не был известен вне Италии. Иного рода выбор допускался, напр., у Бургундов. В каждом отдельном случае Бургунд, совершая завещание, мог выбирать между бургундским и римским правом.—Professiones в Италии встречаются до 1388 г., наиболее часто в X и XI столетиях.
II. Влияние духовенства и церковного суда.
§ 5. Как видно из предыдущего, два обстоятельства содействовали тому, что практическое действие римского права продолжалось после падения западной римской империи: Германцы V оставили в неприкосновенности систему отношений, основанную на начале частной собственности, и сами вошли в эти отношения; Германцы предоставили Римлянам разбираться в их гражданских тяжбах—по римскому праву, в Италии же одно время (§§ 2 и 3) сами Германцы были подчинены этому праву.—Теперь следует указать ещё на одно важное обстоятельство. Рядом с Римлянами по происхождению существовал другой класс лиц, которые были заинтересованы в сохранении римского права. Это — духовенство. Составленное частью из Римлян, частью из Германцев, получивших (единственное в то время) римское образование, духовенство тяготело вообще к римским учреждениям, как остатку древней культуры, элемент которой составляло оно само. В лице христианской церкви древний мир оставил варварам сильнейшую часть своего умственного и нравственного богатства, основанного на мировоззрении, которое значительно превышало их умственный уровень. В варварских обществах церковь образовала самостоятельное, резко отделённое от других, общество,—как бы особую нацию, стоявшую много выше над прочими нациями. Римское право было единственным правом, подходившим к воззрениям и нуждам духовенства; это последнее тем крепче держалось за него, что находило в нём опору для своих привилегий, (напр., приобрести что либо от церкви давностью дозволялось лишь в усиленные сроки: сорок и сто лет). С самого начала и повсеместно
стр. 12
в германских государствах было признано, что церковь, в качестве учреждения римского, живёт по римскому праву. По этому праву разбирались частные отношения как отдельных клириков, так и церковных корпораций и учреждений,—монастырей и проч. За исключением нескольких случаев, известных от времени до XI века и принадлежащих Ломбардии,—случаев, в которых отдельные духовные лица и монастыри предпочитали разбираться по лангобардскому праву,— вышеизложенный порядок существовал без нарушений, и следы его сохранились как в виде общих признаний его в законодательных памятниках, так и в многочисленных документах (в сочинениях и письмах духовных лиц, в судебных актах, в протоколах церковных соборов) и в церковных юридических сборниках, содержащих различные решения по римскому праву и ссылки на него. Таков, напр., сборник, составленный в IX в. в Италии (lex romana canonice compta), содержащий в себе многие заимствования из Юстинианова кодекса по вопросам гражданского права (Маассен).

Наравне с духовенством определилось юридическое положение лиц, которые состояли под непосредственным покровительством церкви (personae miserabiles): нищих, вдов, сирот, позднее—крестоносцев. Кроме того церковь обладала могущественным средством для того, чтобы свои (римские) юридические воззрения проводить в светском миру. Такое средство представлял церковный суд4.

Ещё в ранние времена христианства у верующих вошло в обычай обращаться, взамен светского суда, к третейскому
Стр. 13.

разбирательству епископа, для разрешения тяжб, которые возникали между ними. Когда при Константине В. последовало официальное признание христианства государственною властью, третейский суд епископа по гражданским делам должен был получить официальное же признание; по видимому, по этому предмету Константином В. были изданы два закона, открывавшие епископскому суду широкий путь для конкуренции. с светским судом, но ограниченные постановлениями последующих императоров (Суворов). После падения западной римской империи на Западе в период до Каролингов третейский суд епископа вышел из употребления; но за то повсюду,—во Франции, Германии и Италии, возникла постепенно обязательная для мирян юрисдикция церкви. Два рода дел, легли в её основу: во первых—дела брачные, во вторых— дела о завещаниях. Заботясь о церковном освящении браков церковь сделала их предметом своего ведения; она не нарушила германского порядка, в котором помолвке (Verlobung, sponsalia) принадлежало более серьёзное значение, нежели в римском праве: помолвка составляла и по германским обычаям, и по каноническому праву первый акт вступления в самый брак (Зом). В похищении невесты церковь видела препятствие к заключению брака и боролась также с последними остатками многоженства. Церковь препятствовала бракам близких родственников по крови (когнатов) и тем вообще содействовала укреплению системы родства по крови; церковь преследовала далее разводы и внесла в варварский мир идею нерасторжимости брака. С воззрениями и интересами церкви согласовалось обеспечение личной (свободное вступление в брак) и имущественной (свобода завещания) самостоятельности женщины. Церковь вообще познакомила варварский мир с порядком наследования по завещанию и покровительствовала завещаниям непосредственно в своих интересах: завещания составлялись в пользу церкви и её учреждений, и церковь приняла на себя и хранение завещаний и заботу об их осуществлении после смерти завещателей, которых вознаграждала за их пожертвование молитвою об упокоении души. Вестготское законодательство (les Wisigothorum) VI стол., составлен-


стр. 14.
ное при непосредственном участии духовенства, в этом вопросе, как и во многих других (давность, совершеннолетие 14 л. и 25 л., система счисления родства, поклажа, ссуда, заём, проценты, купля, дарение и др.), рано подчинилось римскому влиянию. Однако жизнь не была подготовлена к такому резкому изменению. Вестготский законодательный сборник, содержавший подробные постановления о формах завещания, о правоспособности к совершению его, о порядке вскрытия завещаний, об обязательной наследственной доле, действовал до половины VII века, потом же короли запретили его употребление и открыли настоящее гонение на римское право. Толь ко скрытым путём продолжалось его влияние; так или иначе юристы пользовались некоторыми положениями римского происхождения. От начала XI в. (ок. 1000 года) сохранилось сочинение испанского монаха, которое содержит следы большого знакомства автора его с римскими постановлениями. Лишь в XII столетии последовало в Испании официальное примирение с этим последним. — В других странах развитие шло более равномерно. Везде, поддерживая завещание, церковь вступила в борьбу с семейным характером имущества, который долго держался у Германцев. В Италии у Лангобардов, хотя уже в VII в. было известно дарственное отчуждение имущества, как при жизни, так и на случай смерти, однако закон (эдикт Ротари) запрещал всякое дарение отцам, которые имели законных сыновей, и сыновьям, которые имели отцов: незаконные дети сохранили неотъемлемое право на большую часть отцовского имущества; последующее рождение ребёнка отнимало у совершённого дарения его силу. В начале VIII в. закон Лиутпранда признал новую форму, которая происходила от римского завещания и служила интересам церкви (iudicatum pro anima); это пожертвование для спасения души освобождалось от обычных формальностей, и совершать его дозволялось даже несовершеннолетним. Тогда появляется большое число завещаний, составленных по римским образцам; духовенство старается о том, чтобы парализовать вышеприведенные постановления, сдерживающие произвол завещателя в интересах его семейства. Уже в IX в. были судебные процессы об иму-
стр. 15.
ществах, завещаемых церкви,—процессы, выигранные церковью вопреки всем светским постановлениям; впрочем эти последние не потеряли вполне своей силы еще в XI в. Кроме того держался обычай, что, оставляя свое имение на спасение души, завещатели отказывали кое что различным своим родственникам, как выражались тогда, — «рго Falcidia».—Пожертвования имений церкви происходили в большом числе также при жизни жертвователей. Римские отношения—узуфрукт и прекарий сослужили в этом случае посредствующею формой. «Желая избавиться от государственных повинностей, связанных с поземельною собственностью, ожидая от церкви защиты от притеснений и разорений со стороны своих личных врагов, могущественных соседей или должностных лиц, ожидая от неё также экономической помощи и наконец руководясь благочестивым желанием содействовать обогащению церкви, не отказываясь безусловно от своего имущества», Лангобард отдавал своё имение церкви в её полную собственность, но удерживал за собою (а иногда и за своими ближайшими наследниками) пожизненное право, которое приближалось к римским формам: узуфрукту и прекарному владению, хотя далеко не было тожественно с ними. Облечение сделок в форму купли-продажи служило к тому, чтобы обойти постановления, которые стесняли жертвователей. VII и IX века были для Италии временем скопления земель в руках церкви; потом началось обратное течение, и земли стали переходить от церкви в руки светской аристократии (Виноградов).—Во Франции допускалось отчуждение (дарение) на случай смерти, которое совершалось торжественно и при свидетелях (салич., рипуар.), также письменно (рипуар.); у салических Франков оно имело характер усыновления (adfatimus) одарённого дарителем; в VII в. вошло в практику завещание в пользу церкви, дочерей, внуков по женской линии и незаконнорожденных детей. — Гораздо позднее сформировалось завещание в Германии (XIII стол.); и здесь отказам в пользу церкви принадлежала определяющая роль. Так способствовала церковь дарственному отчуждению имущества, видя в том способ своего обогащения. Подобным

Стр. 16
образом впоследствии она благоприятствовала возможно широкому развитию купли-продажи имуществ, особенно недвижимостей, устраняя те ограничения её, которые мешали свободному приобретению их церковью5.



Влияние церковного суда распространилось также на уголовную область; здесь цивилизующее значение его сказалось в постепенном подавлении частной мести. Эта сторона церковной юрисдикции приобрела особое развитие с IX века, когда церковь, упрочившая своё положение при Карле В. и его ближайших преемниках, после распадения его монархии осталась единственным оплотом правосудия среди наступившей неурядицы. Отчасти путём постепенного захвата, отчасти в силу непосредственных полномочий от светской власти (германские императоры саксонского дома), не без борьбы с феодальными господами (Франция), церковь расширила в период IX — XII веков свою юрисдикцию. До XIII века почти весь уголовный суд принадлежал ей.—Вместе с тем развивалось её участие в гражданском правосудии. Уже одно то обстоятельство, что долгое время лишь духовенство было носителем грамотности и письменности, открывало его влиянию широкие границы. Нотариусы. протоколисты в судах набирались по преимуществу из духовных лиц. Что касается собственно до церковного суда, то подсудность ему брачных дел разрослась в подсудность всех гражданских споров, которые так или иначе соприкасались с браком: о сговоре, о приданом, о дарения между женихом и невестою, о выдаче содержания бедным родственникам, далее — о родстве тех или других лиц, наконец—даже о наследовании.
III. Влияние франкского права6.

Каталог: files
files -> Мазмұны мамандық бойынша түсу емтиханының мақсаттары мен міндеттері
files -> І бөлім. Кәсіпкерліктің мәні, мазмұны
files -> Програмаллау технологиясының көмегімен Internet дүкен құру
files -> Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты «Сот кабинеті»
files -> Интернет арқылы сот ісі бойынша ақпаратты қалай алуға болады?
files -> 6М070600 –«Геология және пайдалы қазба кенорындарын барлау» 1 «Пайдалы қазба кенорындарын іздеу және барлау»
files -> Оқулық. қамсыздандыру: Жұмыс дәптері
files -> «2-разрядты спортшы, 3-разрядты спортшы, 1-жасөспірімдік-разрядты спортшы, 2-жасөспірімдік-разрядты спортшы, 3-жасөспірімдік-разрядты спортшы спорттық разрядтарын және біліктiлiгi жоғары деңгейдегi екiншi санатты жаттықтырушы
files -> Регламенті Негізгі ұғымдар Осы «Спорт құрылыстарына санаттар беру»
files -> Спорттық разрядтар мен санаттар беру: спорт шеберлігіне үміткер, бірінші спорттық разряд, біліктілігі жоғары және орта деңгейдегі бірінші санатты жаттықтырушы, біліктілігі жоғары деңгейдегі бірінші санатты нұсқаушы-спортшы


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет